Как «КазТрансГаз» меняет экономику Казахстана

Доход компании в 2019 году может составить 330 млрд тенге

Фото: Kursiv.kz

Вклад газовой отрасли Казахстана в ВВП страны к настоящему времени достиг 1,8%, а в ближайшие 10 лет, к 2030 году, увеличится вдвое – до 3,6%. О том, что эти амбициозные планы вполне достижимы, свидетельствует деятельность АО «КазТрансГаз»: компания за последние пять лет не только вышла из убытка в прибыль, но и создала мощный Центрально-Азиатский газовый хаб, нарастила внутреннее потребление газа и активно участвует в создании новых товарных рынков в стране, для которых газ будет основным сырьем. 

Еще пять лет назад, по итогам 2014 года, АО «КазТрансГаз» несло убытки в 20 млрд тенге. Тогда мало кто предполагал, что в следующие пять лет компания будет показывать рост прибыли в среднем в 20% в год, и 2019-й будет заканчивать с прогнозным показателем доходности от своей деятельности в 330 млрд тенге. Тем не менее, консолидированный доход КТГ за этот период вырос в 3,3 раза – с 620,4 млрд до 2,1 трлн тенге, а долговые обязательства снизились в 2 раза – с $12,2 млрд до $5,7 млрд в 2019 году. 

1564198.png

Рост основных показателей деятельности компании мультиплицируется и на другие отрасли республики, которые становятся все более активными потребителями газа. Причем это касается как населения, так и промышленности.
 
За последние пять лет охват газификацией населения республики вырос на 24%: газ в стране потребляет 9,2 млн человек (в 2014 году количество потребителей газа среди физических лиц составляло 7,2 млн человек). Количество же газифицированных предприятий в стране за этот же период выросло на 79% - с 26,8 тыс. до 48 тыс.: таким образом, общий уровень газификации в Казахстане достиг 50%. Если учесть, что в декабре этого года планируется запуск первой очереди газопровода «Сарыарка», который позволит обеспечить газом еще 2,7 млн человек в столице и Акмолинской, Карагандинской областях, становится очевидным, что газовая отрасль превращается в одно из стратегически важных направлений для Казахстана.

По мнению известного экономического эксперта Айдархана Кусаинова, сложившийся за последние годы разворот в сторону роста внутреннего потребления газа и развитие инфраструктуры в этом направлении, очень важное экономическое направление. 

«Газ гораздо более экологичный и экономичный вид топлива и рост его потребления, рост его доли в топливном балансе безусловно положительно влияет с одной стороны на экологию и качество жизни граждан страны, а с другой повышает конкурентоспособность и энергоэффективность экономики страны. Важно отметить, что при этом растет и энергетическая и экономическая связанность регионов Казахстана - фактор, о котором обычно много не говорят, но от этого он не теряет свою значимость как в социально-экономическом, так и даже политическом измерении», - считает Айдархан Кусаинов.

Реализуемая стратегия развития газовой отрасли останется и в обозримой перспективе: по оценке экспертов, к 2030 году уровень газификации в стране вырастет до 75%. Очевидно, что такой массированный уровень потребления потребует бесперебойного и качественного обеспечения рынка этим видом топлива и сырья. КТГ решает эту задачу уже сейчас, причем без дотаций со стороны государства и без резких одномоментных повышений тарифов.

При этом КТГ до сих пор реализует газ отечественным потребителям ниже его себестоимости: за пять последних лет это выразилось в сумме 305 млрд тенге – ровно столько сэкономили на покупке газа казахстанские клиенты КТГ, в том числе - и в промышленном секторе. И восполняя этот убыток за счет доходов от экспорта, «КазТрансГаз» фактически создает конкурентное преимущество всем другим отраслям экономики страны. 

Все это было бы невозможно, если бы компания не подошла к пересмотру собственной деятельности на всех ее уровнях: «КазТрансГазом» была внедрена система мотивации своих сотрудников к повышению производительности труда, в результате которой этот показатель вырос в 3,1 раза. Компания ежегодно отправляет на переобучение по 7 тыс. своих сотрудников, а привлечению лучших молодых специалистов отрасли способствуют существование «социальных лифтов» в виде программ «Молодой специалист» и «Кадровый резерв».

В результате рейтинг стабильности (количества лояльных к компании сотрудников) вырос до 92% в текущем году с 77%, которые были пять лет назад. Это усиление кадровой политики является одним из главных объяснений успеха компании – наравне с массированными инвестициями в ее производственные мощности: за последние 5 лет в развитие и переоснащение газотранспортной системы республики КТГ было инвестировано 1,1 трлн тенге.
 
Компанией модернизированы магистральные газопроводы «Бухара-Урал» и «Средняя Азия-Центр» для стабильного транзита туркменского и узбекского газа, произведено наращивание мощностей ниток «Бейнеу – Бозой - Шымкент» и «Центральная Азия - Китай» для увеличения объемов поставок казахстанского и транзита туркменского газа в КНР, а также выстроен альтернативный маршрут для туркменского газа через газопровод «Окарем-Бейнеу». Одним словом, страна создала мощный Центрально-Азиатский газовый хаб и стала важным газовым партнером для России, Китая, Узбекистана, Туркменистана и Киргизии. 

В итоге годовая пропускная мощность казахстанских трубопроводов выросла, их протяженность за этот же период увеличилась с 15 тыс. 609 километров до 19 тыс. 146 километров. Поставки самого «КазТрансГаза» на экспорт увеличились в 5,5 раза, а валютная выручка от транзита газа и экспорта казахстанского газа достигла за последние 5 лет $17,2 млрд, внушительная цифра, сравнимая годовым бюджетом некоторых стран. 

Стратегической задачей для КазТрансГаза на ближайшие годы будет увеличение ресурсной базы и производство товарного газа, что сделает газовую отрасль одним из основных локомотивов развития экономики. 

Успешным примером в этом направлении может стать реализованный проект строительства газоперерабатывающего завода мощностью 400 миллионов кубометров на месторождении «Кожасай» в Актюбинской области. Этот пилотный проект выполнен в рамках государственной политики по энергетической и экологической безопасности. В результате этого внутренний рынок получил прирост объемов товарного газа, а с компании «КазахОйл Актобе» были сняты ограничения на прирост добычи нефти, связанные с лимитами на сжигание попутного газа. Модель взаимодействия частного инвестора и национального газового оператора открыла новые перспективы развития газовой сферы. Опытом строительства завода «Кожасай» уже заинтересовались крупнейшие международные компании. 

Отметим, что этот проект вполне корреспондируется с политикой освоения компанией новых товарных ниш – КТГ активно развивает сейчас новый рынок газомоторного топлива, потенциальный объем которого в Казахстане оценивается в 1 млрд кубометров в год. 

Одновременно «КазТрансГаз» содействует развитию в стране отрасли газохимии: компания готова обеспечивать проекты этой отрасли сырьем в объеме 4-5 млрд кубов в год.

Партнерский материал

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg