Перейти к основному содержанию

8892 просмотра

Как вести бизнес в Казахстане с тысячами процентов прибыли

Заниматься незаконной торговлей, как оказалось, безопасно и выгодно

Фото: geogif / Shutterstock.com

Полмиллиарда контрафактных (поддельных) сигарет уже было продано в 2019 году в Казахстане – это примерно 2,5% всего объема табачного рынка страны. Такие данные предоставил «Курсиву» сотрудник одной из табачных компаний, пожелавший остаться неназванным.

Пять лет назад незаконный объем составлял 0,1%, и его природа была полностью контрабандной. Но сейчас, акцентирует внимание собеседник, наряду с незаконным ввозом сигарет, как правило, из Китая, растет производство подделок внутри страны.

«Для этого из Китая везут акцизные марки, упаковки для сигарет и даже оборудование для их производства. Но это ведь лицензированный бизнес, как же это оборудование пересекает границу?» – возмущается представитель табачной отрасли. 

Контрабанда – незаконное перемещение товаров через государственную границу. Контрафакт – товар, копирующий оригинал, произведенный без права на использование торговой марки, природа появления такого товара на рынке не подтверждается официально. Пример производства контрафактных сигарет на контрабандном оборудовании, по мнению экспертов, как нельзя лучше демонстрирует: в казахстанских условиях два этих явления во многом пересекаются. 

Дисбаланс таможенной статистики – $7 млрд 

Примерный годовой оборот контрафактного товара в мире оценен как $200–360 млрд. Эти цифры получены на основе статистики таможенных конфискаций.

Сопоставление таможенных данных Казахстана и стран – торговых партнеров помогло общественному фонду Transparency Kazakhstan сделать вывод о примерном объеме контрабанды и контрафакта, поступающего в страну. В 2018 году фонд опубликовал доклад «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота». 

Сравнение выявило две группы стран, чьи данные в сравнении с показателями казахстанской таможни либо занижены – и тогда можно подозревать контрабанду, либо завышаются – и это уже подозрение на контрафакт. 

К примеру, по данным Transparency Kazakhstan, совокупный импорт из Китая, Швейцарии и Польши в 2017 году был занижен на $6,5 млрд. Импорт же из США, Японии и Италии, напротив, завышен в 2017-м на $1,1 млрд. 

Михаил Надточий, директор компании «Бизнес Оптима», говорит, что в текущем году зеркальное сравнение с Китаем показывает разницу в $7 млрд. Поднебесная, напоминает Надточий, имеет репутацию «глобальной фабрики контрафакта», здесь производится 70% незаконной продукции, продаваемой во всем мире. 

Компания «Бизнес Оптима» – одна из немногих в стране, занимающихся защитой интересов товарных знаков. С 2013 года по заказу деловых партнеров фирма изучает пути проникновения контрабанды и контрафакта на рынок Казахстана. За эти годы в компании сложилось понимание масштабов такого бизнеса в республике и заработков на нем.

«Средняя маржинальность казахстанского бизнеса, связанного с контрабандой и контрафактом, – 500%, максимальная – 5000%. Это выгоднее подделки денег и торговли оружием», – констатирует Надточий.

Как завозится и продается незаконный товар

Главный маршрут поставок китайского контрафакта на мировой рынок – Южный морской путь. По нему подделки достигают стран арабского мира. Здесь фальсифицированная продукция изымается миллионами единиц. Тот товар, который проскочил через этот фильтр, отправляется в Турцию и далее в Европу. Отдельным маршрутом из Турции контрафакт направляется в Азербайджан и далее автотранспортом – на север Казахстана. 

Но основной поток незаконного товара, предназначенного для Казахстана, протекает через Алматы. Здесь аккумулируются партии, поставляемые напрямую через китайскую границу и опосредованно – через Кыргызстан, на границе с которым таможенный контроль очень условный. Границу товар пересекает по такой схеме: машины разгружаются на киргизской стороне, команда носильщиков переносит товар как ручную кладь через границу, где он загружается в другую машину. 

Дальнейшую схему реализации ввезенного таким образом товара Михаил Надточий описывает так. Существуют теневые структуры, повторяющие конфигурацию официальных торговых схем. Здесь есть свои «официальные дистрибьюторы», заключающие договоры с внештатными агентами, чей заработок зависит от объема сделок. Далее – региональные офисы, имеющие свои склады, где товар оценивается с точки зрения качества и формируется его цена. Товар предлагается оптовым покупателям, которые распространяют его мелкими партиями через магазины и рынки. 

Надточий говорит, что подделываются самые продаваемые и недорогие товары. К примеру, из сферы компьютерной периферии это картриджи, блоки питания, флешки, жесткие диски. 

Сложный товар подделывается крайне редко. Системе важен быстрый оборот товара и возврат средств. Поэтому подделывается то, что хорошо продается. Директор «Бизнес Оптимы» называет топ-3 групп товаров, где подделки встречаются чаще всего. Первое место у бытовой химии. Второе – у женских украшений. Третье – у товаров авторынка. 

Завозимая партия рассчитана таким образом, чтобы распространение занимало не больше месяца. Соответственно, это должен быть товар, пользующийся повышенным спросом. У каждого бренда есть три-четыре таких изделия, популярных и недорогих. Их то и подделывают в первую очередь.

Как вскрываются сети незаконных поставок

Первый признак появления партии контрафакта на рынке – падение продаж у компании – официального представителя бренда. По словам Михаила Надточего, в любой стране мира контрафакт присутствует в объеме не менее 5%, это экономически безопасный уровень. В Казахстане по некоторым группам товаров контрафакт занимает больше половины рынка. Эксперт рассказывает про кейс европейского производителя пищевого продукта – в Казахстане этот продукт оказался на 90% поддельным.

Если компания желает выдавить контрафакт и вернуть свою долю рынка, она обращается к таким специалистам, как Надточий. Сам он говорит, что навести порядок в продажах заказчика не очень сложно. 

Начинается все с того, что «Бизнес Оптима» мониторит рынок и определяет объем контрафакта. Каждый товар имеет не менее 15 признаков, по которым можно оценить легальность его появления на рынке. Пять из них популяризуются среди потенциальных покупателей, пять – раскрываются для правоохранительных органов. Наименее очевидные предназначены для узких специалистов рынка и экспертов компании – владельца торговой марки, для быстрой оценки. 

Михаил Надточий подчеркивает, что задача компании не просто прикрыть точки сбыта – важно вскрыть всю сеть поставок и предупредить все звенья, что правообладатель готов бороться за свой рынок. Как правило, продавец не хочет серьезных проблем, он выдает остатки контрафактной продукции и называет поставщика. Далее за дело берется юридический отдел компании, адресующий поставщику предупреждение о последствиях. Обычно этого достаточно, чтобы поставки контрафактного товара именно этого бренда прекратились. Другое дело, что в результате увеличиваются поставки подделок на другие торговые марки.

Можно ли победить незаконный товар

Сбыт контрафакта в Казахстане ежегодно расширяется на 10%, считает Надточий. По его оценке, потери государства при текущем состоянии дел составляют около 300 млрд тенге недополученных налогов и таможенных сборов. И это без учета потери репутации рынка и прямой угрозы здоровью потребителя. 

Эксперты говорят о важности совместных усилий и бизнеса, и государства. В этом году компании из сферы бытовой химии начали переговоры о совместной борьбе с контрафактом. Международный опыт свидетельствует: именно активность бизнеса в защите своих интересов определяет «рамки комфорта» для тех, кто создает нелегальные схемы. 

Момент, который, по мнению Надточего, мешает борьбе с контрафактом – смягчение законодательной базы. Например, увеличена сумма доказанного ущерба, при достижении которой начинается уголовная ответственность: раньше это был эквивалент 1000 МРП, сейчас – 2000 МРП. Смягчено отношение к контрафактной продукции – в закон вкралась поправка, разрешающая оставлять подделки на рынке в случае доказанной «общественной значимости» товара. 

А преступные схемы тем временем совершенствуются. Потоки контрафактного товара освоились на торговых интернет-площадках и даже завоевывают «тихие гавани» госзакупок. 

kak-vesti-biznes-v-kazahstane-s-tysyachami-procentov-pribyli.png

704 просмотра

На чем основан оптимизм алматинских девелоперов торговой недвижимости

Растущая конкуренция на рынке ритейла не останавливает их перед желанием инвестировать в новые проекты и реновацию старых торговых центров

Фото: Офелия Жакаева

Три четверти оборота всей казахстанской электронной коммерции приходится на Алматы – такие данные приводит в отчете «Торговая недвижимость» международная компания Colliers International. Желание жителей южной столицы все больше покупать в интернете не смущает инвесторов в торговую недвижимость и крупных ритейлеров, работающих в традиционном формате, – Алматы остается самым привлекательным рынком и для них.

Битва форматов

Десятки торговых и торгово-развлекательных центров появились в Алматы за последние 20 лет, составив конкуренцию традиционным и многочисленным базарам и рынкам. Большая часть ТЦ до сих пор представляет собой безликие коробки, разбитые на бутики, – такие проекты строили с целью максимально быстрого возврата инвестиций. Эти шопинг-центры не имеют эффективной концепции, профессионального управления, да и о tenant mix (состав арендаторов) здесь никто не задумывается. Как результат, товарный ассортимент подобных ТЦ напоминает барахолку. Но именно на рынки и устаревшие шопинг-центры в Алматы, по данным аналитиков, до сих пор приходится большая часть денежного оборота. 

Всего в Алматы, по данным за I полугодие 2019 года, около 50 крупных объектов торговой недвижимости общей площадью более 1,8 млн кв. м. Больше половины этих объектов было построено или реконструировано за последние несколько лет. Показатель обеспеченности торговыми площадями в южной столице, по оценке Colliers, – 614 кв. м на тысячу жителей. Другие эксперты рынка называют более скромную цифру – 380 кв. м качественных торговых площадей на тысячу горожан. Для сравнения: в Нур-Султане, по данным Colliers, на тысячу жителей приходится 588 кв. м торговых площадей, в Москве, по данным Knight Frank, – 510 кв. м.

Во Франции и Германии этот показатель составляет 1,4–1,5 тыс кв. м, а в США доходит до 2 тыс. кв. м торговых площадей на тысячу жителей.

По расчетам Colliers International, из общего количества торговых площадей меньше трети приходится на профессио­нальные торговые площадки с четкой концепцией, арендаторами – франшизерами известных брендов, акцентом на развлекательную направленность, а также наличием разгрузочных зон, удобных подъездных путей и вместительной парковки. В числе таких ТРЦ – «Мега Алма-Ата», «Апорт», Dostyk Plaza, «Мега Парк», «Есентай Молл», ADK.

Аналитики Scot Holland |CBRE | Казахстан подчеркивают, что на рынке наблюдается нехватка концептуальных торговых центров с хорошим местоположением и привлекательными условиями аренды. 

Требования рынка 

Рынок в лице международных и местных ритейлеров требует увеличения количества качественных торговых центров. Новые крупные торговые сети и бренды рассматривают возможность выхода на казахстанский рынок как самостоятельно, так и через местных партнеров. Этот тренд поддерживает высокий спрос на концептуальные и профессионально управляемые площади – Colliers International говорит о 100%-ной заполняемости у лидеров рынка. 

С другой стороны, за последние 10 лет под влиянием трех девальваций покупательская способность населения скорее снизилась. В конкуренции за клиентов ТРЦ стремятся увеличивать и повышать качество торговых площадей, делать более привлекательными условия аренды для новых брендов и расширять площадь развлекательных зон и фуд-кортов. Так, в 2019 году ТРЦ «Мега Алма-Ата» открыл кинотеатр Chaplin Cinemas и пополнил свой портфель брендами H&M Homme, Women’s secret, Isabel Garcia, SuperDry, Limpopo, OVS. ТРЦ «Dostyk Plaza» открыл сетевой ресторан американской кухни Galitos, зону корейской уличной еды Qkitchen и брендовые магазины Miele, Kiehl’s. В ТРЦ «Мега Парк» появилась автомойка, а также бутик Madame CoCo и хобби-маркет «Леонардо». В молле «Апорт» появились Kinoplexx, Black Star Burger, а линейка магазинов одежды пополнилась брендами H&M, Hummel, Tudors, Funday, Men’s shop, Kelzin, Zero.

По данным аналитиков Scot Holland |CBRE | Казахстан, в Алматы наблюдается устойчивый тренд снижения ведущими ТРЦ арендных ставок в долларовом эквиваленте для своих крупнейших арендаторов. Но это происходит во многом за счет девальвации – арендные ставки в национальной валюте скорее растут. Снижение покупательской способности населения и рост конкуренции в торговле привели к уменьшению товарооборота у ритейлеров, снижению их маржинальности до 10%–15% и, соответственно, росту срока возвратности инвестиций.

Глобальное наступление 

Активное развитие e-commerce пока расценивается казахстанским офлайн-ритейлом скорее как потенциальная проблема. Хотя в мировых масштабах она стала реальностью – The Wall Street Journal пишет о замедлении роста доходов даже у топовых мировых торговых центров из-за активного развития онлайн-торговли. В течение многих лет аналитики считали, что примерно 260 торговых центров высшего уровня защищены от закрытия магазинов и банкротств, которые преследуют торговые центры в менее богатых районах. Но недавние банкротства известных ритейлеров, в числе которых, например, Forever 21 Inc, закрывшая 87 магазинов, пошатнули положение и таких торговых центров. Более того, даже когда торговые центры кажутся заполненными, рост доходов замедляется, так как арендодатели вынуждены снижать арендную плату, чтобы удержать арендаторов. Владельцы крупнейших моллов снижают прогнозы по росту чистой операционной прибыли до 0%–1%. Акции инвестиционных фондов, специализирующихся на торговой недвижимости, также показывают отрицательную динамику: так, акции Taubman и Macerich Co в 2019 году упали примерно на треть, а акции Simon – на 14%. ТРЦ во всем мире ищут новые способы справиться с изменяющимся поведением потребителей в связи со смещением продаж в интернет. Simon, Taubman и другие крупные владельцы вкладывают значительные средства, чтобы придумать варианты развлечений и новые розничные стратегии, которые сочетают онлайн-покупки и розничную торговлю и тратят сотни миллионов долларов на реконструкцию ТЦ и на то, чтобы возвести жилье, офисы или гостиницы поблизости для повышения ценности недвижимости.

В будущее с оптимизмом

В настоящее время в Алматы строятся «Апорт Кульджа» и ТРЦ «Almaty Grand Mall», начато строительство современных торговых центров на территории барахолки, реконструируется ТЦ «Алмалы». Оптимизм алматинских девлоперов опирается на данные о дефиците качественных торговых площадей и сравнительно невысокой, в пределах 3%, доле онлайн-торговли в общем обороте ритейла. Значительная часть казахстанцев все еще предпочитает ходить по бутикам – возможность увидеть товар, потрогать его и примерить в приоритете перед скоростью онлайн-покупок. 

na-chem-osnovan-optimizm-almatinskih-developerov-torgovoj-nedvizhimosti.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance