Перейти к основному содержанию

3056 просмотров

Казахстан планирует догнать Японию

Республика намерена снизить инвестиционные риски

Фото: Аскар Ахметуллин

Казахстану необходимо перейти на суверенный кредитный рейтинг с низким уровнем риска (А), сообщил министр национальной экономики Руслан Даленов.

«Сегодня суверенный кредитный рейтинг Казахстана входит в категорию инвестиционной оценки, но уровень риска характеризуется как средний. К 2025 году стране необходимо перейти на следующий уровень в категорию стран с низким уровнем риска – это кредитный рейтинг уровня А-. В эту группу входят такие страны как Чили, Япония, Польша», - сказал он на заседании правительства 17 сентября.

Для достижения этой задачи, по его словам, республике необходимо диверсифицировать структуру экономики, оздоровить банковский сектор и ужесточить бюджетную дисциплину.

Даленов отметил, что суверенные кредитные рейтинги являются наиболее значимым фактором для инвесторов. Эти рейтинги составляются такими агентствами, как Standard&Poor’s, Moody’s и Fitch. В августе текущего года эти рейтинговые агентства подтвердили свои рейтинги (BBB-/Baa3/BBB).При этом Moody’s повысил свой прогноз со «стабильного» на «позитивный».

В рейтинге легкости ведения бизнеса «Doing Business» Казахстан в 2019 году занял 28 место из 140 стран мира.

«Мы ставим себе цель войти в первую двадцатку к 2025 году. Сегодня, это уровень таких стран, как Финляндия, Австралия и Латвия. Сдерживающими факторами в этом рейтинге являются: сфера международной торговли, процедуры подключения к системе электроснабжения, получения разрешений на строительство, получения кредитов и налогообложения, а также регистрации предприятия и собственности», - сказал Даленов.

В разрезе регионов Казахстана, по условиям ведения бизнеса лидируют Алматы, Актау и Актобе. Отстающими являются Караганда, Усть-Каменогорск и Тараз. Следующий региональный обзор Всемирного банка планируется в 2021 году. В связи с этим, полагает министр, местным исполнительным органам необходимо обратить внимание на сдерживающие факторы для улучшения своих позиций к тому времени.

Уровень развитости торговой и транспортной инфраструктуры измеряется рейтингом LPI Всемирного банка. Индекс помогает странам определить вызовы и возможности в развитии торговой логистики. Казахстан в этом рейтинге по итогам 2018 года занял 71 место. 

«Стране к 2025 году необходимо попасть в топ-40 стран. Это такие страны, как Израиль, Исландия, Малайзия. Сдерживающими факторами в этом рейтинге являются: качество торговой и транспортной инфраструктуры, легкость организации международных перевозок, эффективность таможенного и пограничного контроля, а также возможность отслеживания грузов», - сказал Даленов.

Кроме того, в глобальном индексе конкурентоспособности Всемирного экономического форума по эффективности таможенного оформления Казахстан планирует войти в топ-40 стран наряду с Израиль, Чехия и Чили. Для этого республике необходимо улучшить пропускную способность пунктов таможенного досмотра и эффективность самих проверок.

По рейтингу школьного образования PISA, который каждые три года измеряет качество обучения математике, естественным наукам и чтению, к 2025 году Казахстан должен войти в топ-40 с 53 места 2012 году (по итогам 2018 года будет опубликован в декабре 2019 года).

«Качество высшего образования оценивается международными рейтингами университетов. Это мировой рейтинг вузов QS. Это рейтинг лучшей тысячи вузов мира. Только 10 вузов Казахстана входят в этот рейтинг. КазНУ занимает лишь 207 место. К 2025 году казахстанским вузам необходимо войти в топ-150», - резюмировал министр.

banner_wsj.gif

4156 просмотров

Сколько потеряет казахстанский бюджет из-за падения цен на нефть

При ценах ниже $25 за баррель сборы по экспортным таможенным пошлинам перестанут поступать совсем

Фото: Shutterstock

Снижение стоимости нефти на мировом рынке негативно отразится на доходах Казахстана. Только в январе сборы от продажи нефти и газа уменьшились на $900 млн. При ценах ниже $25 за баррель сборы по экспортным таможенным пошлинам перестанут поступать совсем.

Цены на нефть снижаются с начала года. В январе – феврале стоимость энергоресурсов стала падать из-за уменьшения спроса со стороны Китая (второго крупного потребителя нефти в мире после США), где из-за вспышки коронавируса снизилась экономическая активность. За этот период стоимость нефти марки Brent упала примерно на 20%, до $55 за баррель.

Обвал нефтяных цен произошел в конце первой декады марта, и это случилось из-за того, что 6 марта на министерской встрече в Вене страны – экспортеры нефти не смогли договориться о продлении соглашения о сокращении добычи. ОПЕК предлагала до конца года дополнительно уменьшить производство на 1,5 млн баррелей в сутки, в том числе странам, не входящим в картель, – на 0,5 млн. Действующая до конца марта сделка предусматривает сокращение добычи на 1,7 млн баррелей. 

В результате в общей сложности с начала года стоимость нефти на биржах упала более чем в 2 раза. Для Казахстана, 20% ВВП которого дает нефтегазовая отрасль, нынешняя ситуация на рынке станет серьезным испытанием.

Свободное плавание

Министр национальной экономики Руслан Даленов отметил, что изменение цен на нефть не влияет на доходность бюджета, поскольку поступления от нефтегазового сектора напрямую перечисляются в Национальный фонд и только оттуда поступают в бюджет в виде гарантированных трансфертов в размере 2,7 трлн тенге ежегодно.

Однако в республиканский бюджет напрямую, минуя Нац­фонд, поступают экспортные таможенные пошлины (ЭТП) от нефти – около 1 трлн тенге в год. И эти доходы при нынешних ценах могут сократиться в 3 раза, а в случае установления цен ниже $25 за баррель ЭТП и вовсе обнулятся, говорит генеральный директор Союза нефтесервисных компаний Казахстана Нурлан Жумагулов. По его подсчетам, в прошлом году бюджет получил 5 трлн тенге нефтяных денег: 3,5 трлн тенге – трансферты из Нацфонда, 1 трлн – выплаты по экспортным таможенным пошлинам, 500 млрд – налоги нефтесервисной отрасли. Отметим, что при цене менее $40 за баррель обнуляются еще и ставки по рентному налогу.
При этом уже в январе доходы республики от экспорта углеводородов упали на $900 млн. Ассоциация финансистов Казахстана подсчитала, что только Франция, Швейцария и Италия снизили покупку казахстанской нефти на $863 млн, а Китай сократил импорт казахстанского газа на $128,6 млн.

Переживем?

В компаниях «Тенгизшевройл» и «Карачаганак Петролиум Оперейтинг», на двух самых крупных нефтедобывающих предприятиях страны, отказались отвечать на вопрос, как повлияет на их деятельность удорожание доллара, произошедшее из-за падения стоимости нефти. При этом на специальном совещании, прошедшем 14 марта в Атырау, генеральный директор «Тенгизшевройла» Имер Боннер сообщила, что добыча нефти компанией проводится в штатном режиме.

«ТШО в состоянии пережить сложную экономическую ситуа­цию в связи с падением цен на нефть, так как подобный период в истории нашей компании уже был», – сказала она.

Предприятие не планирует сокращать рабочих и обещает выполнить все свои обязательства.

Президент нефтяной компании «Меридиан Петролеум» Балтабек Куандыков считает, что на самом деле никому из участников нефтяного рынка такое падение цен не выгодно и долго оно продолжаться не может.

«Конечно, мы не достигнем в ближайшее время цен на уровне $100. Но реальная цена нефти, считаю, должна быть на уровне $40–50», – говорит он и отмечает, что на нефтяные цены помимо борьбы за рынки сбыта, которую ведут в том числе Россия и Саудовская Аравия (СА), влияет и падение спроса на нефть, произошедшее из-за пандемии коронавируса, в результате которой снизилось потребление энергоресурсов.

В случае если участники рынка договорятся, а проблемы с вирусом будут решены, то восстановления нефтяного рынка можно ожидать в течение 5–6 месяцев.

Screenshot_3.png

Screenshot_2_1.png

Рекордное падение

Напомним, что обвал цен на нефть произошел после того, как провалились переговоры между странами – экспортерами нефти в рамках ОПЕК+. Россия готова была пойти только на пролонгацию действующих соглашений, тогда как СА предлагала дополнительно снизить суточную добычу, чтобы уравнять спрос и предложение. В результате срыва сделки уже к вечеру того же дня, 6 марта, на биржах нефть марки Brent подешевела почти на 9%, опустившись до $46 за баррель.
Буквально на следующий день стало известно, что Saudi Aramco уведомила покупателей в США, странах Европы, Восточной и Юго-Восточной Азии, что с апреля готова продавать свою нефть марки Arab Light со скидкой $6–8 за баррель. А еще через пару дней два самых крупных производителя нефти – Россия и Саудовская Аравия – объявили о намерении увеличить суточный объем добычи нефти еще на 500 тыс. и 2,5 млн баррелей соответственно. В результате 9 марта на торгах стоимость Brent опустилась до $31 за баррель, что почти на 37% ниже, чем было до того, как сорвалась сделка ОПЕК+.

С тех пор нефтяные котировки неоднократно обновляли многолетние минимумы. Стоимость фьючерсов на Brent на бирже ICE 18 марта снизилась до $24,88 за баррель. Майские фьючерсы на американский эталон WTI на торгах Нью-Йоркской товарной биржи подешевели до $20,37, что стало самым низким уровнем с марта 2003-го и февраля 2002 года соответственно.

Борьба за рынки сбыта

В истории мировой нефтедобычи это четвертый по счету ценовой кризис. Во всех случаях нефть дешевела из-за переизбытка предложения на рынке. Первая ценовая война произошла в 1985 году и длилась около года. Тогда Саудовская Аравия заявила, что больше не будет одна нести бремя сокращения производства, и увеличила добычу, в результате чего стоимость нефти упала с $31 до $9,75 за баррель. В СССР добыча нефти сократилась в 2 раза.

Вторая ценовая война произошла в 1997 году и длилась около полутора лет. Королевство увеличило производство, чтобы бороться с Венесуэлой, которая нарушила квоту ОПЕК по добыче нефти. Рост производства совпал с экономическим кризисом в Юго-Восточной Азии, в результате цены упали примерно с $20 до $10 за баррель, а в России произошел дефолт.

В третий раз ценовая война началась в ноябре 2014 года и длилась около двух лет. Тогда СА решила нарастить добычу и снизить цены на нефть, чтобы убрать с рынка производителей сланцевой нефти из США. Нефть упала с $100 до $27,88 за баррель. Более-менее восстановить цены удалось только после того, как осенью 2016 года ОПЕК и страны, не входящие в картель, договорились ввести квоту на добычу нефти.

Нынешняя ценовая война, как уже упоминалось, вспыхнула после разрыва сделки в рамках ОПЕК+. Представители правительства России говорят, что инициаторами разрыва сделки были арабские производители нефти. Ранее в интервью РБК пресс-секретарь «Роснефти» Михаил Леонтьев сообщил, что сделка по сокращению добычи лишена смысла.

«Мы, уступая собственные рынки, убираем с них дешевую арабскую и российскую нефть, чтобы расчистить место для дорогой сланцевой американской», – сказал он.

Заполнив рынок дешевой нефтью, саудиты и россияне, похоже, надеются отобрать долю рынка у сланцевых производителей.

По мнению вице-президента компании «ЛУКОЙЛ» Леонида Федуна, которым он поделился с РБК, нынешнее падение цен «не убьет, но сильно ранит» сланцевую промышленность США и отбросит ее развитие примерно на 6 лет. Если WTI будет продаваться по $25, то добыча сланцевой нефти может сократиться в 2 раза, с 7,5 млн до 3,5 млн баррелей в сутки.

Однако, по мнению эксперта, это не означает, что они не смогут восстановиться. Значительная часть сланцевой добычи контролируется крупными нефтяными компаниями, в том числе Exxon и Chevron, которые обладают большим запасом прочности на обычных месторождениях.

Определенное воздействие обвал нефтяных цен на американских сланцевых производителей все же произвел. The Wall Street Journal 19 марта рассказала, что ряд нефтяных компаний из Техаса, в том числе и производители сланцевой нефти, рассматривают возможность сокращения добычи, чтобы поддержать цены на сырье. Позже стало известно, что Райан Ситтон, комиссар Техасской железнодорожной комиссии, являющейся государственным регулятором нефтегазовой отрасли штата, провел переговоры по телефону с генеральным секретарем ОПЕК Мохаммедом Баркиндо. Картель пригласил Ситтона принять участие в следующей встрече стран – экспортеров нефти, которая состоится в июне этого года.

Когда нефтедобытчики наконец договорятся, а рано или поздно это должно случиться, ожидать повышения цен на нефть до $100 уже не стоит, в том числе и из-за развития зеленых технологий. Например, итальянская Eni объ­явила, что она будет разрабатывать только существующие месторождения и к 2050 году перестанет заниматься нефтедобычей. По мнению Леонида Федуна, скорее всего, так же поступят и другие европейские нефтяные компании – British Petroleum, Shell и Total.

Напомним, обязательства Казахстана по добыче нефти по действующему соглашению в рамках ОПЕК+ составляют 1,84 млн баррелей в сутки. По словам министра энергетики Нурлана Ногаева, страна выполнила все принятые на себя обязательства и не собирается ни увеличивать, ни уменьшать производство. Комментируя нынешнюю ситуацию с нефтью, он отметил, что республика пережила в 1998 году период низких цен на нефть, когда стоимость барреля упала до $8,5.

«Я думаю, мы оптимизируем мероприятия, усовершенствуем все, что есть в наших руках, – все меры предпримем», – пообещал министр.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif