Перейти к основному содержанию

15220 просмотров

Максут Жумаев: «Обычно люди один раз поднимаются на Эверест и больше об этом даже не думают…»

Максут Жумаев, недавно вернувшийся со своего второго восхождения на Эверест, стал одним из немногих альпинистов, в послужном списке которых есть оба маршрута - по южной и северной сторонам высочайшей вершины мира

Максут Жумаев: «Обычно люди один раз поднимаются на Эверест и больше об этом даже не думают…»

Максут Жумаев: «Обычно люди один раз поднимаются на Эверест и больше об этом даже не думают…»

Максут Жумаев, недавно вернувшийся со своего второго восхождения на Эверест, стал одним из немногих альпинистов, в послужном списке которых есть оба маршрута - по южной и северной сторонам высочайшей вершины мира.

За всю историю по обоим путям прошли всего около десяти человек. Теперь, когда все позади, спортсмен рассказал о причинах, сподвигнувших его на повторное восхождение на Эверест, описал разницу в восхождении на высочайшую вершину мира с северной и южной сторон, а также поделился планами на будущее.

Максут Жумаев – заслуженный мастер спорта по альпинизму. Известен тем, что покорил все 14 восьмитысячников мира. Стал 12-м альпинистом в мире, кто сумел взойти на все эти вершины, не пользуясь дополнительным кислородом.

Вообще альпинисты – люди очень интересные. Увлеченные. Влюбленные в горы. Осознающие риск, но все равно идущие на штурм очередной вершины. Потому что просто иначе они не могут. Кто-то называет их героями, кто-то сумасшедшими… Однако, именно они очень четко осознают ценность человеческой жизни. «О Боже ... мы думаем это альпинизм. Самый опасный вид спорта, где на кону не золотая олимпийская медаль, а жизнь ... ЖИЗНЬ человеческая! Которая не имеет цены, она бесценна! Значит ничего не стоит... Только родные и близкие могут оценить, те кто остался дома, следит за восхождением, зачем-то обновляет каждую секунду стрелку спутникового треккера», - написал Максут в своем блоге.

Гора Эверест - самая высокая точка нашей планеты. Поэтому покорить мечтают многие люди. Шутка ли: восемь тысяч восемьсот сорок восемь метров. От одной только высоты перехватывает дыхание и рябит в глазах. Ведь кислорода в воздухе около вершины Эвереста в три раза меньше, чем на уровне моря. А еще прибавьте к этому риск лавин, ураганных ветров. Разреженный воздух не является достаточной защитой от солнечной радиации. Амплитуда температур здесь – почти как на Луне: днем + 40, а ночью -60. А ведь в этих адских условиях еще и нужно идти вверх.

И взять эту вершину приступом не так-то просто. Даже сейчас, когда дело восхождения поставлено на коммерческую основу (как отметил Максут восхождение обошлось в $80 тыс.), ответом на вопрос: «Сколько стоит восхождение на Эверест?» может быть роковое: человеческая жизнь. Смертность среди штурмующих Джомолунгму достигает 11%. Каждый десятый гибнет. Но люди все равно стремятся к самой высокой вершине мира. Почему? Как сказал Джордж Мэллори (очередная жертва Эвереста в 1924 году), потому что она существует.

«Обычно люди один раз поднимаются на Эверест и больше об этом даже не думают. Меня же второй раз пойти на Эверест подвиг целый ряд причин. Во-первых, я хотел попробовать новый маршрут восхождения. Альпинистов, которым дались оба маршрута на Эверест в истории спорта очень мало, я старался войти в их число. Второй причиной было желание понять возможности своего организма и сходить на Эверест с кислородом, а также испытать себя в новом амплуа капитана команды и руководителя экспедиции. В этом восхождении в нашей команде было два непрофессиональных альпиниста. Этот факт возлагал на меня особую ответственность. И конечно же, как участник сборной Казахстана по альпинизму, я хотел сделать что-то хорошее, символичное к 20-летию столицы. Так, на вершину Эвереста был поднят флаг Казахстана. И я посвятил свое восхождение юбилею Астаны».

Впервые Максут поднялся на восьмитысячник в 2007 году. Тогда он совершал восхождение по северной стороне. В этот раз маршрут проходил с южной стороны, по непальскому гребню, который считается более опасным и трудным. «В этом году мы совершали восхождение с южной стороны вершины, которая гораздо труднее в техническом плане и намного опаснее северной. Главная опасность - ледопад Кхумбу - гигантский поток ледяных глыб, скорость движения которых достигает около метра в день. Это – самый подвижный и самый опасный ледопад в мире.

Еще с этой стороны маршрут проходит по ледовой стене восьмитысячника Лхоцзе. Это тоже очень опасный участок. Вдобавок, с юга меньше базовых лагерей, в которых альпинисты останавливаются на отдых, и там медленнее проходит акклиматизация», - рассказал альпинист.

В этот раз Максуту было интересно узнать, как другие альпинисты совершают восхождение на восьмитысячники с кислородным оборудованием: «Сложнее им или легче, чем тем, кто ничего не использует. Возможно, без кислорода я бы не решился на второе восхождение, так как рассматривал это оборудование, как способ сберечь свое здоровье. Но с другой стороны, кислородное оборудование таит в себе большую опасность: если закончится кислород в баллонах, альпиниста ждет неминуемая смерть».

А ситуаций, когда ты можешь остаться без кислорода, в горах может быть много. В частности, у Максута во время подъема заледенела маска: «Если в процессе что-то случится с маской, ты останешься без кислорода. Не будешь же у шерпа его маску забирать! Он просто от тебя ледорубом начнет отмахиваться. Никто не поставит свою жизнь под угрозу, если твоя маска замерзла и ты не смог ничего с ней сделать. Мне повезло, что после 10-15 ударов лед раскрошился, но при этом не повредились клапана. И я маску раздышал. Это на самом деле была не очень хорошая ситуация».

Экспедиция стартовала из Москвы 13 апреля. Выход из базового лагеря был совершен 13 мая. Двумя днями позже группа альпинистов достигла третьего лагеря на высоте 7 100 м. Еще через три дня «крыша мира» была покорена. Впрочем, это на бумаге все выглядит просто. На деле Эверест не только не прощает ошибок, но и переиначивает все планы.

Подъем до третьего лагеря (7 400 м) для адаптированного человека не представляет большой сложности. К тому же всегда есть возможность вернуться. Но дальше начинается зона смерти. И там каждый человек, вне зависимости от подготовки, испытывает большие трудности, связанные с восхождением на огромную высоту. Каждый вздох дается с трудом. Желание присесть и отдохнуть чревато риском остаться здесь навсегда. Кстати, из-за труднодоступности трупы с зоны смерти не убирают, и они служат ориентирами для последующих покорителей Эвереста. А порадоваться на «Крыше мира» дают всего двадцать минут: если не спуститься до темноты в лагерь, погибнет вся группа.

Так вот, обычно штурм вершины начинается с выходом из третьего лагеря. Марш-бросок до четвертого, короткая передышка и – к вершине. Однако все пошло не совсем так: «По плану у нас было 6 часов на подъем от третьего до четвертого лагеря. С кислородным оборудованием. А после короткого отдыха планировался штурм. Вершина. И я сразу предупредил ребят, что после 7 400 – третьего лагеря – надо собраться. Надо готовиться так, что никто спать и есть не будет, мы сразу идем на вершину.

Но в четвертый лагерь они пришли в крайней степени усталости. А лагерь к нашему приходу был не готов. Шерпы установили палатки, но не успели прогреть их и приготовить горячее питье. Я понял, что мы не сможем продолжить восхождение именно сейчас и принял решение остаться на ночевку. На восьми тысячах. В зоне смерти. И никто из нас не знал, как мозг отреагирует на эту высоту и вообще проснемся ли мы с утра. Да мы поднимались на восьмитысячники, но обычно никому в голову не приходит там ночевать. Шерпы были категорически против. Или вниз, или вверх. Я бы дошел. Но ребята из моей команды, скорее всего, подняться не смогли бы. Причем ночевали мы без кислорода. Но в конечном итоге эта ночевка пошла нам даже на пользу».

На следующий день группа Максута Жумабаева дошла до вершины. Во время восхождения альпинист регулярно выкладывал информацию в соцсети: «В этом восхождении мы использовали GPS-треккинг, чтобы за каждым нашим шагом в онлайн-режиме могли следить наши семьи, друзья и службы спасения. Чтобы весь мир мог наблюдать за ходом нашего восхождения и увидеть невероятные красоты Гималаев, пусть и не вживую, но на фотографиях».

К слову, одна из самых ярких фотографий – переход через глубокую трещину: «На самом деле страшно было не фотографировать трещину, а остановиться, отпустить веревки, за которые ты держишься – потом же их еще надо поймать – и достать телефон. И еще и не уронить его. Понятно, что ты на страховке. То есть даже если упадешь – далеко не улетишь. Но…».

Едва трекер отметил финальную точку восхождения, посыпались поздравления. Однако альпинист отметил, что, несмотря на то, что ему удалось побывать на вершине, поздравлять его пока рано. Они с командой находятся в штормовом лагере - еще в «зоне смерти». Также впереди еще сложный путь до базового лагеря, который займет пару дней: «Альпинисты – люди суеверные. У нас не принято поздравлять с покорением вершины, пока мы не спустились в базовый лагерь. А спуск - это один из самых сложных этапов. По статистике две трети альпинистов погибли именно на спуске. На восьми тысячах ты не живешь, ты медленно умираешь. Все жизненные процессы затухают. Надо спускаться. Мы должны были срочно сбрасывать высоту, спускаться в третий лагерь, потому что это наша жизнь. Но на спуске я понимаю, что ребята еле идут. Несмотря на кислород, которого у нас уже тоже почти нет. Но с другой стороны в нашем арсенале уже была ночевка на восьми тысячах. Без кислорода. И мы снова остались ночевать в четвертом лагере».

К счастью, вторая ночевка в зоне смерти также прошла благополучно. Максут Жумабаев и его команда покорили Эверест.

Спустя несколько дней после восхождения в своем блоге альпинист поблагодарил гору: «Благодарность. Мы альпинисты, привыкли благодарить гору за то, что она нас отпустила. Позволила или не позволила взойти на вершину, главное живой и здоровый. Так, между собой мы шутим: «Гора стояла и будет стоять, всегда есть возможность вернуться» или «хороший альпинист - живой альпинист». ... Сейчас я в безопасности, в гостинице, в центре Катманду. Скоро мы получим сертификаты от Министерства туризма Непала, подтверждающие восхождение на вершину Эверест, скоро должны привезти наш экспедиционный скарб. Мы же многое бросили и улетели из-под горы, потому что как минимум у двоих из нашей команды были медицинские показания к эвакуации. Сейчас все хорошо».

Говоря о планах на будущее, Максут Жумаев сообщил, что планирует в ближайшие годы совершить еще ряд сложнейших восхождений и экстремальных походов. Ближайшее планируемое восхождение будет зимой 2018-2019 гг. на вершину К2 (Чогори). Пройти по этому маршруту зимой еще не удавалось ни одному альпинисту, и Максут Жумаев может стать первым.

Казахстанский альпинист также рассказал о планах покорить вершины оставшихся двух континентов (Антарктида – пик Винсена, Австралия – пик Костюшко), чтобы закрыть программу «Семь вершин мира», а также дойти на лыжах до Северного и Южного полюсов, закрыв, тем самым, программу «Total summit» и став вторым человеком на планете после Райнхольда Месснера, которому это удалось.

Фото из архива Максута Жумаеа

1019 просмотров

Высокие стандарты высокой кухни

Что его отличает от обычных ресторанов

Фото: Олег Спивак

В Алматы открылся ресторан высокой кухни Seven Bar & Restaurant. О том, что его отличает от обычных ресторанов, какого дресс-кода стоит придерживаться, собираясь там поужинать, и на что обратить внимание в меню, нам рассказал генеральный директор The Ritz-Carlton, Almaty Джан Гекташ

- В The Ritz-Carlton, Almaty уже есть несколько ресторанов, полюбившихся алматинцам. С чем связано открытие еще одного?

- Дело в том, что на данный момент ресторан Bar & Grill переформатирован в пространство для масштабных мероприятий. Иначе говоря, это банкетный зал с самым эксклюзивным расположение, 28 этаж Esentai Tower, с панорамным видом и посадкой на 100-120 человек. Это решение было продиктовано тем, что в последнее время возросла потребность в дополнительных местах для проведения масштабных частных, социальных и корпоративных мероприятий. И наш единственный бальный зал на первом этаже просто не мог вместить всех желающих.  Кроме того, в Алматы до сих пор не было площадки с такой локацией и потрясающим видом на город.

Что касается ресторана Seven Bar & Restaurant, то это не новое пространство – до недавнего времени это был закрытый клуб, в который нужно было покупать членство, и где  проводились исключительно закрытые мероприятия. Сейчас же мы решили открыть эту локацию для широкой публики и представить новый формат - ресторан высокой кухни.

- Почему именно высокая кухня?

- Я уже два года живу в Алматы, и за это время посетил много ресторанов и изучил все, что предложено на этом рынке. В основном это заведения в стиле сasual. И в плане кухни, и в плане обслуживания. Между тем, у жителей города есть потребность и в классических ресторанах высокой кухни. С соответствующим сервисом. Куда приходят за впечатлениями. К примеру, у нас есть то, что называется кулинарным театром. Это когда какие-то блюда доготавливаются на глазах гостя. Это целое шоу. И у нас есть все необходимое, чтобы создать такое место. Начиная с локации и заканчивая сервисом.

В идеале Seven Bar & Restaurant должен стать местом, которое первым приходит на ум, когда люди думают о том, куда пригласить деловых партнеров, провести романтическое свидание с любимой или отметить какое-то важное семейное событие. В общем, провести любое мероприятие, которое должно стать знаковым и запоминающимся.

- Если говорить о локации или сервисе, то из Vista так же открывается замечательный вид, а безупречный сервис – это в целом фишка The Ritz-Carlton. В чем особенность Seven Bar & Restaurant?

- Это совершенно разные концепции. Их нельзя сравнивать, как нельзя сравнивать своих детей – старшего и младшего. Vista – это как раз ресторан в стиле сasual с фокусом на гостей отеля и алматинцев. В Vista можно позавтракать, пообедать или поужинать – он открыт с раннего утра. По атмосфере, дизайну, манере приготовления и подаче блюд – это место создано для посещения в течение всего дня. Оно повседневное. Seven Bar & Restaurant… Понимаете, здесь все акцентировано в первую очередь на получении впечатлений. Он открывается только вечером в 18:00 и работает до 23:00. Здесь звучит живая музыка. Каждый вечер бармен представляет гостям новый авторский коктейль. Для этого есть специальная коктейльная тележка, с которой бармен подходит к каждому столику отдельно. При желании можно поучаствовать в создании напитка. Еду здесь подают на тарелках ручной работы, заказанных нами в Испании. Это сделано специально, чтобы вы могли насладиться не только вкусом блюда, но и его подачей. Некоторые блюда лично готовит наш шеф-повар Исмаил Алчай.

Конечно, мы рады видеть семьи с детьми. Но если детям меньше 12 лет, мы рекомендуем им Vista. Потому что в Seven Bar & Restaurant детям будет просто не интересно, и это может создать дискомфорт для других гостей.

- Если мы говорим о том, что это ресторан высокой кухни, то логично предположить, что в нем действует определенный дресс-код?

- Конечно. В Vista вы можете прийти в джинсах и футболке. В Seven действует дресс-код elegant casual. Он предоставляет человеку большую свободу в выборе, но предусматривает определенные рамки. К примеру, вы можете так же надеть джинсы и футболку, но сверху придется накинуть пиджак. Для дам идеальным выбором будет коктейльное платье. Впрочем, вечерние туалеты тоже приветствуются.

- То есть, если гость в спортивном костюме…

- Ему объяснят, что политика ресторана не позволяет присутствия в нем в спортивной одежде, и его будут очень рады видеть, как только он переоденется.

- Опять же, если мы говорим о ресторане высокой кухни, значит здесь должны быть блюда авторской кухни?

- Мы не придерживаемся какой-то одной кухни. В меню есть кулинарные хиты разных стран. Секрет нашей кухни – это сочетание лучших продуктов и искусства шеф-повара. Впрочем, есть, конечно, блюда, которые обязательно стоит попробовать именно в нашем ресторане. К примеру, крем-брюле из фуа-гра. Фуа-гра есть во многих ресторанах, но в такой подаче только у нас. Или биск-суп из лобстера. Его в Алматы можно попробовать только в Seven. Салат из камчатского краба или стейк сухого вызревания – это просто must try.  Между сменой блюд в качестве комплимента от шеф-повара подается шарик сорбета для того, чтобы вкус следующего блюда не притуплялся. Так вот вчера это мог быть манговый, а сегодня лаймово-йогуртовый сорбет – и это тоже must try.

RCP_9511 (1).jpg

- Кстати, о стейках. У входа в ресторан есть шкаф, в котором мясо проходит ферментацию. И, как мы заметили, на некоторых кусках есть карточка с именем владельца. Что это?

- Это больше эмоциональный момент. У нас есть постоянные гости, для которых шеф сам выбирает вырезку, отправляет ее на сухое вызревание (а это около двух недель), и гостю готовят, можно сказать, персональные стейки. Это позволят человеку почувствовать, что он особенный.

ASHE4435-HDR.jpg

- Насколько я знаю, в ресторане Seven Bar & Restaurant можно не только поужинать, но и покурить кальян или сигару?

- Да, на втором этаже у нас лаунж зона, которая работает с 11 утра. Там можно посидеть за бокалом коньяка или чашкой кофе, выкурить сигару. Более того, на первом этаже у нас есть именные ячейки, где можно хранить свой любимый спиртной напиток и хьюмидоры для хранения любимых сигар.

ASHE4506-HDR.jpg

- Расскажите немного о ценовой политике ресторана. К примеру, каким здесь будет средний чек?

- Честно говоря, ответить на этот вопрос однозначно очень сложно. Мы используем только самые лучшие продукты, как я уже и говорил. Если это помидоры – это лучшие помидоры. Если это морепродукты, то они исключительно свежие, а не замороженные. Никакой заморозки. Многие из них доставляются самолетами из США, Австралии, Франции, Испании.  А это само по себе дорогое удовольствие.

И, конечно же, это влияет на стоимость готового блюда. Соответственно, средний чек здесь выше, чем в других ресторанах The Ritz-Carlton, Almaty. Если навскидку, то ужин обойдется в среднем от 35 тыс. тенге на человека. Но это очень приблизительно. В меню есть такие позиции, как золотая осетровая икра, а есть что-то попроще. Вообще мы не задумывались о среднем чеке по той простой причине, что когда речь идет о ресторане класса люкс, гости акцентируют внимание на том, что они хотят съесть, а не на том, сколько это стоит. Для них важна не сумма в счете, а новый опыт.

- Я понимаю, что ресторан работает недавно, но уже можно сделать какие-то выводы? Кто основные посетители ресторана – гости отеля или же алматинцы?

- Жители южной столицы очень хорошо отреагировали на открытие ресторана. Порядка 70% гостей – это именно алматинцы, что для меня является очень важным фактором. Ведь зачастую, когда ты продаешь гостю номер в отеле, взаимодействие с ним на этом заканчивается. А рестораны отеля – это такое место, где можно пообщаться именно с местными жителями. И когда ты открываешь ресторан, именно по интересу местных жителей ты понимаешь, будет ли этот проект успешным.  Если же им интересуются только гости отеля, значит надо пересматривать подход или концепцию. Поэтому, конечно же, создавая концепцию, меню и сервис, мы в первую очередь ориентировались именно на алматинцев.

Биржевой навигатор от Freedom Finance

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

 

Спецпроекты

Биржевой навигатор от Freedom Finance