6229 просмотров
6229 просмотров

Эксперты Всемирного банка: «Казахстану стоит забыть о протекционизме»

Ни государство, ни бизнес РК, по мнению западных экономистов, не хотели и не хотят выходить из некоей зоны комфорта, без которой невозможно выстроить устойчивую экономическую модель

Фото: shutterstock.com

Как утверждают авторы странового экономического меморандума «Казахстан: преодоление стагнации производительности», рынок сам решит, какие хозяйствующие субъекты достойны продолжать свою деятельность, а какие должны прекратить свое существование.

По наблюдениям экспертов Всемирного банка, казахстанская экономика после внушительных темпов роста в начале 2000-х годов начала столь же стремительно проседать на фоне кризиса 2008–2009: рост вроде бы сохранился, однако масштабы его падения по скорости ввели страну в первую десятку стран, испытавших наибольшее влияние этого кризиса. Это коренное отличие казахстанского кризиса от общемирового, по мнению ведущего экономиста регионального офиса ВБ в Центральной Азии Хулио Ревиллы, обусловлено тем, что казахстанские власти и сами субъекты рынка не воспользовались благоприятным моментом докризисного роста для диверсификации экономики.

Во Всемирном банке отмечают, что рост производительности в стране стабильно снижался на протяжении последних 20 лет – производительность была достаточно высокой в начале 2000-х годов, когда ее вклад в общий темп роста ВВП составлял 6%. В начале же 2010-х годов среднегодовой темп роста производительности снизился до уровня менее 2%, а к 2014 году и по настоящее время рост производительности в стране стал отрицательным, снижаясь на 2–3% в год. Наибольший эффект от спада производительности ощутили на себе, по оценке ВБ, сельское хозяйство, промышленность и сектор услуг.

Ответ на вопрос, почему так произошло, при том, что страна всегда была в лидерах по проведению экономических реформ и серьезнейшим образом реформировала отношения бизнеса и власти, о чем свидетельствует вхождение в первую тридцатку рейтинга легкости ведения бизнеса, лежит на поверхности. Ни государство, ни бизнес, по мнению западных экономистов, не хотели и не хотят выходить из некоей зоны комфорта, без которой невозможно выстроить устойчивую экономическую модель, не зависящую от колебаний цен на сырье, которое продолжает оставаться главным драйвером экономики, как и в начале 2000-х.

«Замедление экономики в Казахстане связано с резким падением цен на сырье и структурными ограничениями, – говорит ведущий экономист регионального офиса Всемирного банка. – Динамика инвестиций и занятости в целом следовала за изменениями цен на нефть, вызывая тем самым отток ресурсов от их наиболее продуктивного использования в периоды высоких цен на углеводороды. Это способствовало постепенному, но в совокупности внушительному ослаблению потенциального дохода и роста производительности», – добавляет г-н Ревилла.

Экономическая модель страны также благоприятствовала развитию сектора неторгуемых услуг в ущерб сектору торгуемых товаров, который мог бы обеспечить больше возможностей для роста производительности. Более того, такой важный показатель, как уровень вхождения на рынок компаний, в Казахстане слишком низкий – это, по словам западных экономистов, обусловлено тем, что любой рынок характеризуется доминированием нескольких игроков, главным образом, квазигосударственных предприятий, в том числе в сфере базовых услуг, поддерживающих частный сектор.

Сохраняющиеся же из-за протекции государства неэффективные крупные предприятия тянут рынок вниз, не давая ему запустить очистительный процесс «созидательного разрушения», при котором менее эффективные субъекты просто исчезают с лица земли, а более эффективные продолжают постоянно развиваться. Это нарушение эволюционных процессов сводит к нулю все институциональные достижения властей – и данное противоречие особенно заметно в экспортной сфере, где Казахстан, несмотря на все усилия, новой ниши за последние годы так и не завоевал.

«Казахстан, несмотря на вступление в ВТО, пока что не воспользовался преимуществами и возможностями для диверсификации своей экспортной корзины, – говорит Ревилла. – Страна до сих пор не вышла на новые для себя товарные рынки с продукцией, чья добавленная стоимость была бы значительно выше традиционных для республики экспортных позиций. Это  связано с тем, что Казахстан так и не увеличил технологическую сложность своей экспортной базы, между тем именно технологическая сложность является основным фактором, определяющим конечный уровень дохода при производстве той или иной продукции», – добавляет он.

По его словам, индекс сложности экономики Казахстана снизился в период с 2009 по 2016 годы, сравнительный анализ стран также указывает на то, что республика отстает по показателям общей эффективности рынка товаров, интенсивности внутренней конкуренции, степени рыночной концентрации и распространенности иностранной собственности. И это приводит к отставанию уровня производительности, и к постоянному снижению уровня дохода на душу населения, констатируют в ВБ.

Согласно страновому экономическому меморандуму, без существенного роста производительности, диверсификации экономики и поддержки частного сектора инвестиции в производство в Казахстане должны будут повыситься до «недосягаемых значений» – более 60% ВВП, чтобы обеспечить хотя бы 2,5% роста ВВП в год через 15 лет. Однако, по выводам экспертов ВБ, даже этого будет недостаточно для того, чтобы достичь долгосрочной цели роста по вхождению в 30 наиболее развитых стран мира к 2050 году.

В этом контексте, говорит ведущий экономист глобальной практики Всемирного банка по макроэкономике, торговле и инвестициям Дженнифер Келлер, стране необходимы масштабные реформы, нацеленные на укрепление частного сектора, что приведет к диверсификации, повышению конкурентоспособности и к общему экономическому росту. Также, по ее мнению, властям стоит вспомнить о том, что естественный отбор всегда был основным двигателем эволюции в природе, – и перестать заниматься патернализмом в отношении неконкурентоспособных компаний, в особенности структур с госучастием.

«Необходимо сделать так, чтобы компании могли работать самостоятельно, вне зависимости от мер, предпринимаемых государством, – говорит Келлер. – Мы видим, что эффективность рынков в стране не слишком высока по сравнению с другими странами, компании не растут, как не растет и их количество, а улучшение позиций страны в Doing Business – это результат улучшения нормативной базы; на практике же реальная экономика не соответствует уровню доходов и возможностям страны, несмотря на то, что все возможности для этого есть», – добавляет она.

По ее мнению, для достижения роста Казахстан должен проводить более гибкую экономическую политику, создав при этом равные условия для всех субъектов бизнеса и перестав защищать интересы крупных компаний с большой долей государственного участия. «Правительству следует активизировать усилия по реформированию системы государственных закупок, упрощению обременительных и затратных процедур торговли, таможенных и административных процедур», – говорится в исследовании.

Наконец, эксперты международной организации считают необходимым проведение структурных преобразований в экономике: по их мнению, наличие на рынке большого числа компаний с участием государства приводит к неэффективному ценообразованию и прочим рыночным искажениям, которые подавляют развитие отечественного частного сектора. В качестве первого шага предлагается лишить преференций компаний, которые находятся в госсобственности, чтобы начать устранение деформации рыночных механизмов. Ну и, наконец, идущая сейчас в стране приватизация гособъектов должна преследовать своей целью уменьшение концентрации рыночного влияния государства, а не просто передачу ренты из госсектора в частный.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo