Буму на рынке труда США может помешать демография

Из-за падения рождаемости и ужесточения законов об иммиграции США теряют свое демографическое преимущество

Фото: Shutterstock.com

Рынок труда США по-прежнему превосходит все ожидания. Месяц за месяцем на американском рынке труда возникает 200 тысяч новых рабочих мест, а безработица намного ниже того уровня, который экономисты десять лет назад считали минимально возможным.

Главная причина в том, что экономика имеет тенденцию создавать рабочие места до тех пор, пока этот процесс не остановит рецессия. Нынешнее расширение рынка труда длится уже рекордные 10 с чем-то лет. Пока отсутствуют типичные триггеры экономического спада (растущая инфляция и процентные ставки, финансовые перегибы), рабочие места будут создаваться и дальше.

bumu-na-rynke-truda-ssha-mozhet-pomeshat-demografiya.png

Однако рано или поздно рынок труда Америки наскочит на препятствие: в США кончатся люди, готовые присоединиться к рабочей силе. И в самом деле, оптимистичная зацикленная картина рынка труда разбивается вдребезги о неутешительный демографический прогноз. Хотя число рабочих мест растет быстрее, чем ожидалось, население растет медленнее. В июле прошлого года население США составило 327 млн, на 2,1 млн меньше прогноза Бюро переписи населения от 2014 года и на 7,8 млн меньше прогноза от 2008 года. (В конце месяца Бюро опубликует статистику за 2019 год.)

Коэффициент рождаемости в США (число детей у женщины в течение жизни) снизился со значения 2,1 (2007 год) до 1,7 в 2018 году, самого низкого показателя в истории. В период с 2010 по 2018 годы было зарегистрировано на 3 млн меньше рождений и на 171 тыс. больше смертей, чем Бюро переписи населения прогнозировало в 2008 году. Уровень смертности, и так растущий из-за старения населения, также растет под давлением роста «смертей от отчаяния» – самоубийств, алкоголизма и передозировки лекарств и наркотиков.

Старение необязательно означает экономический спад: население Германии остается на одном и том же уровне, население Японии снижается, но оба государства могут похвастать уровнем безработицы ниже, чем в США. Однако в долгосрочной перспективе число рабочих мест ограничено количеством людей трудоспособного возраста. Поэтому Международный валютный фонд оценивает долгосрочный экономический рост Германии на уровне 1,3%, а Японии – на уровне 0,6%, ниже прогнозного уровня для США в 1,9%.

Последние данные о занятости подчеркивают эту динамику. За 12 месяцев по ноябрь 2019 года число работающих людей выросло на 1,2% по сравнению с предыдущими 12 месяцами (по данным Министерства труда США). Это немного превысило рост экономически активного населения (люди, которые работают или ищут работу), который составил 1%, таким образом, уровень безработицы снизился. В свою очередь, рост экономически активного населения превысил рост населения трудоспособного возраста, который составил 0,6%. В итоге выросла доля людей трудоспособного возраста, которые входят в экономически активное население (этот показатель называется уровнем экономической активности населения).

Безработица уже находится на самом низком уровне (возможно, даже ниже), который, по мнению многих экономистов, может поддерживаться в долгосрочной перспективе.

Нынешний уровень экономической активности населения (63,2%) ниже, чем рекордно высокий показатель 1990-х гг (67%). Руководитель экономических исследований в Брукингском институте Стефани Ааронсон говорит, что в основном данный спад вызван демографическими причинами и так легко ростом не сменится. Больше людей трудоспособного возраста становится старше 60 лет и, следовательно, выходит на пенсию, или скоро станет старше 60 лет.

Молодые люди сейчас дольше учатся. Экономическая активность женщин на пике трудоспособности (в возрасте от 25 до 54 лет) уже вернулась к историческому максимуму. А вот экономическая активность мужчин на пике трудоспособности, особенно мужчин без высшего образования, десятилетиями идет на спад. Низкий уровень безработицы может и дальше привлекать людей на рынок труда и поддерживать уровень экономической активности выше 63%, но Ааронсон сомневается, что экономическая активность может повыситься без крупных изменений в государственной политике.

У США многие годы было два демографических преимущества над другими странами: более высокая рождаемость и иммиграция. Оба этих преимущества сходят на нет. С 2008 года уровень рождаемости в США снизился с уровня намного выше среднего до примерно среднего уровня по странам Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в которую входят 36 стран, в основном развитых.

bumu-na-rynke-truda-ssha-mozhet-pomeshat-demografiya1.png

Специалист по демографии в Бюро справок по населению Марк Мэзер говорит, что аналитики сначала возложили вину за падение рождаемости на рецессию. Они ожидали, что рождаемость поднимется, когда люди снова ощутят экономическую стабильность. Но на самом деле спад начался еще до рецессии, так как молодые люди откладывали вступление в брак и деторождение, из-за чего, вероятно, заведут меньше детей за жизнь. «Мы не ждем возврата к прежней рождаемости в обозримом будущем», – сказал он.

В то же время приток в США мигрантов из-за рубежа остается на том же уровне или снижается, а в других странах остается на том же уровне или повышается. В прошлом году население иностранного происхождения увеличилось на рекордно низкие 200 тыс. (по данным Бюро переписи населения). Точные причины неизвестны. Число нелегальных иммигрантов перестало расти еще до того, как Дональд Трамп стал президентом. Легальная иммиграция оставалась на уровне выше 1 млн в течение 2018 года.

Трамп пообещал сохранить легальную иммиграцию на постоянном уровне, но в то же время изменить состав мигрантов в пользу более квалифицированных работников, а не в пользу воссоединения семей. Но это все равно означает снижение уровня иммиграции по отношению к общему населению. Также администрация Трампа препятствует некоторым случаям легальной иммиграции, например, если мигранты могут нуждаться в государственных пособиях.

Демографические тенденции имеют свойство меняться. Так, уровень экономически активного населения Японии, особенно среди стариков, за последние годы вырос. Растет рождаемость в Германии, хотя в целом она все еще остается на очень низком уровне. Длительное расширение рынка труда может оказать сходный эффект в США. И в самом деле, имеются свидетельства того, что в этом году рождаемость стабилизировалась. А политическое сотрудничество в будущем может привести к увеличению иммиграции.

Но до тех пор США не могут предполагать, что они защищены от демографического спада, который мешает росту Германии и Японии.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg