Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1114 просмотров

Как в Казахстане обстоят дела с водным вопросом?

В Казахстане не в полной мере решена проблема доступа к питьевой воде в сельской местности

фото: shutterstock.com

По данным Минсельхоза Казахстана, в прошлом году спрос на воду всех отраслей экономики был полностью обеспечен. Однако в стратегическом плане работы предстоит еще много. Пока бюджет страны не готов в полном объеме финансировать достижение целей, поставленных на всемирной встрече по устойчивому развитию в Йоханнесбурге в 2002 году, а также отечественными указами, регулирующими эффективность водопользования. Выход – в передаче управления в частный сектор, считают в ведомстве.

В феврале 2017 года был подписан указ президента Казахстана «Об утверждении Государственной программы развития агропромышленного комплекса Республики Казахстан на 2017–2021 годы». В программе, в частности, говорится, что, по состоянию на 1 января 2016 года, не в полной мере решена проблема доступа к питьевой воде в сельской местности: «Согласно информации местных исполнительных органов (далее – МИО), доступом к централизованному водоснабжению обеспечен 3461 сельский населенный пункт c общей численностью населения 6,2 млн человек, или 51,5% от всего сельского населения Казахстана. Привозной водой пользуется 61 населенный пункт, децентрализованную систему водоснабжения имеют 3099 населенных пунктов. Доступ к централизованному водоснабжению в городах составляет 87%».

Однако на сегодня основной вопрос для Минсельхоза заключается в оптимизации системы водопользования. Так, в госпрограмме определены реальные планы на предстоящий период: «Эффективное использование водных ресурсов будет выражаться в обеспечении поливной водой необходимых для развития сельского хозяйства земель регулярного и лиманного орошения, улучшении мелиоративного состояния и восстановлении ирригационной инфраструктуры, повышении эффективности водопотребления в промышленности». В частности, предполагается снижение потерь при транспортировке поверхностных водных ресурсов для нужд сельского хозяйства с 5,1 до 3,69 куб. км и увеличение емкости водохранилищ с 97,9 до 99,8 куб. км. При этом авторы программы отметили, что при необходимых затратах воды в объеме 57,9 куб. км, располагаемый объем водных ресурсов, возможных для использования в экономике республики, в средний по водности год не превышает 42,8 куб. км.

Одной из основных причин проблем водопользования называют низкую стоимость услуги по подаче воды для конечного потребителя. В документе сообщается, что это приводит к неэффективному потреблению водных ресурсов сельхозпотребителями и не побуждает к использованию эффективных с точки зрения водосбережения технологий и сельскохозяйственных культур, не позволяет обеспечить в полном объеме техобслуживание, эксплуатацию и ремонт водохозяйственных и ирригационных систем. «Отсутствие существенных мер по стимулированию водосбережения при текущих уровнях и структурах тарифов в сельском и коммунальном хозяйстве, промышленности является причиной низкой эффективности водопотребления. В настоящее время затраты на воду составляют менее 1% стоимости основных сельскохозяйственных культур (0,9% для пшеницы, 0,1% для хлопка), что существенно меньше, чем в других странах (4–13% для пшеницы, 2–10% для хлопка в таких странах, как Индия, КНР, Австралия, ЮАР, США и Израиль). В абсолютном выражении текущий уровень тарифов на воду в сельском хозяйстве является одним из наиболее низких в мире, в 2–10 раз меньше, чем в таких странах, как Австралия, Великобритания, КНР, Греция, и в 20 раз меньше, чем в Израиле. Помимо того, что тариф на воду для конечного потребителя является крайне низким (средний тариф составляет 0,5 тенге за куб. м в сельском хозяйстве), он не стимулирует эффективное потребление водных ресурсов. Уровень тарифов для промышленных потребителей варьирует в пределах 120–260 тенге за куб. м и, таким образом, сравним c уровнем тарифов, применяемых в других странах», – приводится в программе анализ текущей ситуации.

Сама госпрограмма стала продолжением политики государства, которая проводится не одно десятилетие. Так, в 2008 году указом президента страны утвержден Национальный план по интегрированному управлению водными ресурсами и повышению эффективности водопользования Республики Казахстан на 2009–2025 годы. Этот документ подготовлен в соответствии с международным опытом и решениями на высоком уровне. В частности, Всемирный саммит по устойчивому развитию (г. Йоханнесбург, 2002 год) призвал все страны «разработать Планы интегрированного управления водными ресурсами и эффективного использования воды к 2005 году». А на третьем (Киото, 2003 год) и четвертом (Мехико, 2006 год) Всемирных водных форумах отмечено, что водные кризисы являются, прежде всего, кризисами управления, несогласованности действий заинтересованных сторон и недостаточного финансирования.  

До решения этого вопроса были разработаны концепция развития водного сектора Казахстана 2002 года и соглашение между правительством страны и Программой развития ООН по проекту «Национальный план по интегрированному управлению водными ресурсами и водосбережению для Республики Казахстан» (2006 год).

В национальном плане по водопользованию от 2008 года отмечалось: «Дефицит водных ресурсов в Казахстане является существенным фактором, сдерживающим освоение природных богатств, развитие производительных сил и экономический рост в целом. При этом, несмотря на то, что в последние годы наблюдается сокращение потребления воды отраслями экономики и населением, использование водных ресурсов остается неэффективным. Например, объем потерь пресной воды только при транспортировке составил в 2003 году в Казахстане 5,6 куб. км, увеличившись по сравнению с 2000 годом на 0,7 куб. км. На современном этапе ситуация продолжает усугубляться вследствие износа основных средств и недостаточности средств на их восстановление».

А практику отдадут частникам

В начале февраля 2019 года вице-министр сельского хозяйства Казахстана Ерлан Нысанбаев в своем выступлении на расширенном заседании коллегии МСХ сообщил, что развитие новых орошаемых земель будет осуществляться не из бюджета, а через модели ГЧП. Он уточнил: «На последнем расширенном заседании правительства под председательством главы государства были озвучены цели плана развития орошаемых земель на площади 3,5 млн га, то есть предусматривается восстановление орошаемых земель на площади 600 тыс. га и ввод новых на площади 1,5 млн га, которые поддержаны главой государства. И на сегодняшний день начаты работы по его реализации».

По словам вице-министра, модель финансирования через ГЧП предусматривает наличие частного партнера, который учреждает специальную финансовую компанию для привлечения инвестиций из международных финансовых организаций, Единого национального пенсионного фонда или банков второго уровня под поручительство Министерства финансов. Последующий возврат инвестиций будет осуществляется через тариф. При этом, учитывая существующие низкие тарифы на поливную воду, которые не позволяют покрывать расходы на реконструкцию и ремонт каналов и гидротехнических сооружений, предусматривается введение экономически обоснованных тарифов, обеспечивающих возврат инвестиционных вложений. Эти меры будут поддерживаться государством в виде субсидий на услуги по подаче поливной воды.

Чиновник рассказал о двух компаниях, которые готовы работать по данной схеме. Это CITIC CONSTRUCTION CO., LTD с проектами в Павлодарской и Туркестанской областях, с привлечением собственных инвестиций и гарантированным сбытом сельхозпродукции, а также казахстанская компания ТОО «Тамас» с проектом в Туркестанской области.

По словам г-на Нысанбаева, ожидаемый результат к 2028 году предусматривает рост валовой выручки орошаемых земель с 800 млрд до 3,7 трлн тенге, рост выработки на одного работника с 2,9 до 5,8 млн тенге в год, тогда как сегодня всего 7% орошаемых земель дают нам 42% производства в растениеводстве. «Благодаря реализации предложенной модели, всего 16% пашни дадут продукции в 2,8 раза больше, чем сейчас дает все растениеводство (в 1,6 раза больше, чем сейчас дает все сельское хозяйство)», – добавил он.

При этом, по данным МСХ, за счет привлечения международных займов Исламского банка (ИБР) и Европейского банка (ЕБРР) реализуются проекты по восстановлению гидромелиоративных систем на площади 128 тыс. га (в Алматинской, Актюбинской, Жамбылской, Южно-Казахстанской областях) на общую сумму более 102 млрд тенге. Срок реализации – до 2021 года. В 2019 году, согласно госпрограмме развития АПК, планируется ввести в оборот 124 тыс. га орошаемых земель. Восстановление регулярного орошения намечено на 610 тыс. га земель. Не охвачены финансированием 482 тыс. га. Охватить их планируется как за счет средств международных финансовых институтов – 256 тыс. га (174 тыс. га – Азиатский банк развития, 82 тыс. га – ЕБРР), так и через механизмы ГЧП – 167 тыс. га, а также 51 тыс. га – за счет средств местных исполнительных органов.

Между тем, судя по всему, стремления МСХ упираются в противостояние на местах. По словам вице-министра Ерлана Нысанбаева, успешная реализация Госпрограммы развития АПК зависит от своевременной передачи водохозяйственных объектов из коммунальной собственности в республиканскую. Однако из общего количества передаваемых водохозяйственных объектов на площади 610 тыс. га приняты в республиканскую собственность всего 343 тыс. га, то есть 56%. При этом он отметил слабую работу акиматов Северо-Казахстанской, Карагандинской и Восточно-Казахстанской областей.

Почему Минсельхоз подался к частникам в водном вопросе, объясняет статистика госфинансирования данной сферы и декабрьский доклад первого заместителя министра сельского хозяйства Казахстана Армана Евниева на заседании правительства. Арман Кайратович не пожалел таланта, чтобы донести до аудитории идею необходимости зарубежных кредитов и передачи воды в частную среду: «В вопросах восстановления водохозяйственной инфраструктуры до сегодняшнего дня мы надеялись на бюджетные инвестиции. С таким подходом нам понадобилось бы около 100 лет. Сейчас предлагается запустить перезагрузку отношений по восстановлению и вводу новых орошаемых земель. Отойти от бюджетных инвестиций и привлечь крупные частные инвестиции. В отрасль в ближайшие 9–10 лет будут привлечены 1,23 трлн тенге инвестиций, и площадь орошаемых земель будет доведена до 3,5 млн га, объем валовой продукции составит 3,7 трлн тенге. Точные цифры мы получим после завершения технико-экономического обоснования (апрель 2019 года), но индикативно для протокола еще раз озвучу потребность программы. Это поручительство Минфина на 1,5 трлн тенге и госгарантии на 150 млрд тенге. Прошу поддержать».

Между тем, по данным МСХ, на восстановление гидротехнических сооружений в течение последних нескольких лет направлялось в среднем только 7 млрд тенге в год, итого 34,2 млрд за пять лет. А в общем накопленное недофинансирование составляет 925 млрд тенге. Комитет по водным ресурсам МСХ РК отмечает при этом, что, по расчетам Всемирного банка, ирригационная система при существующих темпах обновления полностью выйдет из строя в течение 44 лет.

999.png

Из Государственной программы развития агропромышленного комплекса Республики Казахстан на 2017-2021 годы (редакция 2018 года).


6273 просмотра

Как вести бизнес в Казахстане с тысячами процентов прибыли

Заниматься незаконной торговлей, как оказалось, безопасно и выгодно

Фото: geogif / Shutterstock.com

Полмиллиарда контрафактных (поддельных) сигарет уже было продано в 2019 году в Казахстане – это примерно 2,5% всего объема табачного рынка страны. Такие данные предоставил «Курсиву» сотрудник одной из табачных компаний, пожелавший остаться неназванным.

Пять лет назад незаконный объем составлял 0,1%, и его природа была полностью контрабандной. Но сейчас, акцентирует внимание собеседник, наряду с незаконным ввозом сигарет, как правило, из Китая, растет производство подделок внутри страны.

«Для этого из Китая везут акцизные марки, упаковки для сигарет и даже оборудование для их производства. Но это ведь лицензированный бизнес, как же это оборудование пересекает границу?» – возмущается представитель табачной отрасли. 

Контрабанда – незаконное перемещение товаров через государственную границу. Контрафакт – товар, копирующий оригинал, произведенный без права на использование торговой марки, природа появления такого товара на рынке не подтверждается официально. Пример производства контрафактных сигарет на контрабандном оборудовании, по мнению экспертов, как нельзя лучше демонстрирует: в казахстанских условиях два этих явления во многом пересекаются. 

Дисбаланс таможенной статистики – $7 млрд 

Примерный годовой оборот контрафактного товара в мире оценен как $200–360 млрд. Эти цифры получены на основе статистики таможенных конфискаций.

Сопоставление таможенных данных Казахстана и стран – торговых партнеров помогло общественному фонду Transparency Kazakhstan сделать вывод о примерном объеме контрабанды и контрафакта, поступающего в страну. В 2018 году фонд опубликовал доклад «Таможенная коррупция Казахстана: зеркальный анализ товарооборота». 

Сравнение выявило две группы стран, чьи данные в сравнении с показателями казахстанской таможни либо занижены – и тогда можно подозревать контрабанду, либо завышаются – и это уже подозрение на контрафакт. 

К примеру, по данным Transparency Kazakhstan, совокупный импорт из Китая, Швейцарии и Польши в 2017 году был занижен на $6,5 млрд. Импорт же из США, Японии и Италии, напротив, завышен в 2017-м на $1,1 млрд. 

Михаил Надточий, директор компании «Бизнес Оптима», говорит, что в текущем году зеркальное сравнение с Китаем показывает разницу в $7 млрд. Поднебесная, напоминает Надточий, имеет репутацию «глобальной фабрики контрафакта», здесь производится 70% незаконной продукции, продаваемой во всем мире. 

Компания «Бизнес Оптима» – одна из немногих в стране, занимающихся защитой интересов товарных знаков. С 2013 года по заказу деловых партнеров фирма изучает пути проникновения контрабанды и контрафакта на рынок Казахстана. За эти годы в компании сложилось понимание масштабов такого бизнеса в республике и заработков на нем.

«Средняя маржинальность казахстанского бизнеса, связанного с контрабандой и контрафактом, – 500%, максимальная – 5000%. Это выгоднее подделки денег и торговли оружием», – констатирует Надточий.

Как завозится и продается незаконный товар

Главный маршрут поставок китайского контрафакта на мировой рынок – Южный морской путь. По нему подделки достигают стран арабского мира. Здесь фальсифицированная продукция изымается миллионами единиц. Тот товар, который проскочил через этот фильтр, отправляется в Турцию и далее в Европу. Отдельным маршрутом из Турции контрафакт направляется в Азербайджан и далее автотранспортом – на север Казахстана. 

Но основной поток незаконного товара, предназначенного для Казахстана, протекает через Алматы. Здесь аккумулируются партии, поставляемые напрямую через китайскую границу и опосредованно – через Кыргызстан, на границе с которым таможенный контроль очень условный. Границу товар пересекает по такой схеме: машины разгружаются на киргизской стороне, команда носильщиков переносит товар как ручную кладь через границу, где он загружается в другую машину. 

Дальнейшую схему реализации ввезенного таким образом товара Михаил Надточий описывает так. Существуют теневые структуры, повторяющие конфигурацию официальных торговых схем. Здесь есть свои «официальные дистрибьюторы», заключающие договоры с внештатными агентами, чей заработок зависит от объема сделок. Далее – региональные офисы, имеющие свои склады, где товар оценивается с точки зрения качества и формируется его цена. Товар предлагается оптовым покупателям, которые распространяют его мелкими партиями через магазины и рынки. 

Надточий говорит, что подделываются самые продаваемые и недорогие товары. К примеру, из сферы компьютерной периферии это картриджи, блоки питания, флешки, жесткие диски. 

Сложный товар подделывается крайне редко. Системе важен быстрый оборот товара и возврат средств. Поэтому подделывается то, что хорошо продается. Директор «Бизнес Оптимы» называет топ-3 групп товаров, где подделки встречаются чаще всего. Первое место у бытовой химии. Второе – у женских украшений. Третье – у товаров авторынка. 

Завозимая партия рассчитана таким образом, чтобы распространение занимало не больше месяца. Соответственно, это должен быть товар, пользующийся повышенным спросом. У каждого бренда есть три-четыре таких изделия, популярных и недорогих. Их то и подделывают в первую очередь.

Как вскрываются сети незаконных поставок

Первый признак появления партии контрафакта на рынке – падение продаж у компании – официального представителя бренда. По словам Михаила Надточего, в любой стране мира контрафакт присутствует в объеме не менее 5%, это экономически безопасный уровень. В Казахстане по некоторым группам товаров контрафакт занимает больше половины рынка. Эксперт рассказывает про кейс европейского производителя пищевого продукта – в Казахстане этот продукт оказался на 90% поддельным.

Если компания желает выдавить контрафакт и вернуть свою долю рынка, она обращается к таким специалистам, как Надточий. Сам он говорит, что навести порядок в продажах заказчика не очень сложно. 

Начинается все с того, что «Бизнес Оптима» мониторит рынок и определяет объем контрафакта. Каждый товар имеет не менее 15 признаков, по которым можно оценить легальность его появления на рынке. Пять из них популяризуются среди потенциальных покупателей, пять – раскрываются для правоохранительных органов. Наименее очевидные предназначены для узких специалистов рынка и экспертов компании – владельца торговой марки, для быстрой оценки. 

Михаил Надточий подчеркивает, что задача компании не просто прикрыть точки сбыта – важно вскрыть всю сеть поставок и предупредить все звенья, что правообладатель готов бороться за свой рынок. Как правило, продавец не хочет серьезных проблем, он выдает остатки контрафактной продукции и называет поставщика. Далее за дело берется юридический отдел компании, адресующий поставщику предупреждение о последствиях. Обычно этого достаточно, чтобы поставки контрафактного товара именно этого бренда прекратились. Другое дело, что в результате увеличиваются поставки подделок на другие торговые марки.

Можно ли победить незаконный товар

Сбыт контрафакта в Казахстане ежегодно расширяется на 10%, считает Надточий. По его оценке, потери государства при текущем состоянии дел составляют около 300 млрд тенге недополученных налогов и таможенных сборов. И это без учета потери репутации рынка и прямой угрозы здоровью потребителя. 

Эксперты говорят о важности совместных усилий и бизнеса, и государства. В этом году компании из сферы бытовой химии начали переговоры о совместной борьбе с контрафактом. Международный опыт свидетельствует: именно активность бизнеса в защите своих интересов определяет «рамки комфорта» для тех, кто создает нелегальные схемы. 

Момент, который, по мнению Надточего, мешает борьбе с контрафактом – смягчение законодательной базы. Например, увеличена сумма доказанного ущерба, при достижении которой начинается уголовная ответственность: раньше это был эквивалент 1000 МРП, сейчас – 2000 МРП. Смягчено отношение к контрафактной продукции – в закон вкралась поправка, разрешающая оставлять подделки на рынке в случае доказанной «общественной значимости» товара. 

А преступные схемы тем временем совершенствуются. Потоки контрафактного товара освоились на торговых интернет-площадках и даже завоевывают «тихие гавани» госзакупок. 

kak-vesti-biznes-v-kazahstane-s-tysyachami-procentov-pribyli.png

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

duster-kaptur_240x400.gif

 

Цифра дня

64-е
место
занял Казахстан по скорости фиксированного интернета в мире

Цитата дня

Популизм – это политика посредственности. Я не раздаю пустых обещаний. Я - человек конкретных дел. Я буду твердо проводить в жизнь свою программу реформ.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank

Вы - главная инвест-идея

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций