Перейти к основному содержанию
4392 просмотра

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

1572 просмотра

Экосистемы для МСБ

Кто из банков креативнее

Фото: Shutterstock/Garfieldbigberm

По мнению финансовых экспертов, разработка экосистем и супераппов – приложений, которые объединяют сервисы от заказа еды до инвестиций в облигации, станет доминирующей тенденцией в развитии банковского сектора на ближайшие годы. Для универсальных банков эффективность таких проектов будет зависеть в том числе от ориентации их экосистем не только на физлиц, но и на бизнес-клиентов. «Курсив» разбирался, какие дополнительные цифровые услуги для МСБ предлагают сегодня казахстанские банки.

В Казахстане не так много компаний, которые показывают стабильный рост, поэтому отечественным банкирам все сложнее конкурировать за бизнес-клиентов. Большинство банков предлагают на рынке схожие продукты, одинаковые тарифы, и все БВУ работают по одним и тем же государственным программам. Но часть кредитных организаций в борьбе за клиента переходят в цифровое пространство, разрабатывая собственные экосистемы – финансовые и нефинансовые услуги для МСБ.

«Сильная конкуренция приводит к тому, что просто создать отличный цифровой сервис недостаточно. Сегодня к нему надо иметь собственную дистрибуцию, которая обычно очень дорого обходится, и другую дополнительную инфраструктуру. Поэтому в сложившихся условиях может возникнуть хорошая коллаборация финтех-компаний и банков», – говорит Дамир Какиев, управляющий директор по малому (массовому) бизнесу ДБ «Альфа-Банк».

Еще не поздно

Отечественные банки строят экосистемы нескольких направлений: Open Banking и Marketplace, а также предлагают бизнесу спектр нефинансовых услуг. Дальше всех в сфере «банк-магазин» продвинулся Kaspi, впервые презентовавший свою торговую площадку еще в 2014-м. Большая часть казахстанских БВУ начала активно развивать дополнительные электронные сервисы лишь в 2019-м.

«Банковские экосистемы находятся на разных стадиях развития, – констатирует финансовый аналитик Сергей Полыгалов. – Одни банки активно разрабатывают и внедряют разные продукты для клиентов, другие ограничиваются использованием широко распространенных вариантов».

«Открытый банк» строится на технологиях Open API, то есть на общедоступном наборе программных инструментов, которые обеспечивают взаимодействие между приложениями банка. Благодаря открытым интерфейсам разработчики сторонних компаний могут получить доступ к функционалу и контенту БВУ и использовать его, например, для частичной интеграции или создания собственных приложений. По словам директора центра по развитию финансовых технологий и инноваций Ассоциации финансистов Казахстана Константина Пака, в этом направлении успешно двигаются несколько банков: «Forte и Kaspi работают в направлении Marketplace. Есть признаки того, что и Halyk начал развивать эту систему. Но, например, Альфа-Банк выбрал другую стратегию развития».

Эксперт считает, что диджитализация банковских сервисов может привести к росту выручки за счет расширения каналов продаж и новых вариантов монетизации.

«Для создания экосистем нужны большая клиентская база и серьезное финансирование. Из-за текущей ситуации в экономике, возможно, некоторые финансовые организации снизят инвестиции в такие проекты. Но все будет зависеть от спроса на эти продукты», – говорит Пак.

Будущее именно за дополнительными функциями БВУ, убежден Полыгалов.

«Те банки, которые будут активно развивать и применять информационные технологии, будут иметь больший спрос на свои услуги, – считает он. – Отчасти это видно уже сегодня, в условиях карантина. Те банки, которые смогли предоставить клиентам возможность дистанционного обслуживания, на мой взгляд, менее пострадали от ограничений».

Чем богаты

Обзор существующих экосистем банков, предназначенных для бизнес-клиентов, логично начать с крупнейшего игрока. В 2018 году, после интеграции Халыка с Казкомом, количество клиентов объединенной организации составило 300 тыс., и половина из них уже тогда были постоянными пользователями системы интернет-банкинга для юридических лиц – Onlinebank.

«Развитие экосистемы мы начали с внедрения полезных сервисов для массового сегмента МСБ, таких как выставление счетов на оплату в Onlinebank, отправка платежей и переводов внутри банка в режиме 24/7, в том числе на карты физических лиц, зачисление заработной платы», – рассказывает директор департамента транзакционного бизнеса Halyk Bank Гульсум Душатова.

Halyk первым в Казахстане внедрил сервис проверки компаний при отправке платежа. Банк бесплатно дает возможность получить отчет о благонадежности партнера.

«Мы предоставляем информацию клиентам из 30 открытых источников. В апреле мы внедрили такой сервис по компаниям из России, это позволило нашим клиентам проверить и обезопасить свои сделки», – говорит Душатова.

У большинства предпринимателей нет своей службы безопасности для проверки сотрудников на благонадежность, поэтому Халык внедрил сервис «HR-помощник», где также бесплатно можно узнать информацию о кандидате из 30 открытых источников. Еще один бесплатный сервис от структуры – это «Обухгалатер». Более 50% компаний сектора МСБ используют упрощенную декларацию (форма ФНО 910). Банк интегрирует сдачу документов с личным кабинетом налогоплательщика.

«Клиенту всего лишь нужно заполнить данные по оборотам, при этом система сама посчитает суммы налоговых и социальных отчислений и отправит декларацию», – сообщила Душатова.

Местные игроки

Банк ЦентКредит выстраивает экосистему для МСБ и ИП вокруг собственного интернет-банкинга и мобильного приложения для бизнес-клиентов StarBusiness.

«Мы единственные из первой десятки банков, кто предлагает бесплатное подключение к интернет- и мобильному банкингу для юридических лиц и индивидуальных предпринимателей. У некоторых банков при бесплатном подключении требуется приобретение ключа либо платная регистрация», – рассказали в пресс-службе БЦК.

Клиентам банка доступны внутрибанковские переводы в режиме 24/7, внешние переводы и платежи, онлайн-сопровож­дение валютных контрактов, онлайн-открытие депозитов, выпуск тендерных гарантий. Одна из фишек БЦК – платформа по конвертации валют по биржевому курсу, которая рассчитана на все юридические лица и ИП.

StarBusiness позволяет получить полный контроль над движением средств организации и ее филиалов, оформлять выпуск карт, оплачивать любые счета и многое другое. Также БЦК запустил открытую финансовую платформу, которая позволяет потенциальным партнерам без длительных подготовительных процедур интегрироваться с банком и создавать инновационные сервисы для общих клиентов. Данная опция будет интересна компаниям – обладателям собственных приложений, уточнили в БЦК.

Евразийский банк для повышения спроса на онлайн-услуги снизил тарифы на цифровое обслуживание, сообщила пресс-служба банка.

«Банк ведет работу по вводу в действие экосистемы: возможность работы в одном окне для бухгалтеров, использующих «1С-Бухгалтерию», получение ЭЦП через банковские программы, использование сервисов egov», – рассказали в пресс-службе Евразийского.

Российские «дочки»

В Альфа-Банке говорят, что намерены занять доминирующее положение в секторе малого и среднего бизнеса, предоставив предпринимателям возможность моментально получать банковские услуги по принципу одного окна. Приоритет банка – перевести все услуги из отделений в цифровые каналы.

«Клиенты малого бизнеса в Альфе уже совершают 99% платежей в интернет-банке и мобильном приложении. На следующем этапе мы начнем предоставлять клиентам небанковские сервисы. Главное для нас – решить конкретные проблемы клиента с помощью удобного дистанционного обслуживания», – рассказал Дамир Какиев.

Продукты банка для МСБ платные, но предприниматель может серьезно сэкономить, если оплатит услуги банка за год.

«За время карантина и ЧП мы сумели привлечь новых клиентов при помощи онлайн-открытия счетов за 10 минут. Альфа-Банк первым в стране начал открывать счета без выезда курьера для индивидуальных предпринимателей и ТОО», – сообщил Какиев.

Дочерний ВТБ находится в самом начале пути по созданию собственной экосистемы. Стоимость продуктов здесь еще не рассчитывали, но в банке говорят, что клиентам будет доступен выбор: осуществить покупку в рамках пакетного предложения по принципу «все включено» либо приобретать отдельные опции.

«Мы разрабатываем сервис онлайн-бухгалтерии, который позволяет в автоматическом режиме формировать упрощенную бухгалтерскую и налоговую отчетность и фактически заменяет некрупному бизнесу услуги бухгалтера. Также пакетное предложение будет включать опцию «Автоматический склад» для автоматизированного учета прихода и расхода товаров на складе», – сообщил член правления Банка ВТБ (Казахстан) Игорь Ли, курирующий в банке работу с МСБ.

Экосистема российского материнского Сбербанка громадна – она включает и поиск офис­ных помещений, и решения для бизнеса в области распознавания лиц, и образовательные платформы. Его казахстанская «дочка» начала продвигать экосистему только в прошлом году с продажи продуктов для бухгалтеров от компании Sber Solutions. С начала этого года банк предложил МСБ такие опции, как личный юрист и HR-сервисы.

«Последний рассчитывает заработную плату сотрудников, может заниматься подбором персонала и кадровым администрированием», – рассказала пресс-служба Сбербанка. Во II квартале банк намерен реализовать несколько опций (организация удаленного рабочего места, экспресс-аудит бухгалтерии) и услуги сопровождения (процедура банкротства, слияния и поглощения). «Кроме того, для кафе и ресторанов мы планируем предложить программу лояльности SberFood с сервисами бронирования столиков, предзаказа и доставки еды», – сообщили в Сбербанке.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png