Перейти к основному содержанию
7302 просмотра

Как шымкентский производитель кислородных баллонов для реанимаций пытается выжить в карантине

AirGaz - единственное подобное крупное предприятие в регионе

Фото: предоставлено сотрудниками Air Gaz

Криогенный завод AirGaz в первые дни введения ограничений в Шымкенте оказался в сложной ситуации. С одной стороны – трудности с выездом и въездом в город для сотрудников, резкое снижение заказчиков, рост расходов по отношению к доходам, а с другой – понимание того, что сейчас закрываться нельзя.

От юриспруденции до химической промышленности

Когда сын известного шымкентского хирурга-травматолога Тлеулеса Тленовича Батырханова получил сначала юридическое образование, а затем еще и диплом инженера-механика нефтегазовой промышленности, все родные думали, что с медициной его пути разошлись окончательно. Правда, тогда никто и предположить не мог, что инженер-механик запустит производство, которое тоже будет спасать жизни людей.

«Я и наш коллектив продолжаем дело отца. Мы бесперебойно обеспечиваем кислородом реанимационные отделения, где он когда-то спасал чью-то жизнь. Кто бы мог подумать, что сегодня экстренная доставка кислорода в реанимацию будет одним из важных факторов для полноценной работы больниц. Кто бы мог представить, что мы, так же, как и свинцовый завод в годы войны поставлял на фронт пули, будем осуществлять бесперебойную поставку кислородных баллонов в больницы. Там ведь тоже своеобразная война за жизнь пациентов», – делится директор ТОО «AirGaz» Аскар Батырханов.

air gaz (6).jpg

Запустить криогенный завод решили несколько бизнесменов. На государственные программы и бюджетные средства изначально не стали надеяться, а потому опирались только на собственные вложения. Строительство предприятия и пуско-наладочные работы начались в 2017 году. Проблем с получением разрешительных документов на такую деятельность у Аскара Батырханова не возникло. Все-таки, говорит, сказался юридический опыт и знание тонкостей нефтегазовой промышленности. Впрочем, особых проблем с разрешительными документами, аттестацией, лицензированием не возникло. Здесь помогали и палата предпринимателей «Атамекен», и «Промэкспертиза», и «НацЭкС».

«Перед получением разрешительных документов эксперты проверяли каждую трубу. Проводился замер каждого провода, замер каждого сварочного шва. Контролировалась толщина сосуда и анализировалась каждая пробирка. Едва ли не под микроскопом рассматривалась каждая деталь, клапан, каждый реципиент. Было очень много вопросов, которые требовали порой научного обоснования», – рассказывает Аскар Батырханов.

Оборудование для предприятия собирали по разным странам. Воздушные компрессоры привезли из Швеции, воздухоразделительный блок, его отсеки и клапаны пришли из КНР, что-то закупили в Российской Федерации. Трубопроводы, задвижки и другие расходные материалы удалось найти в Казахстане. Но самые большие трудности начались тогда, когда встал вопрос о том, кто же будет работать на заводе. Причем еще сложнее было найти тех, кто бы смог участвовать в процессе сборки, монтажа оборудования, а затем квалифицированно провести пуско-наладочные работы.

«Специалистов искали даже по знакомым. Встречались, конечно, и проходимцы, которым в нашем деле было не место. Сейчас с нами инженеры, механики, машинисты, лаборанты, аппаратчики, инженеры по технике безопасности, рядовые наполнители кислородных баллонов, водители-экспедиторы. Труд каждого из них очень ответственен и важен. У нас все-таки стратегически важный объект, мы работаем с сосудами высокого давления. И вот мы каждое утро напоминаем персоналу о том, что у нас нет более или менее важной работы. Здесь каждый нужен, и если один человек не выйдет на работу, то нарушается производственный цикл. У нас опасное производство», – рассказывает Аскар Батырханов.

air gaz (4).jpg

Сейчас в его команде работают 25 человек. Говорит, что на заводе нет ни родственников, ни начальников, ни авторитетов. Директор может и баллоны грузить в кузов, а снабженец – выносить мусор или убираться в цеху. Начальнику цеха не сложно покрасить заборы, инженеру – отремонтировать компрессор, а электрик может в любой момент заменить машиниста или аппаратчика. По мнению руководства, такая кадровая политика позволила создать на производстве особую атмосферу, которая сдерживает коллектив и сейчас, в такое непростое время.

Долгожданный запуск

Первое испытание для коллектива нового предприятия случилось в середине декабря 2018 года. В день запуска работать пришлось почти сутки.

«Я до сих пор помню глаза нашего механика, когда я вернулся на работу. Была глубокая ночь, снег, по идее, выходной день, а мы были в цеху. Наш механик был безумно рад, что машина благополучно запустилась, что все манометры контролируют ситуацию. Службы четко отработали свои функции, анализы вышли отличные, показания газоанализаторов подтверждаются лабораторными испытаниями», – вспоминает директор предприятия. 

Правда, с запуском предприятия проблемы не закончились. С 2019 года удалось более или менее настроить работу. Зарубежных специалистов, которые помогали настроить оборудование, отпустили домой. Перед этим они провели мастер-классы для местных сотрудников, отработали вместе все алгоритмы действий персонала при чрезвычайных или аварийных ситуациях. Пришлось сразу, не отходя от станков, разрабатывать функциональные обязанности каждого сотрудника, составлять технологический регламент. Говорит, даже паспорт каждого аппарата переводили своими силами.

«Наш завод производит как медицинские, так и промышленные газы. Потребителями продукции должны быть и металлургические комбинаты, и заводы ЖБИ, которые занимаются металлоконструкциями, сварочными, резочными работами. Наша продукция важна и для химических производств, и строительных компаний, и авиакомпаний, и пожарных служб, и предприятий нефтехимической промышленности. При этом медицинская сфера была одной из основных. Тем более сейчас, когда в режиме чрезвычайного положения в стране встали многие предприятия, наше продолжает работать и обеспечивать жизнедеятельность медицинских учреждений стратегически важных объектов», – рассказывает Аскар Батырханов.

Стратегически важным объектом в нынешних условиях стали реанимации больниц. Без кислородных баллонов невозможно проводить плановые операции и спасать экстренных пациентов. Главным потребителем продукции криогенного завода «AirGaz» является ряд больниц в Шымкенте и в Туркестанской области. Среди них – городская клиническая больница № 1, городская клиническая больница №2, городской родительный дом, кардиоцентр, городская инфекционная больница, где сейчас спасают людей с диагнозом COVID-19. Кислородные баллоны курьеры везут и в Жетысайскую центральную районную больницу – именно там сосредоточено самое большое количество заболевших по Туркестанской области.

«Завод имеет очень высокую производительность. Мы на старте 24 часа. Была бы потребность, но таковой нет. Ну нет у нас промышленности в полном объеме. А процесс производства у нас сложный. Наша деятельность связана с эксплуатацией химических производств и сосудов высокого давления. В этом году мы планировали выйти на более или менее стабильную мощность, чтобы планировать экономику, формировать бюджетное планирование, закуп запчастей, оплату электроэнергии и других коммунальных услуг. Мы планировали удержать на определенной точке зарплатный фонд. Но все перевернулось с ног на голову», – констатирует директор завода.

air gaz (1).jpg

Предприятие намеревалось стать если не гигантом химической промышленности страны, то занять лидирующие позиции точно. Однако о коммерческой выгоде для своего предприятия придется на время забыть, говорит Аскар Батырханов. Сейчас ежедневно они поставляют в больницы от 100 до 150 баллонов. Вот и весь бизнес, при этом в таких сложных экономических условиях крайне важно сохранить коллектив. Пока никто из сотрудников криогенного завода в отпуск без содержания не отправлен. Вот только сколько удастся продержаться на плаву, пока не известно.

«Нужна поддержка государства по субсидированию ставки электроэнергии, ГСМ, по выдаче пособий сотрудникам, которых, возможно, придется отправить в отпуск без содержания. Помогла бы 100%-ная предоплата при госзакупках. У нас сейчас проблемы, кажется, такие же, как и у всех. Весь бизнес сейчас – это 100-150 баллонов ежедневно в городские больницы. Поэтому от них не должно быть задержек с оплатой, но это уже происходит», – говорит Аскар Батырханов.

Как только стало известно о закрытии въездов и выездов в Шымкент, перед руководством завода встали новые проблемы. Тратить нервы и время на оформление пропусков для сотрудников, которые зачастую на работу приезжали из населенных пунктов Туркестанской области, не стали. Решили, что в целях безопасности сотрудников и их семей, дабы не привезти родным вирус из общественного транспорта, всем рабочим лучше переехать жить на само производство. В итоге под общежитие для персонала были отданы офисные помещения. Оборудовали здесь спальные места, организовали горячее питание, теплую воду. Обеспечили каждого сотрудника масками, очками, перчатками и санитайзерами.

air gaz (5).jpg

«Я в последнее время веду бесконечную переписку с муниципальными органами, разъясняю им, почему нас нельзя останавливать. Кислородное производство нельзя выключить и включить, когда захочется. Здесь свой регламент работы, и независимо от того, идет заправка баллонов или нет, продолжается процесс переработки атмосферного воздуха с исчислением моточасов. Убеждаю акимат, что мы – стратегически важный объект, социально значимое предприятие, которое обеспечивает реанимации. У нас каждый сотрудник важен. И отсутствие хоть одного может привести к сбою производства. И так специалистов в нашей сфере мало. Мы убеждаем, что наши курьеры не должны иметь препятствий на блокпостах. Сейчас пока сложно», – говорит он.

Отрасль, по словам Аскара Батырханова, сейчас несет колоссальные убытки. Работать приходится в условиях, когда не знаешь, будут ли доходы, но знаешь, что точно идут огромные расходы. Цех, несмотря на частичную загруженность, ежедневно потребляет электричество, воду, химические реагенты, расходуются различные вентили, запчасти, масла, которые закупаются за рубежом, да еще и в долларах или евро. Удержать коллектив и сохранить его сплоченность теперь самая сложная задача для менеджера любой компании.

«Везде кризис, сокращения. Многие предприятия не знают, что планировать завтра, брать или не брать заказ, содержать работников или отпустить. Сейчас очень важно поддержать дух нашего коллектива. Я каждый день говорю им о том, что наш труд сейчас важен, как никогда. Мы вместе с коллективом болеем за наших врачей, и, честно говоря, каждый раз, когда экспедитор возвращается с доставки, все его расспрашивают о ситуации в больницах. Радуемся, когда больницы дают заявки на меньшее количество кислородных баллонов, огорчаемся, если наоборот, ведь это говорит об обстановке в медицинских учреждениях», – рассказывает директор предприятия.

Неприятностей добавила неразбериха с электронной регистрацией автомобилей в Шымкенте во время карантина. Когда только наладилось передвижение по служебным справкам и удостоверениям, и сотрудники криогенного завода, проживающие в Шымкенте, перестали простаивать на блокпостах, акимат Шымкента решил этот вопрос цифровизировать. Уже почти неделю лихорадит не только криогенный завод, но и тысячи других предприятий и госучреждений. Людей не пропускают на блокпостах, возвращают домой и порой даже выписывают штрафы. Что будет с отраслью, производители кислородных баллонов не знают. Но знают точно, что их ждет необходимость выплатить сотрудникам заработную плату, оплатить коммунальные услуги, привести в порядок агрегаты и запчасти, которые требуют ремонта, и крайне важно закупить реагенты, необходимые для ежечасных анализов. Где на это брать деньги, руководство предприятия пока не знает, но уверено, что работать будут из последних финансовых возможностей, ведь нельзя оставлять без кислорода реанимации больниц.

air gaz (2).jpg

banner_wsj.gif

1385 просмотров

Экосистемы для МСБ

Кто из банков креативнее

Фото: Shutterstock/Garfieldbigberm

По мнению финансовых экспертов, разработка экосистем и супераппов – приложений, которые объединяют сервисы от заказа еды до инвестиций в облигации, станет доминирующей тенденцией в развитии банковского сектора на ближайшие годы. Для универсальных банков эффективность таких проектов будет зависеть в том числе от ориентации их экосистем не только на физлиц, но и на бизнес-клиентов. «Курсив» разбирался, какие дополнительные цифровые услуги для МСБ предлагают сегодня казахстанские банки.

В Казахстане не так много компаний, которые показывают стабильный рост, поэтому отечественным банкирам все сложнее конкурировать за бизнес-клиентов. Большинство банков предлагают на рынке схожие продукты, одинаковые тарифы, и все БВУ работают по одним и тем же государственным программам. Но часть кредитных организаций в борьбе за клиента переходят в цифровое пространство, разрабатывая собственные экосистемы – финансовые и нефинансовые услуги для МСБ.

«Сильная конкуренция приводит к тому, что просто создать отличный цифровой сервис недостаточно. Сегодня к нему надо иметь собственную дистрибуцию, которая обычно очень дорого обходится, и другую дополнительную инфраструктуру. Поэтому в сложившихся условиях может возникнуть хорошая коллаборация финтех-компаний и банков», – говорит Дамир Какиев, управляющий директор по малому (массовому) бизнесу ДБ «Альфа-Банк».

Еще не поздно

Отечественные банки строят экосистемы нескольких направлений: Open Banking и Marketplace, а также предлагают бизнесу спектр нефинансовых услуг. Дальше всех в сфере «банк-магазин» продвинулся Kaspi, впервые презентовавший свою торговую площадку еще в 2014-м. Большая часть казахстанских БВУ начала активно развивать дополнительные электронные сервисы лишь в 2019-м.

«Банковские экосистемы находятся на разных стадиях развития, – констатирует финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Одни банки активно разрабатывают и внедряют разные продукты для клиентов, другие ограничиваются использованием широко распространенных вариантов».

«Открытый банк» строится на технологиях Open API, то есть на общедоступном наборе программных инструментов, которые обеспечивают взаимодействие между приложениями банка. Благодаря открытым интерфейсам разработчики сторонних компаний могут получить доступ к функционалу и контенту БВУ и использовать его, например, для частичной интеграции или создания собственных приложений. По словам директора центра по развитию финансовых технологий и инноваций Ассоциации финансистов Казахстана Константина Пака, в этом направлении успешно двигаются несколько банков: «Forte и Kaspi работают в направлении Marketplace. Есть признаки того, что и Halyk начал развивать эту систему. Но, например, Альфа-Банк выбрал другую стратегию развития».

Эксперт считает, что диджитализация банковских сервисов может привести к росту выручки за счет расширения каналов продаж и новых вариантов монетизации.

«Для создания экосистем нужны большая клиентская база и серьезное финансирование. Из-за текущей ситуации в экономике, возможно, некоторые финансовые организации снизят инвестиции в такие проекты. Но все будет зависеть от спроса на эти продукты», – говорит Пак.

Будущее именно за дополнительными функциями БВУ, убежден Полыгалов.

«Те банки, которые будут активно развивать и применять информационные технологии, будут иметь больший спрос на свои услуги, – считает он. – Отчасти это видно уже сегодня, в условиях карантина. Те банки, которые смогли предоставить клиентам возможность дистанционного обслуживания, на мой взгляд, менее пострадали от ограничений».

Чем богаты

Обзор существующих экосистем банков, предназначенных для бизнес-клиентов, логично начать с крупнейшего игрока. В 2018 году, после интеграции Халыка с Казкомом, количество клиентов объединенной организации составило 300 тыс., и половина из них уже тогда были постоянными пользователями системы интернет-банкинга для юридических лиц – Onlinebank.

«Развитие экосистемы мы начали с внедрения полезных сервисов для массового сегмента МСБ, таких как выставление счетов на оплату в Onlinebank, отправка платежей и переводов внутри банка в режиме 24/7, в том числе на карты физических лиц, зачисление заработной платы», – рассказывает директор департамента транзакционного бизнеса Halyk Bank Гульсум Душатова.

Halyk первым в Казахстане внедрил сервис проверки компаний при отправке платежа. Банк бесплатно дает возможность получить отчет о благонадежности партнера.

«Мы предоставляем информацию клиентам из 30 открытых источников. В апреле мы внедрили такой сервис по компаниям из России, это позволило нашим клиентам проверить и обезопасить свои сделки», – говорит Душатова.

У большинства предпринимателей нет своей службы безопасности для проверки сотрудников на благонадежность, поэтому Халык внедрил сервис «HR-помощник», где также бесплатно можно узнать информацию о кандидате из 30 открытых источников. Еще один бесплатный сервис от структуры – это «Обухгалатер». Более 50% компаний сектора МСБ используют упрощенную декларацию (форма ФНО 910). Банк интегрирует сдачу документов с личным кабинетом налогоплательщика.

«Клиенту всего лишь нужно заполнить данные по оборотам, при этом система сама посчитает суммы налоговых и социальных отчислений и отправит декларацию», – сообщила Душатова.

Местные игроки

Банк ЦентКредит выстраивает экосистему для МСБ и ИП вокруг собственного интернет-банкинга и мобильного приложения для бизнес-клиентов StarBusiness.

«Мы единственные из первой десятки банков, кто предлагает бесплатное подключение к интернет- и мобильному банкингу для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. У некоторых банков при бесплатном подключении требуется приобретение ключа либо платная регистрация», – рассказали в пресс-службе БЦК.

Клиентам банка доступны внутрибанковские переводы в режиме 24/7, внешние переводы и платежи, онлайн-сопровож­дение валютных контрактов, онлайн-открытие депозитов, выпуск тендерных гарантий. Одна из фишек БЦК – платформа по конвертации валют по биржевому курсу, которая рассчитана на все юридические лица и ИП.

StarBusiness позволяет получить полный контроль над движением средств организации и ее филиалов, оформлять выпуск карт, оплачивать любые счета и многое другое. Также БЦК запустил открытую финансовую платформу, которая позволяет потенциальным партнерам без длительных подготовительных процедур интегрироваться с банком и создавать инновационные сервисы для общих клиентов. Данная опция будет интересна компаниям – обладателям собственных приложений, уточнили в БЦК.

Евразийский банк для повышения спроса на онлайн-услуги снизил тарифы на цифровое обслуживание, сообщила пресс-служба банка.

«Банк ведет работу по вводу в действие экосистемы: возможность работы в одном окне для бухгалтеров, использующих «1С-Бухгалтерию», получение ЭЦП через банковские программы, использование сервисов egov», – рассказали в пресс-службе Евразийского.

Российские «дочки»

В Альфа-Банке говорят, что намерены занять доминирующее положение в секторе малого и среднего бизнеса, предоставив предпринимателям возможность моментально получать банковские услуги по принципу одного окна. Приоритет банка – перевести все услуги из отделений в цифровые каналы.

«Клиенты малого бизнеса в Альфе уже совершают 99% платежей в интернет-банке и мобильном приложении. На следующем этапе мы начнем предоставлять клиентам небанковские сервисы. Главное для нас – решить конкретные проблемы клиента с помощью удобного дистанционного обслуживания», – рассказал Дамир Какиев.

Продукты банка для МСБ платные, но предприниматель может серьезно сэкономить, если оплатит услуги банка за год.

«За время карантина и ЧП мы сумели привлечь новых клиентов при помощи онлайн-открытия счетов за 10 минут. Альфа-Банк первым в стране начал открывать счета без выезда курьера для индивидуальных предпринимателей и ТОО», – сообщил Какиев.

Дочерний ВТБ находится в самом начале пути по созданию собственной экосистемы. Стоимость продуктов здесь еще не рассчитывали, но в банке говорят, что клиентам будет доступен выбор: осуществить покупку в рамках пакетного предложения по принципу «все включено» либо приобретать отдельные опции.

«Мы разрабатываем сервис онлайн-бухгалтерии, который позволяет в автоматическом режиме формировать упрощенную бухгалтерскую и налоговую отчетность и фактически заменяет некрупному бизнесу услуги бухгалтера. Также пакетное предложение будет включать опцию «Автоматический склад» для автоматизированного учета прихода и расхода товаров на складе», – сообщил член правления Банка ВТБ (Казахстан) Игорь Ли, курирующий в банке работу с МСБ.

Экосистема российского материнского Сбербанка громадна – она включает и поиск офис­ных помещений, и решения для бизнеса в области распознавания лиц, и образовательные платформы. Его казахстанская «дочка» начала продвигать экосистему только в прошлом году с продажи продуктов для бухгалтеров от компании Sber Solutions. С начала этого года банк предложил МСБ такие опции, как личный юрист и HR-сервисы.

«Последний рассчитывает заработную плату сотрудников, может заниматься подбором персонала и кадровым администрированием», – рассказала пресс-служба Сбербанка. Во II квартале банк намерен реализовать несколько опций (организация удаленного рабочего места, экспресс-аудит бухгалтерии) и услуги сопровождения (процедура банкротства, слияния и поглощения). «Кроме того, для кафе и ресторанов мы планируем предложить программу лояльности SberFood с сервисами бронирования столиков, предзаказа и доставки еды», – сообщили в Сбербанке.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png