Перейти к основному содержанию


1575 просмотров

Государство на выход: опека правительством «своих» предприятий мешает избавиться от нефтяной зависимости

По наблюдениям экспертов Всемирного Банка доля государства в казахстанской экономике, несмотря на все правительственные спитчи о выходе из нее, неуклонно растет с 2013 года

Фото: shutterstock.com

Эксперты Всемирного банка считают самой необходимой для казахстанской экономики мерой - массированный выход государства из числа собственников хозяйствующих субъектов. Мол, патернализм министерств и ведомств в отношении к «своим» предприятиям и организациям убивает конкуренцию и мешает избавиться от нефтяной зависимости.

Ведущий экономист ВБ по Центральной Азии Хулио Ревилла, комментируя корректировку прогноза роста ВВП страны в этом году, заметил, что она привязана к росту нефтедобычи, при этом Казахстану так и не удалось преодолеть растянувшийся на 20 лет спад роста производительности. Снижение реального роста ВВП Казахстана до 4,1% в первой половине этого года с 4,3% в аналогичном периоде 2017 года эксперты Всемирного банка считают серьезным сигналом для Астаны. По их мнению, хотя чистый экспорт, подкрепляемый ростом нефтедобычи и улучшением условий торговли, а также притоком инвестиций, которые выросли за год на 30%, способствует общему экономическому росту, внутреннее потребление продолжает снижаться. Это, по мнению представителей международной финансовой организации, свидетельствует о том, что основную массу доходов в стране по-прежнему формирует сырьевая база, при этом распределение этих доходов уже не способно приостанавливать спад в других отраслях.

Нефть останется двигателем прогресса

При этом Всемирный банк, напомнил Ревилла, несколько улучшил свой прогноз экономического роста в стране – по итогам года рост ВВП ожидается на уровне 3,8% вместо прежних 3,7%. Но основанием для этого стало улучшение показателей нефтяного сектора, который, по расчетам специалистов ВБ, сможет удержать рост на плаву еще и в 2019 году (3,5%), а вот в 2020–2021 году с этой задачей ему будет справляться сложнее. И это при том, что прогноз казахстанских властей по цене на нефть в следующем году куда пессимистичнее ожиданий Всемирного банка ($55 против $68 за баррель соответственно). Хотя тут, по словам постоянного представителя ВБ в Казахстане Ато Брауна, все как раз логично: правительство заложило себе определенный люфт, чтобы перевыполнить свои прогнозы.

Но какую разницу в прогнозах цены на нефть ни закладывай, это слишком подверженный рискам ценовой волатильности продукт, падение стоимости которого на мировых рынках обрушит планы казахстанских властей в среднесрочной перспективе снизить бюджетную зависимость от трансферов из Нацфонда. Напомним, что в республиканском бюджете на 2019–21 годы предусматривается увеличение трансфертов из Национального фонда на 450 млрд тенге, которое должно закрыть нехватку средств для финансирования растущих расходов государства.

«Первоначальная цель по сокращению трансфертов из Нацфонда до двух триллионов тенге к 2020 году была перенесена на более поздний срок, – комментирует бюджетный маневр Ревилла. – Прогнозируется, что, несмотря на более высокие цены и производство нефти, дополнительное использование фонда приведет к уменьшению валютных резервов Нацфонда с 35% от ВВП в 2018 году до 32% в 2021 году. Между тем государственный долг стабилизируется на уровне около 20% ВВП», – добавил он.

Банковское зазеркалье

Иными словами, мы начнем подъедать нашу нефтяную кубышку, не пытаясь занимать деньги извне, поскольку не уверены в том, что ненефтяной сектор сможет покрыть повышение обслуживания долгов. По словам ведущего экономиста ВБ по Центральной Азии, эти настроения подхватили и банки, которые при растущей ликвидности (на 2,6% за последний год, до 9,9 трлн тенге) предпочитают инвестировать в государственные ценные бумаги, а не в новые экономические проекты.

«Эта ликвидность не обращается в экономике, как это предполагал Нацбанк, вместо этого высокий уровень ликвидности банков отражает размещение банками безрискового дохода на базовой ставке или процентный доход от других финансовых учреждений, – заметил Ревилла. – В связи с этим регулятору нужно использовать имеющиеся у него инструменты, включая целевой уровень инфляции и режим гибкого курсообразования, для  стимулирования работы реального сектора», – считает он.

Нынешняя политика банков по хранению и преумножению капитала в ГЦБ является зеркальной копией деятельности многих госпредприятий и институтов, которые, получая средства на реализацию тех или иных программ, предпочитают преумножать их на банковских депозитах. И это финансовое «зазеркалье» – не единственная причина, по которой представители ВБ настоятельно рекомендуют государству проследовать с рынка на выход с вещами: государство своим массированным присутствием в казахстанском бизнесе просто деформирует его сущность и не дает ему развиваться естественным путем.

Убийственная защита

По наблюдениям экспертов ВБ доля государства в казахстанской экономике, несмотря на все правительственные спитчи о выходе из нее, неуклонно растет с 2013 года. При этом Ревилла и Браун считают присутствием государства не только прямую долю в том или ином субъекте рынка, но и оказание чрезмерной государственной поддержки, как финансовой, так и немонетарной. Привыкшие жить в коконе государственной опеки частные компании просто не имеют ни опыта, ни стимула для работы в реальных рыночных условиях, что делает их менее конкурентоспособными.

Отсюда и проблемы с диверсификацией экспортных статей: когда компания, вкусившая прелести тепличных условий внутри страны, пытается выйти на чужой рынок, она оказывается не способна играть по его правилам. При этом, по мнению экспертов ВБ, государство умудряется вбухивать свои средства, направленные на поддержку бизнеса, в менее производительные сектора экономики. В результате получается замкнутый круг: средств из госбюджета на поддержку бизнеса требуется все больше, а отдача от него в виде налогов с полученной прибыли становится все меньше.

«В этом контексте стратегическое привлечение основанных на знаниях экспортно ориентированных прямых иностранных инвестиций имеет решающее значение для облегчения растущего давления на госфинансы. В связи с этим крайне важна эффективная реализация недавно принятой Национальной инвестиционной стратегии, направленной на повышение инвестпривлекательности Казахстана для несырьевых инвестиций», – говорится в осеннем выпуске доклада ВБ о состоянии экономики Казахстана.

И делать это надо как можно быстрее, поскольку снижение роста ВВП в 2020–21 годах, по мнению Ато Брауна, будет сопровождаться ослаблением внешнего спроса и снижением роста частных инвестиций. Правда, по его же ожиданиям, внутреннее потребление немного увеличится вследствие восстановления реальных доходов и «вялого кредитования». А решение государства о повышении минимальной заработной платы с 2019 года хоть и даст толчок внутреннему потреблению домохозяйств, но создаст трудности малому и среднему бизнесу, который будет вынужден этот рост заложить в себестоимость своих товаров, работ и услуг – и, соответственно, стать менее конкурентоспособным.

Резать придется по живому

Итогом же государственного доминирования в экономике станет постепенное снижение темпов роста ВВП до уровня ниже среднего за последние годы, что обусловлено низким предложением труда и слабым ростом производительности. К тому же государство в Казахстане так и не решилось реализовать пусть и циничный, но основной рыночный принцип: «слабый должен умереть», и это деформировало рынок в гораздо большей степени, чем все остальные просчеты государства.

«Новые и малые предприятия, как доказано мировой практикой, более производительны, чем старые и более крупные фирмы. Сохраняющиеся из-за протекции государства неэффективные крупные компании, как квазисектор, так и частные предприятия, а также сильное присутствие старых компаний на рынке указывают на то, что процесс созидательного разрушения, при котором менее производительные компании выходят из рынка, не действует в полной мере, и многие важные элементы рыночного преобразования Казахстана были реализованы не в полной мере», – резюмировал Браун.

Самое же плохое для страны заключается в том, что «тучное» время высоких цен на нефть, когда подобный подход естественного отбора можно было запустить в стране относительно безболезненно, упущено. Теперь запуск этого естественного рыночного процесса будет восприниматься гораздо болезненнее и встречать больший отпор и инерцию как со стороны самих госорганов, так и со стороны частного сектора, привыкшего к господдержке.

Для того, чтобы избежать совсем уж радикальной шоковой терапии, ВБ рекомендует правительству на первом этапе «более решительно расставлять приоритеты по госрасходам, отводя первостепенную роль мерам, стимулирующим экономический рост». С помощью этой меры, считают эксперты, государство сможет постепенно избавиться от повинности вытаскивать из ямы все компании подряд, заодно увеличив отдачу в виде налоговых поступлений.


1 просмотр

Кто кормит Восточный Казахстан

ТОП-12 крупнейших налогоплательщиков Восточного Казахстана

Фото: Shutterstock

Большая часть налоговых отчислений промгигантов из ВКО уходит в республиканский бюджет. Размер средств, которые самые крупные компании региона отдают в казну страны, в пять раз больше, чем налоговые платежи от этих же юрлиц в бюджет области. «Курсив» составил рэнкинг предприятий региона, которые являются главными кормильцами для Восточно-Казахстанской области.

И в область, и в республику

По данным официального интернет-ресурса акимата ВКО, доходы области в 2018 году составляли 244 млрд тенге. Из них большая часть – 85%, или 207 млрд тенге – это поступления трансфертов из республики, налоговые поступления занимают лишь 13%, или 33 млрд тенге.

От 12 крупных предприятий области в 2018 году в местный и республиканский бюджеты поступило более 158 млрд тенге. Налоговой задолженности у промгигантов, о которых пойдет речь, за прошлый год нет. Согласно информации, полученной от заместителя руководителя департамента государственных доходов по ВКО Ержана Ктанова, схема распределения налогов по уровням бюджета определяется приказом министра финансов РК. В нем сказано, что корпоративный подоходный налог (КПН) с юридических лиц (кроме нефтяного сектора), НДС, налог на добычу полезных ископаемых выплачиваются в республиканский бюджет. Местный бюджет может рассчитывать на индивидуальный подоходный, социальный, земельный налоги, плату за эмиссии, пользование водными ресурсами и землей.

Кроме того, горнодобывающие компании по договорам недропользования каждый год отчисляют определенную сумму в рамках социальной ответственности бизнеса. По словам руководителя управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития ВКО Ержана Шурманова, за 2018 год по данной статье доходов от недропользователей поступило 1,1 млрд тенге.

12-е место: автосборочный завод «СемАЗ»

На последнем месте в списке компаний, составленном «Курсивом», расположился семейский завод по сборке автобусов, тракторов и грузовиков ТОО «СемАЗ». По данным департамента госдоходов ВКО, за прошлый год предприятие выплатило налогов на сумму 379 млн тенге. Союз предприятий автомобильной отрасли «КазАвтоПром» сообщает, что в 2018 году на семейском заводе произведено 584 единицы продукции. Доля выпуска автомашин среди автопроизводителей Казахстана составляет 2%.

11-е место: филиал АО «KEGOC» «Восточные межсистемные электрические сети»

Единственная компания из списка, которая 99% своих налоговых отчислений – 732 млн тенге – отдает только местному бюджету. Предприятие занимается передачей электроэнергии от энергопроизводителей по своим сетям. В ВКО владеет ЛЭП протяженностью более 1,5 тыс. км, шестью трансформаторными подстанциями.

АО «KEGOC» уже больше четырех лет привлекает деньги частных инвесторов через Казахстанскую фондовую биржу, и финансовая отчетность компании наиболее прозрачна. По данным с сайта kase.kz, за прошлый год простая акция выросла в цене на 15% и достигла в начале 2019 года стоимости 1 600 тенге. За счет инвестиций с биржи в Восточном Казахстане предприятие построило и в конце прошлого года запустило воздушную линию «Шульбинская ГЭС – Семей – Актогай – Талдыкорган – Алматы».

10-е место: ТОО «АЭС Усть-Каменогорская ГЭС»

Крупная гидроэлектростанция ВКО в прошлом году пополнила бюджет на 1,7 млрд тенге. Большая часть обязательных платежей – 1,5 млрд тенге – ушла в бюджет РК в виде КПН и НДС. Прибыль компания получает от продажи произведенной электроэнергии, которая является самой дешевой в стране – 1,78 тенге за кВт/час.

9-е место: ТОО «Усть-Каменогорская ТЭЦ»

Цена за энергию, произведенную на главной теплостанции Усть-Каменогорска, в три раза больше, чем на ГЭС– 5,69 тенге за кВт/час. За год ТЭЦ производит более 372 МВт, энергию продает как для нужд города, так и для промышленных предприятий – ТОО «Казцинк» и АО «УМЗ». В год компания платит 1,9 млрд тенге налогов, из них 603 млн тенге поступают в местный бюджет.

8-е место: АО «Усть-Каменогорский титано-магниевый комбинат»

Единственное в стране предприятие, выпускающее сплавы титана и магния, имеет совокупные активы, по состоянию на начало 2019 года, в размере 99,8 млрд тенге. Занимает 20%-ную долю мирового производства губчатого титана, который используется в основном в аэрокосмической промышленности.

Чистая прибыль листингованной компании, по данным KASE, по итогам прошлого года составила 4,9 млрд тенге. Налоги, которые выплачивает УК ТМК в казну, превышают 2,8 млрд тенге, из них только треть уходит в бюджет области.

7-е место: АО «Ульбинский металлургический завод»

Компания входит в НАК «Казатомпром» и занимается производством топливных таблеток для ядерных реакторов, редких цветных металлов. По данным консолидированного отчета с сайта ulba.kz, выручка от продаж в прошлом году составила 42,9 млрд тенге (с ростом на 14% к предыдущему периоду). Налоговые выплаты в бюджет превысили 3,3 млрд тенге.

6-е место: АО «Азия-Авто»

По итогам прошлого года компания заняла лидирующую позицию в казахстанском автопроме, выпустив 60% произведенных в стране легковых автомобилей. Объем продаж за год приблизился к 58 тыс. авто, что на 25% больше, чем в 2017 году. Такие данные опубликованы в консолидированном аудиторском отчете АО.

Реализация автомобилей собственной сборки принесла организации выручку в 79 млрд тенге. Размер уплаченных за 2018 год налогов, по данным ДГД ВКО, составил 3,8 млрд тенге.

5-е место: АО «Каражыра»

Пятерку крупнейших налогоплательщиков области открывает угольный разрез в Семее. За прошлый год налогоплательщик выплатил в бюджет 3,9 млрд тенге. При этом доход угледобывающего предприятия превысил 33 млрд тенге. За прошлый год на открытых рудниках АО «Каражыра» добыто более 8 млн тонн каменного угля.

По данным из аудиторского отчета, чистая прибыль акционеров фирмы составила 7,2 млрд тенге, что на 47% больше, чем годом ранее.

4-е место: ТОО «Бакырчикское горнодобывающее предприятие»

6,1 млрд тенге выплатила в бюджет самая молодая горнодобывающая компания Восточного Казахстана за прошлый год. Прошлым летом предприятие по добыче золота было только запущено в эксплуатацию. Месторождения «Бакырчик» и «Большевик» в Жарминском районе ВКО планируют разрабатывать как минимум в течение ближайших 20 лет. В этом году, когда компания выйдет на проектную мощность, производственный план по выпуску драгметалла должен быть на уровне 10 тонн.

3-е место: ТОО «Востокцветмет»

Тройка лидеров со значительным отрывом от остальных характеризуется выплатой десятков миллиардов тенге. Так, «Востокцветмет» – юридическое лицо, объединяющее подземные рудники и обогатительные фабрики в Шемонаихинском и Бородулихинском районах, пополнила в прошлом году бюджет на 23 млрд тенге. ТОО входит в группу компаний KAZ Minerals.

2-е место: ТОО «KAZ Minerals Aktogay»

Одна из самых динамично развивающихся горнодобывающих компаний области принесла бюджету 31,7 млрд тенге. На предприятиях Актогайского ГОКа в Аягозском районе ВКО в прошлом году произвели более 130 тыс. тонн меди (на 45% больше, чем годом ранее). Выручка от реализации металла на Актогае, по данным финансовой отчетности компании, в прошлом году составила $254 млн.

1-е место: ТОО «Казцинк»

Самую большую сумму налогов в разрезе региона по итогам прошлого года выплатило крупнейшее предприятие цветной металлургии Казахстана. ТОО «Казцинк», выпускающее аффинированные цветные металлы, направило в республиканский и областной бюджеты 79,2 млрд тенге. Это на 10 млрд тенге меньше, чем в прошлом году.

Согласно данным из опубликованного аудиторского отчета, выручка от продажи металлов, концентратов и услуг превысила 1 трлн 81 млрд тенге, что на 8% больше, чем в 2017 году. Главным инвестором компании является Glencore International AG (Швейцария).

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Вопрос дня

Архив опросов

Депозиты в какой валюте вы предпочитаете?

Варианты

Цифра дня

старше 20 лет
половина продаваемых авто в Казахстане

Цитата дня

Земля должна принадлежать тем, кто на ней работает. Земля иностранцам продаваться не будет. Это моя принципиальная позиция

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций