Перейти к основному содержанию

1 просмотр

Юрий Негодюк: «Я за сетевые продукты. За доли рынка»

Современный ресторанный бизнес – это целое искусство, в основе которого лежат кулинарные традиции, политика обслуживания, дизайн и оформление интерьера. Об его особенностях мы поговорили с совладельцем одной из самых крупных сетей ресторанов Казахстана Юрием Негодюком

Юрий Негодюк: «Я за сетевые продукты. За доли рынка»

Юрий Негодюк: «Я за сетевые продукты. За доли рынка»

Современный ресторанный бизнес – это целое искусство, в основе которого лежат кулинарные традиции, политика обслуживания, дизайн и оформление интерьера. О его особенностях мы поговорили с совладельцем одной из самых крупных сетей ресторанов Казахстана Юрием Негодюком.

– Юрий, в Алматы очень много всевозможных ресторанов, баров, кафе. Только Ваша сеть насчитывает более 30 проектов. Тем не менее, на ресторанной карте города постоянно появляются новые заведения. Что надо сделать, чтобы они были успешными?

– Я думаю, самый главный фактор – это концепция. Основная ошибка начинающих рестораторов в том, что они неправильно определяют концепцию. У них есть свое видение, свой вкус и им кажется, что это понравится всем. Это не так. Несмотря на то, что каждый ресторатор – это в какой-то мере новатор и пилигрим, который несет культуру в массы, все равно главное – аналитическое мышление. Надо анализировать как свое видение, так и спрос на рынке. Что нужно потребителю? Какие блюда пользуются популярностью? Какой продукт больше продается? И тому подобное.

Второй немаловажный фактор – это место. И тут тоже надо учитывать, что концепция должна соответствовать месту. И это тоже очень важно понимать. К примеру, образно говоря, нельзя открыть суши-бар на барахолке.

– Что первично: место или концепция?

– Когда как. Если уже есть стратегия развития какого-то бренда, то есть имеется четкая концепция, то, понятное дело, уже под нее подбирается место. Бывает, что концепции как таковой нет, зато приглянулось какое-то место. Тогда концепцию можно нарисовать под него.

– Что сейчас хочет потребитель?

– У нас на рынке сейчас сложилась достаточно сложная ситуация. Потребитель вырос. С одной стороны, он хочет чего-то изысканного, с другой – экономическая ситуация такова, что он не готов платить много денег. И это настоящая проблема для рестораторов. Изысканное блюдо не может быть дешевым. Элементарно потому что нужны хорошие продукты. А местный рынок продуктов достаточно скудный. Например, сейчас авокадо в тренде, манго, специи какие-то – все это завозится за валюту. А она стоит дорого. Соответственно, цена в ресторане на какое-то интересное блюдо тоже будет высокой.

И рестораторам приходится искать какой-то выход из этой ситуации. Максимально переходить на местных поставщиков. Мы потратили целый год на поиск поставщиков хорошего мяса. Нашли ферму, которая может поставлять хорошее мясо. Это, конечно, не американская говядина, но оно хорошего качества и по доступной цене.

– Кстати, о локальных продуктах. Многие рестораторы говорят о том, что сейчас есть спрос на халяль…

– У нас нет такого направления, потому что рынок халяль-продутов еще более узок. И если бы мы делали халяльное направление, мы бы не смогли создать большой ассортимент блюд. Мы предпочитаем более космополитичную кухню. Вне религий.

Вы говорите о том, что экономическая ситуация не очень благоприятна. А в этом случае обычно страдают как раз рестораны среднего уровня. Тем не менее, Вы продолжаете работать в этом сегменте и даже открываете какие-то новые проекты.

– Мы работаем в направлении фаст-кежуал. От фаст-фуда это отличается более комфортной посадкой, наличием официантов и более интересным меню. Интересным с точки зрения и насыщения, и приготовления, и продуктов. Причем практически по той же цене. Ведь у фаст-фуда есть огромные локационные затраты. Во-первых, это логистика – полуфабрикаты надо доставить с завода на место. Во-вторых, у самого завода есть эксплуатационные расходы. Все это закладывается в стоимость готового продукта. Тех же булочек и котлет.

– Сколько стоит открыть ресторан в Алматы? Допустим, фаст-кежуал?

– Если говорить о ресторане формата нашего гастро-пространства, то от $300 тыс. до $1 млн, в зависимости от помещения, оборудования, концепции и т. д.

За сколько времени он окупается?

– Здесь тоже все зависит от многих факторов. При хорошем раскладе на то, чтобы вернуть вложенные средства, понадобится полтора-два года. При худшем – пять. При среднем – три года. В операционный ноль он должен выйти где-то через полгода.

– Есть ли риск, что ресторан не окупится просто потому, что перестанет быть модным? Знаете, считается, что ресторан пользуется популярностью в первые год-два. Потом открывается что-то новое, заведение теряет статус модного и, соответственно, теряет посетителей.

– Я с этим на самом деле не согласен. У меня есть пример – «Пинта». Она популярна уже 11 лет. И мы очень много для этого делаем. У нас есть большой отдел маркетинга, который занимается исключительно тем, что разрабатывает стратегию развития заведения. Если вы этим пренебрегаете, тогда да – через пару лет ваше заведение потеряет популярность.

– Каковы дальнейшие планы развития сети?

– Моя личная цель – стать в этом бизнесе оператором. В свое время меня вдохновил пример сети Food Republic. Она работает на рынке Юго-Восточной Азии. В сущности, это фуд-корты нового поколения, где все готовят при вас. И моя задача стать таким оператором, чтобы меня приглашали в торговые центры, в бизнес-центры.

– Не планируете войти в лакшери-сегмент?

– Если честно, я не хочу заходить в этот сегмент, потому что там все слишком индивидуально. Я буду целыми днями сидеть в одном ресторане и заниматься только им, а на остальное у меня времени уже не хватит. Это не корпоративный бизнес. Это бизнес одного человека, одного шеф-повара. А я за сетевые продукты. За доли рынка.

1188 просмотров

Высокие стандарты высокой кухни

Что его отличает от обычных ресторанов

Фото: Олег Спивак

В Алматы открылся ресторан высокой кухни Seven Bar & Restaurant. О том, что его отличает от обычных ресторанов, какого дресс-кода стоит придерживаться, собираясь там поужинать, и на что обратить внимание в меню, нам рассказал генеральный директор The Ritz-Carlton, Almaty Джан Гекташ

- В The Ritz-Carlton, Almaty уже есть несколько ресторанов, полюбившихся алматинцам. С чем связано открытие еще одного?

- Дело в том, что на данный момент ресторан Bar & Grill переформатирован в пространство для масштабных мероприятий. Иначе говоря, это банкетный зал с самым эксклюзивным расположение, 28 этаж Esentai Tower, с панорамным видом и посадкой на 100-120 человек. Это решение было продиктовано тем, что в последнее время возросла потребность в дополнительных местах для проведения масштабных частных, социальных и корпоративных мероприятий. И наш единственный бальный зал на первом этаже просто не мог вместить всех желающих.  Кроме того, в Алматы до сих пор не было площадки с такой локацией и потрясающим видом на город.

Что касается ресторана Seven Bar & Restaurant, то это не новое пространство – до недавнего времени это был закрытый клуб, в который нужно было покупать членство, и где  проводились исключительно закрытые мероприятия. Сейчас же мы решили открыть эту локацию для широкой публики и представить новый формат - ресторан высокой кухни.

- Почему именно высокая кухня?

- Я уже два года живу в Алматы, и за это время посетил много ресторанов и изучил все, что предложено на этом рынке. В основном это заведения в стиле сasual. И в плане кухни, и в плане обслуживания. Между тем, у жителей города есть потребность и в классических ресторанах высокой кухни. С соответствующим сервисом. Куда приходят за впечатлениями. К примеру, у нас есть то, что называется кулинарным театром. Это когда какие-то блюда доготавливаются на глазах гостя. Это целое шоу. И у нас есть все необходимое, чтобы создать такое место. Начиная с локации и заканчивая сервисом.

В идеале Seven Bar & Restaurant должен стать местом, которое первым приходит на ум, когда люди думают о том, куда пригласить деловых партнеров, провести романтическое свидание с любимой или отметить какое-то важное семейное событие. В общем, провести любое мероприятие, которое должно стать знаковым и запоминающимся.

- Если говорить о локации или сервисе, то из Vista так же открывается замечательный вид, а безупречный сервис – это в целом фишка The Ritz-Carlton. В чем особенность Seven Bar & Restaurant?

- Это совершенно разные концепции. Их нельзя сравнивать, как нельзя сравнивать своих детей – старшего и младшего. Vista – это как раз ресторан в стиле сasual с фокусом на гостей отеля и алматинцев. В Vista можно позавтракать, пообедать или поужинать – он открыт с раннего утра. По атмосфере, дизайну, манере приготовления и подаче блюд – это место создано для посещения в течение всего дня. Оно повседневное. Seven Bar & Restaurant… Понимаете, здесь все акцентировано в первую очередь на получении впечатлений. Он открывается только вечером в 18:00 и работает до 23:00. Здесь звучит живая музыка. Каждый вечер бармен представляет гостям новый авторский коктейль. Для этого есть специальная коктейльная тележка, с которой бармен подходит к каждому столику отдельно. При желании можно поучаствовать в создании напитка. Еду здесь подают на тарелках ручной работы, заказанных нами в Испании. Это сделано специально, чтобы вы могли насладиться не только вкусом блюда, но и его подачей. Некоторые блюда лично готовит наш шеф-повар Исмаил Алчай.

Конечно, мы рады видеть семьи с детьми. Но если детям меньше 12 лет, мы рекомендуем им Vista. Потому что в Seven Bar & Restaurant детям будет просто не интересно, и это может создать дискомфорт для других гостей.

- Если мы говорим о том, что это ресторан высокой кухни, то логично предположить, что в нем действует определенный дресс-код?

- Конечно. В Vista вы можете прийти в джинсах и футболке. В Seven действует дресс-код elegant casual. Он предоставляет человеку большую свободу в выборе, но предусматривает определенные рамки. К примеру, вы можете так же надеть джинсы и футболку, но сверху придется накинуть пиджак. Для дам идеальным выбором будет коктейльное платье. Впрочем, вечерние туалеты тоже приветствуются.

- То есть, если гость в спортивном костюме…

- Ему объяснят, что политика ресторана не позволяет присутствия в нем в спортивной одежде, и его будут очень рады видеть, как только он переоденется.

- Опять же, если мы говорим о ресторане высокой кухни, значит здесь должны быть блюда авторской кухни?

- Мы не придерживаемся какой-то одной кухни. В меню есть кулинарные хиты разных стран. Секрет нашей кухни – это сочетание лучших продуктов и искусства шеф-повара. Впрочем, есть, конечно, блюда, которые обязательно стоит попробовать именно в нашем ресторане. К примеру, крем-брюле из фуа-гра. Фуа-гра есть во многих ресторанах, но в такой подаче только у нас. Или биск-суп из лобстера. Его в Алматы можно попробовать только в Seven. Салат из камчатского краба или стейк сухого вызревания – это просто must try.  Между сменой блюд в качестве комплимента от шеф-повара подается шарик сорбета для того, чтобы вкус следующего блюда не притуплялся. Так вот вчера это мог быть манговый, а сегодня лаймово-йогуртовый сорбет – и это тоже must try.

RCP_9511 (1).jpg

- Кстати, о стейках. У входа в ресторан есть шкаф, в котором мясо проходит ферментацию. И, как мы заметили, на некоторых кусках есть карточка с именем владельца. Что это?

- Это больше эмоциональный момент. У нас есть постоянные гости, для которых шеф сам выбирает вырезку, отправляет ее на сухое вызревание (а это около двух недель), и гостю готовят, можно сказать, персональные стейки. Это позволят человеку почувствовать, что он особенный.

ASHE4435-HDR.jpg

- Насколько я знаю, в ресторане Seven Bar & Restaurant можно не только поужинать, но и покурить кальян или сигару?

- Да, на втором этаже у нас лаунж зона, которая работает с 11 утра. Там можно посидеть за бокалом коньяка или чашкой кофе, выкурить сигару. Более того, на первом этаже у нас есть именные ячейки, где можно хранить свой любимый спиртной напиток и хьюмидоры для хранения любимых сигар.

ASHE4506-HDR.jpg

- Расскажите немного о ценовой политике ресторана. К примеру, каким здесь будет средний чек?

- Честно говоря, ответить на этот вопрос однозначно очень сложно. Мы используем только самые лучшие продукты, как я уже и говорил. Если это помидоры – это лучшие помидоры. Если это морепродукты, то они исключительно свежие, а не замороженные. Никакой заморозки. Многие из них доставляются самолетами из США, Австралии, Франции, Испании.  А это само по себе дорогое удовольствие.

И, конечно же, это влияет на стоимость готового блюда. Соответственно, средний чек здесь выше, чем в других ресторанах The Ritz-Carlton, Almaty. Если навскидку, то ужин обойдется в среднем от 35 тыс. тенге на человека. Но это очень приблизительно. В меню есть такие позиции, как золотая осетровая икра, а есть что-то попроще. Вообще мы не задумывались о среднем чеке по той простой причине, что когда речь идет о ресторане класса люкс, гости акцентируют внимание на том, что они хотят съесть, а не на том, сколько это стоит. Для них важна не сумма в счете, а новый опыт.

- Я понимаю, что ресторан работает недавно, но уже можно сделать какие-то выводы? Кто основные посетители ресторана – гости отеля или же алматинцы?

- Жители южной столицы очень хорошо отреагировали на открытие ресторана. Порядка 70% гостей – это именно алматинцы, что для меня является очень важным фактором. Ведь зачастую, когда ты продаешь гостю номер в отеле, взаимодействие с ним на этом заканчивается. А рестораны отеля – это такое место, где можно пообщаться именно с местными жителями. И когда ты открываешь ресторан, именно по интересу местных жителей ты понимаешь, будет ли этот проект успешным.  Если же им интересуются только гости отеля, значит надо пересматривать подход или концепцию. Поэтому, конечно же, создавая концепцию, меню и сервис, мы в первую очередь ориентировались именно на алматинцев.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif