nedvijimost-v-krizis.png

328 просмотров

Законодательные поправки не добавили ясности в решение корпоративных вопросов в Казахстане

Так считает менеджер департамента налогов и права компании «Делойт» Асель Асубаева

Фото: Pixabay

В конце июня был принят Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам улучшения бизнес-климата». Пока обсуждалась концепция проекта этого закона, а затем и сам проект, было предложено внести в него определение такого понятия, как «безвыходные ситуации», а также внедрение различных опций по разрешению таких ситуаций, иначе говоря, дедлоков в разрешении корпоративных вопросов. 

В широком понимании дедлок – это состояние бездействия, вызванное противодействием или отсутствием компромисса при разрешении вопросов, возникших как на собрании участников и акционеров, так и в целом. 
На этапе обсуждения законопроекта предлагалось определить безвыходную ситуацию как ситуацию, которая возникает в случае, когда у участников товарищества отсутствует возможность принятия решения по ключевым вопросам, указанным в пункте 2 статьи 43 Закона «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» (Закон о ТОО и ТДО), т. е. компетенции общего собрания, за исключением подпунктов 5), 11), 12), повестки дня общего собрания ввиду недостаточности (равное количество) их голосов по итогам голосования. В этой формулировке несколько положений вызывали определенную неясность. 

Во-первых, что подразумевается под ключевыми вопросами? Ведь, по сути, все вопросы, решаемые общим собранием в той или иной мере, могут быть признаны ключевыми. 

Во-вторых, почему под исключения из числа ключевых попали вопросы, которые касаются утверждения внутренних правил, процедуры их принятия и других документов, регулирующих внутреннюю деятельность товарищества, кроме документов, утверждение которых уставом товарищества отнесено к компетенции иных органов товарищества; решения о внесении дополнительных взносов в имущество товарищества; утверждения порядка и сроков предоставления участникам товарищества и приобретателям долей информации о деятельности товарищества. А также означает ли это, что, за исключением этих вопросов, все остальные вопросы, подпадающие под компетенцию общего собрания, являются ключевыми?

В-третьих, в проекте закона было определено, что безвыходная ситуация – это ситуация, которая возникает в случае, когда у участников товарищества отсутствует возможность принятия решения ввиду недостаточности (равное количество) их голосов по итогам голосования. Опять же возникает вопрос: указывает ли упомянутое в скобках «равное количество», что тупиковыми ситуациями являются лишь ситуации, когда у участников равное количество голосов?

Стоит отметить, что на практике такая тупиковая ситуация необязательно возникает только при равном количестве голосов у участников (например, когда у каждой стороны по 50%), она может возникнуть и когда у одной из сторон большее количество голосов, но для решения поставленного вопроса необходимо 100% голосов. Например, если стороны владеют долями и, соответственно, голосами, в соотношении 70% на 30%, и для решения определенного вопроса необходимо либо единогласие, либо ¾ голосов (75%).

Но даже эти определения из редакции закона, которая вступила в силу, были исключены.

Кроме того, изначальная редакция предусматривала несколько видов разрешения безвыходной ситуации:

1) согласно порядку, определенному уставом товарищества, – т. е. участники сами вправе определить порядок разрешения;

2) если такой порядок отсутствует, решающий голос имеет сторона, за которую голосует партнер, который имеет самую большую долю по сравнению с другими партнерами;

3) а при отсутствии такого мажоритарного участника предусмотрен порядок закрытого аукциона между партнерами, которые поровну владеют долями в товариществе, или партнерами с равными долями, которые имеют большинство долей по соотношению с другими партнерами. Участник, предложивший наибольшую цену, получает бессрочное право решающего голоса по выходу из безвыходной ситуации по конкретному вопросу, а уплаченная цена распределяется между участниками пропорционально их долям.

Но последняя редакция закона, которая и была принята в июне 2020 года, не определяет никаких конкретных путей решения и лишь предусматривает право участников определить такой порядок в уставе. На практике такие положения уже широко использовались при составлении учредительных договоров. Это было возможно, так как, согласно текущей редакции Закона о ТОО и ТДО, в учредительный договор, впрочем, как и в устав, по решению учредителей могут быть включены и другие условия, прямо не определенные в законе и касающиеся деятельности товарищества, не противоречащие Закону о ТОО и ТДО и другим законодательным актам.

Можно сказать, что мы пришли к тому же, что имели ранее – разрешение безвыходных ситуаций самими участниками согласно их индивидуальным решениям. Однако диспозитивность нормы означает, что также будет возникать множество случаев, когда участники не станут предусматривать порядок разрешения дедлоков. Получается, что цель этой поправки – «защита миноритарных инвесторов» – не достигнута в полной мере. Кроме того, подобные ситуации по-прежнему будут являться источником споров, которые потребуют соответствующего разрешения в судах. 

Полагаем, что определение в законе обязательства участников по включению в учредительные документы норм, регулирующих разрешение таких ситуаций, а не права, внесло бы существенные изменения в корпоративную культуру.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif