Перейти к основному содержанию
7529 просмотров

Казахстанские экономисты развеивают мифы о ВТО

Почему крупный бизнес опасается срыва импортозамещения

Штаб-квартира ВТО в Женеве. Фото: Reuters

«Курсив» выяснил, почему со стороны владельцев крупного бизнеса все чаще звучат разговоры о возможном провале программы импортозамещения после вступления Казахстана в ВТО.

«Мы слышим, что в 2019 году Казахстан вступит в ВТО, и все меры поддержки станут противоречить нормам этой организации. Это не так. Например, нашей рабочей группой будут выработаны конкретные механизмы, и, естественно, все это найдет отражение в виде изменения тендерных процедур, законодательных актов – в первую очередь это налоговые льготы, таможенные преференции, льготное кредитование», – заявил недавно в ходе совещания в Уральском офисе КПО б.в. управляющий директор по развитию бизнеса и местного содержания ТОО «PSA» Мухит Магажанов.

Напомним, ТОО «PSA» представляет интересы Казахстана в нефтегазовых проектах в части соблюдения норм ОСРП (окончательного соглашения о разделе продукции – «Курсив») и интересов отечественного бизнеса.

«Да, есть обязательства, которые страна взяла на себя. Но при этом мало кто знает нюансы. Например, у стран, входящих в ВТО, есть «threshold» (пороговый уровень – «Курсив»), в рамках которого любая страна вправе, а где-то даже и обязана поддерживать местные компании. Будь то Норвегия, Кувейт, Оман или Казахстан», – объяснил спикер.

Пока на ниве поставок в нефтегазовый сектор отечественные заводы больших побед не имеют, считает директор западно-казахстанского кораблестроительного завода «Зенит» Вячеслав Валиев. Он убежден: после вхождения в ВТО казахстанские производители гражданского сектора окажутся в условиях сложной конкуренции.

«С КПО б.в. мы работаем сегодня по сертификации производства, но заказов оттуда больших не имеем», – говорит в эксклюзивных комментариях «Курсиву» директор завода. По его словам, предприятие от компании «Сайпем», которая сейчас работает на Чинаревском месторождении, получило заказ на строительство нефтевышек. «Но это мелочи по сравнению с тем, что мы можем. Пока все получаем по остаточному принципу. А с вступлением в ВТО на наш рынок будут заходить на равных условиях зарубежные игроки. Что делать? Работать. Знаете как? Мы грудью дорогу проложим себе…» – заключил Валиев.

Главный научный сотрудник института стратегических исследований при президенте РК Вячеслав Додонов, напротив, считает, что ВТО не противоречит программам импортозамещения. Это нормальная национальная промышленная политика большинства экономик развитых стран, уверен он. Тем более, в рамках договоров с недропользователями (ОСРП) и нового Кодекса недропользования есть нормативы по местному содержанию.

«Казахстан не вступал в ВТО так безоглядно, как это сделали некоторые другие страны. Например, Кыргызстан, который стал ее членом на условии развитой страны. Там есть лазейки, которые позволяют отстаивать свои интересы», – говорит в комментариях «Курсиву» эксперт.

То, что сегодня уровень казсодержания в нефтегазовом секторе по товарам небольшой (около 13% – «Курсив»), по мнению Додонова, объясняется сложностью проектов на месторождениях и тем, что операторами являются международные компании, которые привыкли работать со своими поставщиками.

«Но попытки развивать машиностроение на основе потенциального спроса в такой сфере разумны и нормальны. Не думаю, что вступление в ВТО сильно ограничит эти возможности», – говорит Вячеслав Додонов.

Требования по сертификации и стандартизации, которые будут выставлены казахстанским экспортерам, – это «перетягивание каната», когда все игроки понимают: процесс этот сложный, но необходимый, считает эксперт. Но, как страна сырьевой экономики, Казахстан не сильно заинтересован вступать в ВТО. Это выгодно странам, которые продвигают свою готовую продукцию на высококонкурентные зарубежные рынки. Тогда при возникновении разного рода ограничений у них появляется возможность апеллировать к ВТО.

«Хотя мы видим, как на наших глазах происходит деградация всех международных договоренностей, развязанная в рамках торговых войн. ВТО была выгодна раньше, а не в новой реальности, странам, желающим продвинуть конкурентоспособную продукцию на уже занятые кем-то рынки. У нас и без ВТО купят и нефть, и газ, и пшеницу, и металлы. С другой стороны, это, безусловно, поможет зарубежным поставщикам зайти на наш рынок, а местные производители могут оказаться бессильными перед лицом мощных компаний», – высказывает свои опасения экономист.

Он также обратил внимание на то, что в ходе множества конференций, где обсуждалась эта тема, задачей казахстанских экономистов было найти консенсус в этом вопросе.

«ВТО несильно поможет подвинуть интересы бизнеса на экспортных рынках, но внутренний рынок ставится под удар. Такой была общая консолидированная позиция казахстанских экономистов», – говорит эксперт, напоминая, что ВТО регулирует не только торговлю, но и сферу услуг.

«Это вызывает озабоченность и в нашем финансовом секторе. Банки всерьез опасаются, что западные конкуренты напрямую – через филиалы, а не как сейчас, через «дочки», – могут присутствовать на нашем рынке. И тогда резко обострится конкуренция», – заключил эксперт.

Точка зрения

Айдархан Кусаинов, независимый эксперт-экономист:

«Все принципы ВТО во многом согласованы с принципами ЕАЭС. Мы туда входили уже с учетом Таможенного Союза. Так что на своем долгом 19-летнем пути в ВТО мы многие вещи уже регламентировали и отчасти давно живем по ее правилам. Эффект от вступления в ВТО не будет грандиозным. Возгласов: «Вау! Как все изменилось!» – не ждите. Мы в этой реке уже плывем, и рассуждать, больше или меньше мы намокнем, нет смысла. Требования ВТО открыть границы, снизить таможенные пошлины – все это у нас уже есть. Но теперь мы можем что-то диктовать странам – участницам ВТО. Например, просить в Турции снижения тарифов на товары. Теперь мы имеем этот аргумент, возможность идти на экспортные рынки. При этом наши рынки уже много лет открыты, и никто сюда не пришел.

А судьба машиностроения зависит не от ВТО, а от внутренней политики. Есть казахстанские компании, которые экспортируют макароны в Италию. Алматинский вентиляторный завод открыл филиал в Подмосковье – наладил там производство и успешно продает свою продукцию. Другая компания экспортирует мороженое в Китай. Бизнесмены найдут, с чем и как выйти на зарубежные рынки. Или все боятся, что зайдут иностранные банки и наш финансовый сектор умрет. Китайский банк придет? Для него Казахстан как один микрорайон Шанхая. Это наши фобии. Например, Сингапур хоть и маленькая страна, но экспортирует огромное количество товаров. Поэтому туда идут. У нас же маленькая экономика. В ВТО вступают не для того, чтобы бояться вала импорта, а чтобы получить аргументы поставлять товары на экспортные рынки. Поэтому ВТО – для экспортных компаний. Наши урановые компании и по добыче металлов на западных рынках облагались большими пошлинами. И теперь «Казатомпром» очень выиграл от вступления в ВТО».

1 просмотр

Хорошие дороги для Казахстана: реальность или утопия?

Через пять лет 95% дорог республики должны стать идеальными

Фото: Shutterstock

Амбициозные планы Министерства индустрии и инфраструктурного развития РК подкреплены миллиардными проектами, реализуемыми как за счет республиканского бюджета, так и благодаря иностранным инвестициям. Ужесточаются требования к строителям дорог, эксплуатирующим компаниям. Чтобы определить самые сложные участки, все дорожные объекты уже в следующем году оцифруют, будет составлен рейтинг качества автомобильных путей.

Такие разные регионы

По информации специалистов Комитета автомобильных дорог Министерства индустрии и инфраструктурного развития РК, в этом году в стране поставлен своеобразный рекорд – отремонтировано и построено 4,4 тыс. км дорог. На эти цели потрачено более 500 млрд тенге. Если каждый год финансирование на эту отрасль будет увеличиваться на 50 млрд тенге, то к 2025 году показатель хорошего качества дорог, по прогнозам, должен увеличиться до 95%.

Самыми хорошими дорогами в стране, судя по данным МИИР, могут похвастаться Мангистауская, Павлодарская, Алматинская области. Восточный Казахстан в этом рейтинге расположился на четвертом месте. Самый высокий процент трасс в неудовлетворительном состоянии приходится на ЗКО, Атырау­скую и Северо-Казахстанскую области. 

Однако если принять во внимание протяженность дорожной сети в разных регионах, можно увидеть колоссальную разницу в нагрузке на бюджет в части ремонта и реконструкции дорог. Например, лидер рейтинга Мангистауская область с показателем дорог в хорошем и удовлетворительном состоянии в 92% имеет протяженность автомобильных артерий всего 2,8 тыс. км. В 2019 году в этой части страны было отремонтировано лишь 218 км. Общая стоимость всех дорожных проектов – более 27 млрд тенге.

Восточный Казахстан хоть и стоит на четвертом месте (81% дорог в удовлетворительном состоянии), но имеет самую большую протяженность в стране – около 12 тыс. км. Из них только 29% относятся к трассам республиканского значения, а 71% – местная сеть, которая финансируется в большинстве своем из областной казны. Так, по данным акима ВКО Даниала Ахметова, на все виды работ по магистралям республиканского и местного значения ВКО в этом году выделено 76,4 млрд тенге (включая дорогостоящий проект по строительству трассы в обход Осиновского перевала). Из них доля областного бюджета – 22,2 млрд тенге. Общая протяженность отремонтированных дорог составила 455 км.

Безымянный_111.png

Всех проверим

В мае этого года все областные дорожные лаборатории были объединены в единую структуру – РГП «Национальный центр качества дорожных активов». Началась масштабная работа по проверке качества строящихся и ремонтируемых дорог с использованием обновленного потенциала региональных представительств.

Согласно данным генерального директора экспертной организации Замира Сагинова, за прошедшие полгода специалистами центра при проверках на дорогах страны взято более 11,5 тыс. образцов асфальта (кернов). Из них каждый третий (4,5 тыс.) не соответствует стандартам.
Наибольший объем работы Наццентра по качеству дорожных активов приходится именно на регионы, где реализуется больше всего проектов. Восточный Казахстан входит в число таких областей, ведь здесь идет строительство таких объектов, как горная дорога в объезд Осиновского перевала, реконструкция трасс республиканского и международного значения Талдыкорган – Усть-Каменогорск, Омск – Майкапшагай.

«С момента создания РГП наш областной филиал совершил 437 выездов на объекты республиканского значения, на них выявлено 564 нарушения. Около 10 тыс. квадратных метров асфальта и асфальтобетона было забраковано, подрядчикам пришлось их заменить», – рассказывает директор филиала центра по ВКО Ержан Аязбаев.

Что касается местной сети дорог, то из 187 взятых проб 56 кернов не соответствовали госстандартам. Заказчикам направлено 55 предписаний. Работа с региональным управлением автомобильных дорог и пассажирского транспорта только начала налаживаться, в следующем году объем проверок будет увеличен. По мнению специалистов центра, сотрудничество акиматов с экспертами дорожных лабораторий выгодно для них не только с экономической точки зрения. Заключение экспертов позволяет заказчикам не осуществлять выплаты до устранения замечаний. А чем лучше будут работать дорожные строители, тем реже бюджету придется выделять средства на обновление дорожного полотна. Это в конечном счете повлияет на качество работ. Более жесткие требования, в свою очередь, заставляют подрядчиков работать лучше.

Главные проблемы

В следующем году Наццентр намерен провести полную цифровую паспортизацию всех автомобильных дорог страны. По словам Замира Сагинова, это позволит понять самые болевые точки в каждом регионе и обратить на них внимание властей.

Говоря о качестве казахстанских дорог, главный дорожный эксперт страны отмечает, что местная дорожная сеть гораздо более изношена, имеет больше дефектов, нежели республиканские трассы. На то есть много разных причин. Во-первых, недостаточное финансирование на эксплуатацию дорог, во-вторых, гарантия от подрядчика на местном уровне почти в два раза короче. В-третьих, различен уровень оснащения подрядных организаций на крупных республиканских и небольших местных объектах. Например, в строительстве некоторых участков международных трасс Талдыкорган – Усть-Каменогорск и Омск – Майкапшагай задействованы китайский консорциум CITIC Construction Ltd, компания из КНР «Синь Син», дочка итальянской Todini Construzioni Generali SPA – ТОО «Тодини Централ Азия».

Местные компании в регионе представлены двумя десятками фирм, однако по объемам оборотного капитала, качеству техники не могут тягаться с иностранцами. Согласно данным руководителя управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог ВКО Нуржана Жумадилова, местные дорожно-строительные фирмы сталкиваются с проблемой доставки материала. Возить из других регионов слишком накладно, поэтому чаще всего подрядчики используют ту допустимую марку щебня, которая имеет меньшую прочность, но доступна к покупке на карьерах в пределах области. 

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance