Перейти к основному содержанию

2194 просмотра

Как «КазТрансГаз» меняет экономику Казахстана

Доход компании в 2019 году может составить 330 млрд тенге

Фото: Kursiv.kz

Вклад газовой отрасли Казахстана в ВВП страны к настоящему времени достиг 1,8%, а в ближайшие 10 лет, к 2030 году, увеличится вдвое – до 3,6%. О том, что эти амбициозные планы вполне достижимы, свидетельствует деятельность АО «КазТрансГаз»: компания за последние пять лет не только вышла из убытка в прибыль, но и создала мощный Центрально-Азиатский газовый хаб, нарастила внутреннее потребление газа и активно участвует в создании новых товарных рынков в стране, для которых газ будет основным сырьем. 

Еще пять лет назад, по итогам 2014 года, АО «КазТрансГаз» несло убытки в 20 млрд тенге. Тогда мало кто предполагал, что в следующие пять лет компания будет показывать рост прибыли в среднем в 20% в год, и 2019-й будет заканчивать с прогнозным показателем доходности от своей деятельности в 330 млрд тенге. Тем не менее, консолидированный доход КТГ за этот период вырос в 3,3 раза – с 620,4 млрд до 2,1 трлн тенге, а долговые обязательства снизились в 2 раза – с $12,2 млрд до $5,7 млрд в 2019 году. 

1564198.png

Рост основных показателей деятельности компании мультиплицируется и на другие отрасли республики, которые становятся все более активными потребителями газа. Причем это касается как населения, так и промышленности.
 
За последние пять лет охват газификацией населения республики вырос на 24%: газ в стране потребляет 9,2 млн человек (в 2014 году количество потребителей газа среди физических лиц составляло 7,2 млн человек). Количество же газифицированных предприятий в стране за этот же период выросло на 79% - с 26,8 тыс. до 48 тыс.: таким образом, общий уровень газификации в Казахстане достиг 50%. Если учесть, что в декабре этого года планируется запуск первой очереди газопровода «Сарыарка», который позволит обеспечить газом еще 2,7 млн человек в столице и Акмолинской, Карагандинской областях, становится очевидным, что газовая отрасль превращается в одно из стратегически важных направлений для Казахстана.

По мнению известного экономического эксперта Айдархана Кусаинова, сложившийся за последние годы разворот в сторону роста внутреннего потребления газа и развитие инфраструктуры в этом направлении, очень важное экономическое направление. 

«Газ гораздо более экологичный и экономичный вид топлива и рост его потребления, рост его доли в топливном балансе безусловно положительно влияет с одной стороны на экологию и качество жизни граждан страны, а с другой повышает конкурентоспособность и энергоэффективность экономики страны. Важно отметить, что при этом растет и энергетическая и экономическая связанность регионов Казахстана - фактор, о котором обычно много не говорят, но от этого он не теряет свою значимость как в социально-экономическом, так и даже политическом измерении», - считает Айдархан Кусаинов.

Реализуемая стратегия развития газовой отрасли останется и в обозримой перспективе: по оценке экспертов, к 2030 году уровень газификации в стране вырастет до 75%. Очевидно, что такой массированный уровень потребления потребует бесперебойного и качественного обеспечения рынка этим видом топлива и сырья. КТГ решает эту задачу уже сейчас, причем без дотаций со стороны государства и без резких одномоментных повышений тарифов.

При этом КТГ до сих пор реализует газ отечественным потребителям ниже его себестоимости: за пять последних лет это выразилось в сумме 305 млрд тенге – ровно столько сэкономили на покупке газа казахстанские клиенты КТГ, в том числе - и в промышленном секторе. И восполняя этот убыток за счет доходов от экспорта, «КазТрансГаз» фактически создает конкурентное преимущество всем другим отраслям экономики страны. 

Все это было бы невозможно, если бы компания не подошла к пересмотру собственной деятельности на всех ее уровнях: «КазТрансГазом» была внедрена система мотивации своих сотрудников к повышению производительности труда, в результате которой этот показатель вырос в 3,1 раза. Компания ежегодно отправляет на переобучение по 7 тыс. своих сотрудников, а привлечению лучших молодых специалистов отрасли способствуют существование «социальных лифтов» в виде программ «Молодой специалист» и «Кадровый резерв».

В результате рейтинг стабильности (количества лояльных к компании сотрудников) вырос до 92% в текущем году с 77%, которые были пять лет назад. Это усиление кадровой политики является одним из главных объяснений успеха компании – наравне с массированными инвестициями в ее производственные мощности: за последние 5 лет в развитие и переоснащение газотранспортной системы республики КТГ было инвестировано 1,1 трлн тенге.
 
Компанией модернизированы магистральные газопроводы «Бухара-Урал» и «Средняя Азия-Центр» для стабильного транзита туркменского и узбекского газа, произведено наращивание мощностей ниток «Бейнеу – Бозой - Шымкент» и «Центральная Азия - Китай» для увеличения объемов поставок казахстанского и транзита туркменского газа в КНР, а также выстроен альтернативный маршрут для туркменского газа через газопровод «Окарем-Бейнеу». Одним словом, страна создала мощный Центрально-Азиатский газовый хаб и стала важным газовым партнером для России, Китая, Узбекистана, Туркменистана и Киргизии. 

В итоге годовая пропускная мощность казахстанских трубопроводов выросла, их протяженность за этот же период увеличилась с 15 тыс. 609 километров до 19 тыс. 146 километров. Поставки самого «КазТрансГаза» на экспорт увеличились в 5,5 раза, а валютная выручка от транзита газа и экспорта казахстанского газа достигла за последние 5 лет $17,2 млрд, внушительная цифра, сравнимая годовым бюджетом некоторых стран. 

Стратегической задачей для КазТрансГаза на ближайшие годы будет увеличение ресурсной базы и производство товарного газа, что сделает газовую отрасль одним из основных локомотивов развития экономики. 

Успешным примером в этом направлении может стать реализованный проект строительства газоперерабатывающего завода мощностью 400 миллионов кубометров на месторождении «Кожасай» в Актюбинской области. Этот пилотный проект выполнен в рамках государственной политики по энергетической и экологической безопасности. В результате этого внутренний рынок получил прирост объемов товарного газа, а с компании «КазахОйл Актобе» были сняты ограничения на прирост добычи нефти, связанные с лимитами на сжигание попутного газа. Модель взаимодействия частного инвестора и национального газового оператора открыла новые перспективы развития газовой сферы. Опытом строительства завода «Кожасай» уже заинтересовались крупнейшие международные компании. 

Отметим, что этот проект вполне корреспондируется с политикой освоения компанией новых товарных ниш – КТГ активно развивает сейчас новый рынок газомоторного топлива, потенциальный объем которого в Казахстане оценивается в 1 млрд кубометров в год. 

Одновременно «КазТрансГаз» содействует развитию в стране отрасли газохимии: компания готова обеспечивать проекты этой отрасли сырьем в объеме 4-5 млрд кубов в год.

Партнерский материал

1109 просмотров

В Казахстане КПН передали в местные бюджеты

Ожидается, что это будет способствовать росту региональной экономической активности

Коллаж: Вадим Квятковский

По расчетам Министерства национальной экономики РК, благодаря фискальной децентрализации региональные бюджеты в 2020 году пополнятся на 386,4 млрд тенге, а в следующие два года – уже на 428,8 млрд и 471,4 млрд тенге соответственно. Логика расчетов Минэкономики строится на простом посыле: чем больше в регионе МСБ, тем больше КПН поступит в местный бюджет. А значит, региональные власти приложат максимум усилий для развития малого и среднего бизнеса.

В разговоре с журналистом «Курсива» вице-министр нацио­нальной экономики Жаслан Мадиев еще раз подтвердил, что в его ведомстве рассчитывают на заинтересованность акимов в росте налогооблагаемой базы в их регионах. «Те налоговые поступления, которые будут регионы собирать от МСБ, они могут оставлять, использовать на свои программы развития, – отметил Мадиев. – В целом задача государства такая: помогать взращивать из малого и мелкого бизнеса средний, а из среднего – крупный. Поэтому инициатива по передаче КПН с малого и среднего бизнеса в регионы поможет решить эту задачу, она будет хорошим мотиватором для акиматов делать все, чтобы бизнес укрупнялся и собираемость налогов, соответственно, росла».

КПН в цифрах

Корпоративный подоходный налог в Казахстане до 2020 года зачислялся в государственный бюджет, ставка его при удержании с налогооблагаемого дохода составляет 20%. Есть исключения: юрлица-сельхозпроизводители и производители продукции аквакультуры (другими словами – рыбоводства) платят КПН в размере 10%.

Ставка КПН, удерживаемого у источника выплаты с доходов резидентов, равна 15%. Есть градация по ставкам КПН для нерезидентов – от 5 до 20%, но она на пополнение местного бюджета особого влияния не окажет, так как 100 тыс. налогоплательщиков – представителей малого и среднего бизнеса, которые будут обеспечивать те самые 386,4 млрд тенге поступлений в местные бюджеты в 2020 году, – резиденты Казахстана.

В 2019 году в бюджет в виде КПН поступило 1 трлн 974 млрд 763 млн тенге, из них от МСБ – 422 млрд 371 млн, то есть примерно одна пятая часть. Стоит отметить, что далеко не все представители малого бизнеса в регионах являются плательщиками КПН, поскольку работают в специальных налоговых режимах – по патенту, упрощенной декларации или единому земельному налогу, ставки по которым составляют 2–3%.

И как раз эти представители малого и микробизнеса на три года будут освобождены от уплаты подоходного налога. По оценке министра финансов Казахстана Алихана Смаилова, потеря бюджета от этих налоговых каникул составит 200 млрд тенге. Глава Минфина давал такие расчеты в сентябре 2019-го,
а двумя месяцами позже министр национальной экономики Руслан Даленов снизил объем потерь до 109 млрд тенге в 2020 году и пообещал их возместить трансфертами из республиканского бюджета. Его заместитель Жаслан Мадиев считает, что возмещаемый государством трехлетний мораторий даже полезен для местных бюджетов. «По мораторию у нас микро- и малый бизнес освобожден от налогообложения, но это временная мера. За время моратория бизнес сможет окрепнуть, и есть большие шансы, что он за это время перейдет из категории малого бизнеса в категорию среднего», – считает вице-министр.

Мне снизу виднее, как развивать бизнес

На стадии обсуждения Концепции Закона Республики Казахстан «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам административно-территориального устройства Республики Казахстан, совершенствования системы государственного управления, межбюджетных отношений, кредитования и образования» – а именно этим документом внесены поправки о передаче КПН в региональные бюджеты – приводилось несколько позитивных примеров из международного опыта.

В Испании одним из основных налогов, поступающих в местный (муниципальный) бюджет, является налог на экономическую деятельность, который отчасти схож с казахстанским корпоративным подоходным налогом от среднего и малого бизнеса. Плательщики данного налога – юридические лица и физические лица, занимающиеся предпринимательской деятельностью. Налог на экономическую деятельность дает местным бюджетам 3,4% от общих доходов. Этот налог, как отмечалось в концепции, был введен для усиления контроля за сбором налогов с малого и среднего бизнеса, составляющего основу экономики Испании.

Там же, в концепции, шла речь о том, что в Японии одним из основных налогов, поступающих в местный бюджет, является префектурный подоходный налог, его плательщики – юридические лица. Еще одним примером была Германия, о которой говорилось, что «финансовая система Германии по формированию местных бюджетов усовершенствована, а также направлена на увеличение поступлений в местный бюджет за счет развития предпринимательства».

Авторы концепции отметили, что внедрение опыта указанных стран в Казахстане «приведет к стимулированию местных исполнительных органов по расширению налоговой базы и увеличению доходов местных бюджетов, а также к усиленной заинтересованности регионов в развитии малого и среднего бизнеса».

Как подтолкнуть малый бизнес к росту

Депутат мажилиса парламента Казахстана Нуржан Альтаев видит две основных проблемы в решении «подсадить» местные бюджеты на поступления от КПН. Первая связана с неравномерностью распределения малого и среднего бизнеса в разных частях страны. Поэтому, считает парламентарий, центру все равно придется перераспределять общий котел бюджетных поступлений. Вторая – в том, что малый бизнес не стремится вырасти до размеров среднего и старается оставаться в «малышах», предпочитая дробить свои предприятия. По мнению Альтаева, выбор такой схемы связан в первую очередь с налоговой нагрузкой. Он уверен: если ее снизить на каждое отдельное предприятие, то в итоге государство соберет больше за счет увеличения количества предприятий среднего бизнеса (их сейчас, по данным НПП «Атамекен», всего 22 тыс. из тех 100 тыс. плательщиков в местные бюджеты).

«Вот пример – понизили уровень порога НДС. Теперь, имея совсем небольшие обороты, ты становишься плательщиком НДС. Это заставит бизнес сейчас снова дробиться на какие-то мелкие ИП для того, чтобы не платить НДС. Здесь правительству надо еще раз подумать и сделать все для того, чтобы снизить налоговую нагрузку на отдельно взятый субъект предпринимательства, потому что тогда больше денег можно будет собрать в бюджет», – говорит Альтаев.

С этим мнением согласен старший партнер Центра стратегических исследований (CSI) Олжас Худайбергенов. Он убежден: причина неохотного перемещения малого бизнеса в средний – неправильное налогообложение. Эту проблему можно решить введением упрощенного налогообложения в отдельных отраслях – например, в сельском хозяйстве и в розничной торговле. «Можно ввести единый аграрный налог, скажем, или налог с продаж, розничный налог, сделать там одну простую ставку и отказаться от градации, от лимитов каких-то, – предлагает Худайбергенов. – Тогда мотивация к дроблению у среднего бизнеса отпадет, ему незачем будет показывать себя малым за счет почкования. Но это от местных властей не зависит, как и от Комитета госдоходов. Это больше зависит от Министерства национальной экономики и Министерства финансов, которые определяют фискальную политику в стране».

По информации Худайбергенова, являющегося советником президента, сейчас обсуждается идея обоих налогов. Причем по розничному налогу есть оговорка: на безналичные и наличные расчеты пороги повышения ставок будут разными. «Скажем так, через цифровизацию будут пытаться упростить налогообложение: работаешь по безналу – у тебя ставки ниже, тебе выгоднее», – заключил Худайбергенов.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif