Перейти к основному содержанию

7510 просмотров

Казахстанские экономисты развеивают мифы о ВТО

Почему крупный бизнес опасается срыва импортозамещения

Штаб-квартира ВТО в Женеве. Фото: Reuters

«Курсив» выяснил, почему со стороны владельцев крупного бизнеса все чаще звучат разговоры о возможном провале программы импортозамещения после вступления Казахстана в ВТО.

«Мы слышим, что в 2019 году Казахстан вступит в ВТО, и все меры поддержки станут противоречить нормам этой организации. Это не так. Например, нашей рабочей группой будут выработаны конкретные механизмы, и, естественно, все это найдет отражение в виде изменения тендерных процедур, законодательных актов – в первую очередь это налоговые льготы, таможенные преференции, льготное кредитование», – заявил недавно в ходе совещания в Уральском офисе КПО б.в. управляющий директор по развитию бизнеса и местного содержания ТОО «PSA» Мухит Магажанов.

Напомним, ТОО «PSA» представляет интересы Казахстана в нефтегазовых проектах в части соблюдения норм ОСРП (окончательного соглашения о разделе продукции – «Курсив») и интересов отечественного бизнеса.

«Да, есть обязательства, которые страна взяла на себя. Но при этом мало кто знает нюансы. Например, у стран, входящих в ВТО, есть «threshold» (пороговый уровень – «Курсив»), в рамках которого любая страна вправе, а где-то даже и обязана поддерживать местные компании. Будь то Норвегия, Кувейт, Оман или Казахстан», – объяснил спикер.

Пока на ниве поставок в нефтегазовый сектор отечественные заводы больших побед не имеют, считает директор западно-казахстанского кораблестроительного завода «Зенит» Вячеслав Валиев. Он убежден: после вхождения в ВТО казахстанские производители гражданского сектора окажутся в условиях сложной конкуренции.

«С КПО б.в. мы работаем сегодня по сертификации производства, но заказов оттуда больших не имеем», – говорит в эксклюзивных комментариях «Курсиву» директор завода. По его словам, предприятие от компании «Сайпем», которая сейчас работает на Чинаревском месторождении, получило заказ на строительство нефтевышек. «Но это мелочи по сравнению с тем, что мы можем. Пока все получаем по остаточному принципу. А с вступлением в ВТО на наш рынок будут заходить на равных условиях зарубежные игроки. Что делать? Работать. Знаете как? Мы грудью дорогу проложим себе…» – заключил Валиев.

Главный научный сотрудник института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов, напротив, считает, что ВТО не противоречит программам импортозамещения. Это нормальная национальная промышленная политика большинства экономик развитых стран, уверен он. Тем более, в рамках договоров с недропользователями (ОСРП) и нового Кодекса недропользования есть нормативы по местному содержанию.

«Казахстан не вступал в ВТО так безоглядно, как это сделали некоторые другие страны. Например, Кыргызстан, который стал ее членом на условии развитой страны. Там есть лазейки, которые позволяют отстаивать свои интересы», – говорит в комментариях «Курсиву» эксперт.

То, что сегодня уровень казсодержания в нефтегазовом секторе по товарам небольшой (около 13% – «Курсив»), по мнению Додонова, объясняется сложностью проектов на месторождениях и тем, что операторами являются международные компании, которые привыкли работать со своими поставщиками.

«Но попытки развивать машиностроение на основе потенциального спроса в такой сфере разумны и нормальны. Не думаю, что вступление в ВТО сильно ограничит эти возможности», – говорит Вячеслав Додонов.

Требования по сертификации и стандартизации, которые будут выставлены казахстанским экспортерам, – это «перетягивание каната», когда все игроки понимают: процесс этот сложный, но необходимый, считает эксперт. Но, как страна сырьевой экономики, Казахстан не сильно заинтересован вступать в ВТО. Это выгодно странам, которые продвигают свою готовую продукцию на высококонкурентные зарубежные рынки. Тогда при возникновении разного рода ограничений у них появляется возможность апеллировать к ВТО.

«Хотя мы видим, как на наших глазах происходит деградация всех международных договоренностей, развязанная в рамках торговых войн. ВТО была выгодна раньше, а не в новой реальности, странам, желающим продвинуть конкурентоспособную продукцию на уже занятые кем-то рынки. У нас и без ВТО купят и нефть, и газ, и пшеницу, и металлы. С другой стороны, это, безусловно, поможет зарубежным поставщикам зайти на наш рынок, а местные производители могут оказаться бессильными перед лицом мощных компаний», – высказывает свои опасения экономист.

Он также обратил внимание на то, что в ходе множества конференций, где обсуждалась эта тема, задачей казахстанских экономистов было найти консенсус в этом вопросе.

«ВТО несильно поможет подвинуть интересы бизнеса на экспортных рынках, но внутренний рынок ставится под удар. Такой была общая консолидированная позиция казахстанских экономистов», – говорит эксперт, напоминая, что ВТО регулирует не только торговлю, но и сферу услуг.

«Это вызывает озабоченность и в нашем финансовом секторе. Банки всерьез опасаются, что западные конкуренты напрямую – через филиалы, а не как сейчас, через «дочки», – могут присутствовать на нашем рынке. И тогда резко обострится конкуренция», – заключил эксперт.

Точка зрения

Айдархан Кусаинов, независимый эксперт-экономист:

«Все принципы ВТО во многом согласованы с принципами ЕАЭС. Мы туда входили уже с учетом Таможенного Союза. Так что на своем долгом 19-летнем пути в ВТО мы многие вещи уже регламентировали и отчасти давно живем по ее правилам. Эффект от вступления в ВТО не будет грандиозным. Возгласов: «Вау! Как все изменилось!» – не ждите. Мы в этой реке уже плывем, и рассуждать, больше или меньше мы намокнем, нет смысла. Требования ВТО открыть границы, снизить таможенные пошлины – все это у нас уже есть. Но теперь мы можем что-то диктовать странам – участницам ВТО. Например, просить в Турции снижения тарифов на товары. Теперь мы имеем этот аргумент, возможность идти на экспортные рынки. При этом наши рынки уже много лет открыты, и никто сюда не пришел.

А судьба машиностроения зависит не от ВТО, а от внутренней политики. Есть казахстанские компании, которые экспортируют макароны в Италию. Алматинский вентиляторный завод открыл филиал в Подмосковье – наладил там производство и успешно продает свою продукцию. Другая компания экспортирует мороженое в Китай. Бизнесмены найдут, с чем и как выйти на зарубежные рынки. Или все боятся, что зайдут иностранные банки и наш финансовый сектор умрет. Китайский банк придет? Для него Казахстан как один микрорайон Шанхая. Это наши фобии. Например, Сингапур хоть и маленькая страна, но экспортирует огромное количество товаров. Поэтому туда идут. У нас же маленькая экономика. В ВТО вступают не для того, чтобы бояться вала импорта, а чтобы получить аргументы поставлять товары на экспортные рынки. Поэтому ВТО – для экспортных компаний. Наши урановые компании и по добыче металлов на западных рынках облагались большими пошлинами. И теперь «Казатомпром» очень выиграл от вступления в ВТО».

1647 просмотров

Что мешает экспорту казахстанской национальной молочной продукции

Только из России в страну завозятся сотни тысяч тонн «молочки»

Фото: Shutterstock.com

В прошлом году объемы экспорта отечественных молочных продуктов в Россию оказались в 15 раз меньше, чем доля импорта оттуда аналогичного товара. Об этом свидетельствуют статистические данные экспертов ЕАЭС, согласно которым Казахстан отправил в соседнюю страну всего около 20 тыс. т молока, тогда как Россия ввезла на территорию РК около 300 тыс. т. Сложившаяся ситуация обусловлена тем, что в Казахстане существует нехватка крупных молочных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, за последний год в стране было произведено около 5,5 млн т молока, 80% которых – в личных подворных хозяйствах. При этом доля переработки от общего объема производства составляет 35%, или 1,68 млн т. Объем экспорта – 54,8 тыс. т, объем импорта – 574 тыс. т, а внутреннее потребление – 10,8 млн т.

Более 75% молока перерабатывающие компании Казахстана вынуждены закупать у личных подсобных хозяйств. А от этого в первую очередь страдает качество сырья. Нехватка качественного молока приводит к тому, что объемы переработанной продукции едва покрывают потребности внутреннего рынка. Кроме того, из-за сложной логистики и дороговизны продукция местных производителей оказывается невостребованной в соседних странах. 

«Для того чтобы выйти на экспорт, нужно обеспечить свою продовольственную безопасность. А мы на 60% по сыру, на 90% по сухому молоку и на 40% по маслу импортозависимы. Пока еще свой внутренний рынок не обеспечиваем. Российская и белорусская продукция почти вдвое дешевле казахстанской. Потому что в России, тем более в Белоруссии, переработчики закупают молоко у крупных промышленных ферм. Соответственно, они получают молоко хорошего качества», – рассказывает исполнительный директор Молочного союза Казахстана Владимир Кожевников.

По его словам, сегодня 75% от 1,5 млн т переработанного молока в стране производят мелкие крестьянские хозяйства. И к нему много претензий: например, бывают повышены микробиологические показатели молока и в составе присутствуют антибиотики. Свою лепту вносят и такие факторы, как большие расстояния между подсобными хозяйствами, неразвитая сеть сбора молока, неграмотность специалистов, осуществляющих сбор и сдачу сырья, а также сезонность удоя.

Обеспечить внутренний рынок и выйти на экспорт в больших объемах, по мнению Владимира Кожевникова, Казахстану поможет объединение небольших хозяйств в кооперативы. 

Также необходимо ограничить отечественный рынок от импортного товара. Для этого, как отмечает первый вице-министр сельского хозяйства Айдарбек Сапаров, ведомством принимаются меры по организации контрольно-пропускных пунктов вдоль границы, чтобы пресекать ввоз контрафакта. Также государство поддерживает производителей и переработчиков путем финансирования для увеличения объемов производства продукции. 

Однако несмотря на меры господдержки, два молодых предприятия Карагандинской области пока безуспешно пытаются наладить экспорт своих товаров. Один бизнесмен готов поставлять сливочное масло и курт в Германию и ОАЭ, другой – снабжать заграничный рынок сухим верблюжьим и кобыльим молоком. 

Обещание ничего не значит? 

Фермер из Каркаралинского района Сламбек Кинаятулы, о проблемах которого «Курсив» писал ранее («Бизнесмену наконец помогут», №2 (центр), 24 января 2019 г.), по-прежнему не может получить обещанных возвратных субсидий, чтобы расширить свое производство и наладить экспорт в ОАЭ и Германию. Почти год предприниматель обивает пороги Фонда финансовой поддержки сельского хозяйства, где его то кормят обещаниями, то просят подтвердить залоговое имущество.

«Я хотел получить от фонда 107 млн тенге по программе «Ырыс» для приобретения 100 голов коров и техники. В качестве гарантийного взноса я предоставил две квартиры в Нур-Султане и все, что у меня есть. Но мне говорят, что этого недостаточно, хотя изначально говорили обратное. Последний раз мне сказали, что до конца года я получу деньги. Но ведь зима – не сезон для молочного хозяйства», – сетует аграрий. 

Сейчас предприниматель содержит сто голов коров. Из них только 30 дают молоко. Этого сырья недостаточно, чтобы изготавливать большие объемы продукции и удовлетворить спрос зарубежных заказчиков. Выход из ситуации фермер видит только в расширении поголовья и сборе молока у крестьянских хозяйств. А для этого нужны дополнительные средства.

Нужны переговоры

Другой предприниматель – владелец крупного завода по производству сублимированного кобыльего и верблюжьего молока Кадырбек Мейрамбеков, инвестировал в свой бизнес более 3 млрд тенге. Часть денег он заимствовал в «КазАгро» и при поддержке ФРП «Даму» в этом году строит завод детского питания. 

Несмотря на свою уникальность, его продукция пока не пользуется большим спросом. В основном ее потребляет внут­ренний рынок, и только одна тонна сухого верблюжьего молока экспортируется в Китай. Завоевать российский рынок у казахстанского завода пока тоже не получается. Проблема в том, что для ее распространения на российском рынке нужны дополнительные средства – речь идет о миллионах рублей. 

Идея производства сублимированного молока возникла у предпринимателя в 2013 году, когда он ездил в Россию и увидел в одном из супермаркетов сухое кобылье молоко, производимое жителем Германии Цольманом. Как оказалось, он овладел технологией сублимирования благодаря своему родственнику Рудольфу Штроху. Последний в советские годы был в казахской степи и здесь же заболел тяжелой формой туберкулеза. Один из степняков выходил его, отпаивая парным кобыльим молоком. Выздоровев и вернувшись в Германию, Штрох основал свое производство. Узнав эту историю, Кадырбек Мейрамбеков решил во что бы то ни стало запустить свое производство сублимированного молока. Он связался с Цольманом, под его руководством в 2015 году открыл производство в Осакаровском районе Карагандинской области. Казахстанский завод – точная копия немецкого.

На сегодняшний день в активе компании 25 тыс. га пастбищных земель, позволяющих формировать собственную кормовую базу на круглогодичной основе. Более 2500 кобылиц, которые дают до четырех тонн молока в день. Создано 200 рабочих мест. Но вместе с тем у компании есть невыплаченные долги по кредитам. 

«К сожалению, за годы существования мы еще не вышли в плюс. На сегодняшний день наша задолженность составляет около 800 млн тенге. Больше половины займа мы уже погасили. Оставшуюся сумму планируем закрыть в течение двух лет», – поделился бизнесмен.

На следующий год он планирует собрать от населения до 2 млн т кобыльего молока. Также начнет принимать верблюжье молоко из южных регионов страны и планирует закупить тысячу верблюдиц. 

«У нас есть все мощности, чтобы выйти на экспорт в Европу и Азию. Но нам пока не хватает денег. Мы надеемся на то, что в скором времени ученые докажут пользу нашей продукции для здоровья. Сейчас они ведут соответствующие исследования. И тогда уже можно будет печататься в мировых журналах и смело делать рекламу», – добавил Кадырбек Мейрамбеков.
 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

kursiv_akulyata.gif

 

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций