Перейти к основному содержанию

5424 просмотра

На рынок жилой недвижимости Узбекистана выходит казахстанская компания

BI GROUP и Murad Buildings объявили о создании совместного предприятия NRG

Фото: компания NRG

Первым проектом новой компании станет жилой комплекс NRG Oybek на 60 тысяч жилых квадратов в самом престижном районе Ташкента. Сдать объект планируется в августе 2021 года. 

NRG собирается строить и в Ташкенте, и в регионах, причем не только жилые объекты – компания уже выиграла тендер на строительство в столице международной школы. Кроме того, в планах NRG – построить в стране сеть отелей Hampton by Hilton.

Синергия строительства

BI Group и Murad Buildings в сумме сдают 1,5 млн. кв м жилья в год. Для сравнения: все девелоперы Ташкента вместе взятые сдали в 2019 году 1,3 млн кв. м жилья. «В Ташкенте мы хотим выйти на объем 500 тысяч квадратных метров в год», – поделился планами глава BI Group и партнер компании NRG Айдын Рахимбаев.

Планы новой компании поддерживает статистика: для того чтобы удовлетворить спрос населения на жилье в Узбекистане, нужно строить в 1,5 раза больше – такие расчеты приводит узбекский Госкомстат со ссылкой на международную экспертизу. И это несмотря на то, что власти республики с 2016 года активно стимулируют строительство – специально для этого была создана госкомпания. Определенные результаты достигнуты: общая сумма строительных работ, по данным Госкомстата РУз, выросла с 30,2 трлн сумов в 2016-м до 47,3 трлн сумов в 2018 году. На долю жилищного строительства в 2018 году пришлось более 85% введенных площадей. Государство стимулировало не только строительство, но и платежеспособный спрос – 5 тыс. мало­имущих семей в стране получили деньги на первоначальный взнос для приобретения доступного жилья по ипотеке. Тем не менее жилья все равно не хватает: финансирования за счет бюджетных средств недостаточно для возведения необходимого количества квадратных метров. Еще один минус – новоселы нередко недовольны качеством домов от госзастройщика. 

Новое видение

С 2020 года в Узбекистане строить дома будет не государство, а частный сектор. Земельные участки под строительство по новым правилам выделяются через аукционы. Предприниматели берут на себя все вопросы по финансированию, проектированию и возведению жилья, а подключение домов к инженерно-коммуникационным сетям и строительство подъездных дорог – за счет государства.

Власти собираются еще больше поддерживать спрос на жилье с помощью ипотеки. Для выдачи ипотечных кредитов населению Минфин выделит банкам через аукционы 3 трлн сумов (более $316 млн). На средства Азиатского банка развития будет организована компания по рефинансированию ипотеки, в банках будут размещены дополнительные средства для выделения ипотечных кредитов на новостройки. 

Для 16 тыс. малообеспеченных семей предусмотрены адресные субсидии из бюджета на первоначальный взнос и компенсацию по процентам кредитных ставок, если они будут выше 12% в Ташкенте и 10% – в остальных регионах. Общая сумма субсидий на 2020 год – более $100 млн. 

«Отныне будем спрашивать с хокимов не о количестве построенных домов, а о том, сколько предпринимателей было привлечено в сферу, сколько земли им было выделено, создана ли инф­раструктура, каково качество жилья и сколько людей остались довольны», – заявил президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев на одном из совещаний в конце ноября.

Кто строит в Узбекистане

Что представляет собой частный сектор, на который возложено решение жилищных проблем Узбекистана? По данным Госкомстата РУз, в 2018 году почти 80% жилищного строительства приходилось на ИЖС. В большинстве своем это одно- и двухэтажные дома, в основном из сырцового кирпича, многие из них не оборудованы канализацией, отопительной системой и горячим водоснабжением. Доля негосударственного строительства жилья по типовым проектам к концу 2018 года составила лишь 12,4%. 

В то же время бизнесмены Узбекистана активно пробуют свои силы в строительстве многоквартирных домов, но объемами похвастаться не могут. На конец 2018 года из 29 тыс. строительных организаций в республике лишь 157 не являлись малыми предприятиями. Компании, которые построили несколько жилых комплексов, уже можно отнести к числу крупных застройщиков. Такими в Ташкенте можно назвать, например, Golden House, Dream House Development, Real House и как раз Murad Buildings, партнер узбекистанско-казахстанской NRG. 

А в гостях еще лучше.png

Недвижимость растет и умнеет

Murad Buildings, имея в портфолио 12 жилых комплексов и 516 проданных квартир, занимает десятую долю рынка. Оборот компании в 2019 году составил $90 млн (для сравнения: оборот BI Group за этот же период составил $1,5 млрд). На узбекистанском рынке Murad Buildings – лидер по узнаваемости и доверию со стороны клиентов. Сейчас компания в процессе реализации амбициозного проекта: осенью прошлого года она заявила о строительстве самого высокого (266,5 м) здания в Узбекистане – 51-этажного небоскреба Nest One на территории Tashkent City. Многофункциональный комплекс, рассчитанный в том числе на 746 квартир класса люкс, Murad Buildings реализует совместно с турецким архитектурным бюро Ozguven Architecture. Завершение строительства намечено на декабрь 2021 года.
 
Если Nest One – это самый высокий проект страны, то первый совместный проект BI GROUP и Murad Buildings – ЖК NRG Oybek претендует на звание самого «умного» в Узбекистане. В этом ЖК будут реализованы разработки BI Group по смарт-ремонту и смарт-комфорту. 

Умные системы ЖК считают госномер автомобиля владельца жилья, откроют шлагбаум и укажут место на парковке. Жильцы на личном смартфоне смогут увидеть и проанализировать показатели расхода электро­энергии и воды. Система оповес­тит хозяев о задымлении или протечке воды. В настройках системы можно задать время открытия штор, включения света и любимой музыки. А с помощью голосового ассистента узнать новости и погоду. Различные сценарии могут выключать нужные розетки при выходе жильцов из квартиры, имитировать присутствие хозяев, когда они находятся в отъезде, уведомлять охранные агентства в случае взлома и несанкционированного проникновения в квартиру. Детям в умном доме не понадобятся ключи – они смогут открыть дверь при помощи отпечатка пальца или цифрового кода.  

И если решения по умным домам в Узбекистане хоть и составляют менее 1% квартир, но уже есть, то смарт-ремонт будет реализован партнерами на рынке СНГ впервые. Будущие владельцы с помощью своего смартфона смогут создать индивидуальный проект квартиры: выбрать дизайн, отделочные материалы и даже бытовую технику от производителей. 

Стоимость готовой квартиры уже будет включать понятную и прозрачную для владельца цену ремонта.
Жилой комплекс NRG Oybek совместная компания построит на собственные средства. 

Строительные инвестиции

На общем фоне роста инвестиций в Узбекистане доля инвестиций в жилищное строительство, по данным Госкомстата РУз, сократилась с 20,3% в 2015-м до 15,7% в 2018 году. При этом доля иностранных инвестиций в строительство жилья за последнюю пятилетку не превышала одного процента. Статистические данные за 2018 год демонстрируют, что иностранные инвесторы предпочитают вкладываться в электро- и газоснабжение (35%), горнодобывающую (24,7%) и обрабатывающую (19,9%) промышленность.
 
Но интерес к узбекскому рынку недвижимости со стороны инвесторов есть. Если опираться на озвученный размер инвестиций в ЖК NRG Oybek в $33 млн, площадь 66 тыс. кв. м и стартовую цену $1,2 тыс. за квадрат, то несложные вычисления покажут запланированную себестоимость квадратного метра – $500, а предполагаемую маржу девелоперов – около 70%. Конечно, это очень грубые прикидки, и на стадии строительства внеплановые затраты могут сильно увеличить себестоимость. Но при грамотном подходе к строительству, учитывая опыт застройщиков, маржа выглядит довольно привлекательной для инвесторов. Цену за квадратный метр в $1,2 тыс. в жилом комплексе бизнес-класса в самом дорогом районе Ташкента можно назвать средней для подобных объектов. В 2018 году, по данным Colliers Internatioal, максимальная цена за квадрат в столице Узбекистана составила $1,6 тыс. 

На фоне преференции со стороны правительства для совместных предприятий и льготного налогообложения для инвесторов выход на узбекский рынок выглядит заманчиво. Айдын Рахимбаев отметил: «Нам очень нравится в Узбекистане. Очень радует, с какой динамикой меняется страна. Бизнес-климат здорово прогрессирует… В данный момент по отношению к инвесторам Узбекистан даже где-то опережает Казахстан. Да, возможно, есть сложности с регистрацией, в организационных моментах не все гладко. Но по тому, как они принимают (начиная от таможни все улыбчивые), видно, как они переживают, встречая гостей. Это вселяет большую надежду. И то, что мы сейчас уже не просто приезжаем, а вкладываем деньги в эту страну, говорит о многом».

banner_wsj.gif

1278 просмотров

Как казахстанский бизнес переживает «кризис пандемии»  

Эксперты прогнозируют спад после завершения карантина 

Фото: Shutterstock

Из-за резкого падения спроса и отсутствия финансовой подушки безопасности компании по производству несырьевых товаров фактически заморожены. Производственники опасаются, что не смогут удержать специалистов, и кризис перечеркнет достигнутый за последние годы уровень развития. Поэтому они предлагают внедрить комплекс дополнительных антикризисных мер. 

Мебельная промышленность 

Деревообрабатывающая отрасль и производство мебели в настоящий момент функционируют лишь в регионах. При этом 71% технического и производственного потенциала этой сферы приходится на Алматы, Нур-Султан и Шымкент - такие данные приводят в отраслевом объединении. 

По данным президента Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности (АПМДП) РК Каната Ибраева, в крупных городах без работы остались около 30 тыс. работников. И это только официально зарегистрированные специалисты, без учета черного рынка. 

«В нашей отрасли сейчас трудно всем – и большим, и малым предприятием. Крупнейшая мебельная фабрика Южного Казахстана «Grand MIKS» с оборотом около 400 млн тенге встала. 500 человек (с учетом субподрядчиков) сидят без работы. Производство – это не станки и здания, это квалифицированный персонал. Если мы сейчас все потеряем, сможем ли наверстать? У нас раскачка примерно полгода занимает. А далее наступит перенесенный период убытков, когда придет время платить налоги и кредиты. В этом году мы можем не только потерять достигнутые темпы роста (7-8%), но и вообще в минус уйти», - говорит Канат Ибраев

Однако главная проблема мебельщиков в кризисное время заключается даже не в том, что мастера из-за карантина не могут прийти в цех на работу. У производственников значительно сократился объем гарантированного рынка – заказы госорганов и квазигосударственного сектора. С учетом поставок для строительных фирм, недропользователей, фонда «Самрук-Казына» - это, исходя из данных прошлого года, около 30 млрд тенге. 

По информации Каната Ибраева, 25 февраля 2020 года республиканской комиссией дано распоряжение МИО, госучреждениям, администраторам бюджетных программ о приостановке процедур госзакупа мебели. Под сокращение попала как дорогостоящая продукция, так и более дешевый сегмент. 

Члены Ассоциации подписали обращение к председателю госкомиссии по обеспечению режима ЧП Аскару Мамину с просьбой не сокращать ранее запланированный объем госзакупок – это позволит сохранить мебельную промышленность страны.

«Мы видим, что в Казахстане имеется достаточный ресурс для поддержания мебельной отрасли на прежнем уровне. Наши эксперты отмечают, что одной из действующих мер со стороны государства по сохранению потенциала МСБ является увеличение закупок на внутреннем рынке, даже с условием отправки товара для хранения на склад. Мы не просим особых преференций, просто оставьте нам прежний объем заказов», - настаивает глава Ассоциации. 

Кризисный период, по мнению руководителя ОЮЛ, может даже дать толчок развитию мебельной промышленности Казахстана, если на законодательном уровне закрепить понятие отечественного товаропроизводителя. Сейчас в эту категорию входят и филиалы зарубежных компаний, которые импортируют продукцию из других стран, и из-за этого часть средств от госзаказа уходит за рубеж. 

Легкая промышленность 

Для предприятий легкой промышленности Казахстана, которая и до карантина находилась в непростом положении, заморозка внутреннего рынка сбыта в крупных городах стала новым ударом.  

По словам исполнительного директора Союза производителей легкой промышленности Натальи Кузнецовой, резкий спад покупательского спроса, закрытие торговых центров заставило легпром на некоторое время заморозить производство. О банкротстве речь не идет. Все компании стараются сохранить и персонал, и базу. 

«Непонятно, почему льготы, которые выделяет государство, распространяются, в основном на малый и средний бизнес, самозанятых. А что делать предприятиям, относящимся к среднему бизнесу, но с большим количеством человек? Получается, им уже не полагается поддержка. В данной ситуации нельзя делать такую градацию. Мы либо сохраняем все, либо начинаем терять позиции», - отмечает Наталья Кузнецова. 

Представитель Союза не берется делать какие-либо прогнозы даже на ближайшее время. Главная задача – после кризиса остаться на плаву. 

Молочная отрасль 

Производство и переработка молока входит в число тех отраслей, для которых границы городов не закрывались. Учитывая специфику товара, спрос на молочные продукты остался неизменным.  

Исполнительный директор Молочного союза Казахстана Владимир Кожевников говорит, что на перерабатывающих предприятиях достаточно запасов упаковочных материалов, закваски. Проблем с логистикой нет. 

«В нашей отрасли коллапса не будет. Но главный вопрос, который влияет на ситуацию в будущем – как долго продлится карантин? Ведь отчасти мы зависим от зарубежных поставок. Например, в Казахстане очень низкий процент производства твердой упаковки. Ее выпускают только на заводе в Семее – ТОО «Казполиграф», но и он зависит от импортного сырья. Поэтому если ограничения продлятся долго, и не будет закупок из России, молоко не во что будет фасовать», - поясняет Кожевников. 

Возможность отсрочки по налогам – хорошее подспорье для переработчиков. Но, по словам главы союза, каждое предприятие самостоятельно решает, заплатить ли отчисления сейчас или после каникул, когда сумма накопиться за весь период отсрочки. 

Сахарная, пищевая и перерабатывающая промышленность  

Спрос на продовольственные товары на период ограничительных мер как в мегаполисах, так и в областных центрах не снижался. Поэтому ситуация в данной отрасли остается стабильной. По информации президента Ассоциации сахарной, пищевой и перерабатывающей промышленности Айжан Наурзгалиевой, предприятия пищевого комплекса продолжают работать, так как они отнесены к категории разрешенных в период карантина.

Единственная проблема, которая возникла у компаний Алматы - это ограничение на въезд и выезд работников, проживающих в пригороде. Руководители решали ее по-разному. Кто-то нанимал временных сотрудников, проживающих в черте города, кто-то решат вопрос с арендным жильем.

«Негативно на пищевой промышленности сказалось изменение курса тенге по отношению к доллару, так как некоторые виды сырья и вспомогательные материалы для производства (ароматизаторы, упаковка) импортируются из других стран. Незначительные изменения произошли по затратам по транспортировке. Это также отразилось на ситуации», - поясняет Айжан Наурзгалиева. 

Мусоропереработка 

Мусоровывозящие и мусороперерабатывающие предприятия Казахстана могут прекратить свою работу. Одно из следствий социальной изоляции – большее количество бытовых отходов. Другими словами, мусора стало образовываться больше, а вот платить за его вывоз люди перестали. Других источников доходов, кроме тарифа, в мусоропереработке нет. 

«К нам поступило обращение из Усть-Каменогорска от ОЮЛ «Казахстанская ассоциация по управлению отходами KazWaste касательно невозможности осуществления вывоза мусора в связи с прекращением поступления платежей от основной части населения. Чтобы продолжить работу, компаниям нужны субсидии от государства. Поддержка необходима для покупки ГСМ, дезинфекции, средств индивидуальной защиты», - сообщили в пресс-службе Палаты предпринимателей ВКО.

Общее количество компаний, задействованных в отрасли – свыше 400. Из них 370 предприятий относятся к малому и среднему бизнесу. Для того, чтобы не допустить массового сокращения работников, KazWaste предлагает назначить сотрудникам отрасли дополнительные выплаты в размере минимальной заработной платы со стороны государства.

Переработка: общий взгляд 

По данным Комитета по статистике МНЭ РК на 1 марта, из 23 тыс. зарегистрированных предприятий обрабатывающей промышленности действующими являются 15,9 тыс. (68%), временно приостановившими свою деятельность или в процессе ликвидации – 6,3 тыс. (27%). Год назад во второй категории было на одну тыс. компаний меньше. Статистика подтверждает: наибольшая доля в зоне риска – за малыми предприятиями. 

По мнению председателя правления ОЮЛ «Союз обрабатывающей промышленности Казахстана» Марата Баккулова, существование компаний по производству несырьевых товаров в условиях карантина сводится к попыткам сохранить кадровый резерв. Это единственное, что может помочь производственникам выжить после открытия границ между городами.  

«В «обработке» новых сотрудников не наберешь, их готовят годами. Поэтому руководители пытаются сохранить персонал, работая по сути «на склад», но, я думаю, долго они не выдержат. Из крупных предприятий наиболее устойчивым могу назвать Кентауский трансформаторный завод», - сказал свое мнение Марат Баккулов. 

Алматинский вентиляторный завод, которым руководит Марат Баккулов, свою работу продолжил благодаря зарубежным заказам. Появилась перспективная идея наладить производство вентиляционных установок для медорганизаций.  

Руководитель Союза уверен, что кризис в отрасли начнется как раз после завершения карантина, когда закончатся отсрочки и придется платить по всем отложенным обязательствам. 

«Многих волнует не только то, что происходит сейчас, а что будет завтра. Мы уже проходили это в предыдущие кризисы, когда происходил обвал, а потом - долгое восстановление. В этот раз некоторые могут просто не выжить. Если сейчас бизнес еще выплачивает зарплату за счет сэкономленных на налогах и кредитах средств, то без сбыта этот ресурс скоро закончится.», - отмечает спикер. 

Меры поддержки 

6 апреля Союз промышленников и предпринимателей Казахстана «El Tiregi», куда входят 17 отраслевых ассоциаций, опубликовал открытое обращение к Касым-Жомарту Токаеву с просьбой принять пакет антикризисных мер. 

Производственники предлагают рассмотреть вопросы отмены до конца года всех видов налогов и отчислений, введения субсидий на выплату зарплаты. В числе предложений – отмена таможенных пошлин, утилизационных сборов и налогов на импорт сырья, оборудования и комплектующих. 

Отраслевые ассоциации предлагают использовать карантинные ограничения для форсированного развития импортозамещения. Основная идея – запретить госсектору закупать импортные товары, если таковые производятся в Казахстане. А также обеспечить стабильный сбыт за счет у отечественных товаропроизводителей, упростить и ускорить процессы госзакупок, установить 100% предоплату за товар. 

Для снижения долговой нагрузки члены Союза предлагают ввести льготное, под 3% годовых, кредитование для обрабатывающей промышленности и рассмотреть возможность предоставления госгарантий 80% для покрытия залогового обеспечения. 

Напомним, что чуть раньше к президенту страны с просьбой принять срочный комплекс мер для поддержки отрасли обратился Союз строителей, объединяющий более 500 стройфирм. В числе предложенных строителями мер - полугодовая отсрочка по кредитам, компенсация убытков на незавершенных из-за кризиса объектах, субсидирование покупки стройматериалов. 

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif