Международные организации позитивно оценивают рост ВВП Казахстана

На фоне снижения темпов роста мировой экономики

Фото: Oleg Elkov

Завершившиеся три месяца охарактеризовались очередным противоборством США и Китая, неопределенностью последствий Брексита и геополитическими играми ведущих глобальных держав. 

Синхронная сдержанность

Согласно ежеквартальному макроэкономическому отчету аналитической группы KPMG, в сложных условиях, включающих усиление напряженности вокруг торговых отношений Вашингтона и Пекина, а также геополитические риски, динамика мировой активности в III квартале 2019 года продолжала оставаться слабой. 

МВФ прогнозирует рост мирового ВВП на 3% в 2019 году и 3,4% в 2020 году, что на 0,2 п. п. и 0,1 п. п. ниже июльского прогноза на оба года. 

Как отмечено в отчете KPMG, в странах с развитой экономикой прогнозируется замедление роста до 1,7% в 2019 и 2020 годах. В США неопределенность, связанная с торговлей, негативно сказалась на инвестициях, но уровни занятости и потребления остаются высокими. 

В зоне евро прогнозы роста были снижены ввиду слабых показателей экспорта. Здесь промышленное производство на протяжении девяти месяцев продолжает снижение: на 2,8% (г/г) в августе и на 1,7% (г/г) в сентябре.

В группе стран с формирующимся рынком прогнозируется повышение темпов с 3,9% в 2019 году до 4,6% в 2020 году. С одной стороны, данное повышение обусловлено восстановлением в испытывающих стресс странах с формирующимся рынком, таких как Турция, Аргентина и Иран, а с другой – восстановлением роста в странах, где его темпы в 2019 году значительно снизились по сравнению с 2018 годом, таких как Бразилия, Мексика, Индия, Россия и Саудовская Аравия. 

Волатильность на рынке нефти

Согласно отчету International Energy Agency (IEA), прирост потребления нефти в III квартале 2019 года составил 1,1 млн барр./с. Основной движущей силой роста стало увеличение спроса со стороны Китая на 640 тыс. барр./с. 

Кстати, напомним, что 1 июля текущего года ОПЕК+ продлила соглашение об ограничении добычи нефти до марта 2020 года, а сентябрьская атака беспилотников на нефтяные объекты в Саудовской Аравии привела к сокращению добычи нефти на 1,3 млн барр/с. в течение двух недель. Таким образом, отмечают аналитики сырьевого рынка, мировое предложение нефти в сентябре 2019 года уменьшилось на 1,77 млн барр./с. В то же время страны, не входящие в ОПЕК, сократили добычу на 0,45 млн барр./с., до 68,83 млн барр./с. В результате цена на нефть марки Brent в течение III квартала 2019 года отличалась волатильностью. В сентябре на фоне более низкого предложения она выросла до $71,95 за баррель, а уже в III квартале, по данным Economist Intelligence Unit, опустилась до $61,86 за баррель. Economist Intelligence Unit пересмотрел прогноз спроса на нефть в 2019 году с 1,2 до 1,1%. Рост предложения нефти также был пересмотрен: прогнозируется не более 0,6% прироста в связи с ограничением производства в странах ОПЕК и России и нарушением добычи в Саудовской Аравии. 

Вместе с тем, как отмечает руководитель отдела аналитических исследований Высшей школы управления финансами Михаил Коган, анализируя события последней недели, группа ОПЕК+ увеличила объемы сокращаемой добычи на 500 тыс. баррелей в день, продлив сделку до конца I квартала следующего года, что в целом вписалось в ожидания инвесторов. «Но оптимизм участников рынка проявляется довольно сдержанно. Во-первых, к моменту принятия решения о дополнительном сокращении производства этот шаг уже во многом был отыгран. Во-вторых, трейдеры рассчитывали на более существенную пролонгацию соглашения. В-третьих, на рынке по-прежнему нет уверенности в том, что все участники будут добросовестно выполнять условия пакта», – считает Михаил Коган. 

98556184651454.jpg

Тем не менее на старте этой недели нефть марки Brent скромно обосновалась на уровне $64 за баррель. Локальным негативным фактором служит свежая статистика из КНР, отразившая сокращение экспорта на 1,1% при прогнозе аналогичного прироста. По прогнозам российского эксперта, отсутствие свежих новостей держит инвесторов в напряжении, ведь уже 15 декабря в силу вступят новые тарифы США, если до этого момента Вашингтон и Пекин не успеют договориться об условиях промежуточной сделки. «В свете этих событий в ближайшие дни на рынках, вероятно, будут сохраняться неопределенность и повышенная волатильность», – прогнозирует Михаил Коган.

Рост на рынке драгметаллов и никеля

Как отмечают в своем отчете аналитики KPMG, на фоне стимулирующей денежно-кредитной политики, проводимой основными центробанками мира, произошло укрепление американского доллара, что положительно сказалось на динамике цен на драгоценные металлы. Так, цена на золото увеличилась на 12,6% по сравнению с предыдущим кварталом. 

Очевидно, что напряженность между США и Китаем уже привела к повышенному спросу на золото. В связи с этим эксперты рынка драгметаллов отмечают, что, возможно, следующим последствием противостояния крупных игроков мирового рынка станет рост котировок. Причем предполагается, что активный рост цен на золото придется именно на декабрь 2019 года. В частности, как сообщает интернет-портал gold.ru, центральные банки некоторых стран мира продолжают активно покупать золото для резервов своих государств. Всемирный совет по золоту (WGC) еще в октябре опубликовал список стран, чьи центробанки проявляли активность на рынке золота за последние несколько месяцев. Обновленный список от WGC содержит информацию по странам, у которых есть золотой запас, за сентябрь-октябрь текущего 2019 года. Из него следует, что золотой запас России составляет на данный момент 2251,1 т, что на 10,2 т больше предыдущего отчетного периода. По данным Народного банка Китая за сентябрь, резервы золота Поднебесной остались без изменений – на уровне 1948,3 т. Золотые резервы Германии уменьшились в октябре на 0,3 т. Золотой запас Турции также показал рост за отчетный период. Из данных WGC следует, что теперь у ЦБ Турции в резервах находится 398,2 т драгметалла, то есть на 12,7 т больше.

ghjuyjp hjcnf ddg.jpg

Согласно обновленному списку WGC, довольно стабилен золотой запас Австралии. На данный момент он составляет 80 т, как и в начале года.

Вместе с тем, как сообщают аналитики KPMG, абсолютным рекордсменом в июле-сентябре 2019 года стали котировки никеля, продемонстрировавшие рост на 27,6% (кв/кв) и достигнувшие средней цены $15,651 за т. «Это наибольший показатель за последние три года. Причиной стало объявление правительства Индонезии о переносе запрета экспорта никелевой руды с 2022 года на начало 2020 года, давшее повод спекулятивным сделкам повысить цены на металл», – сообщается в отчете KPMG.

Кроме того, в нем же отмечено, что основным драйвером таких котировок является рост спроса на электромобили, где никель используется в аккумуляторных батареях. Годовой прирост спроса со стороны данной отрасли, по оценкам, достигнет 30% в 2020 году, сообщается в отчете KPMG.

Обзор мировой экономики

В III квартале 2019 года, по данным Бюро экономического анализа Министерства торговли США, рост ВВП США незначительно ускорился до 2,1% (г/г) по сравнению со II кварталом, когда он составлял 2%. Реальный валовой внутренний доход (ВВД) в III квартале увеличился на 2,4%, что на 0,9% превышает показатели во II квартале 2019 года.

По данным департамента труда США, инфляция в III квартале 2019 года составила 1,8%, в том числе рост на продукты – 0,6%. Цены на энергоносители упали на 3,7%. Показатели по безработице ушли в боковой уровень – 3,6%. В октябре значительный прирост рабочих мест произошел в сфере общественного питания, социальной помощи и финансовой сфере. 

В Еврозоне, по данным Eurostat, рост ВВП в III квартале 2019 года составил 0,2% к предыдущему кварталу или 1,2% в годовом выражении. Во Франции экономический рост остался без изменений (0,3% по сравнению с предыдущим кварталом), в Италии (0,1%), в Испании (0,4%). Германия избежала рецессий с ростом ВВП 0,1% (кв/кв) благодаря росту госрасходов и увеличению строительства. 

По последним прогнозам МВФ, рост экономики Китая в 2020 году составит 5,8%. Ожидается осуществление стимулирующей политики для обеспечения роста в условиях негативных эффектов от торговой войны. Между тем, по данным НБС КНР, ВВП Китая по итогам III квартала 2019 года вырос на 6% (г/г). Товарооборот за III квартал составил $106 млрд (+35,9%, г/г). При этом экспорт сократился на 0,8%, импорт – на 6,4%. Согласно предварительным подсчетам НБС КНР, объем ВВП Китая за девять месяцев 2019 года достиг 69,8 трлн юаней (около $9,9 трлн).
 
В России, по прогнозам Мин­экономразвития РФ, рост ВВП в III квартале 2019 года достиг 1,7% (г/г), тогда как во II квартале – 0,9% в годовом выражении. Ускорению роста российской экономики способствовала положительная динамика в сельском хозяйстве (+5,6%) и выход темпов роста оборота оптовой торговли (+4,6%) из отрицательной области. Уровень инфляции в России в III квартале 2019 года составил 4,3%, показывая снижение с начала года благодаря замедлению роста цен на продовольственные товары. По прогнозу Банка России на 2020 год, инфляция будет в коридоре 3,5–4%. МВФ прогнозирует инфляцию в РФ на конец 2019 года на уровне 3,8%. По данным Росстата, уровень безработицы в РФ в III квартале составил 3,5%. 

Рост за счет добычи

Для экономики Казахстана по-прежнему характерен уверенный рост за счет высокой инвестиционной активности в добывающем секторе, наращивания госрасходов и приемлемых цен на нефть, отмечено в отчете KPMG.

Согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, объем произведенного ВВП составил 44,1 трлн тенге. Основными драйверами роста выступили строительство (13,5%), торговля (7,6%) и транспорт (5,5%). Инфляция сохраняется в пределах целевого коридора в 4–6%, хотя, как отмечают аналитики KPMG в своем отчете, не исключен выход за его пределы в 2020 году.

Безработица составила 4,8%, оставшись без изменений по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. 
Объем экспорта Казахстана, согласно предварительным данным Комитета по статистике МНЭ РК, снизился на 4,4% по сравнению с соответствующим периодом 2018 года и остановился на отметке $42,7 млрд. 

Импорт увеличился до $27,6 млрд, что на 12,3% выше, чем за январь-сентябрь 2018 года. Инфляция с начала года выросла на 3,3% и сравнялась с аналогичным значением в 2018 году. В годовом выражении уровень инфляции замедлился до 5,3% с 6,1% годом ранее, находясь в середине целевого коридора 4–6%. Цены на продовольственные товары с начала 2019 года выросли на 6,2%, на непродовольственные – на 3,3%, а на платные услуги снизились на 0,3%. Рост продовольственной составляющей связан с повышением цен на хлебобулочные изделия и крупы (10,7%), на мясо (10,6%), на рыбу и морепродукты (8,2%).

Большая часть занятого населения была задействована в таких видах деятельности, как: торговля (16,3%), сельское хозяйство (13,6%), промышленность (12,5%), образование (12,6%).

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg