Перейти к основному содержанию


24982 просмотра

Казахстан меняет тактику борьбы с теневой экономикой

В республике создается система онлайн-контроля над движением денежных средств

«Сектора, которые на сегодняшний день в стране являются самыми теневыми, – это торговля и строительство, - заявил первый вице-министр финансов Берик Шолпанкулов на брифинге в правительстве в начале августа. – Основные меры, которые мы принимаем, это создание онлайн-мониторинга от стадии производства или импорта товара до стадии покупки его потребителем. Контроль и мониторинг продвижения товара даст открытость в перемещении, в продаже, в ценообразовании товаров. Все это, в целом, позволит снизить уровень теневой экономики».

Пряники легализаций закончились

С начала 2000-х борьба с «тенью» в Казахстане шла, скорее, методом пряника, чем кнута. За это время прошли три крупных акции по легализации капиталов (2001 год) и имущества (2006-2007 годы и 2014-2016 годы).

В 2001 году около 3 тыс. казахстанцев зачислили на специальные счета в банках $480 млн. Спустя пять лет гражданам позволили легализовать не только деньги, но и движимое и недвижимое имущество.

В итоге, по данным Минфина, в 2006-2007 годах в стране было легализовано денежных средств и имущества на 840 млрд тенге.

Возможностями последней легализации в Казахстане воспользовались свыше 140 тыс. граждан страны. В 2016-2017 годах было легализовано 5,7 трлн тенге, из них денежными средствами – 4,1 трлн тенге и имуществом – 1,6 трлн тенге. По закону были оформлены около 151 тыс. объектов недвижимости, а также 213 долей участия в юридических лицах. 

Легализацию в 2014-2016 годах Нурсултан Назарбаев назвал «последним актом» перед всеобщим декларированием и предупредил:

«После этой легализации мы начнем искать деньги, запрятанные от налогов, по всему миру». 

Правда, с тех пор сроки введения всеобщего декларирования были передвинуты – сейчас предполагается, что такая целевая категория, как руководители и учредители юридических лиц и их супруги, индивидуальные предприниматели и их супруги, начнут сдавать декларации в обязательном порядке только с 2024 года. А размеры теневой экономики в стране выросли даже по официальным данным, хотя официальные оценки экономического негатива в Казахстане обычно носят весьма сдержанный характер. Если в ноябре 2018 года на тот момент еще премьер-министр Казахстана Бахытжан Сагинтаев сообщал, что с 2015 по 2018 год доля теневой экономики в РК снизилась на 3%, с 28 до 25%, то уже в августе 2019 года первый вице-министр финансов Шолпанкулов уведомил о росте этого показателя до 30% – правда, он объяснил этот рост новой методикой расчетов. 

Борьба с «тенью» на торговом поле

Самая большая доля ненаблюдаемой экономики приходится на торговлю, и именно эта сфера первой чувствует на себе ужесточение подхода. Одно из заметных для отрасли решений – отмена режима работы по патенту для малого бизнеса с 2020 года.

«Патент изначально был рассчитан на категорию самозанятых предпринимателей, которые работают без наемных работников, – говорит заместитель председателя Комитета государственных доходов Министерства финансов Жайдар Инкербаев. – Но у нас на рынках много плательщиков по патенту, которые имеют наемных работников, и у них обороты превышают предельно допустимые в 8,9 млн тенге».

В 2020 году такие предприниматели должны будут перейти с патента на режим упрощенной декларации. По мнению представителя КГД, это незначительно увеличит налоговую нагрузку на бизнес: вместо налога в 2% они будут платить 3%. 

С позицией КГД не согласна депутат мажилиса Екатерина Никитинская. Она считает, что отмена патента, во-первых, приведет к сокращению точек розничной торговли, а во-вторых, уведет предпринимателей в «тень». И произойдет это потому, что переход с патента на упрощенную декларацию будет сопровождаться обязательной установкой контрольно-кассовых машин с функцией передачи данных (онлайн-ККМ) и платой за их обслуживание, которая, по ее расчетам, приведет к дополнительным расходам предпринимателей.

«Если сейчас при использовании патента совокупная нагрузка на предпринимателя составляет всего 12,6%, то после нововведений она увеличится от 30 до 60%, то есть возрастет в два раза. Особое беспокойство вызывает положение предпринимателей в розничной торговле с небольшими оборотами. Согласно статистике, в этой сфере работает около 1,4 млн граждан, это 16% занятого населения страны», – заметила депутат.

Нагрузка на малый бизнес при переходе с патента на упрощенку будет возрастать, поэтому государству стоит подумать и о стимулах для предпринимателей, считает эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Первого Президента Адиль Кусманов.

«Разница между налоговыми отчислениями при работе по упрощенной декларации и патенту составляет 1% либо до 2%. При условии, если в ходе работы присутствуют безналичные расчеты, дополнительная налоговая нагрузка может достигать 180 тысяч тенге в год. Это является достаточно значительной суммой для малого бизнеса, – говорит Кусманов. – Поэтому необходим комплексный подход – требуется проработать дополнительные стимулы со стороны государства для того, чтобы бизнес был сам заинтересован в укрупнении своего дела, повышал свою эффективность и платил соответствующие налоги».

Онлайн-ККМ как последний штрих

Пока государство рассматривает только один стимул для всех видов бизнеса – это создание условий, при которых налоги будут платить все.

Повсеместный переход торговли на онлайн-ККМ, передающие сведения о покупках/продажах в налоговые органы в режиме реального времени, намечен на 1 января 2020 года. По сведениям председателя Комитета государственных доходов Марата Султангазиева, количество зарегистрированных онлайн-кассовых аппаратов сейчас составляет 342 тыс. единиц, или 72% от общего числа ККМ в стране. Нововведение, сообщил глава КГД, себя полностью оправдывает – уже получено дополнительно 14 млрд тенге налогов. В активе и более комфортные условия работы для налоговиков.

«Налоговики перестанут выходить с проверками на места, мы будем получать всю информацию в онлайн-режиме, сопоставлять ее с декларациями, с оборотами. То есть будет удаленный контроль, а не так, как раньше, когда налоговики сидели около магазина и фиксировали: сколько пришло покупателей, сколько они купили товара», – отметил Берик Шолпанкулов.


5378 просмотров

Как вести бизнес в Казахстане с тысячами процентов прибыли

Заниматься незаконной торговлей, как оказалось, безопасно и выгодно

Фото: geogif / Shutterstock.com

Полмиллиарда контрафактных (поддельных) сигарет уже было продано в 2019 году в Казахстане – это примерно 2,5% всего объема табачного рынка страны. Такие данные предоставил «Курсиву» сотрудник одной из табачных компаний, пожелавший остаться неназванным.

Пять лет назад незаконный объем составлял 0,1%, и его природа была полностью контрабандной. Но сейчас, акцентирует внимание собеседник, наряду с незаконным ввозом сигарет, как правило, из Китая, растет производство подделок внутри страны.

«Для этого из Китая везут акцизные марки, упаковки для сигарет и даже оборудование для их производства. Но это ведь лицензированный бизнес, как же это оборудование пересекает границу?» – возмущается представитель табачной отрасли. 

Контрабанда – незаконное перемещение товаров через государственную границу. Контрафакт – товар, копирующий оригинал, произведенный без права на использование торговой марки, природа появления такого товара на рынке не подтверждается официально. Пример производства контрафактных сигарет на контрабандном оборудовании, по мнению экспертов, как нельзя лучше демонстрирует: в казахстанских условиях два этих явления во многом пересекаются. 

Дисбаланс таможенной статистики – $7 млрд 

Примерный годовой оборот контрафактного товара в мире оценен как $200–360 млрд. Эти цифры получены на основе статистики таможенных конфискаций.

Сопоставление таможенных данных Казахстана и стран – торговых партнеров помогло общественному фонду Transparency Kazakhstan сделать вывод о примерном объеме контрабанды и контрафакта, поступающего в страну. В 2018 году фонд опубликовал доклад «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота». 

Сравнение выявило две группы стран, чьи данные в сравнении с показателями казахстанской таможни либо занижены – и тогда можно подозревать контрабанду, либо завышаются – и это уже подозрение на контрафакт. 

К примеру, по данным Transparency Kazakhstan, совокупный импорт из Китая, Швейцарии и Польши в 2017 году был занижен на $6,5 млрд. Импорт же из США, Японии и Италии, напротив, завышен в 2017-м на $1,1 млрд. 

Михаил Надточий, директор компании «Бизнес Оптима», говорит, что в текущем году зеркальное сравнение с Китаем показывает разницу в $7 млрд. Поднебесная, напоминает Надточий, имеет репутацию «глобальной фабрики контрафакта», здесь производится 70% незаконной продукции, продаваемой во всем мире. 

Компания «Бизнес Оптима» – одна из немногих в стране, занимающихся защитой интересов товарных знаков. С 2013 года по заказу деловых партнеров фирма изучает пути проникновения контрабанды и контрафакта на рынок Казахстана. За эти годы в компании сложилось понимание масштабов такого бизнеса в республике и заработков на нем.

«Средняя маржинальность казахстанского бизнеса, связанного с контрабандой и контрафактом, – 500%, максимальная – 5000%. Это выгоднее подделки денег и торговли оружием», – констатирует Надточий.

Как завозится и продается незаконный товар

Главный маршрут поставок китайского контрафакта на мировой рынок – Южный морской путь. По нему подделки достигают стран арабского мира. Здесь фальсифицированная продукция изымается миллионами единиц. Тот товар, который проскочил через этот фильтр, отправляется в Турцию и далее в Европу. Отдельным маршрутом из Турции контрафакт направляется в Азербайджан и далее автотранспортом – на север Казахстана. 

Но основной поток незаконного товара, предназначенного для Казахстана, протекает через Алматы. Здесь аккумулируются партии, поставляемые напрямую через китайскую границу и опосредованно – через Кыргызстан, на границе с которым таможенный контроль очень условный. Границу товар пересекает по такой схеме: машины разгружаются на киргизской стороне, команда носильщиков переносит товар как ручную кладь через границу, где он загружается в другую машину. 

Дальнейшую схему реализации ввезенного таким образом товара Михаил Надточий описывает так. Существуют теневые структуры, повторяющие конфигурацию официальных торговых схем. Здесь есть свои «официальные дистрибьюторы», заключающие договоры с внештатными агентами, чей заработок зависит от объема сделок. Далее – региональные офисы, имеющие свои склады, где товар оценивается с точки зрения качества и формируется его цена. Товар предлагается оптовым покупателям, которые распространяют его мелкими партиями через магазины и рынки. 

Надточий говорит, что подделываются самые продаваемые и недорогие товары. К примеру, из сферы компьютерной периферии это картриджи, блоки питания, флешки, жесткие диски. 

Сложный товар подделывается крайне редко. Системе важен быстрый оборот товара и возврат средств. Поэтому подделывается то, что хорошо продается. Директор «Бизнес Оптимы» называет топ-3 групп товаров, где подделки встречаются чаще всего. Первое место у бытовой химии. Второе – у женских украшений. Третье – у товаров авторынка. 

Завозимая партия рассчитана таким образом, чтобы распространение занимало не больше месяца. Соответственно, это должен быть товар, пользующийся повышенным спросом. У каждого бренда есть три-четыре таких изделия, популярных и недорогих. Их то и подделывают в первую очередь.

Как вскрываются сети незаконных поставок

Первый признак появления партии контрафакта на рынке – падение продаж у компании – официального представителя бренда. По словам Михаила Надточего, в любой стране мира контрафакт присутствует в объеме не менее 5%, это экономически безопасный уровень. В Казахстане по некоторым группам товаров контрафакт занимает больше половины рынка. Эксперт рассказывает про кейс европейского производителя пищевого продукта – в Казахстане этот продукт оказался на 90% поддельным.

Если компания желает выдавить контрафакт и вернуть свою долю рынка, она обращается к таким специалистам, как Надточий. Сам он говорит, что навести порядок в продажах заказчика не очень сложно. 

Начинается все с того, что «Бизнес Оптима» мониторит рынок и определяет объем контрафакта. Каждый товар имеет не менее 15 признаков, по которым можно оценить легальность его появления на рынке. Пять из них популяризуются среди потенциальных покупателей, пять – раскрываются для правоохранительных органов. Наименее очевидные предназначены для узких специалистов рынка и экспертов компании – владельца торговой марки, для быстрой оценки. 

Михаил Надточий подчеркивает, что задача компании не просто прикрыть точки сбыта – важно вскрыть всю сеть поставок и предупредить все звенья, что правообладатель готов бороться за свой рынок. Как правило, продавец не хочет серьезных проблем, он выдает остатки контрафактной продукции и называет поставщика. Далее за дело берется юридический отдел компании, адресующий поставщику предупреждение о последствиях. Обычно этого достаточно, чтобы поставки контрафактного товара именно этого бренда прекратились. Другое дело, что в результате увеличиваются поставки подделок на другие торговые марки.

Можно ли победить незаконный товар

Сбыт контрафакта в Казахстане ежегодно расширяется на 10%, считает Надточий. По его оценке, потери государства при текущем состоянии дел составляют около 300 млрд тенге недополученных налогов и таможенных сборов. И это без учета потери репутации рынка и прямой угрозы здоровью потребителя. 

Эксперты говорят о важности совместных усилий и бизнеса, и государства. В этом году компании из сферы бытовой химии начали переговоры о совместной борьбе с контрафактом. Международный опыт свидетельствует: именно активность бизнеса в защите своих интересов определяет «рамки комфорта» для тех, кто создает нелегальные схемы. 

Момент, который, по мнению Надточего, мешает борьбе с контрафактом – смягчение законодательной базы. Например, увеличена сумма доказанного ущерба, при достижении которой начинается уголовная ответственность: раньше это был эквивалент 1000 МРП, сейчас – 2000 МРП. Смягчено отношение к контрафактной продукции – в закон вкралась поправка, разрешающая оставлять подделки на рынке в случае доказанной «общественной значимости» товара. 

А преступные схемы тем временем совершенствуются. Потоки контрафактного товара освоились на торговых интернет-площадках и даже завоевывают «тихие гавани» госзакупок. 

kak-vesti-biznes-v-kazahstane-s-tysyachami-procentov-pribyli.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций