Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Международные организации позитивно оценивают рост ВВП Казахстана

На фоне снижения темпов роста мировой экономики

Фото: Oleg Elkov

Завершившиеся три месяца охарактеризовались очередным противоборством США и Китая, неопределенностью последствий Брексита и геополитическими играми ведущих глобальных держав. 

Синхронная сдержанность

Согласно ежеквартальному макроэкономическому отчету аналитической группы KPMG, в сложных условиях, включающих усиление напряженности вокруг торговых отношений Вашингтона и Пекина, а также геополитические риски, динамика мировой активности в III квартале 2019 года продолжала оставаться слабой. 

МВФ прогнозирует рост мирового ВВП на 3% в 2019 году и 3,4% в 2020 году, что на 0,2 п. п. и 0,1 п. п. ниже июльского прогноза на оба года. 

Как отмечено в отчете KPMG, в странах с развитой экономикой прогнозируется замедление роста до 1,7% в 2019 и 2020 годах. В США неопределенность, связанная с торговлей, негативно сказалась на инвестициях, но уровни занятости и потребления остаются высокими. 

В зоне евро прогнозы роста были снижены ввиду слабых показателей экспорта. Здесь промышленное производство на протяжении девяти месяцев продолжает снижение: на 2,8% (г/г) в августе и на 1,7% (г/г) в сентябре.

В группе стран с формирующимся рынком прогнозируется повышение темпов с 3,9% в 2019 году до 4,6% в 2020 году. С одной стороны, данное повышение обусловлено восстановлением в испытывающих стресс странах с формирующимся рынком, таких как Турция, Аргентина и Иран, а с другой – восстановлением роста в странах, где его темпы в 2019 году значительно снизились по сравнению с 2018 годом, таких как Бразилия, Мексика, Индия, Россия и Саудовская Аравия. 

Волатильность на рынке нефти

Согласно отчету International Energy Agency (IEA), прирост потребления нефти в III квартале 2019 года составил 1,1 млн барр./с. Основной движущей силой роста стало увеличение спроса со стороны Китая на 640 тыс. барр./с. 

Кстати, напомним, что 1 июля текущего года ОПЕК+ продлила соглашение об ограничении добычи нефти до марта 2020 года, а сентябрьская атака беспилотников на нефтяные объекты в Саудовской Аравии привела к сокращению добычи нефти на 1,3 млн барр/с. в течение двух недель. Таким образом, отмечают аналитики сырьевого рынка, мировое предложение нефти в сентябре 2019 года уменьшилось на 1,77 млн барр./с. В то же время страны, не входящие в ОПЕК, сократили добычу на 0,45 млн барр./с., до 68,83 млн барр./с. В результате цена на нефть марки Brent в течение III квартала 2019 года отличалась волатильностью. В сентябре на фоне более низкого предложения она выросла до $71,95 за баррель, а уже в III квартале, по данным Economist Intelligence Unit, опустилась до $61,86 за баррель. Economist Intelligence Unit пересмотрел прогноз спроса на нефть в 2019 году с 1,2 до 1,1%. Рост предложения нефти также был пересмотрен: прогнозируется не более 0,6% прироста в связи с ограничением производства в странах ОПЕК и России и нарушением добычи в Саудовской Аравии. 

Вместе с тем, как отмечает руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган, анализируя события последней недели, группа ОПЕК+ увеличила объемы сокращаемой добычи на 500 тыс. баррелей в день, продлив сделку до конца I квартала следующего года, что в целом вписалось в ожидания инвесторов. «Но оптимизм участников рынка проявляется довольно сдержанно. Во-первых, к моменту принятия решения о дополнительном сокращении производства этот шаг уже во многом был отыгран. Во-вторых, трейдеры рассчитывали на более существенную пролонгацию соглашения. В-третьих, на рынке по-прежнему нет уверенности в том, что все участники будут добросовестно выполнять условия пакта», – считает Михаил Коган. 

98556184651454.jpg

Тем не менее на старте этой недели нефть марки Brent скромно обосновалась на уровне $64 за баррель. Локальным негативным фактором служит свежая статистика из КНР, отразившая сокращение экспорта на 1,1% при прогнозе аналогичного прироста. По прогнозам российского эксперта, отсутствие свежих новостей держит инвесторов в напряжении, ведь уже 15 декабря в силу вступят новые тарифы США, если до этого момента Вашингтон и Пекин не успеют договориться об условиях промежуточной сделки. «В свете этих событий в ближайшие дни на рынках, вероятно, будут сохраняться неопределенность и повышенная волатильность», – прогнозирует Михаил Коган.

Рост на рынке драгметаллов и никеля

Как отмечают в своем отчете аналитики KPMG, на фоне стимулирующей денежно-кредитной политики, проводимой основными центробанками мира, произошло укрепление американского доллара, что положительно сказалось на динамике цен на драгоценные металлы. Так, цена на золото увеличилась на 12,6% по сравнению с предыдущим кварталом. 

Очевидно, что напряженность между США и Китаем уже привела к повышенному спросу на золото. В связи с этим эксперты рынка драгметаллов отмечают, что, возможно, следующим последствием противостояния крупных игроков мирового рынка станет рост котировок. Причем предполагается, что активный рост цен на золото придется именно на декабрь 2019 года. В частности, как сообщает интернет-портал gold.ru, центральные банки некоторых стран мира продолжают активно покупать золото для резервов своих государств. Всемирный совет по золоту (WGC) еще в октябре опубликовал список стран, чьи центробанки проявляли активность на рынке золота за последние несколько месяцев. Обновленный список от WGC содержит информацию по странам, у которых есть золотой запас, за сентябрь-октябрь текущего 2019 года. Из него следует, что золотой запас России составляет на данный момент 2251,1 т, что на 10,2 т больше предыдущего отчетного периода. По данным Народного банка Китая за сентябрь, резервы золота Поднебесной остались без изменений – на уровне 1948,3 т. Золотые резервы Германии уменьшились в октябре на 0,3 т. Золотой запас Турции также показал рост за отчетный период. Из данных WGC следует, что теперь у ЦБ Турции в резервах находится 398,2 т драгметалла, то есть на 12,7 т больше.

ghjuyjp hjcnf ddg.jpg

Согласно обновленному списку WGC, довольно стабилен золотой запас Австралии. На данный момент он составляет 80 т, как и в начале года.

Вместе с тем, как сообщают аналитики KPMG, абсолютным рекордсменом в июле-сентябре 2019 года стали котировки никеля, продемонстрировавшие рост на 27,6% (кв/кв) и достигнувшие средней цены $15,651 за т. «Это наибольший показатель за последние три года. Причиной стало объявление правительства Индонезии о переносе запрета экспорта никелевой руды с 2022 года на начало 2020 года, давшее повод спекулятивным сделкам повысить цены на металл», – сообщается в отчете KPMG.

Кроме того, в нем же отмечено, что основным драйвером таких котировок является рост спроса на электромобили, где никель используется в аккумуляторных батареях. Годовой прирост спроса со стороны данной отрасли, по оценкам, достигнет 30% в 2020 году, сообщается в отчете KPMG.

Обзор мировой экономики

В III квартале 2019 года, по данным Бюро экономического анализа Министерства торговли США, рост ВВП США незначительно ускорился до 2,1% (г/г) по сравнению со II кварталом, когда он составлял 2%. Реальный валовой внутренний доход (ВВД) в III квартале увеличился на 2,4%, что на 0,9% превышает показатели во II квартале 2019 года.

По данным департамента труда США, инфляция в III квартале 2019 года составила 1,8%, в том числе рост на продукты – 0,6%. Цены на энергоносители упали на 3,7%. Показатели по безработице ушли в боковой уровень – 3,6%. В октябре значительный прирост рабочих мест произошел в сфере общественного питания, социальной помощи и финансовой сфере. 

В Еврозоне, по данным Eurostat, рост ВВП в III квартале 2019 года составил 0,2% к предыдущему кварталу или 1,2% в годовом выражении. Во Франции экономический рост остался без изменений (0,3% по сравнению с предыдущим кварталом), в Италии (0,1%), в Испании (0,4%). Германия избежала рецессий с ростом ВВП 0,1% (кв/кв) благодаря росту госрасходов и увеличению строительства. 

По последним прогнозам МВФ, рост экономики Китая в 2020 году составит 5,8%. Ожидается осуществление стимулирующей политики для обеспечения роста в условиях негативных эффектов от торговой войны. Между тем, по данным НБС КНР, ВВП Китая по итогам III квартала 2019 года вырос на 6% (г/г). Товарооборот за III квартал составил $106 млрд (+35,9%, г/г). При этом экспорт сократился на 0,8%, импорт – на 6,4%. Согласно предварительным подсчетам НБС КНР, объем ВВП Китая за девять месяцев 2019 года достиг 69,8 трлн юаней (около $9,9 трлн).
 
В России, по прогнозам Мин­экономразвития РФ, рост ВВП в III квартале 2019 года достиг 1,7% (г/г), тогда как во II квартале – 0,9% в годовом выражении. Ускорению роста российской экономики способствовала положительная динамика в сельском хозяйстве (+5,6%) и выход темпов роста оборота оптовой торговли (+4,6%) из отрицательной области. Уровень инфляции в России в III квартале 2019 года составил 4,3%, показывая снижение с начала года благодаря замедлению роста цен на продовольственные товары. По прогнозу Банка России на 2020 год, инфляция будет в коридоре 3,5–4%. МВФ прогнозирует инфляцию в РФ на конец 2019 года на уровне 3,8%. По данным Росстата, уровень безработицы в РФ в III квартале составил 3,5%. 

Рост за счет добычи

Для экономики Казахстана по-прежнему характерен уверенный рост за счет высокой инвестиционной активности в добывающем секторе, наращивания госрасходов и приемлемых цен на нефть, отмечено в отчете KPMG.

Согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, объем произведенного ВВП составил 44,1 трлн тенге. Основными драйверами роста выступили строительство (13,5%), торговля (7,6%) и транспорт (5,5%). Инфляция сохраняется в пределах целевого коридора в 4–6%, хотя, как отмечают аналитики KPMG в своем отчете, не исключен выход за его пределы в 2020 году.

Безработица составила 4,8%, оставшись без изменений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 
Объем экспорта Казахстана, согласно предварительным данным Комитета по статистике МНЭ РК, снизился на 4,4% по сравнению с соответствующим периодом 2018 года и остановился на отметке $42,7 млрд. 

Импорт увеличился до $27,6 млрд, что на 12,3% выше, чем за январь-сентябрь 2018 года. Инфляция с начала года выросла на 3,3% и сравнялась с аналогичным значением в 2018 году. В годовом выражении уровень инфляции замедлился до 5,3% с 6,1% годом ранее, находясь в середине целевого коридора 4–6%. Цены на продовольственные товары с начала 2019 года выросли на 6,2%, на непродовольственные – на 3,3%, а на платные услуги снизились на 0,3%. Рост продовольственной составляющей связан с повышением цен на хлебобулочные изделия и крупы (10,7%), на мясо (10,6%), на рыбу и морепродукты (8,2%).

Большая часть занятого населения была задействована в таких видах деятельности, как: торговля (16,3%), сельское хозяйство (13,6%), промышленность (12,5%), образование (12,6%).

452 просмотра

На чем основан оптимизм алматинских девелоперов торговой недвижимости

Растущая конкуренция на рынке ритейла не останавливает их перед желанием инвестировать в новые проекты и реновацию старых торговых центров

Фото: Офелия Жакаева

Три четверти оборота всей казахстанской электронной коммерции приходится на Алматы – такие данные приводит в отчете «Торговая недвижимость» международная компания Colliers International. Желание жителей южной столицы все больше покупать в интернете не смущает инвесторов в торговую недвижимость и крупных ритейлеров, работающих в традиционном формате, – Алматы остается самым привлекательным рынком и для них.

Битва форматов

Десятки торговых и торгово-развлекательных центров появились в Алматы за последние 20 лет, составив конкуренцию традиционным и многочисленным базарам и рынкам. Большая часть ТЦ до сих пор представляет собой безликие коробки, разбитые на бутики, – такие проекты строили с целью максимально быстрого возврата инвестиций. Эти шопинг-центры не имеют эффективной концепции, профессионального управления, да и о tenant mix (состав арендаторов) здесь никто не задумывается. Как результат, товарный ассортимент подобных ТЦ напоминает барахолку. Но именно на рынки и устаревшие шопинг-центры в Алматы, по данным аналитиков, до сих пор приходится большая часть денежного оборота. 

Всего в Алматы, по данным за I полугодие 2019 года, около 50 крупных объектов торговой недвижимости общей площадью более 1,8 млн кв. м. Больше половины этих объектов было построено или реконструировано за последние несколько лет. Показатель обеспеченности торговыми площадями в южной столице, по оценке Colliers, – 614 кв. м на тысячу жителей. Другие эксперты рынка называют более скромную цифру – 380 кв. м качественных торговых площадей на тысячу горожан. Для сравнения: в Нур-Султане, по данным Colliers, на тысячу жителей приходится 588 кв. м торговых площадей, в Москве, по данным Knight Frank, – 510 кв. м.

Во Франции и Германии этот показатель составляет 1,4–1,5 тыс кв. м, а в США доходит до 2 тыс. кв. м торговых площадей на тысячу жителей.

По расчетам Colliers International, из общего количества торговых площадей меньше трети приходится на профессио­нальные торговые площадки с четкой концепцией, арендаторами – франшизерами известных брендов, акцентом на развлекательную направленность, а также наличием разгрузочных зон, удобных подъездных путей и вместительной парковки. В числе таких ТРЦ – «Мега Алма-Ата», «Апорт», Dostyk Plaza, «Мега Парк», «Есентай Молл», ADK.

Аналитики Scot Holland |CBRE | Казахстан подчеркивают, что на рынке наблюдается нехватка концептуальных торговых центров с хорошим местоположением и привлекательными условиями аренды. 

Требования рынка 

Рынок в лице международных и местных ритейлеров требует увеличения количества качественных торговых центров. Новые крупные торговые сети и бренды рассматривают возможность выхода на казахстанский рынок как самостоятельно, так и через местных партнеров. Этот тренд поддерживает высокий спрос на концептуальные и профессионально управляемые площади – Colliers International говорит о 100%-ной заполняемости у лидеров рынка. 

С другой стороны, за последние 10 лет под влиянием трех девальваций покупательская способность населения скорее снизилась. В конкуренции за клиентов ТРЦ стремятся увеличивать и повышать качество торговых площадей, делать более привлекательными условия аренды для новых брендов и расширять площадь развлекательных зон и фуд-кортов. Так, в 2019 году ТРЦ «Мега Алма-Ата» открыл кинотеатр Chaplin Cinemas и пополнил свой портфель брендами H&M Homme, Women’s secret, Isabel Garcia, SuperDry, Limpopo, OVS. ТРЦ «Dostyk Plaza» открыл сетевой ресторан американской кухни Galitos, зону корейской уличной еды Qkitchen и брендовые магазины Miele, Kiehl’s. В ТРЦ «Мега Парк» появилась автомойка, а также бутик Madame CoCo и хобби-маркет «Леонардо». В молле «Апорт» появились Kinoplexx, Black Star Burger, а линейка магазинов одежды пополнилась брендами H&M, Hummel, Tudors, Funday, Men’s shop, Kelzin, Zero.

По данным аналитиков Scot Holland |CBRE | Казахстан, в Алматы наблюдается устойчивый тренд снижения ведущими ТРЦ арендных ставок в долларовом эквиваленте для своих крупнейших арендаторов. Но это происходит во многом за счет девальвации – арендные ставки в национальной валюте скорее растут. Снижение покупательской способности населения и рост конкуренции в торговле привели к уменьшению товарооборота у ритейлеров, снижению их маржинальности до 10%–15% и, соответственно, росту срока возвратности инвестиций.

Глобальное наступление 

Активное развитие e-commerce пока расценивается казахстанским офлайн-ритейлом скорее как потенциальная проблема. Хотя в мировых масштабах она стала реальностью – The Wall Street Journal пишет о замедлении роста доходов даже у топовых мировых торговых центров из-за активного развития онлайн-торговли. В течение многих лет аналитики считали, что примерно 260 торговых центров высшего уровня защищены от закрытия магазинов и банкротств, которые преследуют торговые центры в менее богатых районах. Но недавние банкротства известных ритейлеров, в числе которых, например, Forever 21 Inc, закрывшая 87 магазинов, пошатнули положение и таких торговых центров. Более того, даже когда торговые центры кажутся заполненными, рост доходов замедляется, так как арендодатели вынуждены снижать арендную плату, чтобы удержать арендаторов. Владельцы крупнейших моллов снижают прогнозы по росту чистой операционной прибыли до 0%–1%. Акции инвестиционных фондов, специализирующихся на торговой недвижимости, также показывают отрицательную динамику: так, акции Taubman и Macerich Co в 2019 году упали примерно на треть, а акции Simon – на 14%. ТРЦ во всем мире ищут новые способы справиться с изменяющимся поведением потребителей в связи со смещением продаж в интернет. Simon, Taubman и другие крупные владельцы вкладывают значительные средства, чтобы придумать варианты развлечений и новые розничные стратегии, которые сочетают онлайн-покупки и розничную торговлю и тратят сотни миллионов долларов на реконструкцию ТЦ и на то, чтобы возвести жилье, офисы или гостиницы поблизости для повышения ценности недвижимости.

В будущее с оптимизмом

В настоящее время в Алматы строятся «Апорт Кульджа» и ТРЦ «Almaty Grand Mall», начато строительство современных торговых центров на территории барахолки, реконструируется ТЦ «Алмалы». Оптимизм алматинских девлоперов опирается на данные о дефиците качественных торговых площадей и сравнительно невысокой, в пределах 3%, доле онлайн-торговли в общем обороте ритейла. Значительная часть казахстанцев все еще предпочитает ходить по бутикам – возможность увидеть товар, потрогать его и примерить в приоритете перед скоростью онлайн-покупок. 

na-chem-osnovan-optimizm-almatinskih-developerov-torgovoj-nedvizhimosti.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance