Перейти к основному содержанию

1408 просмотров

Минторг Казахстана намерен снизить цены на овощи и фрукты

По мнению Бахыта Султанова, единая система дистрибуции позволит обеспечить стабильность цен

фото: shutterstock.com

Сформировать пул добросовестных производителей плодоовощной продукции и обеспечить им «зеленый свет» на пути к выходу на рынки ЕАЭС намерены в Министерстве торговли и интеграции РК. Таким образом Минторг хочет снизить цены на овощи и фрукты.

Основной двигатель инфляции в республике в этом году – плодоовощная продукция. Снизить влияние этого фактора торговое ведомство предлагает за счет создания на центрально-азиатском направлении пу ла производителей продтоваров (в том числе из стран, не являющихся членами ЕАЭС). Эти производители получат возможность без задержек поставлять свою продукцию на рынки Евразийского экономического союза. По мнению министра торговли Бахыта Султанова, единая система дистрибуции позволит, во-первых, обеспечить стабильность цен и стабильность ка чества поставляемых на рынки овощей и фруктов, а во-вторых, значительно снизить инфля цию (в долгосрочной перс пек тиве).

Дорогая задержка

Предложенная схема будет работать эффективно, только если в числе прочих будут устранены и таможенные барьеры. Для Казахстана и Кыргызстана как членов ЕАЭС их не существует, но большая доля плодоовощной продукции идет из Узбекистана. Именно она подлежит растаможке, которая, по выражению главы Министерства торговли и интеграции, «съедает» много времени. А в случае со скоропортящейся продукцией «съедает» и часть самого продукта – стоимость этой части затем закладывается в цену того товара, что до потребителя все-таки доехал.

По оценке предпринимателей, которые поставляют плодоовощную продукцию на рынки РК, потери в пути составляют от 20 до 40% груза, а иногда доходят до 75-80%. Усугубляет ситуацию отсутствие налаженной схемы сбыта внутри страны.

«Когда продукция с юга идет, на границе проблемы: по 150-200 машин стоят на границах. Если едет холодильная камера с виноградом, а таможенник ее открывает, то проникновение кислорода уже дает 20% потери. Потом приезжает на рынок Нур-Султана и пытается найти себе дистрибьютора или оптового покупателя – в этом ожидании еще 20% товара подвергаются порче. Пока реализация начнется, виноград становится вялым. Из пяти КамАЗов, которые доезжают до того же Нур-Султана с овощами, один-два уже с некондиционной продукцией, которая выбрасывается, а цена ее ложится на потребителя», – констатирует министр.

Почему казахстанский Минторг заботится о российском рынке

Предложенная Минторгом РК схема предполагает не только формирование списка поставщиков плодоовощной продукции, за которыми не будет числиться налоговых и таможенных «грехов» на родине (по-другому получить «зеленый коридор» на границе не получится), но и разворачивание сети оптово-распределительных центров внутри Казахстана. У мест хранения плодоовощной продукции должна быть фиксированная цена на услуги, что позволит сделать прозрачным конечное ценообразование.

Работа по организации таких центров уже развернута в столице, Караганде и Шымкенте. В Жамбылской, Западно-Казахстанской, Павлодарской и Восточно-Казахстанской областях строительство подобных центров собираются начать в этом году. В 2020 году – в Мангистауской области, Алматы, Семее и Актобе. Три таких центра в приграничных с Россией областях должны обеспечить прохождение плодоовощной продукции и в соседнюю страну. Забота о российском рынке со стороны Министерства торговли Казахстана объясняется просто: по мнению г-на Султанова, сейчас республика импортирует инфляцию из России. И, соответственно, Нур-Султан заинтересован в стабильности цен на соседнем рынке.

«Прослеживается четкая положительная корреляция между ценами России и Казахстана. Как показывает анализ, корреляция составляет более 90% на социально значимые товары. На фоне роста цен в России растут и наши цены, и объемы экспорта этой продукции, – утверждает г-н Султанов. – Цены в России гораздо выше, и как только колеблется цена в России, это сразу вымывает продукцию из Казахстана. То есть вроде бы растет и экспорт, но при этом растут и наши внутренние цены, и если все вместе мы обеспечим стабильные поставки на рынок России, то, соответственно, колебания цен как у них, так и у нас будут минимизированы», – отметил он.

Урожай все покроет

«Сегодня на инфляцию оказывают влияние торговые отношения с соседними странами и уровень инфляции там. Есть целый ряд товаров, в основном продовольственных, где мы можем говорить об импорте инфляции. Поэтому важно выстраивать правильную торговую политику в условиях, когда мы имеем открытые таможенные границы в ЕАЭС, важно наладить баланс между экспортом и импортом», – согласен министр национальной экономики Руслан Даленов.

По данным Даленова, к концу июля годовая инфляция сложилась на уровне 5,4%. Учитывая, что в июле 2018 года она составляла 5,9%, можно говорить о снижении, но есть один беспокоящий власти нюанс: наибольшее влияние на рост инфляции оказали продовольственные товары – 3,4%, или практически две трети от всего роста цен. Рост цен на продовольствие во многом произошел за счет удорожания 19 социально значимых продовольственных товаров: это лук репчатый, который прибавил в цене на 79%, морковь (59,3%), картофель (32,9%), рис (21,6%), мука (20,8%).

В поле зрения правительства попали также баранина, говядина, конина и хлеб как товары, которые подорожали наиболее заметно. Местные власти теперь будут мониторить цены на эти товары и следить, чтобы торговая наценка на них, как и еще на 9 видов социально значимых товаров, не превышала 15%.

В ближайшее время большая часть плодоовощной продукции подешевеет без усилий со стороны властей. По утверждению министра сельского хозяйства Сапархана Омарова, урожай текущего года в стране полностью покрывает внутреннюю потребность.

«Могу сказать, что по тем 10 видам продукции, стоимость которых резко выросла, есть прогноз увеличения производства в 2-2,5 раза, – говорит Омаров. – Например, по луку в текущем году посевная площадь составила 32,8 тыс. га, что на 4,1 тыс. га больше уровня 2018 года. И мы планируем, что в этом году мы соберем около 900 тыс. тонн лука, что достаточно для покрытия внутренней потребности и для экспорта».

Прогнозный валовой сбор моркови в этом году в Казахстане составит 567 тыс. тонн, что почти в два раза больше внутренней потребности. Прогноз по урожаю картофеля – 3,7 млн тонн против 3,8 млн тонн в прошлом году – на внутреннюю потребность страны его хватает, как и риса, урожай которого составит 482 тыс. тонн. Новый урожай собьет цены в сентябре-октябре, когда фермеры, по выражению министра сельского хозяйства, «бегут» доводить до потребителя собранный урожай, ведь возможностей для его хранения у большинства нет.

Стабфонды vs торговые сети

С ноября-декабря цены на овощи вновь поползут вверх. Бороться с этим явлением в Казахстане уже не первый год пытаются с помощью стабилизационных фондов продовольственных товаров. Но стабфонды, по мнению министра торговли, себя не оправдали.

«Неэффективность стабфондов в первую очередь связана с человеческим фактором – с неправильным приобретением, неправильным хранением продукции, – считает Султанов. – Еще один момент – незначительный объем стабилизационных фондов: для того, чтобы реально влиять на цены, стабфонды должны иметь большой запас продукции, но ограниченность средств местных бюджетов не позволяет сегодня это сделать, плюс ограниченность инфраструктуры, им мест хранения зачастую не хватает. Поэтому данные интервенции не всегда эффективны и не всегда сбивают цены во время сезонного всплеска», – констатирует глава ведомства.

Создание пула производителей, способного влиять на сдерживание цен, станет эффективнее, но запуск такой системы займет время. Поэтому в Минторге и предлагают быстрое решение для сдерживания цен – выделять торговым сетям кредиты на оборотные средства под минимальные проценты. Условие льготного кредита – сети должны фиксировать цены на определенный продуктовый ряд. Преимущество метода в том, что сети договариваются с производителем о раздельном графике поставок уже выкупленной ими продукции, то есть проблема хранения отпадает.

«Это более эффективный, чем интервенции, механизм и он больше обеспечивает возможность со стороны сетей заниматься вопросами хранения и логистики», – убежден Султанов.

17 августа этого года в силу вступили Типовые правила реализации механизмов стабилизации цен на социально значимые продовольственные товары. Эти правила позволяют акиматам и социально-предпринимательским корпорациям использовать на практике механизм по предоставлению оборотных средств торговым сетям. Финансовую готовность к таким действиям подтвердили пока в пяти акиматах – в бюджете Нур-Султана на это заложено 1,1 млрд тенге, в Костанайской области – 300 млн тенге, в Кызылординской – 380 млн тенге, в Алматинской – 170 млн тенге. Предполагается, что в Алматы на эти цели будет выделено 1,5 млрд тенге, но к концу августа в Министерстве торговли РК еще ждали подтверждения от акимата. В перспективе опыт кредитования торговых сетей под условие фиксированных цен на ряд товаров планируется распространить на всю страну.

1014 просмотров

На чем основан оптимизм алматинских девелоперов торговой недвижимости

Растущая конкуренция на рынке ритейла не останавливает их перед желанием инвестировать в новые проекты и реновацию старых торговых центров

Фото: Офелия Жакаева

Три четверти оборота всей казахстанской электронной коммерции приходится на Алматы – такие данные приводит в отчете «Торговая недвижимость» международная компания Colliers International. Желание жителей южной столицы все больше покупать в интернете не смущает инвесторов в торговую недвижимость и крупных ритейлеров, работающих в традиционном формате, – Алматы остается самым привлекательным рынком и для них.

Битва форматов

Десятки торговых и торгово-развлекательных центров появились в Алматы за последние 20 лет, составив конкуренцию традиционным и многочисленным базарам и рынкам. Большая часть ТЦ до сих пор представляет собой безликие коробки, разбитые на бутики, – такие проекты строили с целью максимально быстрого возврата инвестиций. Эти шопинг-центры не имеют эффективной концепции, профессионального управления, да и о tenant mix (состав арендаторов) здесь никто не задумывается. Как результат, товарный ассортимент подобных ТЦ напоминает барахолку. Но именно на рынки и устаревшие шопинг-центры в Алматы, по данным аналитиков, до сих пор приходится большая часть денежного оборота. 

Всего в Алматы, по данным за I полугодие 2019 года, около 50 крупных объектов торговой недвижимости общей площадью более 1,8 млн кв. м. Больше половины этих объектов было построено или реконструировано за последние несколько лет. Показатель обеспеченности торговыми площадями в южной столице, по оценке Colliers, – 614 кв. м на тысячу жителей. Другие эксперты рынка называют более скромную цифру – 380 кв. м качественных торговых площадей на тысячу горожан. Для сравнения: в Нур-Султане, по данным Colliers, на тысячу жителей приходится 588 кв. м торговых площадей, в Москве, по данным Knight Frank, – 510 кв. м.

Во Франции и Германии этот показатель составляет 1,4–1,5 тыс кв. м, а в США доходит до 2 тыс. кв. м торговых площадей на тысячу жителей.

По расчетам Colliers International, из общего количества торговых площадей меньше трети приходится на профессио­нальные торговые площадки с четкой концепцией, арендаторами – франшизерами известных брендов, акцентом на развлекательную направленность, а также наличием разгрузочных зон, удобных подъездных путей и вместительной парковки. В числе таких ТРЦ – «Мега Алма-Ата», «Апорт», Dostyk Plaza, «Мега Парк», «Есентай Молл», ADK.

Аналитики Scot Holland |CBRE | Казахстан подчеркивают, что на рынке наблюдается нехватка концептуальных торговых центров с хорошим местоположением и привлекательными условиями аренды. 

Требования рынка 

Рынок в лице международных и местных ритейлеров требует увеличения количества качественных торговых центров. Новые крупные торговые сети и бренды рассматривают возможность выхода на казахстанский рынок как самостоятельно, так и через местных партнеров. Этот тренд поддерживает высокий спрос на концептуальные и профессионально управляемые площади – Colliers International говорит о 100%-ной заполняемости у лидеров рынка. 

С другой стороны, за последние 10 лет под влиянием трех девальваций покупательская способность населения скорее снизилась. В конкуренции за клиентов ТРЦ стремятся увеличивать и повышать качество торговых площадей, делать более привлекательными условия аренды для новых брендов и расширять площадь развлекательных зон и фуд-кортов. Так, в 2019 году ТРЦ «Мега Алма-Ата» открыл кинотеатр Chaplin Cinemas и пополнил свой портфель брендами H&M Homme, Women’s secret, Isabel Garcia, SuperDry, Limpopo, OVS. ТРЦ «Dostyk Plaza» открыл сетевой ресторан американской кухни Galitos, зону корейской уличной еды Qkitchen и брендовые магазины Miele, Kiehl’s. В ТРЦ «Мега Парк» появилась автомойка, а также бутик Madame CoCo и хобби-маркет «Леонардо». В молле «Апорт» появились Kinoplexx, Black Star Burger, а линейка магазинов одежды пополнилась брендами H&M, Hummel, Tudors, Funday, Men’s shop, Kelzin, Zero.

По данным аналитиков Scot Holland |CBRE | Казахстан, в Алматы наблюдается устойчивый тренд снижения ведущими ТРЦ арендных ставок в долларовом эквиваленте для своих крупнейших арендаторов. Но это происходит во многом за счет девальвации – арендные ставки в национальной валюте скорее растут. Снижение покупательской способности населения и рост конкуренции в торговле привели к уменьшению товарооборота у ритейлеров, снижению их маржинальности до 10%–15% и, соответственно, росту срока возвратности инвестиций.

Глобальное наступление 

Активное развитие e-commerce пока расценивается казахстанским офлайн-ритейлом скорее как потенциальная проблема. Хотя в мировых масштабах она стала реальностью – The Wall Street Journal пишет о замедлении роста доходов даже у топовых мировых торговых центров из-за активного развития онлайн-торговли. В течение многих лет аналитики считали, что примерно 260 торговых центров высшего уровня защищены от закрытия магазинов и банкротств, которые преследуют торговые центры в менее богатых районах. Но недавние банкротства известных ритейлеров, в числе которых, например, Forever 21 Inc, закрывшая 87 магазинов, пошатнули положение и таких торговых центров. Более того, даже когда торговые центры кажутся заполненными, рост доходов замедляется, так как арендодатели вынуждены снижать арендную плату, чтобы удержать арендаторов. Владельцы крупнейших моллов снижают прогнозы по росту чистой операционной прибыли до 0%–1%. Акции инвестиционных фондов, специализирующихся на торговой недвижимости, также показывают отрицательную динамику: так, акции Taubman и Macerich Co в 2019 году упали примерно на треть, а акции Simon – на 14%. ТРЦ во всем мире ищут новые способы справиться с изменяющимся поведением потребителей в связи со смещением продаж в интернет. Simon, Taubman и другие крупные владельцы вкладывают значительные средства, чтобы придумать варианты развлечений и новые розничные стратегии, которые сочетают онлайн-покупки и розничную торговлю и тратят сотни миллионов долларов на реконструкцию ТЦ и на то, чтобы возвести жилье, офисы или гостиницы поблизости для повышения ценности недвижимости.

В будущее с оптимизмом

В настоящее время в Алматы строятся «Апорт Кульджа» и ТРЦ «Almaty Grand Mall», начато строительство современных торговых центров на территории барахолки, реконструируется ТЦ «Алмалы». Оптимизм алматинских девлоперов опирается на данные о дефиците качественных торговых площадей и сравнительно невысокой, в пределах 3%, доле онлайн-торговли в общем обороте ритейла. Значительная часть казахстанцев все еще предпочитает ходить по бутикам – возможность увидеть товар, потрогать его и примерить в приоритете перед скоростью онлайн-покупок. 

na-chem-osnovan-optimizm-almatinskih-developerov-torgovoj-nedvizhimosti.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance