3516 просмотров

Как иранские молочники осваивают рынок Казахстана

Молоко иранской Kalleh появилось на прилавках крупных торговых сетей в Алматы

Фото: Офелия Жакаева

Иран – региональный лидер в производстве молока. Ассоциация молочной промышленности Ирана сообщает, что ежегодно в стране производится 7 миллионов тонн молока. Государственная политика направлена на поддержку экспорта через субсидии. В 2019 году за границу было отправлено 450 тысяч тонн на сумму около $770 миллионов. На 2020 год было запланировано продать молока на
$1 миллиард. 

Kalleh – второй по величине производитель молока в Иране. На долю компании в 2017 году приходилось 16% иранского рынка. 

Молочный союз Казахстана оценивает ввозимый из Ирана объем молока как близкий к статистической погрешности.

В республику, в целом, завозят незначительное количество питьевого молока, по статистике за прошлый год этим продуктом наша страна обеспечивает себя на 96%.

Как новое молоко находит своего покупателя

Импортом иранского молока в Казахстан занимается казахстанско-иранское СП Mehkaz. Директор отдела логистики компании Теймур Фараджов рассказал, что первые партии завезли в начале 2019 года. Иранское молоко для нашего рынка товар незнакомый, поэтому сначала завозили мелкими партиями, не более 4 т в месяц. Сейчас, говорит Теймур Фараджов, разовые поставки увеличились до 60 т.

Главным оптовым покупателем долгое время были мелкие магазины и кофейни. Компания устраивали для них «слепые» дегустации и даже отдавала небольшие партии бесплатно. 

Сейчас иранское молоко можно купить в нескольких алматинских супермаркетах и в магазинах Шымкента. Оно имеет непривычный для нашего рынка показатель жирности – 3%. Оптовая цена литра молока составляет 340 тенге, цена розничной продажи 350–360 тенге. 

Может ли иранский продукт конкурировать с казахстанским 

Эксперт Молочного союза Казахстана Динмухамед Айсаутов охарактеризовал текущий объем импорта иранского молока как малозначительный, на уровне статистической погрешности. Однако высказал мнение, что молочным компаниям страны не следует оставлять без внимания появление на рынке нового игрока. 

По словам эксперта, главная сложность рынка питьевого молока в Казахстане – крайне низкая маржинальность этого продукта для производителя. Но это важный социальный продукт, присутствие которого на рынке поддерживается государственными субсидиями. Эта поддержка, а также переработка молока-сырья в более дорогие продукты помогают бизнесу «размазать» убытки молочного производства по всей линейке выпускаемых товаров.

Динмухамед Айсаутов обратил внимание на явно заниженную цену иранского молока в Казахстане, сопоставимую с оптовой ценой казахстанских производителей. Возможно, это следствие демпинга импортера, который таким образом закрепляется на новом рынке сбыта.

«Если они продолжат экспансию, то займут какое-то место на рынке, но вряд ли это будет серьезная доля», – считает эксперт Молочного союза. 

Айсаутов характеризует молочный рынок Казахстана как «живой и очень подвижный», быстро меняющийся вслед за глобальными потребительскими трендами. Например, сейчас в крупных городах страны сформировался сильный спрос на растительное молоко, хотя оно гораздо дороже коровьего. 

Молочный импорт также подвержен изменениям. Например, в 2014 году главными импортерами питьевого молока в Казахстан были Россия (60% всего импорта), Украина (13%), Беларусь (10%), Кыргызстан (8%), а также по 3% поставляли Франция, Литва и Польша. Начиная с 2018 года в лидеры вышла Беларусь (55%), Россия сократила свою долю до 24%, Кыргыз­стан – до 4%, Украина – до 7%. Евросоюз сохранил долю на уровне 9%. 1% приходится на «иных поставщиков», в числе которых пока и иранские производители. При этом доля питьевого молока в общем импорте молочной продукции составляет 5%. 

Иранская молочная промышленность преодолевает препятствия

Молочное хозяйство Ирана имеет природные ограничения: дефицит воды и кормов, что продиктовано в целом суровым климатом. Министерство сельского хозяйства страны оценивает молочное поголовье почти в 9 млн коров, средний надой – более 10 тыс. литров в год, жирность молока – 3,1–3,2%. Иранское молоко поставляется на рынки Ближнего Востока, Центральной Азии. Главные покупатели – Ирак и Афганистан. Одним из основных торговых партнеров с 2016 года стала Россия. 

По данным Министерства сельского хозяйства Ирана, 90% молока в стране обеспечивают десять крупнейших государственных молочных компаний, Kalleh – одна из них. В стране принята госпрограмма повышения качества молока до европейского стандарта, для чего перерабатывающие заводы активно модернизируются. Одна из проблем иранских производителей – слабая известность местных торговых марок за пределами страны.

Экспортеры молока поддерживаются субсидиями. Заходя на рынки других стран, иранские экспортеры часто устанавливают отпускную цену ниже, чем могут позволить себе местные производители. Часто желание во что бы то ни стало нарастить экспорт приводит к обратным последствия. Например, в 2016 году иранские сухие сливки с ходу заняли 10% рынка сырья для производства сливочного масла в России. Но из-за маленького опыта транспортировки большого объема груза иранцы не смогли обеспечить стабильное качество поставляемого сырья, и рынок от него отказался.

Программа поддержки молочного экспорта Ирана усилилась на фоне пандемии коронавируса. Однако ситуация на молочном рынке страны сложилась непростая: в апреле склады переработчиков молока оказались затоварены. Поставщики сырой продукции не могли продать товар и купить новые корма. Ассоциация молочной промышленности Ирана в конце апреля сообщила, что вместе с Министерством сельского хозяйства страны ищет способ удержать на привычном уровне внутренние цены на питьевое молоко, а также поддержать планы заработать на внешних рынках $1 млрд.

banner_wsj.gif

3700 просмотров

В Казахстане торговые центры ожидают к осени оттока арендаторов

Прогнозируется, что последствия кризиса для ретейлеров еще впереди

Фото: Офелия Жакаева

Двухмесячный карантин практически не проредил ряды арендаторов торговых площадей в казахстанских торговых центрах. Но девелоперы настроены не слишком оптимистично и прогнозируют, что главные последствия кризиса для ретейлеров еще впереди.

С 25 мая арендаторы ТРЦ открыли двери своих офлайн-магазинов и начали торговлю, пытаясь наверстать месяцы простоя. Девелоперы сообщают, что потерь среди арендаторов торговых центров практически нет.

«Несмотря на сложнейший период на рынке ретейла, на данный момент мы существенного оттока арендаторов не видим ни в своих центрах, ни в других проектах на рынке», – комментирует ситуацию директор по управлению торговыми активами компании, управляющей несколькими ТРЦ в Алматы и Нур-Султане, Шахида Садырова.

Слабым звеном оказались единичные мелкие арендаторы, которые не успели закупить летние коллекции перед объявлением режима ЧП. Так, молл «Апорт» из 272 арендаторов покинули 9 небольших индивидуальных предпринимателей. ТРЦ «Спутник» не досчитался двух-трех арендаторов. В то же время в молле «Апорт» за первый месяц работы после локдауна открыли свои магазины десять новых брендов, кроме того, открылся бар «Пинта», который занял сразу 900 кв. м. Готовится к открытию McDonald’s с McCafe, Marwin&Меломан и еще несколько брендов, сообщает один из основателей и совладелец моллов «Апорт» Дмитрий Ревин.

В «Достык Плаза», по данным директора департамента аренды Марины Шишкиной, открылись новые бутики по продаже ювелирных изделий, парфюмерии, товаров для детей. Девелоперы отмечают, что период локдауна повысил спрос на домашний текстиль, товары для творчества, книги, настольные и семейные игры. Однако владельцы и управляющие торговыми центрами не спешат радоваться, полагая, что последствия текущего кризиса отрасль почувствует к осени. К этому времени рынок могут покинуть в первую очередь непрофессиональные и несетевые игроки, у которых нет достаточной ликвидности для поддержания товарооборота.

«В ситуации неопределённости игроки на рынке зачастую не готовы принимать сложные для себя и судьбоносные решения. Мы прогнозируем существенный отток арендаторов, которые завершат свою историю на рынке после летнего сезона. Те арендаторы, которым не удалось договориться на особые льготные условия аренды, не смогут вовремя и в полном объёме заказать осенние коллекции и полноценно торговать на рынке», – объясняет Садырова.

«Осенью возможны изменения, когда мы почувствуем результаты карантина и остановки экономики», – соглашается с коллегой управляющий ТРЦ «Спутник» Ержан Уразбаев.

При ограничении доступа к офлайн-магазинам сложно будет удержаться на плаву и тем игрокам, кто не смог наладить онлайн-торговлю.

«Игроки, вовремя инвестировавшие в эффективные инструменты онлайн-продаж, сегодня окажутся в приоритете и будут иметь больше шансов на безболезненный выход из посткарантинного периода», – считает Садырова.

Чтобы минимизировать потери и сохранить вакантность на приемлемом уровне, девелоперы разрабатывают для арендаторов льготные схемы арендных платежей с разными сценариями.

Среди самых распространенных: скидки и отложенные платежи, равномерно распределенные на посткарантинный период, либо единовременные платежи в конце 2020-го – начале 2021 года.

 

*Материал подготовлен при поддержке Colliers International Kazakhstan
 

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер