Перейти к основному содержанию
1890 просмотров

Государство на выход: опека правительством «своих» предприятий мешает избавиться от нефтяной зависимости

По наблюдениям экспертов Всемирного Банка доля государства в казахстанской экономике, несмотря на все правительственные спитчи о выходе из нее, неуклонно растет с 2013 года

Фото: shutterstock.com

Эксперты Всемирного банка считают самой необходимой для казахстанской экономики мерой - массированный выход государства из числа собственников хозяйствующих субъектов. Мол, патернализм министерств и ведомств в отношении к «своим» предприятиям и организациям убивает конкуренцию и мешает избавиться от нефтяной зависимости.

Ведущий экономист ВБ по Центральной Азии Хулио Ревилла, комментируя корректировку прогноза роста ВВП страны в этом году, заметил, что она привязана к росту нефтедобычи, при этом Казахстану так и не удалось преодолеть растянувшийся на 20 лет спад роста производительности. Снижение реального роста ВВП Казахстана до 4,1% в первой половине этого года с 4,3% в аналогичном периоде 2017 года эксперты Всемирного банка считают серьезным сигналом для Астаны. По их мнению, хотя чистый экспорт, подкрепляемый ростом нефтедобычи и улучшением условий торговли, а также притоком инвестиций, которые выросли за год на 30%, способствует общему экономическому росту, внутреннее потребление продолжает снижаться. Это, по мнению представителей международной финансовой организации, свидетельствует о том, что основную массу доходов в стране по-прежнему формирует сырьевая база, при этом распределение этих доходов уже не способно приостанавливать спад в других отраслях.

Нефть останется двигателем прогресса

При этом Всемирный банк, напомнил Ревилла, несколько улучшил свой прогноз экономического роста в стране – по итогам года рост ВВП ожидается на уровне 3,8% вместо прежних 3,7%. Но основанием для этого стало улучшение показателей нефтяного сектора, который, по расчетам специалистов ВБ, сможет удержать рост на плаву еще и в 2019 году (3,5%), а вот в 2020–2021 году с этой задачей ему будет справляться сложнее. И это при том, что прогноз казахстанских властей по цене на нефть в следующем году куда пессимистичнее ожиданий Всемирного банка ($55 против $68 за баррель соответственно). Хотя тут, по словам постоянного представителя ВБ в Казахстане Ато Брауна, все как раз логично: правительство заложило себе определенный люфт, чтобы перевыполнить свои прогнозы.

Но какую разницу в прогнозах цены на нефть ни закладывай, это слишком подверженный рискам ценовой волатильности продукт, падение стоимости которого на мировых рынках обрушит планы казахстанских властей в среднесрочной перспективе снизить бюджетную зависимость от трансферов из Нацфонда. Напомним, что в республиканском бюджете на 2019–21 годы предусматривается увеличение трансфертов из Национального фонда на 450 млрд тенге, которое должно закрыть нехватку средств для финансирования растущих расходов государства.

«Первоначальная цель по сокращению трансфертов из Нацфонда до двух триллионов тенге к 2020 году была перенесена на более поздний срок, – комментирует бюджетный маневр Ревилла. – Прогнозируется, что, несмотря на более высокие цены и производство нефти, дополнительное использование фонда приведет к уменьшению валютных резервов Нацфонда с 35% от ВВП в 2018 году до 32% в 2021 году. Между тем государственный долг стабилизируется на уровне около 20% ВВП», – добавил он.

Банковское зазеркалье

Иными словами, мы начнем подъедать нашу нефтяную кубышку, не пытаясь занимать деньги извне, поскольку не уверены в том, что ненефтяной сектор сможет покрыть повышение обслуживания долгов. По словам ведущего экономиста ВБ по Центральной Азии, эти настроения подхватили и банки, которые при растущей ликвидности (на 2,6% за последний год, до 9,9 трлн тенге) предпочитают инвестировать в государственные ценные бумаги, а не в новые экономические проекты.

«Эта ликвидность не обращается в экономике, как это предполагал Нацбанк, вместо этого высокий уровень ликвидности банков отражает размещение банками безрискового дохода на базовой ставке или процентный доход от других финансовых учреждений, – заметил Ревилла. – В связи с этим регулятору нужно использовать имеющиеся у него инструменты, включая целевой уровень инфляции и режим гибкого курсообразования, для  стимулирования работы реального сектора», – считает он.

Нынешняя политика банков по хранению и преумножению капитала в ГЦБ является зеркальной копией деятельности многих госпредприятий и институтов, которые, получая средства на реализацию тех или иных программ, предпочитают преумножать их на банковских депозитах. И это финансовое «зазеркалье» – не единственная причина, по которой представители ВБ настоятельно рекомендуют государству проследовать с рынка на выход с вещами: государство своим массированным присутствием в казахстанском бизнесе просто деформирует его сущность и не дает ему развиваться естественным путем.

Убийственная защита

По наблюдениям экспертов ВБ доля государства в казахстанской экономике, несмотря на все правительственные спитчи о выходе из нее, неуклонно растет с 2013 года. При этом Ревилла и Браун считают присутствием государства не только прямую долю в том или ином субъекте рынка, но и оказание чрезмерной государственной поддержки, как финансовой, так и немонетарной. Привыкшие жить в коконе государственной опеки частные компании просто не имеют ни опыта, ни стимула для работы в реальных рыночных условиях, что делает их менее конкурентоспособными.

Отсюда и проблемы с диверсификацией экспортных статей: когда компания, вкусившая прелести тепличных условий внутри страны, пытается выйти на чужой рынок, она оказывается не способна играть по его правилам. При этом, по мнению экспертов ВБ, государство умудряется вбухивать свои средства, направленные на поддержку бизнеса, в менее производительные сектора экономики. В результате получается замкнутый круг: средств из госбюджета на поддержку бизнеса требуется все больше, а отдача от него в виде налогов с полученной прибыли становится все меньше.

«В этом контексте стратегическое привлечение основанных на знаниях экспортно ориентированных прямых иностранных инвестиций имеет решающее значение для облегчения растущего давления на госфинансы. В связи с этим крайне важна эффективная реализация недавно принятой Национальной инвестиционной стратегии, направленной на повышение инвестпривлекательности Казахстана для несырьевых инвестиций», – говорится в осеннем выпуске доклада ВБ о состоянии экономики Казахстана.

И делать это надо как можно быстрее, поскольку снижение роста ВВП в 2020–21 годах, по мнению Ато Брауна, будет сопровождаться ослаблением внешнего спроса и снижением роста частных инвестиций. Правда, по его же ожиданиям, внутреннее потребление немного увеличится вследствие восстановления реальных доходов и «вялого кредитования». А решение государства о повышении минимальной заработной платы с 2019 года хоть и даст толчок внутреннему потреблению домохозяйств, но создаст трудности малому и среднему бизнесу, который будет вынужден этот рост заложить в себестоимость своих товаров, работ и услуг – и, соответственно, стать менее конкурентоспособным.

Резать придется по живому

Итогом же государственного доминирования в экономике станет постепенное снижение темпов роста ВВП до уровня ниже среднего за последние годы, что обусловлено низким предложением труда и слабым ростом производительности. К тому же государство в Казахстане так и не решилось реализовать пусть и циничный, но основной рыночный принцип: «слабый должен умереть», и это деформировало рынок в гораздо большей степени, чем все остальные просчеты государства.

«Новые и малые предприятия, как доказано мировой практикой, более производительны, чем старые и более крупные фирмы. Сохраняющиеся из-за протекции государства неэффективные крупные компании, как квазисектор, так и частные предприятия, а также сильное присутствие старых компаний на рынке указывают на то, что процесс созидательного разрушения, при котором менее производительные компании выходят из рынка, не действует в полной мере, и многие важные элементы рыночного преобразования Казахстана были реализованы не в полной мере», – резюмировал Браун.

Самое же плохое для страны заключается в том, что «тучное» время высоких цен на нефть, когда подобный подход естественного отбора можно было запустить в стране относительно безболезненно, упущено. Теперь запуск этого естественного рыночного процесса будет восприниматься гораздо болезненнее и встречать больший отпор и инерцию как со стороны самих госорганов, так и со стороны частного сектора, привыкшего к господдержке.

Для того, чтобы избежать совсем уж радикальной шоковой терапии, ВБ рекомендует правительству на первом этапе «более решительно расставлять приоритеты по госрасходам, отводя первостепенную роль мерам, стимулирующим экономический рост». С помощью этой меры, считают эксперты, государство сможет постепенно избавиться от повинности вытаскивать из ямы все компании подряд, заодно увеличив отдачу в виде налоговых поступлений.

banner_wsj.gif

311 просмотров

Как система здравоохранения финансируется в условиях кризиса

Режим ЧС и карантин привели к снижению потребления медицинских услуг

Фото: Shutterstock

На внеочередном заседании общественного совета при Фонде социального медстрахования глава фонда Айбатыр Жумагулов рассказал о том, какая дополнительная нагрузка легла на ОСМС во время эпидемии коронавирусной инфекции и как в этих условиях расходуются средства Фонда медицинского страхования. 

Заседание общественного совета при Фонде медицинского страхования (ФМС) прошло, как и многие мероприятия сейчас, онлайн. В плановом режиме здесь стали бы обсуждать стратегию ФМС на 2020–2025 годы, например, среди целей стратегии появилась весьма актуальная – «защита прав пациента». Но в текущей действительности более важными оказались вопросы, сохранится ли финансирование здравоохранения в полном объеме и кому услуги ОСМС будут доступны. 

фсмс-03.jpg

Сколько стоят льготы 

Льготный период по ОСМС для всех граждан продлен до 1 июля 2020 года. Это значит, что вне зависимости от статуса застрахованности медуслуги в рамках пакета обязательного медицинского страхования будут доступны всем без исключения. Кроме того, определен перечень субъектов малого и среднего бизнеса, которые освобождены от оплаты за ОСМС до 1 октября 2020 года, а некоторые субъекты крупного бизнеса – до 1 июля 2020 года. Субъекты бизнеса, которые не вошли в этот перечень, получили отсрочку уплаты взносов и отчислений за ОСМС до 1 июня 2020 года. Сотрудники тех предприятий МСБ, кто освобожден от оплаты за ОСМС до 1 октября, считаются застрахованными.

«Механизм учета этих граждан сейчас отрабатывается. Министерство национальной экономики определяет сектора и организации, которые попадают под льготы; Комитет госдоходов будет вести их учет, все данные будут приходить к нам, и все сотрудники, которые на сегодняшний день являются сотрудниками предприятий МСБ, считаются застрахованными и в полной мере будут получать помощь», – пояснил Айбатыр Жумагулов. 

Налоговые льготы вводятся, чтобы уменьшить нагрузку на бизнес в тот период, когда он возобновляет полноценную деятельность, но в то же время эти меры автоматически означают значительное снижение поступлений в ФМС.  

В Фонде социального медицинского страхования подсчитали, что поступление взносов в 2020 году сократится более чем на 85 млрд тенге, и уже откорректировали прогноз по итогам года – теперь в ФМС рассчитывают не на 560 млрд тенге годовых поступлений, а на 474 млрд.

«Эти меры несут определенную нагрузку на деятельность фонда, несмотря на это фонд осуществляет антикризисные меры для стабильного финансирования медорганизаций и получения гражданами медуслуг», – подчеркнул глава фонда во время общественного совета. 

Как финансируются медучреждения 

В ФМС отметили, что режим ЧС и карантин привели к снижению потребления медицинских услуг гражданами Казахстана. За первый квартал сокращение составило 30–40%, в апреле – до 50%, прогнозное значение для мая – снижение на 30–40%. Казахстанцы меньше обращались за плановой медпомощью – это стационарная и стационарозамещающая медпомощь, в том числе высокотехнологичные медицинские услуги, консультативно-диагностическая помощь, медицинская реабилитация и восстановление. Во втором полугодии, рассчитывает ФМС, объемы потребления медуслуг вернутся на запланированные уровни. 

«На сегодняшний день фонд заключил договоры на 1,5 трлн тенге, из которых 474 млрд тенге уже оплачено медицинским организациям. Если учесть, что прошла оплата за первые четыре месяца года, то закономерно, что треть средств доведена до медицинских организаций. И это говорит о том, что темп оплаты идет в рамках планов», – сообщил Жумагулов.

В то же время он подчеркнул, что текущая ситуация требует иного подхода к механизмам финансирования и гибкого реагирования на те или иные изменения. Поэтому фонд провел анализ финансовой устойчивости медорганизаций, и на основе этого анализа всех поставщиков медицинских услуг условно разделили на четыре группы. В первую попали те медорганизации, которые работают на принципах подушевого финансирования и не зависят от объема выполненных услуг. Например, поликлиники финансируются в зависимости от количества прикрепленного к ней населения. Финансирование, основанное на численности, получают 80% поставщиков медуслуг – их положение из-за сокращения потребления таких услуг в Казахстане не изменилось. Вторая – это медицинские организации, задействованные в проведении противоэпидемических мероприятий по COVID-19, и, соответственно, имеющие минимальные риски недостаточного финансирования.

«Тут снижены плановые объемы, но с этими организациями заключены отдельные договоры в рамках борьбы с коронавирусной инфекцией, и мы их финансируем в рамках этих договоров», – отметил глава фонда, добавив, что финансовое положение этих организаций фонд тоже анализирует, но существенных проблем не видит. 

«И третья группа, которая имеет наибольший риск недофинансирования, – это медорганизации, которые из-за карантина ощущают снижение объемов оказываемых услуг, в том числе плановой госпитализации. Здесь мы выработали несколько мероприятий: провели дополнительное авансирование, изменили график удержания аванса, а также перераспределяем объемы финансирования, которые не будут исполнены во втором квартале, на второе полугодие 2020 года. Таким образом, медицинские организации смогут выполнить свои годовые объемы. Плюс увеличим тарифы для оплаты оказанных медуслуг во втором полугодии для компенсации расходов, связанных с девальвацией», – сказал Айбатыр Жумагулов. 

К четвертой группе относятся соисполнители консультативно-диагностических услуг – это небольшие медорганизации, они тоже получат поддержку, аналогичную третьей группе.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png