Перейти к основному содержанию

1846 просмотров

Пожилые работники разгоняют мировую экономику

В развитых странах все больше людей пенсионного возраста продолжают работать

Японские работники-пенсионеры. Фото: Toru Yamanaka / Agence France-Presse / Getty Images

Медленно растущая мировая экономика получила импульс оттуда, откуда никто не ожидал. По мере того, как все больше людей в развитых странах по возрасту приближаются к 60-летнему рубежу или уже преодолели его, растет доля тех, кто предпочитает продолжать работать, а не выходить на пенсию.

Доля экономически активного населения в возрасте от 55 до 64 лет в странах с развитой экономикой начала расти на рубеже веков, хотя в течение десятилетий до этого наоборот снижалась. Приблизительно в 2010 году начала расти и доля работающих в возрасте 65 лет и старше, достигнув в прошлом году 15,3%, что больше полувека назад в развитых странах было максимальным значением.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), начиная с 2001 года рост доли работающих в возрасте старше 55 лет в Италии, Японии, США, Великобритании, Германии и Франции обеспечил приток в экономику 18,8 млн работников, или 5,5%-ный прирост экономически активного населения в целом.

Увеличение доли «седовласых» работников вызвано пенсионными изменениями, улучшением здоровья людей и повышением уровня образования, что имеет свои положительные последствия. Во-первых, большее число работников на рынке может способствовать расширению бизнеса компаний, поскольку сейчас безработица находится на минимальном уровне. Во-вторых, это сглаживает тенденцию старения населения и понижает финансовое давление на государство.

«Нужно больше людей, необходимо, чтобы трудовые ресурсы пополнила значительная доля населения страны для сохранения объемов текущего производства. В первую очередь это актуально для большинства развитых стран, где, согласно прогнозам, численность населения в следующем десятилетии сократится», – говорит Петя Топалова, экономист Международного валютного фонда.

Доля работающих пожилых людей начала снижаться примерно в 1970-х годах. Во многом причиной этому послужила политика государств, поощрявшая ранний выход на пенсию и предусматривающая такие меры, как более низкий пенсионный возраст и щедрые пособия по безработице.

Позже, в 1990-х годах, ряд стран этот курс пересмотрели. В Италии были приняты законы, предусматривающие постепенное повышение пенсионного возраста с 52 лет в 1996 году до 61 года к 2011 году. В итоге это помогло повысить долю работающих мужчин в возрасте от 55 до 59 лет. Она неуклонно росла и в 2014 году достигла 78%. Для сравнения: в 2001 году этот показатель составлял 54%, согласно исследованию профессора экономики Wellesley College Кортни Койл и ее соавторов.

В 1998 году Германия начала сокращать пенсионные пособия для выходящих на пенсию досрочно. К началу 2000-х годов в стране также был сокращен максимальный срок, в течение которого выплачивались пособия по безработице для пожилых работников. В результате доля работающих в возрасте от 55 до 64 лет с 43,1% в 2003 году возросла до 73,6% в 2018 году.

Свою роль в этом процессе сыграло и увеличение продолжительности жизни людей. Некоторые пожилые, возможно, решили продолжать работать по причине недостаточных пенсионных сбережений, что особенно проявилось после финансового кризиса, который обесценил акции и жилую недвижимость.

Хотя старение населения способствует замедлению экономического роста во всем мире, без роста доли работающих этот процесс будет только усугубляться. По данным Марка Киза, экономиста по вопросам занятости при ОЭСР, если бы в 2018 году доля работающих немцев в возрасте от 55 до 79 лет соответствовала аналогичной доле 1991 года, общая численность трудоспособного населения Германии за этот период сократилась бы на 2,4%, или почти на 1 млн человек. В реальности же доля работающих возросла на 9,6%, или на 3,8 млн человек. Без роста доли работающих пожилых людей трудовые ресурсы Италии также были бы значительно меньше.

Этот тренд оказывает влияние и на государственные финансы. Поскольку все больше людей из числа тех, кто достиг пенсионного возраста, продолжают работать, они также продолжают платить налоги. Кроме того, многие из них не получают пособий, что снижает финансовое давление на государственную пенсионную систему. В частности, резерв государственной пенсионной системы Германии, то есть количество средств, предназначенных для выплаты пенсий, с примерно 2 млрд евро в 2005 году вырос до почти 38 млрд евро в 2018 году ($43 млрд).

Однако в перспективе на ближайшие десятилетия роста доли работающего населения будет недостаточно для того, чтобы компенсировать старение населения, особенно в таких странах, как Япония и Германия, где этот процесс протекает быстрее всего.

Более того, по словам Акселя Берш-Зупана, экономиста Мюнхенского центра экономики старения, европейские популистские движения намерены помешать реализации политики, направленной на то, чтобы стимулировать пожилых людей продолжать работать. «В ряде европейских стран можно увидеть то, что я называю пенсионным откатом», сказал он. К примеру, на выборах прошлым летом в Италии победила коалиция оппозиционных партий, в том числе пообещав повысить пенсионные выплаты. В Дании на выборах 5 июня победили социал-демократы, выступившие, среди прочего, с обещанием обеспечить возможность досрочного выхода на пенсию и отменить некоторые недавние изменения в пенсионном законодательстве.

В качестве противоположного примера Киз указывает на Японию, которая продолжает игнорировать экономические трудности, несмотря на быстрое старение населения. В 2018 году 77% японцев в возрасте от 55 до 64 лет по-прежнему работали. Для сравнения: в 2011 году таких было только 68,2%.

«Если другие страны пойдут по пути Японии, то в этом случае все еще есть возможности для значительного повышения уровня занятости даже по сравнению с ее текущим высоким значением», – отмечает он.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

468 просмотров

Uzbekistani Government Sells Huge Part of its Businesses to the Private Sector

Investors will have a chance to purchase a share in more than one thousand government-owned companies

Photo: Shutterstock/MehmetO.

The authorities of Uzbekistan declared its intention to put a huge part of government-owned companies into the hands of the private sector. This policy will be implemented under a new strategy prepared by a group of local and international experts. According to this new strategy, Uzbekistan should demonstrate strong political will and be ready to change the country’s legislation.

National Economy and State-owned Companies

The large scale privatization campaign was initiated by President Shavkat Mirziyoyev in December 2019 when he set out to make an inventory of all government-owned businesses. Later, in a statement to Oliy Majlis (Uzbekistani parliament), he charged the government to prepare a strategy on how to enhance a competitive environment in the country. 

As a result, the government developed a list of 2965 state-owned companies with a value of $11.7 billion dollars combined. Authorities examined their business activities and made some conclusions. For example, they figured out that government-owned companies make 55% of gross domestic product (GDP). According to Bakhtiyor Khaydarov, an official of the Agency for Management of State Assets (AMSA) this indicator is much bigger than in other countries: 35% in Russia, 15% in Singapore, 8% in Vietnam and 20-25% in developed economies on average.

Despite the large impact of government-owned companies on the national economy, they account for only 47% of all taxes to the state budget and provide jobs for only 6% of all working Uzbekistani people. Many of these government-owned businesses suffer losses ($431.1 million); 34% of them do not make tax accounting and only 33% pay dividends.

As Khaydarov noted, 900 of those companies fully depend on tax and customs preferences and many of them operate noncore divisions.

Better Late Than Never

The Uzbekistan authorities do not want to waste time and are ready to implement their new strategy as soon as possible. However, a new coronavirus pandemic can affect this plan. AMSA has already prepared a series of new regulations which stipulate a large-scale privatization program. To develop this program, Uzbekistan invites all local and international experts and organizations to participate. 

According to the new strategy, the government will offer the private sector 1115 companies to buy. The government will keep only 554 businesses; more than 700 enterprises will be eliminated. The current number of 1718 unitary national businesses will be reduced drastically with only 70 entities left. These will be transformed to operate as joint-stock companies or OOO (local type of Limited Liability Company). 

According to Andrey Boytsun, an official representative of the European Bank of Reconstruction and Development (EBRD), the work initiated by the Uzbekistan government is very important for the country. 

“Close examination and grading of all government-owned businesses are highly important. Some of them will be eliminated or reorganized. However, before the government decides what to do with the company it has to know whether it needs this company or not,” he said.

Носачев_Монтажная область 1 (2).png

In the right place 

The most important criteria in the new privatization strategy is a split between state agencies’ tasks, said Andrey Boytsun. Various ministries should focus on the development of a general policy toward business and treat all companies either public or private in a similar way. 

Currently, private businesses can’t compete with government-owned companies because they have no tax or customs preferences and can’t participate in government procurements without biddings as state-owned enterprises do. For instance, in the construction and architecture sector, the state provides support for 62 of such quasi companies.

“The function of the owner should be performed by another body, not the one that is the regulator. Otherwise, it turns out like in football, when the judge plays on the side of one of the teams,” said Boytsun. 

“Pharmaceutical enterprises in Uzbekistan will never be competitive unless they comply with standards and good manufacturing practices. To establish this standard is the task of the ministry and not the management and ownership of pharmaceutical companies. If we do not, Uzbekistan will only be a sales market for foreign companies,” commented Wieslaw Kaczmarek, ex-Minister of the Treasury of Poland and independent consultant in the Uzbekistani AMSA.

Explain or sell 

Privatization in Uzbekistan is aimed to reduce the government’s role in the economy and should be implemented in five years.

In order to achieve this, the government will use a so-called Yellow Pages Rule, which means that the state will leave those sectors where private businesses already operate. 

Another new rule for public companies is an “explain or sell.” If the government can explain why it owns the specific business it can keep it through AMSA, which manages all state assets.

“The ultimate owners of state-owned enterprises are citizens of Uzbekistan; therefore, it will be correct if AMSA reports directly to the Oliy Majlis which represents the people’s interests,” the EBRD representative emphasized.

What is the priority?

New privatization rules are also implying that state-owned companies should increase their effectiveness to work as real businesses; to introduce tools for assessment of their executive bodies' work; to create compliance services, external audit, etc. 

The supervisory board should also be changed. According to Boytsun, only 3% of board members are independent and this figure should be much higher.

“When it comes to creating supervisory boards, it is important that they have professionals with a variety of competencies and skills to make the right and balanced decisions. In practice, there should be fewer civil servants. Now they’rethe majority,” said Boytsun.

Another opinion was shared by Vinoyak Nagarach, representative of the World Bank in Uzbekistan, who doesn’t argue with privatization supporters but calls for patience.

“In Uzbekistan, there are strong opportunities, administrative potential. If you look at the history of Uzbekistan, macroeconomic indicators, many enterprises were very good. We can’t say that all directors are bad managers. It is important to use what is,” said Nagarach.

Legislation reform

International experts, as well as representatives of business and state-owned companies, insist that privatization efforts should be accompanied by changes in legislation.

According to Kaczmarek, to avoid mistakes Uzbekistan must introduce a new privatization law.

“If we are talking about the revival of privatization, the first step of this important strategy is the new version of the law on privatization. There is no way around it,” said the expert.

Rustam Kadyrov, head of the Department for Strategic Planning and Analysis of the Uzsanoat joint-stock company agrees, noting that new clear written rules might be helpful in getting money from ordinary people.

 “Today, our citizens are not interested in investing in Uzbekistan. After all, we have a bad experience with this. Because you are buying land, and there is no guarantee that in five years this decision will not annul the hokim (head of the local administration),” Kadyrov gave an example. 

The AMSA admits that many regulatory rules concerning privatization are outdated.  

“The law on privatization was adopted in 1991. It is already outdated and does not correspond to the time. We have the 279th resolution, which consists of 400 pages, and it is also outdated. We also have a lot of regulations outdated, and experts do not own the updated database. We must update and retrain our specialists, we must update and revise all these laws and acts, and this is one of our priorities in today's work,” said Tulkin Nabiev, deputy head of the Agency.
 

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif