Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1111 просмотров

Минторг Казахстана намерен снизить цены на овощи и фрукты

По мнению Бахыта Султанова, единая система дистрибуции позволит обеспечить стабильность цен

фото: shutterstock.com

Сформировать пул добросовестных производителей плодоовощной продукции и обеспечить им «зеленый свет» на пути к выходу на рынки ЕАЭС намерены в Министерстве торговли и интеграции РК. Таким образом Минторг хочет снизить цены на овощи и фрукты.

Основной двигатель инфляции в республике в этом году – плодоовощная продукция. Снизить влияние этого фактора торговое ведомство предлагает за счет создания на центрально-азиатском направлении пу ла производителей продтоваров (в том числе из стран, не являющихся членами ЕАЭС). Эти производители получат возможность без задержек поставлять свою продукцию на рынки Евразийского экономического союза. По мнению министра торговли Бахыта Султанова, единая система дистрибуции позволит, во-первых, обеспечить стабильность цен и стабильность ка чества поставляемых на рынки овощей и фруктов, а во-вторых, значительно снизить инфля цию (в долгосрочной перс пек тиве).

Дорогая задержка

Предложенная схема будет работать эффективно, только если в числе прочих будут устранены и таможенные барьеры. Для Казахстана и Кыргызстана как членов ЕАЭС их не существует, но большая доля плодоовощной продукции идет из Узбекистана. Именно она подлежит растаможке, которая, по выражению главы Министерства торговли и интеграции, «съедает» много времени. А в случае со скоропортящейся продукцией «съедает» и часть самого продукта – стоимость этой части затем закладывается в цену того товара, что до потребителя все-таки доехал.

По оценке предпринимателей, которые поставляют плодоовощную продукцию на рынки РК, потери в пути составляют от 20 до 40% груза, а иногда доходят до 75-80%. Усугубляет ситуацию отсутствие налаженной схемы сбыта внутри страны.

«Когда продукция с юга идет, на границе проблемы: по 150-200 машин стоят на границах. Если едет холодильная камера с виноградом, а таможенник ее открывает, то проникновение кислорода уже дает 20% потери. Потом приезжает на рынок Нур-Султана и пытается найти себе дистрибьютора или оптового покупателя – в этом ожидании еще 20% товара подвергаются порче. Пока реализация начнется, виноград становится вялым. Из пяти КамАЗов, которые доезжают до того же Нур-Султана с овощами, один-два уже с некондиционной продукцией, которая выбрасывается, а цена ее ложится на потребителя», – констатирует министр.

Почему казахстанский Минторг заботится о российском рынке

Предложенная Минторгом РК схема предполагает не только формирование списка поставщиков плодоовощной продукции, за которыми не будет числиться налоговых и таможенных «грехов» на родине (по-другому получить «зеленый коридор» на границе не получится), но и разворачивание сети оптово-распределительных центров внутри Казахстана. У мест хранения плодоовощной продукции должна быть фиксированная цена на услуги, что позволит сделать прозрачным конечное ценообразование.

Работа по организации таких центров уже развернута в столице, Караганде и Шымкенте. В Жамбылской, Западно-Казахстанской, Павлодарской и Восточно-Казахстанской областях строительство подобных центров собираются начать в этом году. В 2020 году – в Мангистауской области, Алматы, Семее и Актобе. Три таких центра в приграничных с Россией областях должны обеспечить прохождение плодоовощной продукции и в соседнюю страну. Забота о российском рынке со стороны Министерства торговли Казахстана объясняется просто: по мнению г-на Султанова, сейчас республика импортирует инфляцию из России. И, соответственно, Нур-Султан заинтересован в стабильности цен на соседнем рынке.

«Прослеживается четкая положительная корреляция между ценами России и Казахстана. Как показывает анализ, корреляция составляет более 90% на социально значимые товары. На фоне роста цен в России растут и наши цены, и объемы экспорта этой продукции, – утверждает г-н Султанов. – Цены в России гораздо выше, и как только колеблется цена в России, это сразу вымывает продукцию из Казахстана. То есть вроде бы растет и экспорт, но при этом растут и наши внутренние цены, и если все вместе мы обеспечим стабильные поставки на рынок России, то, соответственно, колебания цен как у них, так и у нас будут минимизированы», – отметил он.

Урожай все покроет

«Сегодня на инфляцию оказывают влияние торговые отношения с соседними странами и уровень инфляции там. Есть целый ряд товаров, в основном продовольственных, где мы можем говорить об импорте инфляции. Поэтому важно выстраивать правильную торговую политику в условиях, когда мы имеем открытые таможенные границы в ЕАЭС, важно наладить баланс между экспортом и импортом», – согласен министр национальной экономики Руслан Даленов.

По данным Даленова, к концу июля годовая инфляция сложилась на уровне 5,4%. Учитывая, что в июле 2018 года она составляла 5,9%, можно говорить о снижении, но есть один беспокоящий власти нюанс: наибольшее влияние на рост инфляции оказали продовольственные товары – 3,4%, или практически две трети от всего роста цен. Рост цен на продовольствие во многом произошел за счет удорожания 19 социально значимых продовольственных товаров: это лук репчатый, который прибавил в цене на 79%, морковь (59,3%), картофель (32,9%), рис (21,6%), мука (20,8%).

В поле зрения правительства попали также баранина, говядина, конина и хлеб как товары, которые подорожали наиболее заметно. Местные власти теперь будут мониторить цены на эти товары и следить, чтобы торговая наценка на них, как и еще на 9 видов социально значимых товаров, не превышала 15%.

В ближайшее время большая часть плодоовощной продукции подешевеет без усилий со стороны властей. По утверждению министра сельского хозяйства Сапархана Омарова, урожай текущего года в стране полностью покрывает внутреннюю потребность.

«Могу сказать, что по тем 10 видам продукции, стоимость которых резко выросла, есть прогноз увеличения производства в 2-2,5 раза, – говорит Омаров. – Например, по луку в текущем году посевная площадь составила 32,8 тыс. га, что на 4,1 тыс. га больше уровня 2018 года. И мы планируем, что в этом году мы соберем около 900 тыс. тонн лука, что достаточно для покрытия внутренней потребности и для экспорта».

Прогнозный валовой сбор моркови в этом году в Казахстане составит 567 тыс. тонн, что почти в два раза больше внутренней потребности. Прогноз по урожаю картофеля – 3,7 млн тонн против 3,8 млн тонн в прошлом году – на внутреннюю потребность страны его хватает, как и риса, урожай которого составит 482 тыс. тонн. Новый урожай собьет цены в сентябре-октябре, когда фермеры, по выражению министра сельского хозяйства, «бегут» доводить до потребителя собранный урожай, ведь возможностей для его хранения у большинства нет.

Стабфонды vs торговые сети

С ноября-декабря цены на овощи вновь поползут вверх. Бороться с этим явлением в Казахстане уже не первый год пытаются с помощью стабилизационных фондов продовольственных товаров. Но стабфонды, по мнению министра торговли, себя не оправдали.

«Неэффективность стабфондов в первую очередь связана с человеческим фактором – с неправильным приобретением, неправильным хранением продукции, – считает Султанов. – Еще один момент – незначительный объем стабилизационных фондов: для того, чтобы реально влиять на цены, стабфонды должны иметь большой запас продукции, но ограниченность средств местных бюджетов не позволяет сегодня это сделать, плюс ограниченность инфраструктуры, им мест хранения зачастую не хватает. Поэтому данные интервенции не всегда эффективны и не всегда сбивают цены во время сезонного всплеска», – констатирует глава ведомства.

Создание пула производителей, способного влиять на сдерживание цен, станет эффективнее, но запуск такой системы займет время. Поэтому в Минторге и предлагают быстрое решение для сдерживания цен – выделять торговым сетям кредиты на оборотные средства под минимальные проценты. Условие льготного кредита – сети должны фиксировать цены на определенный продуктовый ряд. Преимущество метода в том, что сети договариваются с производителем о раздельном графике поставок уже выкупленной ими продукции, то есть проблема хранения отпадает.

«Это более эффективный, чем интервенции, механизм и он больше обеспечивает возможность со стороны сетей заниматься вопросами хранения и логистики», – убежден Султанов.

17 августа этого года в силу вступили Типовые правила реализации механизмов стабилизации цен на социально значимые продовольственные товары. Эти правила позволяют акиматам и социально-предпринимательским корпорациям использовать на практике механизм по предоставлению оборотных средств торговым сетям. Финансовую готовность к таким действиям подтвердили пока в пяти акиматах – в бюджете Нур-Султана на это заложено 1,1 млрд тенге, в Костанайской области – 300 млн тенге, в Кызылординской – 380 млн тенге, в Алматинской – 170 млн тенге. Предполагается, что в Алматы на эти цели будет выделено 1,5 млрд тенге, но к концу августа в Министерстве торговли РК еще ждали подтверждения от акимата. В перспективе опыт кредитования торговых сетей под условие фиксированных цен на ряд товаров планируется распространить на всю страну.


5816 просмотров

Как вести бизнес в Казахстане с тысячами процентов прибыли

Заниматься незаконной торговлей, как оказалось, безопасно и выгодно

Фото: geogif / Shutterstock.com

Полмиллиарда контрафактных (поддельных) сигарет уже было продано в 2019 году в Казахстане – это примерно 2,5% всего объема табачного рынка страны. Такие данные предоставил «Курсиву» сотрудник одной из табачных компаний, пожелавший остаться неназванным.

Пять лет назад незаконный объем составлял 0,1%, и его природа была полностью контрабандной. Но сейчас, акцентирует внимание собеседник, наряду с незаконным ввозом сигарет, как правило, из Китая, растет производство подделок внутри страны.

«Для этого из Китая везут акцизные марки, упаковки для сигарет и даже оборудование для их производства. Но это ведь лицензированный бизнес, как же это оборудование пересекает границу?» – возмущается представитель табачной отрасли. 

Контрабанда – незаконное перемещение товаров через государственную границу. Контрафакт – товар, копирующий оригинал, произведенный без права на использование торговой марки, природа появления такого товара на рынке не подтверждается официально. Пример производства контрафактных сигарет на контрабандном оборудовании, по мнению экспертов, как нельзя лучше демонстрирует: в казахстанских условиях два этих явления во многом пересекаются. 

Дисбаланс таможенной статистики – $7 млрд 

Примерный годовой оборот контрафактного товара в мире оценен как $200–360 млрд. Эти цифры получены на основе статистики таможенных конфискаций.

Сопоставление таможенных данных Казахстана и стран – торговых партнеров помогло общественному фонду Transparency Kazakhstan сделать вывод о примерном объеме контрабанды и контрафакта, поступающего в страну. В 2018 году фонд опубликовал доклад «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота». 

Сравнение выявило две группы стран, чьи данные в сравнении с показателями казахстанской таможни либо занижены – и тогда можно подозревать контрабанду, либо завышаются – и это уже подозрение на контрафакт. 

К примеру, по данным Transparency Kazakhstan, совокупный импорт из Китая, Швейцарии и Польши в 2017 году был занижен на $6,5 млрд. Импорт же из США, Японии и Италии, напротив, завышен в 2017-м на $1,1 млрд. 

Михаил Надточий, директор компании «Бизнес Оптима», говорит, что в текущем году зеркальное сравнение с Китаем показывает разницу в $7 млрд. Поднебесная, напоминает Надточий, имеет репутацию «глобальной фабрики контрафакта», здесь производится 70% незаконной продукции, продаваемой во всем мире. 

Компания «Бизнес Оптима» – одна из немногих в стране, занимающихся защитой интересов товарных знаков. С 2013 года по заказу деловых партнеров фирма изучает пути проникновения контрабанды и контрафакта на рынок Казахстана. За эти годы в компании сложилось понимание масштабов такого бизнеса в республике и заработков на нем.

«Средняя маржинальность казахстанского бизнеса, связанного с контрабандой и контрафактом, – 500%, максимальная – 5000%. Это выгоднее подделки денег и торговли оружием», – констатирует Надточий.

Как завозится и продается незаконный товар

Главный маршрут поставок китайского контрафакта на мировой рынок – Южный морской путь. По нему подделки достигают стран арабского мира. Здесь фальсифицированная продукция изымается миллионами единиц. Тот товар, который проскочил через этот фильтр, отправляется в Турцию и далее в Европу. Отдельным маршрутом из Турции контрафакт направляется в Азербайджан и далее автотранспортом – на север Казахстана. 

Но основной поток незаконного товара, предназначенного для Казахстана, протекает через Алматы. Здесь аккумулируются партии, поставляемые напрямую через китайскую границу и опосредованно – через Кыргызстан, на границе с которым таможенный контроль очень условный. Границу товар пересекает по такой схеме: машины разгружаются на киргизской стороне, команда носильщиков переносит товар как ручную кладь через границу, где он загружается в другую машину. 

Дальнейшую схему реализации ввезенного таким образом товара Михаил Надточий описывает так. Существуют теневые структуры, повторяющие конфигурацию официальных торговых схем. Здесь есть свои «официальные дистрибьюторы», заключающие договоры с внештатными агентами, чей заработок зависит от объема сделок. Далее – региональные офисы, имеющие свои склады, где товар оценивается с точки зрения качества и формируется его цена. Товар предлагается оптовым покупателям, которые распространяют его мелкими партиями через магазины и рынки. 

Надточий говорит, что подделываются самые продаваемые и недорогие товары. К примеру, из сферы компьютерной периферии это картриджи, блоки питания, флешки, жесткие диски. 

Сложный товар подделывается крайне редко. Системе важен быстрый оборот товара и возврат средств. Поэтому подделывается то, что хорошо продается. Директор «Бизнес Оптимы» называет топ-3 групп товаров, где подделки встречаются чаще всего. Первое место у бытовой химии. Второе – у женских украшений. Третье – у товаров авторынка. 

Завозимая партия рассчитана таким образом, чтобы распространение занимало не больше месяца. Соответственно, это должен быть товар, пользующийся повышенным спросом. У каждого бренда есть три-четыре таких изделия, популярных и недорогих. Их то и подделывают в первую очередь.

Как вскрываются сети незаконных поставок

Первый признак появления партии контрафакта на рынке – падение продаж у компании – официального представителя бренда. По словам Михаила Надточего, в любой стране мира контрафакт присутствует в объеме не менее 5%, это экономически безопасный уровень. В Казахстане по некоторым группам товаров контрафакт занимает больше половины рынка. Эксперт рассказывает про кейс европейского производителя пищевого продукта – в Казахстане этот продукт оказался на 90% поддельным.

Если компания желает выдавить контрафакт и вернуть свою долю рынка, она обращается к таким специалистам, как Надточий. Сам он говорит, что навести порядок в продажах заказчика не очень сложно. 

Начинается все с того, что «Бизнес Оптима» мониторит рынок и определяет объем контрафакта. Каждый товар имеет не менее 15 признаков, по которым можно оценить легальность его появления на рынке. Пять из них популяризуются среди потенциальных покупателей, пять – раскрываются для правоохранительных органов. Наименее очевидные предназначены для узких специалистов рынка и экспертов компании – владельца торговой марки, для быстрой оценки. 

Михаил Надточий подчеркивает, что задача компании не просто прикрыть точки сбыта – важно вскрыть всю сеть поставок и предупредить все звенья, что правообладатель готов бороться за свой рынок. Как правило, продавец не хочет серьезных проблем, он выдает остатки контрафактной продукции и называет поставщика. Далее за дело берется юридический отдел компании, адресующий поставщику предупреждение о последствиях. Обычно этого достаточно, чтобы поставки контрафактного товара именно этого бренда прекратились. Другое дело, что в результате увеличиваются поставки подделок на другие торговые марки.

Можно ли победить незаконный товар

Сбыт контрафакта в Казахстане ежегодно расширяется на 10%, считает Надточий. По его оценке, потери государства при текущем состоянии дел составляют около 300 млрд тенге недополученных налогов и таможенных сборов. И это без учета потери репутации рынка и прямой угрозы здоровью потребителя. 

Эксперты говорят о важности совместных усилий и бизнеса, и государства. В этом году компании из сферы бытовой химии начали переговоры о совместной борьбе с контрафактом. Международный опыт свидетельствует: именно активность бизнеса в защите своих интересов определяет «рамки комфорта» для тех, кто создает нелегальные схемы. 

Момент, который, по мнению Надточего, мешает борьбе с контрафактом – смягчение законодательной базы. Например, увеличена сумма доказанного ущерба, при достижении которой начинается уголовная ответственность: раньше это был эквивалент 1000 МРП, сейчас – 2000 МРП. Смягчено отношение к контрафактной продукции – в закон вкралась поправка, разрешающая оставлять подделки на рынке в случае доказанной «общественной значимости» товара. 

А преступные схемы тем временем совершенствуются. Потоки контрафактного товара освоились на торговых интернет-площадках и даже завоевывают «тихие гавани» госзакупок. 

kak-vesti-biznes-v-kazahstane-s-tysyachami-procentov-pribyli.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций