Перейти к основному содержанию

25719 просмотров

Казахстан меняет тактику борьбы с теневой экономикой

В республике создается система онлайн-контроля над движением денежных средств

«Сектора, которые на сегодняшний день в стране являются самыми теневыми, – это торговля и строительство, - заявил первый вице-министр финансов Берик Шолпанкулов на брифинге в правительстве в начале августа. – Основные меры, которые мы принимаем, это создание онлайн-мониторинга от стадии производства или импорта товара до стадии покупки его потребителем. Контроль и мониторинг продвижения товара даст открытость в перемещении, в продаже, в ценообразовании товаров. Все это, в целом, позволит снизить уровень теневой экономики».

Пряники легализаций закончились

С начала 2000-х борьба с «тенью» в Казахстане шла, скорее, методом пряника, чем кнута. За это время прошли три крупных акции по легализации капиталов (2001 год) и имущества (2006-2007 годы и 2014-2016 годы).

В 2001 году около 3 тыс. казахстанцев зачислили на специальные счета в банках $480 млн. Спустя пять лет гражданам позволили легализовать не только деньги, но и движимое и недвижимое имущество.

В итоге, по данным Минфина, в 2006-2007 годах в стране было легализовано денежных средств и имущества на 840 млрд тенге.

Возможностями последней легализации в Казахстане воспользовались свыше 140 тыс. граждан страны. В 2016-2017 годах было легализовано 5,7 трлн тенге, из них денежными средствами – 4,1 трлн тенге и имуществом – 1,6 трлн тенге. По закону были оформлены около 151 тыс. объектов недвижимости, а также 213 долей участия в юридических лицах. 

Легализацию в 2014-2016 годах Нурсултан Назарбаев назвал «последним актом» перед всеобщим декларированием и предупредил:

«После этой легализации мы начнем искать деньги, запрятанные от налогов, по всему миру». 

Правда, с тех пор сроки введения всеобщего декларирования были передвинуты – сейчас предполагается, что такая целевая категория, как руководители и учредители юридических лиц и их супруги, индивидуальные предприниматели и их супруги, начнут сдавать декларации в обязательном порядке только с 2024 года. А размеры теневой экономики в стране выросли даже по официальным данным, хотя официальные оценки экономического негатива в Казахстане обычно носят весьма сдержанный характер. Если в ноябре 2018 года на тот момент еще премьер-министр Казахстана Бахытжан Сагинтаев сообщал, что с 2015 по 2018 год доля теневой экономики в РК снизилась на 3%, с 28 до 25%, то уже в августе 2019 года первый вице-министр финансов Шолпанкулов уведомил о росте этого показателя до 30% – правда, он объяснил этот рост новой методикой расчетов. 

Борьба с «тенью» на торговом поле

Самая большая доля ненаблюдаемой экономики приходится на торговлю, и именно эта сфера первой чувствует на себе ужесточение подхода. Одно из заметных для отрасли решений – отмена режима работы по патенту для малого бизнеса с 2020 года.

«Патент изначально был рассчитан на категорию самозанятых предпринимателей, которые работают без наемных работников, – говорит заместитель председателя Комитета государственных доходов Министерства финансов Жайдар Инкербаев. – Но у нас на рынках много плательщиков по патенту, которые имеют наемных работников, и у них обороты превышают предельно допустимые в 8,9 млн тенге».

В 2020 году такие предприниматели должны будут перейти с патента на режим упрощенной декларации. По мнению представителя КГД, это незначительно увеличит налоговую нагрузку на бизнес: вместо налога в 2% они будут платить 3%. 

С позицией КГД не согласна депутат мажилиса Екатерина Никитинская. Она считает, что отмена патента, во-первых, приведет к сокращению точек розничной торговли, а во-вторых, уведет предпринимателей в «тень». И произойдет это потому, что переход с патента на упрощенную декларацию будет сопровождаться обязательной установкой контрольно-кассовых машин с функцией передачи данных (онлайн-ККМ) и платой за их обслуживание, которая, по ее расчетам, приведет к дополнительным расходам предпринимателей.

«Если сейчас при использовании патента совокупная нагрузка на предпринимателя составляет всего 12,6%, то после нововведений она увеличится от 30 до 60%, то есть возрастет в два раза. Особое беспокойство вызывает положение предпринимателей в розничной торговле с небольшими оборотами. Согласно статистике, в этой сфере работает около 1,4 млн граждан, это 16% занятого населения страны», – заметила депутат.

Нагрузка на малый бизнес при переходе с патента на упрощенку будет возрастать, поэтому государству стоит подумать и о стимулах для предпринимателей, считает эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Адиль Кусманов.

«Разница между налоговыми отчислениями при работе по упрощенной декларации и патенту составляет 1% либо до 2%. При условии, если в ходе работы присутствуют безналичные расчеты, дополнительная налоговая нагрузка может достигать 180 тысяч тенге в год. Это является достаточно значительной суммой для малого бизнеса, – говорит Кусманов. – Поэтому необходим комплексный подход – требуется проработать дополнительные стимулы со стороны государства для того, чтобы бизнес был сам заинтересован в укрупнении своего дела, повышал свою эффективность и платил соответствующие налоги».

Онлайн-ККМ как последний штрих

Пока государство рассматривает только один стимул для всех видов бизнеса – это создание условий, при которых налоги будут платить все.

Повсеместный переход торговли на онлайн-ККМ, передающие сведения о покупках/продажах в налоговые органы в режиме реального времени, намечен на 1 января 2020 года. По сведениям председателя Комитета государственных доходов Марата Султангазиева, количество зарегистрированных онлайн-кассовых аппаратов сейчас составляет 342 тыс. единиц, или 72% от общего числа ККМ в стране. Нововведение, сообщил глава КГД, себя полностью оправдывает – уже получено дополнительно 14 млрд тенге налогов. В активе и более комфортные условия работы для налоговиков.

«Налоговики перестанут выходить с проверками на места, мы будем получать всю информацию в онлайн-режиме, сопоставлять ее с декларациями, с оборотами. То есть будет удаленный контроль, а не так, как раньше, когда налоговики сидели около магазина и фиксировали: сколько пришло покупателей, сколько они купили товара», – отметил Берик Шолпанкулов.

604 просмотра

Uzbekistan Develops Fruit-and-Vegetable Cluster

The goal is to increase export

Фото: Shutterstock

To produce more fruits and vegetables, Uzbekistan is going to implement a cluster system. The Uzbek government has been tasked to do that under President Shavkat Mirzieev's order.

According to Mirzieev, cooperation within the agricultural industry is very poor. At the moment Uzbekistan produces 21 million tons of fruits and vegetables. However, only 1.5 million are used for export. Agricultural logistics centers that grade, process, package and export fruits and vegetables use only 10-15% of their power. The main reason is lack of funding and poor supply, so these centers can operate only during the season.

Authorities hope to fix the industry work using clusters that will be created from a pattern of foreign agricultural clusters. Also, Uzbek farmers will be trained on how to use new technologies to raise output yields.

As an example, Mirzieev cited cotton farming clusters that work successfully. In 2019 almost 73% of all Uzbek cotton was produced exactly in such cotton textile clusters with the growth of the yields between 20 and30%.

However, Uzbekistan does not want to increase cotton exports. In early October 2019 Sardor Umurzakov, head of the Uzbek Ministry of Investment and External Trade, stated that from 2020, the country will focus on textile production and export instead of the export of raw cotton.
 

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance