Halyk Finance: Что ждет Казахстан в текущем году?

Аналитики Halyk Finance сделали свои прогнозы в отношении развития основных экономических и финансовых показателей страны

Фото: Shutterstock

В условиях мировой глобализации экономика Казахстана подвержена действию внешних факторов. На сегодня - это цены на нефть,замедление роста экономик США, Китая и Еврозоны с сопутствующим влиянием на сырьевые цены, введение жестких санкций Запада в отношении России. Аналитики Halyk Finance сделали свои прогнозы в отношении развития основных экономических и финансовых показателей Казахстана.

Экономические показатели

По данным инвестиционной компании, в 2018 году более 50% роста ВВП Казахстана обеспечил все тот же сырьевой сектор и смежные с ним сектора обрабатывающей промышленности. По-прежнему неразвитыми остается несырьевой сектор, а в экономике доминируют государственные компании.

По оценке МВФ, рост мировой экономики в 2019 году составит 3,7%. Основной вклад будут обеспечивать развивающиеся страны Азии, в частности в этом году экономика Китая покажет рост до 6,2%. Рост ВВП России по ожиданиям незначительно ускорится до 1,8%.

2_0.png

По мнению официальных лиц МВФ, мировая экономика вместо усиления экономического роста вышла на плато, тогда как торговые войны, быстрый рост долга как частного, так и государственного секторов, политика крупнейших центробанков будут негативно влиять на экономический рост и спрос на минеральное сырье. В этих условиях координация действий нефтедобывающих стран имеет важное значение для ценообразования на рынке нефти.

По прогнозам Halyk Finance, экономический рост в Казахстане в среднесрочной перспективе ожидается умеренно положительным на уровне 3,6%. 

Внутренний драйвером экономики будет расширение Тенгиза и Кашагана, считают эксперты. Расширение добычи на крупных нефтяных месторождениях Тенгиз и Кашаган будет способствовать экономическому росту как на этапе инвестирования, так и в последующем посредством роста производства.

Прогнозные цены на нефть марки "Brent" в 2019 году, исходя из ожиданий международных финансовых организаций, ожидаются на уровне $68 за баррель, отметили аналитики.

Рынок труда

На рынке труда в нынешнем году все будет стабильно, но все еще высока доля самозанятых. Эта часть населения может заметно увеличивать показатель официальной безработицы в стране. Самозанятое население в республике по состоянию на конец 3 квартала 2018 года составило 23% от рабочей силы. Официальная безработица в 2019 году в стране составит порядка 4,8%.

Отсутствие весомых изменений в несырьевой экономике и, в частности, низкая производительность труда выступают ограничителем трансформации экономического роста в повышение благосостояния населения, в то время как повышение минимальной зарплаты будет иметь кратковременный эффект, считают аналитики.

Бюджет

Прогноз ненефтяного дефицита консолидированного бюджета составляет порядка 7% от ВВП в 2019 году, в 2018 году этот показатель составил 9%.  Размер государственного долга в 2019 планируется на уровне 24,7% от ВВП в 2019 году уменьшившись с 25,3% в 2018 году.

В Казахстане, по данным Halyk Finance, госорганы второй год подряд нарушают обязательство по снижению ненефтяного дефицита бюджета ввиду оказания помощи банковской системе, что отдаляет процесс балансирования государственных финансов. Рост цен на нефть почти на 30% в 2018 году также сыграл важную роль в повышении доходов консолидированного бюджета. 

Инфляция

Инфляция в 2019 году будет выше за счет отложенного эффекта ослабления нацвалюты в 2018 году. Уровень инфляции по прогнозам составит 5,4%.  

Риски увеличения инфляции в 2019 году возникают из-за повышения акцизов на топливо, сохранения высоких инфляционных ожиданий, некоторого увеличения зарплат, в первую очередь за счет повышения минимальной оплаты труда.

Дополнительно, ослабление тенге в 2018 году еще не в полной мере оказало свое влияние на цены, что предполагает его воздействие в первой половине 2019 года. Несмотря на то, что расходы госбюджета сокращаются, трансферты Нацфонда замещаются средствами из внебюджетных фондов – Нацбанк, ЕНПФ, в том числе за счет расходов нацхолдингов.

Денежно-кредитная политика

В 2019 году характер денежно-кредитной политики не изменится и будет формироваться в свободно плавающем режиме, отметили эксперты.

Последние 3 года денежно-кредитная политика (ДКП) характеризовалась стабилизацией условий на денежном и валютном рынках, а также снижением краткосрочных ставок вслед замедляющейся инфляции при сохранении регулятором денежно-кредитный условий на нейтральном уровне.

До 3 квартала 2018 года регулятор поступательно снижал базовую ставку. Однако в четвертом квартале Нацбанк принял решение о повышении базовой ставки на фоне дальнейшего понижения инфляции, которая по результатам 2018 года составила 5,3%, что, по мнению инвестиционной компании, потенциально может расцениваться участниками рынка как начало ужесточения кредитно-денежных условий.

Курс тенге

В 2019 году, курс тенге, при среднегодовой стоимости нефти марки Brent на уровне $68 за баррель и среднегодовом курсе российского рубля к доллару США на уровне 67 рублей, сложится  на уровне 375 тенге за $1, прогнозируют эксперты. 

Инвестиционная компания полагает, что Национальный банк и в 2019 году будет следовать своей негласной политике «слабого» тенге к российской валюте, которая в свою очередь, будет очень чутко реагировать на дальнейшее расширение антироссийских санкций, а также на целенаправленное ослабление российского рубля со стороны денежных властей Российской федерации в рамках бюджетного правила

В 2018 году курс национальной валюты к доллару США обесценился с 318 тенге до 384 тенге, при этом курс тенге к российскому рублю сохранялся на уровне 5,5-5,6.

Платежный баланс

Благоприятные внешнеторговые условия будут способствовать лишь незначительному расширению дефицита текущего счета до -0,9% ВВП в 2019 году.

В 2018 году отрицательное сальдо счета текущих операций существенно сократилось и составило, по оценке экспертов, порядка -0,8% от ВВП. Дальнейшему сокращению дефицита текущего счета в этом году будет препятствовать расширение объемов инвестиционного импорта в рамках нефтегазовых проектов, а также расширение объемов выплат иностранным инвесторам по счету первичных доходов. 

Банковский сектор

В 2019 году прогнозируется снижение роли банковского сектора в экономике.

Сейчас банковский сектор Казахстана представлен 28 банками из 32 в начале года после лишения лицензий Банка Астаны, Эксимбанка, Qazaq Bank и объединения ККБ и Народного банка. На долю пяти крупнейших банков  приходится 64% рынка по активам. Доля ссудного портфеля банковского сектора к ВВП за 2018 год составляет 23%, снизившись с 26% в 2017 году и с 33% в 2016 году. 

В 2019 году сохранится тенденция на дальнейшее ухудшение финансового состояния банков второго уровня. Данный процесс будет происходить из-за неэффективных бизнес моделей  банков и обострения конкуренции за качественных заемщиков и депозиторов с крупными банками.  

Развитие банковского сектора будет продолжать отставать от роста экономики в целом.

Переход к более активному кредитованию и рост доли банковского сектора в экономике возможны только после разрешения ряда структурных проблем в экономике и построения более эффективного рыночного механизма по предоставлению финансовых услуг, считают аналитики.

Совокупный прирост депозитов юридических лиц будет продолжать отставать от роста ВВП. На прирост депозитов крупного бизнеса положительное влияние будут оказывать восстановление доверия к банковской системе и достаточно неплохой рост экономики, ожидаемый в 2018–2021 годах. В результате восстановления роста доходов населения продолжится прирост депозитов, который будет немногим выше результатов 2018 года.

Профицит ликвидности в банках будет сохраняться как результат плохого функционирования канала кредитования и сохранения структурных проблем в экономике. Тем не менее, будет наблюдаться постепенный прирост кредитования как результат неплохого роста экономики и оздоровления кредитного портфеля банков. Сектор кредитования юридических лиц не будет показывать роста, драйвером будет розница. Увеличение корпоративного кредитования в основном будет зависеть от разрешения структурных проблем и роста доли МСБ в экономике, заключили аналитики.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg