В ШОС снова заговорили о необходимости расчетов в нацвалютах

Всего на встрече в Узбекистане было подписано 14 соглашений

Фото: Пресс-служба правительства КР / Сабыр Аильчиев

2 ноября в Ташкенте прошло заседание совета глав правительств стран ШОС (Шанхайская организация сотрудничества). На нем была утверждена новая программа экономического взаимодействия до 2035 года, а также принят целый ряд документов. Всего на встрече в Узбекистане было подписано 14 соглашений. 

Еще 15 лет

Действующая сегодня стратегия экономического сотрудничества стран-участниц ШОС была разработана еще в начале 2000-х, когда организация только создавалась. Программа была рассчитана до 2020 года и уже подходит к своему завершению. Новый проект на 15 лет, по словам генерального секретаря ШОС Владимира Норова, разработан «с учетом требований современности и нового формата деятельности объединения». 

Внедрение программы будет проходить поэтапно. До 2025 года страны ШОС намерены разработать и начать реализацию проектов с применением инновационных и зеленых технологий.

«До 2030 года планируется разработать общие правила в области торговли и инвестиций, а также продвижения сферы услуг и интернет-коммерции», – заявил генсек ШОС.

На заключительном этапе страны нацелились повысить конкурентоспособность и обеспечить цифровое обновление экономик, а также создать условия для свободного передвижения товаров, капитала и услуг. 

Платите своими

В очередной раз на саммите ШОС был поднят вопрос о переходе на расчеты в национальных валютах между странами – участницами организации. Премьер-министр Киргизии Мухаммедкалый Абылгазиев в своем выступлении заявил: «Необходимо активизировать вопрос создания банка ШОС и фонда развития. Необходимо обеспечить переход расчетов в национальных валютах для снижения рисков при мировых финансовых кризисах». 

Отметим, что данная тема на саммитах ШОС звучит регулярно. Год назад на аналогичной встрече в Душанбе председатель правительства России Дмитрий Медведев заявлял о важности расчетов в национальных валютах и говорил о поддержке данной инициативы. В Ташкенте российский премьер в очередной раз озвучил необходимость таких изменений и пригласил обсудить этот вопрос в Москве.

«Хорошая инициатива, ее нужно проработать. Приглашаем финансистов, банковских экспертов ШОС принять участие в круглом столе, который пройдет в начале следующего года в Москве. Рассчитываем, что там будут конкретные результаты, которые позволят нам использовать эти современные и актуальные в нынешних торговых условиях средства расчетов», – заявил на встрече Дмитрий Медведев. 

В продолжение темы глава правительства Казахстана Аскар Мамин призвал своих коллег разработать дорожную карту по увеличению доли национальных валют во взаимных расчетах. 

До Китая на перекладных

На совете ШОС особое внимание было уделено транспортным коммуникациям между странами объединения. Сегодня, по словам участников встречи, есть целый ряд препятствий, которые мешают полноценному развитию товарно-экономических отношений в регионе. По итогам работы была принята концепция взаимодействия железнодорожных администраций государств – членов ШОС. Документ предполагает развитие инфраструктуры для более эффективного использования транзитных возможностей, увеличения грузопотока и роста товарооборота.

«Мы планируем создавать новые маршруты. Недавно мы приняли решение о финансировании строительства новой платной автомагистрали Москва – Казань в рамках проекта международного транспортного коридора из Европы до Западного Китая. Работы начнутся в следующем году», – рассказал о планах российского правительства Дмитрий Медведев. 

Казахстанский премьер Аскар Мамин, в свою очередь, обратил внимание на необходимость модернизации автотранспортного сообщения. Он предложил ускорить внедрение автоматизированной системы выдачи бланков разрешений для автоперевозок грузов и утвердить совместную программу развития автомобильных дорог государств – членов ШОС.

Продолжая транспортную тему, премьер-министр Киргизии Мухаммедкалый Абылгазиев предложил соседям посотрудничать в создании логистического комплекса на границе Киргизии с Китаем на территории свободной экономической зоны «Нарын».

«Данный проект, оснащенный комплексной инфраструктурой и развитой логистической системой контрольно-пропускного пункта, будет направлен на развитие транзитного потенциала и торгово-экономического межрегионального сотрудничества государств – членов ШОС. Реализация проекта позволит всем странам получить экономическую и коммерческую выгоду», – заявил премьер Кыргызстана.

С каждым по отдельности

Оценивая итоги сессии ШОС в Ташкенте, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, доктор политических наук Григорий Голосов в разговоре с «Курсивом» отметил, что договоренности, достигнутые участниками саммита, не будут конкретизироваться.

«Это связано с тем, что Китай, который является главным арбитром организации, не заинтересован устанавливать в рамках ШОС слишком обязывающие правила игры. Китаю выгоднее договориться с каждой страной по отдельности. Что касается выгод, то Россия, например, скорее получит политические, чем экономические баллы. А вот Казахстан и Узбекистан вряд ли смогут о чем-то договориться с Китаем при содействии ШОС, если на двустороннем уровне им этого не удалось». 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg