167 просмотров

Разница онлайн-розницы продуктов в Казахстане

Ежедневное число обращений в службы доставки в некоторых случаях выросло более чем в десять раз

Фото: Офелия Жакаева

Желание ограничить личные контакты на фоне карантина заставило часть покупателей обращаться к онлайн-поставщикам продуктов. Для подавляющего большинства клиентов это был первый опыт. 

Управляющий партнер Instashop.kz Азамат Сейтбеков рассказывает, что пиковое число обращений в сервис по отношению к «докарантинному» уровню превысило 15-кратный показатель. Во время чрезвычайного положения ежедневно сервис обслуживал около тысячи заказов.

«Это достойный показатель, который с учетом масштабов можно сравнить с показателями Москвы или Санкт-Петербурга, где норма – 11 тыс. заказов в сутки», – считает Сейтбеков. 

CEO Froot.kz Рула Райм говорит, что количество обращений в сервис доставки продуктов с началом ограничений взлетело почти на 600%. Максимальное число доставок в сутки достигло 1200. Показатель повторного обращения в сервис держится на уровне 80%. Рула Райм утверждает, что по итогам этого периода общая численность клиентской базы Froot выросла до полумиллиона человек.  

Оба проекта сопоставляют свои успехи с показателями Arbuz.kz, самого узнаваемого проекта в этой сфере. При этом Froot и Instashop делятся уверенностью, что в критический период, «по ощущениям», смогли обойти Arbuz по показателю обслуживаемых в сутки клиентов. 

«Курсив» рассчитывал выяснить подробности у главы онлайн-супермаркета Arbuz Алексея Ли, но тот так и не нашел времени для коммуникаций с журналистом издания, поэтому объективных показателей для сравнения у нас нет. 

На какой Froot похожи Arbuz и Instashop

Все три проекта построены как копии глобальных торговых онлайн-проектов. Froot – это маркетплейс, созданный по лекалам Amazon, который продает 20 категорий товаров. Торговая система включает в себя продовольственный склад в центре города и 16 офлайн-магазинов с практически совпадающим ассортиментом товаров. Когда клиент делает заказ через сайт, программа определяет его местонахождение, показывает предложение двух ближайших магазинов, откуда и делают доставку. Курьеры передвигаются пешком, а если все заняты – привлекается курьер с автомобилем. Среднее время обработки заказа и доставки – 15 минут, в период карантина оно увеличилось, но незначительно, говорит Рула Райм.

Рыночная модель Instashop построена на примере американской Instacart или российского «СберМаркета». Компания не владеет товаром, забирая его из супермаркетов или с рынка. Этим занимаются так называемые шоперы, которые постоянно дежурят в торговых точках. Они принимают заказ, поступающий через приложение, оплачивают корпоративными картами и передают курьерам. Клиенты оплачивают товар после получения, сервис зарабатывает на скидках, которые магазины предоставляют за проданный объем. 

Arbuz – супермаркет, выведенный в онлайн. Он оперирует большим продовольственным складом, откуда заказы развозятся по домам клиентов. 

Разница онлайн-розницы

Руководители Instashop полностью сконцентрированы на задаче построения максимально эффективной системы доставки продуктов. Главная составная часть проекта – IT-программа, которую разрабатывали и тестировали с 2016 года. 

Froot предпочитает развиваться в разных направлениях. Сейчас, например, осваивается на рынке приготовления и доставки горячей еды. Недавно курь­еры сервиса стали предлагать клиентам выбросить бытовой мусор, что оказалось удачной находкой – некоторые покупатели заказывают и оплачивают доставку домой какого-нибудь пустяка только ради этой услу­ги. Конвекционные печи в магазинах для выпекания хлеба на заказ, специальные кнопки в приложении, сигнализирующие о необходимости пополнения запаса продуктов, – все это в планах Froot. 

Проблемы, с какими столкнулся каждый из проектов в период карантина, тоже разные. Рула Райм считает, что сервису в период пиковой нагрузки наиболее досаждала путаница с товарными остатками. Дело в том, что сделать заказ продуктов можно тремя способами: через сайт, по телефону или через WhatsApp. Заказ через сайт полностью контролируется компьютерной программой, а два альтернативных способа оставляют место для человеческих ошибок. Как следствие, программа учета неверно фиксирует складские остатки и ошибается при разработке рекомендаций по пополнению запасов. Эту проблему Рула Райм планирует решить в ближайшее время, выпустив приложение для смартфонов и отключив возможность заказа телефонным звонком или через WhatsApp.

Основатели Instashop строят компанию как сервисно-операционную, ее главный актив – смарт-система, позволяющая обслуживать единовременно сотни заказов. В ней существует глобальный каталог из 80 тыс. товаров с уникальными штрихкодами. В период пиковой нагрузки Instashop пришлось решать две главные проблемы. Большой наплыв клиентов потребовал быстрой оптимизации работы сервера, а для своевременного выполнения заказов пришлось увеличивать численность команды шоперов и курьеров с 40 до 150 человек, одновременно обучая правилам бизнеса новичков.

Какие планы строят компании

Имея в основе бизнеса собственные IT-разработки, компании по-своему видят развитие в будущем. Предвидя рост популярности услуги по доставке продуктов, Instashop планирует продвигаться во всех крупных городах Казахстана, а также развивать франшизу. В планах – открытие собственных продовольственных складов, выход на рынок поставки медикаментов и корма для домашних животных. В будущем проект планирует продавать рыночную аналитику маркетинговым компаниям. 

Froot работает над расширением собственной сети магазинов в Алматы до 40, что радикально сократит время доставки, и строит свой склад на границе с Узбекистаном, чтобы начать экспансию в эту страну.

«Мы хотим сделать Froot.kz первым онлайн-магазином, который будет работать во всех странах СНГ», – говорит Рула Райм.
 

banner_wsj.gif

202 просмотра

Летние площадки спасают сегмент Food & Beverage от разорения

Они стали хорошим подспорьем для рестораторов в период карантинных ограничений

Фото: Офелия Жакаева

В Алматы работают 3,3 тыс. ресторанов и кафе, в Нур-Султане – 1,9 тыс., судя по данным restoran.kz. Все эти заведения даже после частичного снятия эпидограничений не могут работать в полную силу. Под запретом караоке, кальянные, банкетные залы, ночные клубы и фудкорты. Во время усиления карантинных мер в прошедшие выходные межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции закрыла даже небольшие кафе и рестораны, разрешив работу лишь заведениям на открытом воздухе.

Спасительные летники 

Летние площадки пользовались популярностью и до карантина – они позволяют увеличить вместимость заведения почти вдвое, не требуют серьезных капиталовложений и сложных согласований. А в теплое время притягивают множество желающих посидеть на свежем воздухе.

DSC08017.JPG

 «В Нур-Султане, с учетом длинной зимы, если в ресторане есть «летка», то он в приоритете. В Алматы «летка» – это вообще неотъемлемая часть ресторана, некая классика», – говорит председатель гильдии шеф-поваров города Нур-Султана Рустам Имамниязов.

Но из-за сезонности акцент на летних площадках делали немногие заведения с очень удачным расположением, позволяющим заработать за теплое время года приличную прибыль. Даже в солнечном Алматы летние площадки, по данным restoran.kz, были лишь у каждого седьмого заведения. А в Нур-Султане и того меньше – короткое лето и сильные ветры мешают работе летников. 

Но сейчас, с учетом карантинных ограничений, именно летние площадки выручают рестораторов. Чтобы выжить и выполнить обязательства перед работниками и поставщиками, нужно привлечь посетителей, поэтому  операторы Food&Beverage (F&B) стали использовать каждый метр на свежем воздухе.

«В текущих условиях рестораторы пытаются максимально расширять площадь посадки на летнике, добавляя столы и стулья из основного зала», – продолжает Имамниязов.

DSC08200.JPG

Но лето спасло не всех – многие кафе и рестораны закрылись.

«Процентов пятьдесят не смогли выполнить стандарт и открыть летники. У многих не было площадок в принципе, а выставлять столы, которые мешают проезду, нельзя», – делится член Клуба рестораторов РК Зульфия Юсупова. 

«У нас ситуация в ресторанном бизнесе очень неоднозначная. Общепит работает, как в лотерее. Кейтеринг, фастфуд на фудкортах и банкеты не работают уже очень долго. Финансирования никакого нет. Все резервы закончились. В этом месяце окончательно уволили всех сотрудников с фудкортов «Меги» и кейтеринга. Работает только маленькая «Алина», и то на 30%», – отмечает ресторатор Юрий Пааль.

И это несмотря на то, что владельцы ТРЦ берут на себя расходы по содержанию фудкортов и не взимают с них аренду.

DSC08085.JPG

Как открыть летнюю площадку

Для получения разрешения на открытие летнего кафе, по данным Клуба рестораторов РК, достаточно написать заявление в управление городского планирования и урбанистки (УГПиУ) и приложить к нему эскизный проект летника. УГПиУ со своей стороны сообщает, что такое разрешение можно было оформить онлайн даже во время карантина. УГПиУ проверяет эскиз по основным критериям: расположению и используемым при обустройстве кафе материалам. Сезонное кафе должно непосредственно примыкать к стационарному заведению общественного питания или отстоять от него на расстоянии не более пяти метров.

При этом расположение летника не должно мешать движению пешеходов, велосипедистов и автотранспорта. Кафе нельзя размещать на крышах жилых домов или пристроек к ним. Также не допускается, чтобы внутри летних кафе оказались кроны и стволы деревьев. При обустройстве летней площадки нельзя использовать тяжелые строительные материалы – кирпичи, бетонные блоки и плиты, стальные профлисты. Запрещена облицовка летников черепицей, металлом, рубероидом, асбестоцементом, а также полимерной пленкой и баннерами. Пространство внутри нельзя перегораживать блоками с остеклением или сайдинг-панелями. Временная крыша должна быть в виде зонтов над каждым столиком или террасных маркиз открытого типа.

DSC08069.JPG

Санитарный надзор

На летних площадках, как и везде, ужесточены санитарные нормы:

«Если раньше просто подмели и помыли (летник. – «Курсив»), то теперь ежедневно проводится дезинфекция», – объясняет Юсупова.

Минимальное расстояние между столами – два метра, за одним столиком может сидеть не более четырех человек, за исключением членов одной семьи. На входе в летнее кафе для посетителей размещены антисептики и влажные коврики, кроме того, у клиентов измеряют температуру. У самих сотрудников общепита также проверяют температуру в начале и в конце смены. Во время работы они обязаны пользоваться одноразовыми масками и перчатками. Соблюдение санитарных норм проверяют сотрудники районных отделов департамента качества и безопасности товаров и услуг. Среди нарушений, которые сейчас выявляют чаще всего, – несоблюдение режима работы (общепит должен работать до 23.00), несоблюдение расстояния между столиками, отсутствие журнала прихода/ухода, термометрии сотрудников или ответственного за соблюдение сантребований, отсутствие или неправильное использование персоналом масок, перчаток, санитайзеров и тары для их утилизации, неправильное хранение продуктов питания и т. д. Заведения-нарушители штрафуют и приостанавливают их деятельность до тех пор, пока все правила не будут выполнены. 

2222_1.png

Улыбка под маской

Сегмент F&B во время пандемии оказался в сложной ситуации во всем мире. Сервис бронирования OpenTable, в котором представлено более 60 тыс. ресторанов по всему миру, подсчитал: четверть заведений, закрывшихся из-за пандемии, больше не откроется. Возобновившие работу рестораны и кафе ищут оригинальные решения, чтобы продемонстрировать гостеприимство и заботу о здоровье своих посетителей. В США, по данным Wall Street Journal (WSJ), официанты для ограничения контакта с обедающими откупоривают бутылку вина и ставят ее на стол, вместо того чтобы наполнить бокалы гостей. Со столов пропали специи, а графины с напитками заменены герметичными пакетами. Сотрудники ресторана Emilio’s, Harrison, N. Y. носят фиолетовые перчатки, чтобы не создавать ассоциации с больницей, и раскрывают одноразовые меню на глазах у посетителей, демонстрируя, что меню не используется повторно.

«Мы – артисты, это гостеприимство», – комментирует WSJ свои решения ресторатор Серджио Брасеско.

А McDonald’s Corp. предложил своей команде в масках приветствовать клиентов поднятием вверх больших пальцев.

Люди по-прежнему хотят посещать кафе и рестораны, чтобы пообщаться с другими людьми или семьей в другой обстановке. И по-прежнему ожидают увидеть на лице официанта приветственную улыбку, даже если она будет скрыта под маской. Как говорил Юрий Никулин, «даже после небольшой улыбки в организме обязательно дохнет один маленький микроб».

DSC08046.JPG

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg