Кто кормит Восточный Казахстан

ТОП-12 крупнейших налогоплательщиков Восточного Казахстана

Фото: Shutterstock

Большая часть налоговых отчислений промгигантов из ВКО уходит в республиканский бюджет. Размер средств, которые самые крупные компании региона отдают в казну страны, в пять раз больше, чем налоговые платежи от этих же юрлиц в бюджет области. «Курсив» составил рэнкинг предприятий региона, которые являются главными кормильцами для Восточно-Казахстанской области.

И в область, и в республику

По данным официального интернет-ресурса акимата ВКО, доходы области в 2018 году составляли 244 млрд тенге. Из них большая часть – 85%, или 207 млрд тенге – это поступления трансфертов из республики, налоговые поступления занимают лишь 13%, или 33 млрд тенге.

От 12 крупных предприятий области в 2018 году в местный и республиканский бюджеты поступило более 158 млрд тенге. Налоговой задолженности у промгигантов, о которых пойдет речь, за прошлый год нет. Согласно информации, полученной от заместителя руководителя департамента государственных доходов по ВКО Ержана Ктанова, схема распределения налогов по уровням бюджета определяется приказом министра финансов РК. В нем сказано, что корпоративный подоходный налог (КПН) с юридических лиц (кроме нефтяного сектора), НДС, налог на добычу полезных ископаемых выплачиваются в республиканский бюджет. Местный бюджет может рассчитывать на индивидуальный подоходный, социальный, земельный налоги, плату за эмиссии, пользование водными ресурсами и землей.

Кроме того, горнодобывающие компании по договорам недропользования каждый год отчисляют определенную сумму в рамках социальной ответственности бизнеса. По словам руководителя управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития ВКО Ержана Шурманова, за 2018 год по данной статье доходов от недропользователей поступило 1,1 млрд тенге.

12-е место: автосборочный завод «СемАЗ»

На последнем месте в списке компаний, составленном «Курсивом», расположился семейский завод по сборке автобусов, тракторов и грузовиков ТОО «СемАЗ». По данным департамента госдоходов ВКО, за прошлый год предприятие выплатило налогов на сумму 379 млн тенге. Союз предприятий автомобильной отрасли «КазАвтоПром» сообщает, что в 2018 году на семейском заводе произведено 584 единицы продукции. Доля выпуска автомашин среди автопроизводителей Казахстана составляет 2%.

11-е место: филиал АО «KEGOC» «Восточные межсистемные электрические сети»

Единственная компания из списка, которая 99% своих налоговых отчислений – 732 млн тенге – отдает только местному бюджету. Предприятие занимается передачей электроэнергии от энергопроизводителей по своим сетям. В ВКО владеет ЛЭП протяженностью более 1,5 тыс. км, шестью трансформаторными подстанциями.

АО «KEGOC» уже больше четырех лет привлекает деньги частных инвесторов через Казахстанскую фондовую биржу, и финансовая отчетность компании наиболее прозрачна. По данным с сайта kase.kz, за прошлый год простая акция выросла в цене на 15% и достигла в начале 2019 года стоимости 1 600 тенге. За счет инвестиций с биржи в Восточном Казахстане предприятие построило и в конце прошлого года запустило воздушную линию «Шульбинская ГЭС – Семей – Актогай – Талдыкорган – Алматы».

10-е место: ТОО «АЭС Усть-Каменогорская ГЭС»

Крупная гидроэлектростанция ВКО в прошлом году пополнила бюджет на 1,7 млрд тенге. Большая часть обязательных платежей – 1,5 млрд тенге – ушла в бюджет РК в виде КПН и НДС. Прибыль компания получает от продажи произведенной электроэнергии, которая является самой дешевой в стране – 1,78 тенге за кВт/час.

9-е место: ТОО «Усть-Каменогорская ТЭЦ»

Цена за энергию, произведенную на главной теплостанции Усть-Каменогорска, в три раза больше, чем на ГЭС– 5,69 тенге за кВт/час. За год ТЭЦ производит более 372 МВт, энергию продает как для нужд города, так и для промышленных предприятий – ТОО «Казцинк» и АО «УМЗ». В год компания платит 1,9 млрд тенге налогов, из них 603 млн тенге поступают в местный бюджет.

8-е место: АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат»

Единственное в стране предприятие, выпускающее сплавы титана и магния, имеет совокупные активы, по состоянию на начало 2019 года, в размере 99,8 млрд тенге. Занимает 20%-ную долю мирового производства губчатого титана, который используется в основном в аэрокосмической промышленности.

Чистая прибыль листингованной компании, по данным KASE, по итогам прошлого года составила 4,9 млрд тенге. Налоги, которые выплачивает УК ТМК в казну, превышают 2,8 млрд тенге, из них только треть уходит в бюджет области.

7-е место: АО «Ульбинский металлургический завод»

Компания входит в НАК «Казатомпром» и занимается производством топливных таблеток для ядерных реакторов, редких цветных металлов. По данным консолидированного отчета с сайта ulba.kz, выручка от продаж в прошлом году составила 42,9 млрд тенге (с ростом на 14% к предыдущему периоду). Налоговые выплаты в бюджет превысили 3,3 млрд тенге.

6-е место: АО «Азия-Авто»

По итогам прошлого года компания заняла лидирующую позицию в казахстанском автопроме, выпустив 60% произведенных в стране легковых автомобилей. Объем продаж за год приблизился к 58 тыс. авто, что на 25% больше, чем в 2017 году. Такие данные опубликованы в консолидированном аудиторском отчете АО.

Реализация автомобилей собственной сборки принесла организации выручку в 79 млрд тенге. Размер уплаченных за 2018 год налогов, по данным ДГД ВКО, составил 3,8 млрд тенге.

5-е место: АО «Каражыра»

Пятерку крупнейших налогоплательщиков области открывает угольный разрез в Семее. За прошлый год налогоплательщик выплатил в бюджет 3,9 млрд тенге. При этом доход угледобывающего предприятия превысил 33 млрд тенге. За прошлый год на открытых рудниках АО «Каражыра» добыто более 8 млн тонн каменного угля.

По данным из аудиторского отчета, чистая прибыль акционеров фирмы составила 7,2 млрд тенге, что на 47% больше, чем годом ранее.

4-е место: ТОО «Бакырчикское горнодобывающее предприятие»

6,1 млрд тенге выплатила в бюджет самая молодая горнодобывающая компания Восточного Казахстана за прошлый год. Прошлым летом предприятие по добыче золота было только запущено в эксплуатацию. Месторождения «Бакырчик» и «Большевик» в Жарминском районе ВКО планируют разрабатывать как минимум в течение ближайших 20 лет. В этом году, когда компания выйдет на проектную мощность, производственный план по выпуску драгметалла должен быть на уровне 10 тонн.

3-е место: ТОО «Востокцветмет»

Тройка лидеров со значительным отрывом от остальных характеризуется выплатой десятков миллиардов тенге. Так, «Востокцветмет» – юридическое лицо, объединяющее подземные рудники и обогатительные фабрики в Шемонаихинском и Бородулихинском районах, пополнила в прошлом году бюджет на 23 млрд тенге. ТОО входит в группу компаний KAZ Minerals.

2-е место: ТОО «KAZ Minerals Aktogay»

Одна из самых динамично развивающихся горнодобывающих компаний области принесла бюджету 31,7 млрд тенге. На предприятиях Актогайского ГОКа в Аягозском районе ВКО в прошлом году произвели более 130 тыс. тонн меди (на 45% больше, чем годом ранее). Выручка от реализации металла на Актогае, по данным финансовой отчетности компании, в прошлом году составила $254 млн.

1-е место: ТОО «Казцинк»

Самую большую сумму налогов в разрезе региона по итогам прошлого года выплатило крупнейшее предприятие цветной металлургии Казахстана. ТОО «Казцинк», выпускающее аффинированные цветные металлы, направило в республиканский и областной бюджеты 79,2 млрд тенге. Это на 10 млрд тенге меньше, чем в прошлом году.

Согласно данным из опубликованного аудиторского отчета, выручка от продажи металлов, концентратов и услуг превысила 1 трлн 81 млрд тенге, что на 8% больше, чем в 2017 году. Главным инвестором компании является Glencore International AG (Швейцария).

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане намерены сократить теневую экономику до 20%

Разбираем предложения минфина и бизнес-омбудсмена

Коллаж: Вадим Квятковский

Минфин отчитался о снижении доли теневой экономики в стране до уровня 23,62% от ВВП по итогам 2019 года. Новая задача – сократить теневую экономику до 20% к 2025 году за счет цифровизации фискальных процессов и увеличения объемов безналичных расчетов. По мнению экспертов, одной цифровизацией с тенью не справиться.

Размер теневой экономики в Казахстане медленно, но стабильно сокращался в течение нескольких лет, но по итогам 2018 года подскочил до 30% – тогда первый вице-министр финансов Казахстана Берик Шолпанкулов заявил, что виной всему служит использование новой методики расчета. Размер теневой экономики в 2019 году рассчитывали по той же методике, и оказалось, что серый сегмент снова начал сокращаться, причем рекордными темпами. Об этом сообщил все тот же Шолпанкулов в конце июня на заседании правительства. Позитивный результат он объяснил действенностью плана на 2019–2021 годы по противодействию теневой экономике.

«Основными направлениями этого плана являются цифровизация налогового и таможенного администрирования, развитие безналичного расчета, противодействие легализации доходов, полученных преступным путем, а также совершенствование законодательства, – сказал Шолпанкулов. – На сегодня нам уже удалось достигнуть снижения теневой экономики до 23,62% к ВВП прошлого года».

Теперь казахстанское правительство ставит перед собой новый ориентир в области противодействия теневой экономике. В принятом кабмином Стратегическом плане развития Республики Казахстан до 2025 года предусмотрен индикатор по снижению доли теневой экономики до 20% к ВВП через пять лет. 

Торговля – главный источник тени

По итогам 2019 года в бюджет дополнительно поступило 1,5 трлн тенге, из которых 916 млрд тенге благодаря цифровизации налогового и таможенного администрирования. 

По данным Минфина, на 1 мая 2020 года общее количество пользователей контрольно-кассовых машин (ККМ) по стране составляет 728 тыс. единиц, из них перешли в режим онлайн-ККМ 710 тыс., или 97,45%. Другими словами, возможность «продаж из-под полы» без уплаты налогов в Казахстане резко сократилась. В то же время потенциал данного инструмента себя уже практически исчерпал – переход на онлайн-ККМ оставшихся торговых точек значительного эффекта не даст. 

Практически исчерпала свой потенциал и введенная в прошлом году информационная сис­тема «Электронные счета-фактуры», куда с 1 января 2019 года должны были быть вовлечены все плательщики НДС в стране. На данный момент в системе зарегистрировано более 440 тыс. пользователей, от которых в прошлом году в бюджет дополнительно поступило 290,2 млрд тенге.  В текущем году в Минфине ожидают от этой системы вдвое меньшую сумму дополнительных поступлений (около 140 млрд тенге).

Маркировка под вопросом

Еще одним цифровым инструментом борьбы с тенью должна стать система электронной маркировки товаров, которая неплохо зарекомендовала себя при работе с меховыми изделиями – в 2019 году налоговые поступления от их продажи в Казахстане удвоились. Следующей на очереди была электронная маркировка сигарет, а далее по списку – товары народного потребления и пищевой промышленности, включая молоко.

Но сначала реализаторы табачной продукции в Казахстане попросили Минфин сдвинуть старт маркировочной кампании в стране на три месяца из-за технической неготовности (система должна была заработать с 1 июля, но из-за режима ЧС пусконаладочные работы затянулись), а потом президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выразил сомнение в целесообразности спешки с внедрением этой системы.

«Сегодня бизнес наших стран находится в очень сложной ситуации: нарушены планы развития производства, цепочки поставок, выросла кредиторская задолженность. Практически все ресурсы брошены на стабилизацию работы, сохранение рабочих мест. Поэтому исполнение отдельных, наиболее затратных решений органов Союза не является ра­зумной мерой, во всяком случае на данном этапе развития нашей организации. К таким решениям, возможно, относятся планы по введению обязательной маркировки. Но этот вопрос, конечно же, должны рассмотреть правительства», – сказал Токаев на онлайн-заседании Высшего евразийского экономического совета в конце мая.

7 июля стало известно, что деловой совет ЕАЭС попросил Евразийскую экономическую комиссию признать неприемлемым введение маркировки молочной продукции в рамках Союза, в том числе в государствах – членах ЕАЭС. При этом ЕЭК просят наложить вето оперативно, на ближайшем ее заседании. Деловой совет также считает необходимым исключить возможность одностороннего введения маркировки отдельными странами Союза.

Таким образом, часть цифровых инструментов борьбы с тенью свое основное действие уже оказала, часть сейчас находится в подвешенном состоянии. Для стимулирования безналичных расчетов также был принят ряд мер, в частности безналичные платежи не включаются в расчет порога для регистрации в качестве плательщика НДС. Кроме того, была снижена ставка с 2% до 1% для безналичных оборотов в торговле для предпринимателей, применяющих специальный налоговый режим по патенту. В результате в 2019 году объем безналичных платежей увеличился в 2,4 раза.

Как борьба с конвертами становится борьбой с бизнесом

Выход из тени возможен не только за счет ужесточения контроля и мониторинга предпринимательства, но и за счет снижения налоговой нагрузки на него, убежден бизнес- омбудсмен Казахстана Рустам Журсунов. Он обращает внимание, что масштабы выплат в конвертах в стране сопоставимы с объемами контрабанды и дают значительную долю уклонения от налогов.

«Так называемая неформальная занятость является, по сути, одной из составляющих теневой экономики, – считает Журсунов. – У нас, по данным Комитета статистики, общий фонд оплаты труда превышает 18 трлн тенге, но обязательные пенсионные взносы делаются только с 8 трлн тенге. Разница в 10 трлн тенге, или 57%, достаточно существенна, чтобы сделать вывод о большой проблеме зарплат в конвертах в стране», – убежден он.

По данным бизнес-омбудсмена, регулярные пенсионные взносы 12 раз в год делают примерно 2,5 млн казахстанцев из 8,7 млн занятых в республике. Основной причиной таких игр работодателей с ЕНПФ Журсунов считает высокую нагрузку на фонд оплаты труда. Сейчас работодатель обязан ежемесячно уплачивать за своих работников пять платежей в размере 31% от заработной платы: индивидуальный подоходный налог (10%), пенсионный взнос (10%), социальный налог (6%), взносы в Государственный фонд социального страхования (3,5%) и в Фонд социального медицинского страхования (1,5%). Часть из них оплачивается за счет работника (например, пенсионные отчисления и ИПН), но при этом при трудоустройстве работники зачастую оговаривают сумму, которую хотели бы получать на руки, так что финансовая нагрузка по обеспечению этой суммы все равно ложится на работодателя. 

Выход эксперт видит в объединении всей нагрузки на фонд оплаты труда в единый платеж и снижение его до 20% по примеру Грузии.

«Эта мера простимулирует предпринимателей и простых граждан выйти из тени, а также реинвестировать средства в создание новых рабочих мест и повышение заработных плат для работников», – говорит Журсунов.

Отдельно он отмечает, что сейчас в Миннацэк обсуждают вопрос повышения налоговой нагрузки на бизнес – речь идет прежде всего об увеличении ставки НДС и КПН, снижении порога по НДС.

Бизнес-омбудсмен предупреждает: «Негативным эффектом таких инициатив станет уход бизнеса в тень, а он уже наблюдался в период чрезвычайного положения, когда многие, особенно небольшие предприятия, формально сократили свой штат, но в то же время доплачивали своим работникам в конвертах».  

Еще одно предложение бизнес-омбудсмена – ужесточить контроль в тех секторах экономики, где государство присутствует в избыточном количестве.

«Основные отрасли, где формируется тень в Казахстане, – это торговля, строительство, сельское хозяйство и транспорт, – говорит Журсунов. –  Мы понимаем, что в какой-то степени это связано с коррупцией в госзакупках, контрабандой и контрафактом из-за нарушений на таможне, непрозрачной деятельностью квазигоссектора в части закупок. По нашим оценкам, только из-за неэффективной работы таможни бюджет Казахстана недополучает более 300 млрд тенге. Еще 300 млрд тенге можно сэкономить на госзакупках».

В прошлом году НПП «Атамекен» подсчитала, что снижение нагрузки на фонд оплаты труда до 20% повлечет за собой сокращение доходов бюджета примерно на 577 млрд тенге. Тогда говорилось об их восстановлении за счет расширения налогооблагаемой базы и выхода большей части зарплат из тени. Но если верны расчеты Журсунова, то государство может компенсировать потери от снижения нагрузки на ФОТ за счет ужесточения контроля в отношении таможни и госзакупок, суммарный ущерб от которых в размере 600 млрд тенге даже превышает заявленный НПП размер потерь.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg