Перейти к основному содержанию

kursiv_in_telegram.JPG


1632 просмотра

Государство на выход: опека правительством «своих» предприятий мешает избавиться от нефтяной зависимости

По наблюдениям экспертов Всемирного Банка доля государства в казахстанской экономике, несмотря на все правительственные спитчи о выходе из нее, неуклонно растет с 2013 года

Фото: shutterstock.com

Эксперты Всемирного банка считают самой необходимой для казахстанской экономики мерой - массированный выход государства из числа собственников хозяйствующих субъектов. Мол, патернализм министерств и ведомств в отношении к «своим» предприятиям и организациям убивает конкуренцию и мешает избавиться от нефтяной зависимости.

Ведущий экономист ВБ по Центральной Азии Хулио Ревилла, комментируя корректировку прогноза роста ВВП страны в этом году, заметил, что она привязана к росту нефтедобычи, при этом Казахстану так и не удалось преодолеть растянувшийся на 20 лет спад роста производительности. Снижение реального роста ВВП Казахстана до 4,1% в первой половине этого года с 4,3% в аналогичном периоде 2017 года эксперты Всемирного банка считают серьезным сигналом для Астаны. По их мнению, хотя чистый экспорт, подкрепляемый ростом нефтедобычи и улучшением условий торговли, а также притоком инвестиций, которые выросли за год на 30%, способствует общему экономическому росту, внутреннее потребление продолжает снижаться. Это, по мнению представителей международной финансовой организации, свидетельствует о том, что основную массу доходов в стране по-прежнему формирует сырьевая база, при этом распределение этих доходов уже не способно приостанавливать спад в других отраслях.

Нефть останется двигателем прогресса

При этом Всемирный банк, напомнил Ревилла, несколько улучшил свой прогноз экономического роста в стране – по итогам года рост ВВП ожидается на уровне 3,8% вместо прежних 3,7%. Но основанием для этого стало улучшение показателей нефтяного сектора, который, по расчетам специалистов ВБ, сможет удержать рост на плаву еще и в 2019 году (3,5%), а вот в 2020–2021 году с этой задачей ему будет справляться сложнее. И это при том, что прогноз казахстанских властей по цене на нефть в следующем году куда пессимистичнее ожиданий Всемирного банка ($55 против $68 за баррель соответственно). Хотя тут, по словам постоянного представителя ВБ в Казахстане Ато Брауна, все как раз логично: правительство заложило себе определенный люфт, чтобы перевыполнить свои прогнозы.

Но какую разницу в прогнозах цены на нефть ни закладывай, это слишком подверженный рискам ценовой волатильности продукт, падение стоимости которого на мировых рынках обрушит планы казахстанских властей в среднесрочной перспективе снизить бюджетную зависимость от трансферов из Нацфонда. Напомним, что в республиканском бюджете на 2019–21 годы предусматривается увеличение трансфертов из Национального фонда на 450 млрд тенге, которое должно закрыть нехватку средств для финансирования растущих расходов государства.

«Первоначальная цель по сокращению трансфертов из Нацфонда до двух триллионов тенге к 2020 году была перенесена на более поздний срок, – комментирует бюджетный маневр Ревилла. – Прогнозируется, что, несмотря на более высокие цены и производство нефти, дополнительное использование фонда приведет к уменьшению валютных резервов Нацфонда с 35% от ВВП в 2018 году до 32% в 2021 году. Между тем государственный долг стабилизируется на уровне около 20% ВВП», – добавил он.

Банковское зазеркалье

Иными словами, мы начнем подъедать нашу нефтяную кубышку, не пытаясь занимать деньги извне, поскольку не уверены в том, что ненефтяной сектор сможет покрыть повышение обслуживания долгов. По словам ведущего экономиста ВБ по Центральной Азии, эти настроения подхватили и банки, которые при растущей ликвидности (на 2,6% за последний год, до 9,9 трлн тенге) предпочитают инвестировать в государственные ценные бумаги, а не в новые экономические проекты.

«Эта ликвидность не обращается в экономике, как это предполагал Нацбанк, вместо этого высокий уровень ликвидности банков отражает размещение банками безрискового дохода на базовой ставке или процентный доход от других финансовых учреждений, – заметил Ревилла. – В связи с этим регулятору нужно использовать имеющиеся у него инструменты, включая целевой уровень инфляции и режим гибкого курсообразования, для  стимулирования работы реального сектора», – считает он.

Нынешняя политика банков по хранению и преумножению капитала в ГЦБ является зеркальной копией деятельности многих госпредприятий и институтов, которые, получая средства на реализацию тех или иных программ, предпочитают преумножать их на банковских депозитах. И это финансовое «зазеркалье» – не единственная причина, по которой представители ВБ настоятельно рекомендуют государству проследовать с рынка на выход с вещами: государство своим массированным присутствием в казахстанском бизнесе просто деформирует его сущность и не дает ему развиваться естественным путем.

Убийственная защита

По наблюдениям экспертов ВБ доля государства в казахстанской экономике, несмотря на все правительственные спитчи о выходе из нее, неуклонно растет с 2013 года. При этом Ревилла и Браун считают присутствием государства не только прямую долю в том или ином субъекте рынка, но и оказание чрезмерной государственной поддержки, как финансовой, так и немонетарной. Привыкшие жить в коконе государственной опеки частные компании просто не имеют ни опыта, ни стимула для работы в реальных рыночных условиях, что делает их менее конкурентоспособными.

Отсюда и проблемы с диверсификацией экспортных статей: когда компания, вкусившая прелести тепличных условий внутри страны, пытается выйти на чужой рынок, она оказывается не способна играть по его правилам. При этом, по мнению экспертов ВБ, государство умудряется вбухивать свои средства, направленные на поддержку бизнеса, в менее производительные сектора экономики. В результате получается замкнутый круг: средств из госбюджета на поддержку бизнеса требуется все больше, а отдача от него в виде налогов с полученной прибыли становится все меньше.

«В этом контексте стратегическое привлечение основанных на знаниях экспортно ориентированных прямых иностранных инвестиций имеет решающее значение для облегчения растущего давления на госфинансы. В связи с этим крайне важна эффективная реализация недавно принятой Национальной инвестиционной стратегии, направленной на повышение инвестпривлекательности Казахстана для несырьевых инвестиций», – говорится в осеннем выпуске доклада ВБ о состоянии экономики Казахстана.

И делать это надо как можно быстрее, поскольку снижение роста ВВП в 2020–21 годах, по мнению Ато Брауна, будет сопровождаться ослаблением внешнего спроса и снижением роста частных инвестиций. Правда, по его же ожиданиям, внутреннее потребление немного увеличится вследствие восстановления реальных доходов и «вялого кредитования». А решение государства о повышении минимальной заработной платы с 2019 года хоть и даст толчок внутреннему потреблению домохозяйств, но создаст трудности малому и среднему бизнесу, который будет вынужден этот рост заложить в себестоимость своих товаров, работ и услуг – и, соответственно, стать менее конкурентоспособным.

Резать придется по живому

Итогом же государственного доминирования в экономике станет постепенное снижение темпов роста ВВП до уровня ниже среднего за последние годы, что обусловлено низким предложением труда и слабым ростом производительности. К тому же государство в Казахстане так и не решилось реализовать пусть и циничный, но основной рыночный принцип: «слабый должен умереть», и это деформировало рынок в гораздо большей степени, чем все остальные просчеты государства.

«Новые и малые предприятия, как доказано мировой практикой, более производительны, чем старые и более крупные фирмы. Сохраняющиеся из-за протекции государства неэффективные крупные компании, как квазисектор, так и частные предприятия, а также сильное присутствие старых компаний на рынке указывают на то, что процесс созидательного разрушения, при котором менее производительные компании выходят из рынка, не действует в полной мере, и многие важные элементы рыночного преобразования Казахстана были реализованы не в полной мере», – резюмировал Браун.

Самое же плохое для страны заключается в том, что «тучное» время высоких цен на нефть, когда подобный подход естественного отбора можно было запустить в стране относительно безболезненно, упущено. Теперь запуск этого естественного рыночного процесса будет восприниматься гораздо болезненнее и встречать больший отпор и инерцию как со стороны самих госорганов, так и со стороны частного сектора, привыкшего к господдержке.

Для того, чтобы избежать совсем уж радикальной шоковой терапии, ВБ рекомендует правительству на первом этапе «более решительно расставлять приоритеты по госрасходам, отводя первостепенную роль мерам, стимулирующим экономический рост». С помощью этой меры, считают эксперты, государство сможет постепенно избавиться от повинности вытаскивать из ямы все компании подряд, заодно увеличив отдачу в виде налоговых поступлений.


1184 просмотра

Пожилые работники разгоняют мировую экономику

В развитых странах все больше людей пенсионного возраста продолжают работать

Японские работники-пенсионеры. Фото: Toru Yamanaka / Agence France-Presse / Getty Images

Медленно растущая мировая экономика получила импульс оттуда, откуда никто не ожидал. По мере того, как все больше людей в развитых странах по возрасту приближаются к 60-летнему рубежу или уже преодолели его, растет доля тех, кто предпочитает продолжать работать, а не выходить на пенсию.

Доля экономически активного населения в возрасте от 55 до 64 лет в странах с развитой экономикой начала расти на рубеже веков, хотя в течение десятилетий до этого наоборот снижалась. Приблизительно в 2010 году начала расти и доля работающих в возрасте 65 лет и старше, достигнув в прошлом году 15,3%, что больше полувека назад в развитых странах было максимальным значением.

По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), начиная с 2001 года рост доли работающих в возрасте старше 55 лет в Италии, Японии, США, Великобритании, Германии и Франции обеспечил приток в экономику 18,8 млн работников, или 5,5%-ный прирост экономически активного населения в целом.

Увеличение доли «седовласых» работников вызвано пенсионными изменениями, улучшением здоровья людей и повышением уровня образования, что имеет свои положительные последствия. Во-первых, большее число работников на рынке может способствовать расширению бизнеса компаний, поскольку сейчас безработица находится на минимальном уровне. Во-вторых, это сглаживает тенденцию старения населения и понижает финансовое давление на государство.

«Нужно больше людей, необходимо, чтобы трудовые ресурсы пополнила значительная доля населения страны для сохранения объемов текущего производства. В первую очередь это актуально для большинства развитых стран, где, согласно прогнозам, численность населения в следующем десятилетии сократится», – говорит Петя Топалова, экономист Международного валютного фонда.

Доля работающих пожилых людей начала снижаться примерно в 1970-х годах. Во многом причиной этому послужила политика государств, поощрявшая ранний выход на пенсию и предусматривающая такие меры, как более низкий пенсионный возраст и щедрые пособия по безработице.

Позже, в 1990-х годах, ряд стран этот курс пересмотрели. В Италии были приняты законы, предусматривающие постепенное повышение пенсионного возраста с 52 лет в 1996 году до 61 года к 2011 году. В итоге это помогло повысить долю работающих мужчин в возрасте от 55 до 59 лет. Она неуклонно росла и в 2014 году достигла 78%. Для сравнения: в 2001 году этот показатель составлял 54%, согласно исследованию профессора экономики Wellesley College Кортни Койл и ее соавторов.

В 1998 году Германия начала сокращать пенсионные пособия для выходящих на пенсию досрочно. К началу 2000-х годов в стране также был сокращен максимальный срок, в течение которого выплачивались пособия по безработице для пожилых работников. В результате доля работающих в возрасте от 55 до 64 лет с 43,1% в 2003 году возросла до 73,6% в 2018 году.

Свою роль в этом процессе сыграло и увеличение продолжительности жизни людей. Некоторые пожилые, возможно, решили продолжать работать по причине недостаточных пенсионных сбережений, что особенно проявилось после финансового кризиса, который обесценил акции и жилую недвижимость.

Хотя старение населения способствует замедлению экономического роста во всем мире, без роста доли работающих этот процесс будет только усугубляться. По данным Марка Киза, экономиста по вопросам занятости при ОЭСР, если бы в 2018 году доля работающих немцев в возрасте от 55 до 79 лет соответствовала аналогичной доле 1991 года, общая численность трудоспособного населения Германии за этот период сократилась бы на 2,4%, или почти на 1 млн человек. В реальности же доля работающих возросла на 9,6%, или на 3,8 млн человек. Без роста доли работающих пожилых людей трудовые ресурсы Италии также были бы значительно меньше.

Этот тренд оказывает влияние и на государственные финансы. Поскольку все больше людей из числа тех, кто достиг пенсионного возраста, продолжают работать, они также продолжают платить налоги. Кроме того, многие из них не получают пособий, что снижает финансовое давление на государственную пенсионную систему. В частности, резерв государственной пенсионной системы Германии, то есть количество средств, предназначенных для выплаты пенсий, с примерно 2 млрд евро в 2005 году вырос до почти 38 млрд евро в 2018 году ($43 млрд).

Однако в перспективе на ближайшие десятилетия роста доли работающего населения будет недостаточно для того, чтобы компенсировать старение населения, особенно в таких странах, как Япония и Германия, где этот процесс протекает быстрее всего.

Более того, по словам Акселя Берш-Зупана, экономиста Мюнхенского центра экономики старения, европейские популистские движения намерены помешать реализации политики, направленной на то, чтобы стимулировать пожилых людей продолжать работать. «В ряде европейских стран можно увидеть то, что я называю пенсионным откатом», сказал он. К примеру, на выборах прошлым летом в Италии победила коалиция оппозиционных партий, в том числе пообещав повысить пенсионные выплаты. В Дании на выборах 5 июня победили социал-демократы, выступившие, среди прочего, с обещанием обеспечить возможность досрочного выхода на пенсию и отменить некоторые недавние изменения в пенсионном законодательстве.

В качестве противоположного примера Киз указывает на Японию, которая продолжает игнорировать экономические трудности, несмотря на быстрое старение населения. В 2018 году 77% японцев в возрасте от 55 до 64 лет по-прежнему работали. Для сравнения: в 2011 году таких было только 68,2%.

«Если другие страны пойдут по пути Японии, то в этом случае все еще есть возможности для значительного повышения уровня занятости даже по сравнению с ее текущим высоким значением», – отмечает он.

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

b2-uchet_kursiv.png

Цифра дня

1,6 млрд
тенге
задолжали казахстанские работодатели своим работникам

Цитата дня

Порой некоторые лозунги и призывы выглядят крайне привлекательными, но их авторы не несут ответственности перед страной. Реформы ради реформ - это верный путь к кризису и потери управляемости государством. Уверен, никто из нас этого не желает. Развитие должно быть последовательным, поступательным, без забегания вперед, но и без отставания.

Касым-Жомарт Токаев
президент Республики Казахстан

Спецпроекты

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Рейтинг прозрачности крупнейших компаний Казахстана

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Биржевой навигатор от Freedom Finance


KAZATOMPROM - IPO уранового гиганта
Новый Курс - все о мире инвестиций

Банк Хоум Кредит

Home Credit Bank


Новый Курс - все о мире инвестиций
Новый Курс - все о мире инвестиций