Информация о дефиците сахара на юге Казахстана не подтвердилась

Корреспонденты Kursiv выяснили, растет ли в цене сахар

Фото: Виктор БАРБАШ

Широко растиражированная на прошлой неделе и вызвавшая обеспокоенность населения информация о дефиците сахара на юге страны, его лимитированном отпуске и едва ли не ежечасном росте цен на сладкий продукт оказалась недостоверной. В Шымкенте, Таразе и Кызылорде никакого ажиотажа нет, сахар свободно продается, его запасов в стабфондах достаточно. Но он незначительно вырос в цене. 

Как рассказал Kursiv заместитель руководителя управления предпринимательства и индустриально-инновационного развития акимата Жамбылской области Самат Урпеков, здесь потребность населения в сахаре составляет 700–900 тонн в месяц. 

«В период заготовок и консервирования этот объем возрастает до 1000 тонн в месяц, – отметил он. – Но мы обычно ориентируемся на меньший показатель. В настоящее время в стабилизационном фонде области имеется в запасе 2 900 тонн сахара, и по поручению премьер-министра РК Бахытжана Сагинтаева дополнительно область закупила у ТОО «ЦАСК» 500 тонн. Правда, мы не знаем, как будем получать этот сахар, так как в связи с реорганизацией данного предприятия остаются некоторые вопросы. К примеру, нам этот сахар будут выделять по 50 тонн в месяц продуктом или деньгами. Тем временем отсутствие сахара местного производства замещается импортным. А если вы увидите на рынке таразский продукт, значит, его достали из старых запасов».

По словам заместителя руководителя управления сельского хозяйства акимата области Ерлана Кулкеева, проблемы с местным поставщиком возникли по причине смены руководства в ТОО «Центральноазиатская сахарная корпорация». В результате уже четыре месяца не работают Шуский и Таразский сахарные заводы, а также Меркенский сахарный завод, в прошлом году сменивший форму собственности. А так как сахар не производится, в области в настоящее время появился импортный продукт, преимущественно белорусский и краснодарский (Россия). «Сейчас в области началась уборка сахарной свеклы. В этом году в нашей области под эту культуру было отведено 8,4 тыс. га пашни. Мы ожидаем, что на приемные пункты будет сдано более 150 тыс. тонн клубней», – проинформировал г-н Кулкеев.

В прошлом году жамбылские свекловоды собрали со своих полей 206,1 тыс. т сахарной свеклы. Но не весь урожай был направлен на переработку. ТОО «Меркенский сахарный завод», по словам его директора Нуржана Каргабаева, переработало в 2017 году 70 тыс. тонн сахарной свеклы, произведя при этом 14 тыс. тонн сахара. Простой арифметический подсчет показывает, что это количество сырья  обеспечило работу сахарного завода всего в течение 100 дней. Будет ли этот период увеличен в нынешнем году, трудно прогнозировать – уборка сахарной свеклы еще не завершена. С 25 сентября на приемный пункт предприятия поступило свыше 4 тыс. тонн сладких клубней. Большую их часть сдало ТОО «Сыпатай батыр», которое отвело под свеклу 300 га. Еще 200 га отвело под эту культуру ТОО «Самгау», уже начавшее собирать урожай; урожайность составляет 1000–200 ц на круг. На Меркенский сахарный завод уже поступило 700 тонн, это, кстати, суточная мощность предприятия. 

Между тем стоимость сахара подросла, но некритично. Так, на рынке «Султан», одном из популярных у жителей областного центра, в минувшие выходные сахар стоил 270 тенге за кг. Кто-то из продавцов продавал его килограммами, кто-то – 25-килограммовыми мешками, которые стоили  6 700 тенге. Но на рынке, расположенном через дорогу, сахар предлагался дешевле – по 260 тенге за кг. В магазине «Акбулак», который находится в микрорайоне Мынбулак, сахара не оказалось. Продавец предложила прийти завтра: сахар они заказали, будут продавать по 250 тенге. 

Возможно, благодаря мерам, принимаемым руководством области, жамбылцев не ждет несладкая жизнь. Так, в акимате города Тараза нам пообещали, что в случае с перебоями поставок импортного сахара этот продукт будет поступать из стабфонда. «В скором времени мы заключим договор об этом с СПК «Тараз», – заверил нас заведующий продуктовым сектором отдела предпринимательства и промышленного горакимата Сарсен Таскараев. Он также сообщил, что сотрудники отдела постоянно ведут мониторинг цен на сахар в торговых точках города. Продукт – в наличии в магазинах и на рынках; дефицита не наблюдается. 

Межу тем сахар в Шымкенте в этом году дорожал два раза: по данным департамента статистики Туркестанской области, в августе 2018 года по сравнению с июлем 2018 года поднялся в цене на 2,7%, а в конце сентября 2018 года подорожал еще на 6%. О подорожании сахара в Туркестанской области в департаменте данных нет. 

Самый дорогой сахар продают в мелких частных магазинчиках. Там он стоит 300 тенге за кг. В торговом центре «Фиркан» сладкого продукта достаточно, никаких ограничений для покупателей нет, его цена – 285 тенге за кг. В «Магнуме» просят 249 тенге. На шымкентском рынке «Айна» стоимость сахара, который покупателям по требованию отпускают хоть по 10 мешков в одни руки, – 267 тенге. 

В «Сахарном центре» по улице Торекулова мешок сахара весом 25 кг стоит 6 100 тенге, 50 кг – 12 000 тенге, или 240 тенге за кг. В одни руки могут отпустить неограниченное количество. Продукция российского производства.

Руководитель отдела развития торговли и МСБ управления предпринимательства Шымкента Кайрат Базарбеков объяснил ситуацию: «Таразские производители сахара ждут новый урожай, который начнет поступать на завод после 10 октября. Поэтому в Шымкенте повысилась цена на сахар на 6%. Кроме того, сейчас в Шымкенте реализуется дешевый сахар киргизских и российских производителей по цене 240–245 тенге за кг, поэтому цены на сахар так разнятся. К тому же в городе имеется достаточный запас сахара, так что проблем никаких нет».

По заверениям чиновников, поводов для паники в регионе нет: имеющегося объема сахара хватит на 10 дней, вопрос с его поставками российскими компаниями решается. Правда, изменения стоимости сладкого продукта, который до сих пор не дорожал, не исключают.

В Кызылорде запасы сахара составляют 140 т, из которых 40 т – из стабилизационного фонда и 100 т находится на складах магазинов. Это – десятая доля ежемесячной нормы кызылординцев: на месяц нужно 1166 кг.

Цена продукта пока прежняя – от 200 до 230 тенге за кг. Как заверили в областном управлении сельского хозяйства, поводов для паники нет. В области определяют поставщиков сахара на ближайшее время. В списке – более 30 компаний из России, Беларуси и Кыргызстана, среди которых ГК «Русагро», «Продимекс», «Доминант» и др. Вот тогда цена, вероятно, может измениться, так как все зависит от оптовой цены на этих предприятиях и стоимости доставки до Кызылорды.

«Прежняя оптовая цена на сахар 195–200 тенге за кг, – сообщил руководитель отдела продовольственной безопасности областного управления сельского хозяйства Ерхан Агибаев. – Мы договариваемся с российскими  компаниями, чтобы жители не ощутили дефицита. Какая цена будет на сахар из новой партии, пока неизвестно». 

В Кызылорде ежегодно основные социально значимые продукты, к которым относится сахар, закладываются в закрома регионального стабилизационного фонда. Оператор проекта – ТОО «Қызылорда қаржы компаниясы», дочернее предприятие АО НК «СПК «Байконур». То, что цена на сахар ежегодно повышается в разгар лета, когда хозяйки делают заготовки на зиму, ни для кого не секрет. Но в магазинах стабфонда и в тех торговых домах, с которыми руководство области заключало меморандум о стабилизации цен на продукты первой необходимости, стоимость на этот продукт не повышается. 

По нормам питания на одного человека положено 18 кг сахара в год. Но далеко не каждый съедает этот объем. Поэтому если и будет нехватка сахара, то ее сильно ощутят не рядовые горожане, а те, чей род деятельности связан с сахаром, к примеру, владельцы кондитерских.

«По какой бы цене ни предлагали сахар, мы будем его покупать, ведь используем его во многих из выпускаемых нами 60 изделий, – поделилась хозяйка кондитерской «Таты алем» Динара Тасыбаева. – Мы используем его в кремах, бисквитах. Проехавшись сегодня по нескольким оптовым магазинам, мы не могли купить его в достаточном объеме. У нас есть запас, но если учесть, что за два-три дня мы используем 50 кг сахара, то он скоро может закончиться».  

По словам кондитера, еще недавно в социальных магазинах в руки отпускали по 5 кг сахара, было и по 10 кг. Но с каждым годом цена на этот продукт растет, а вот качество оставляет желать лучшего.

«В нашем магазине уже неделя, как сахар продается по 270 тенге за кг, а до этого мы брали его по 230 тенге, – сказала жительница микрорайона «Шугла» Наталья Черняева. – Мы запаслись сахаром заранее, чтобы перезимовать без проблем. Обычно сахар дорожает два-три раза в год, поэтому, что бы ни говорили власти, у народа своя интуиция. И она нас никогда не подводит».

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Казахстанские правительственные чиновники ожидают экономический рост к концу года

На фоне негативных прогнозов регулятора и международных институтов

Фото: Depositphotos/irstone

В первом полугодии 2020 года ВВП страны ушел в отрицательную зону – величина падения составила 1,8%.
 
Ухудшение показателей произошло во II квартале, так как, по информации МНЭ, по итогам первых трех месяцев рост ВВП составлял 2,7%. Являются ли результаты второго квартала дном, станет ясно из осенней статистики. 

Прогнозы оптимистов и пессимистов

На расширенном заседании правительства Казахстана, которое прошло в закрытом режиме, премьер-министр Аскар Мамин заявил, что «на фоне глобальных негативных трендов в первом полугодии ВВП Казахстана снизился на 1,8%». Это означает, что во II квартале 2020 года, в период действия карантина, экономика серьезно просела, так как по итогам I квартала Министерство национальной экономики фиксировало рост ВВП на 2,7% относительно аналогичного периода прошлого года.

При этом, как следует из опубликованной на официальном сайте МНЭ РК информации, в первом полугодии наблюдался устойчивый рост в реальном секторе экономики. Производство товаров выросло на 4,1%. Основными его драйверами стали строительство (+11,2%) и обрабатывающая промышленность (+4,8%), рост которой обеспечен за счет автомобилестроения (46%), фармацевтики (24%), производства готовых металлических изделий (20%), легкой промышленности (8%), производства резиновых и пластмассовых изделий (8%) и бумаги (15%). Положительная динамика также отмечена в горнодобывающей промышленности (2,2%). Ввод жилья по стране вырос на 7,3%.
 
Похоже, что в целом правительство продолжает достаточно позитивно оценивать ситуацию в экономике. Буквально накануне расширенного заседания правительства вице-министр национальной экономики Мади Такиев заявил, комментируя годовой прогноз по ВВП, что «на сегодняшний день эта цифра составляет -0,9%. По итогам полугодия мы еще будем делать перерасчеты. Есть основания полагать, что к концу года мы можем выйти на небольшой положительный рост».

Такое утверждение не сходится не только с международными оценками роста ВВП Казахстана, но и с прогнозом Национального банка. Последний в своем «Обзоре инфляции. Июнь-2020» констатировал: «Согласно прог­нозам Национального банка, в 2020 году ВВП Казахстана сократится на 1,8%. Предполагается отрицательный вклад со стороны внутреннего спроса и чистого экспорта». 

Напомним, МВФ в своем июньском отчете ухудшил прогноз по росту экономики Казахстана в 2020 году с -2,5% до -2,7%. В сторону ухудшения пересмотрел свой прогноз по росту ВВП РК в 2020 году и Азиатский банк развития – с +1,8% в апреле до -1,2% в июне. Всемирный банк считает, что ВВП Казахстана ожидает в этом году еще большее падение (-3%). 

Оптимизм Мади Такиева основан на том, что «многие меры поддержки предпринимательства в Казахстане были приняты со значительным временным лагом»: например, налоговые льготы действуют до 1 октября текущего года. И поскольку на фоне высокой динамики производственного сектора в последующие месяцы в случае благоприятной эпидемиологической ситуации сектор услуг в стране будет набирать темпы, наверстывая упущенное в первом полугодии, в МНЭ предполагают возможность «небольшого положительного роста». То есть фактически речь шла о том, что в секторе производства и так все более-менее нормально, и если сектор услуг покажет быстрые темпы восстановления, то это позволит вывести ВВП в положительную зону. Следует отметить, что эти заявления прозвучали до принятия решения о введении в июле ограничительных карантинных мероприятий, которые вновь ударили по сектору услуг. Но и кроме этого, как показывают итоги полугодия, есть ряд факторов, которые заставляют с осторожностью относиться к оптимизму МНЭ. 

Что с драйверами?

В предыдущие несколько лет ключевыми драйверами экономического роста в стране были крупные проекты (например, газопровод «Сарыарка»), госинвестиции и потребительский спрос. 

Но тот же Нацбанк прямо констатирует, что «потребительский спрос, который в течение последних двух лет являлся одним из драйверов роста, в 2020 году будет вносить отрицательный вклад в динамику ВВП. Спад потребительского спроса будет обусловлен снижением реальных денежных доходов населения на фоне сокращения деловой активности в реальном секторе».  

«Наибольшее сокращение внутреннего потребления ожидается во II и III кварталах 2020 года. Ограничивающим фактором наряду с доходами станет более слабый курс тенге по сравнению с прошлыми периодами и ускорение инфляции», –  полагают аналитики Нацбанка.

Объем инвестиций в основной капитал, по данным Комстата, в январе – июне 2020 года cоставил 5215,6 млрд тенге, что на 2,9% меньше, чем в январе – июне 2019 года. Здесь кривая падения выглядит следующим образом: в I квартале рост 5,1%, но уже по итогам января – апреля 2020 года инвестиции в основной капитал замедлились до 0,9% в годовом выражении, в мае рост составил 0,1%. 

По оценке Нацбанка, основной вклад в это замедление внесло снижение инвестиций в горнодобывающую промышленность на 2,3% (доля этого сектора в общем объеме инвестиций в I квартале 2020 года составляла 57%). 

Снижение инвестиций было отмечено также в строительстве (на 51,4%), торговле (на 33%), на транспорте (на 25,4%), в профессиональной, научной и технической деятельности (на 62,1%) и обрабатывающей промышленности (на 8,6%). 

Еще одним важным фактором, который оказывает ключевое влияние на развитие экономики Казахстана, являются крупные проекты. И здесь не слишком радужные перспективы.  «Вместе с тем все еще сохраняется высокая неопределенность, связанная с реализацией крупных проектов в промышленности, что повышает риски более сильного спада накопления основного капитала, в случае если проекты будут отложены или заморожены», – считают в Нацбанке.

Минус сырье

Положительные итоги первого полугодия в отраслях, которые являются базовыми для экономики страны, – это тоже в основном следствие работы в I квартале. 

Напомним, начало года ознаменовалось резким падением цен на основные продукты казахстанского экспорта. Тем не менее внешнеторговый оборот в январе – марте 2020 года вырос на 2,7% в годовом выражении за счет увеличения объемов экспорта на 4,2% и сохранения объемов импорта практически неизменными (снижение на 0,06%). Рост объемов экспорта в стоимостном выражении на 4,2% был обеспечен исключительно увеличением экспорта минеральных ресурсов (рост на 14,3%). Все остальные товарные позиции показали спад.

Так, экспорт нефти в физических объемах вырос на 14% за счет увеличения объемов экспорта в Италию (рост на 14,5%) и Нидерланды (на 66,9%). Сокращение экспорта нефти во Францию, Швейцарию и Корею нивелировалось его ростом в Китай (в 2,1 раза), Литву (в 2,1 раза), Польшу (в 4,3 раза), Индию (в 3,8 раза), Турцию (на 82,3%). 

Наблюдалось увеличение экспорта руд, за исключением хромовых и марганцевых, направляемых в Россию. 

Экспорт цветных металлов в стоимостном выражении снизился на 33%, чему способствовало снижение как физических поставок, так и ценовой динамики. Сокращение экспорта черных металлов (ферросплавов) обусловлено существенным ухудшением ценовой динамики. При этом физические поставки черных металлов в I квартале 2020 года выросли на 28,1% в результате увеличения экспортных поставок в Россию (в 4,3 раза), Индию (в 4,5 раза), Китай (на 23%). 

В результате итоговые показатели за полугодие составили по углю – 101,9% относительно аналогичного периода прошлого года, железной руде – 107,9%, по нефти – 101,3%, и это с учетом вступивших в силу ограничений в рамках ОПЕК+. Следует отметить, что Казахстан фактически начал полностью выполнять условия соглашения ОПЕК+ только в июне, пообещав, что нагонит недостающее впоследствии. И эти обещания придется выполнять: Bloomberg сообщает, что ОПЕК+  будет добиваться дополнительных сокращений производства от тех членов, которые не выполнили квоты. По словам делегатов, технический комитет обозначил планы для таких стран, как Ирак, Нигерия и Казахстан, по внесению дополнительных 842 тыс. баррелей в сутки компенсационных сокращений в августе и сентябре. Если это произойдет, то стоит ожидать существенного сокращения реального экспорта на фоне снижения добычи нефти и газового конденсата, и тогда итоги III квартала могут оказаться хуже, чем -1,8% во втором.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg