4952 просмотра

Цифровизация снегоуборки в Уральске поставила под сомнение эффективность местного монополиста

На кону – 1,9 млрд бюджетных тенге

Фото: Нана Иксанова

Софт, который отслеживает перемещение и работу снего­уборочной техники, в Уральске начали использовать в январе 2020 года. Итог первого месяца работы сервиса – руководство клининговой компании жалуется на системные ошибки, а чиновники уверены, что бизнес ищет способы избежать контроля.

Как работает цифровой климат-контроль

«Систему управления, учета и мониторинга работ» разработала компания Global information systems по заданию управления ЖКХ акимата области. У программы две основные задачи: первая – собрать доказательства, что работа действительно была выполнена, вторая – исключить коррупционную составляющую, оборвав контакт акимата с подрядчиком. Весь контроль и координацию, прием, выполнение и закрытие задачи софт делает через call-центр «109», операторы которого сначала принимают жалобы от жителей города по вопросам уборки дворов, мусорных контейнеров, ремонта дворов и дорог, а затем сами связываются с аварийными бригадами, диспетчерами коммунальных предприятий и дают им задание.

«Чтобы задача, к примеру вывоз снега, была принята системой как выполненная, бригадирам-уборщикам надо сделать четыре фото: пустой кузов, загруженный кузов, полный кузов на полигоне и, соответственно, выгрузка. Картинку невозможно загрузить из «галереи». Можно только сфотографировать на камеру в приложении. Изменить дату и время тоже нельзя – приложение берет эти данные с сервера, и каждая фотка автоматически маркируется датой и временем, а также привязывается к карте по GPS. Операторы службы «109» видят, где была машина, сколько времени она отработала и какое расстояние проехала. Отчет о проделанной работе программа формирует сама и выдает его ежемесячно и ежегодно», – рассказал о системе владелец ТОО «Global information systems» Александр Фомин.

В конце месяца можно сформировать отчет, где по зеленому, желтому и красному цветам видно, как выполнена задача, какие задачи выполнены верно, а какие не были приняты. 

«Мы строго проверяем качество и работу по правилам. Фото должно быть ровно четыре штуки. Если машина работает без включенного GPS, бригадир прислал нечитаемые фото или нарушил их количество, заявку примут как невыполненную. Значит, они работают бесплатно. Если на объекте снег убран плохо, заявка тоже не будет принята. После выполнения мы перезваниваем жителю и отчитываемся о проделанной работе», – пояснил руководитель службы «109» Талгат Балтабеков.

Кто и за сколько убирает Уральск 

Жители Уральска грустно шутят, что у города есть только три состояния: «грязь», «грязь замерзла» и «грязь засохла», хотя тендер на уборку Уральска разыгрывается ежегодно. И ежегодно этот тендер выигрывает ТОО «Жайык Таза Кала» (ЖТК). Цена вопроса в 2019 году – 1,9 млрд тенге. 

ЖТК (раньше называлась МГК ДЭП) долго принадлежала государству. Продать это госимущество пытались семь раз – в 2017 году компанию трижды предлагали отдать в доверительное управление с последующим правом выкупа, но желающих не нашлось. Годом позже были предприняты еще три аналогичные попытки, и после этого ДЭП решили просто продать за 1 млрд 169 млн тенге. Претендентов купить за полную стоимость не появилось, поэтому аукцион провели по голландскому методу – на понижение цены до 50%. Только в конце 2018 года предприятие все-таки реализовали за 777 млн тенге. Приобрело его ТОО «Образовательный центр «Zhaik ProfEdu» – «дочка» ТОО «Uniserv». Однако январь и февраль 2019 года преподнесли новым владельцам сюрприз в виде рекордного количества снега, поэтому ЖТК пришлось привлечь наемную технику (договор это позволяет). Наибольшее количество денег за работу в январе получила компания ТОО «Орал Транс», директором которой числился депутат городского маслихата Турарбек Тлемисов. С февраля 2019 года по документам он стал учредителем ЖТК, а ТОО «Орал Транс» было оформлено на его сына – Темирлана Тлемисова

1 (2).jpg

Технологии против слова

Цифровой контроль за деятельностью компании-подрядчика начался в январе. ЖТК получила 150 смартфонов, разработчики программы обучили сотрудников ЖТК, как пользоваться приложением. Результат первого месяца работы – больше половины заявок выполнено с ошибками. ЖТК винит во всем смартфоны, которые «зависают на морозе». 

«У нас 70% заявок в день выполняются с ошибками из-за программы. Мы даже ежемесячный отчет просмотреть не можем, ошибку выдает», – рассказал инженер отдела эксплуатации ЖТК Бектас Нуретдинов. Его поддержали и водители спецтехники, которые с этой программой работают каждый день. 

«Телефоны на улице замерзают и зависают. Мы линию прошли, а программа меньше километров показывает, чем мы проехали. По кольцу едем, например, – показывает, как будто мы на месте стоим. А ведь мы по 10–15 кругов там. К тому же много снега – перерасход топлива получается. Не нужна нам программа», – высказался водитель грузовика Жанбыл Ойшыгуев.

В акимате и в «109» недоумевают, где «мороз» и «много снега»: зима в Уральске выдалась теплая и бесснежная. По мнению чиновников, компания-подрядчик пытается обойти тотальный контроль, который обеспечивает приложение, поэтому и по­явились истории о зависающих телефонах. 

«Смартфонов выдали с запасом. Если перед выходом видишь, что не работает, – возьми другой. Не работает другой – возьми третий. Даже если представить, что все эти вышли из строя, то надо держать в голове, что твой телефон – твои деньги, чтобы смартфоны работали – в интересах компании. Приложение можно скачать на свой собственный смартфон, ввести свой логин-пароль и продолжать работать. Если вышел на линию без смартфона – проработал бесплатно. К тому же, если у ЖТК были бы такие проблемы, они могли сообщить об этом сразу, а не ждать конца месяца», – уверен руководитель call-центра «109».

«У подрядчиков больше ста претензий по работе программы, и среди них создатели приложения выявили только один реальный сбой», – утверждает заместитель акима ЗКО Аманжол Алпысбаев. По словам Алпысбаева, из 1,9 млрд тенге только 400 млн тенге тратится на ручную уборку, а все остальное – на технику. Отказываться от работы «Системы управления, учета и мониторинга работ» акимат не собирается, более того, хочет создать конкурентную среду на рынке городской уборки, увеличив число компаний в этой сфере хотя бы до десяти.

Замакима ЗКО на своей странице в Facebook опубликовал пост, в котором предложил разделить один большой лот в 1,9 млрд тенге на несколько лотов с суммами, которые будут интересны малому и среднему бизнесу. Реакцией действующего учредителя ЖТК депутата Турарбека Тлемисова стали советы: «нельзя налаженную систему рушить» и «не судите, да не судимы будете».

banner_wsj.gif

233 просмотра

Летние площадки спасают сегмент Food & Beverage от разорения

Они стали хорошим подспорьем для рестораторов в период карантинных ограничений

Фото: Офелия Жакаева

В Алматы работают 3,3 тыс. ресторанов и кафе, в Нур-Султане – 1,9 тыс., судя по данным restoran.kz. Все эти заведения даже после частичного снятия эпидограничений не могут работать в полную силу. Под запретом караоке, кальянные, банкетные залы, ночные клубы и фудкорты. Во время усиления карантинных мер в прошедшие выходные межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции закрыла даже небольшие кафе и рестораны, разрешив работу лишь заведениям на открытом воздухе.

Спасительные летники 

Летние площадки пользовались популярностью и до карантина – они позволяют увеличить вместимость заведения почти вдвое, не требуют серьезных капиталовложений и сложных согласований. А в теплое время притягивают множество желающих посидеть на свежем воздухе.

DSC08017.JPG

 «В Нур-Султане, с учетом длинной зимы, если в ресторане есть «летка», то он в приоритете. В Алматы «летка» – это вообще неотъемлемая часть ресторана, некая классика», – говорит председатель гильдии шеф-поваров города Нур-Султана Рустам Имамниязов.

Но из-за сезонности акцент на летних площадках делали немногие заведения с очень удачным расположением, позволяющим заработать за теплое время года приличную прибыль. Даже в солнечном Алматы летние площадки, по данным restoran.kz, были лишь у каждого седьмого заведения. А в Нур-Султане и того меньше – короткое лето и сильные ветры мешают работе летников. 

Но сейчас, с учетом карантинных ограничений, именно летние площадки выручают рестораторов. Чтобы выжить и выполнить обязательства перед работниками и поставщиками, нужно привлечь посетителей, поэтому  операторы Food&Beverage (F&B) стали использовать каждый метр на свежем воздухе.

«В текущих условиях рестораторы пытаются максимально расширять площадь посадки на летнике, добавляя столы и стулья из основного зала», – продолжает Имамниязов.

DSC08200.JPG

Но лето спасло не всех – многие кафе и рестораны закрылись.

«Процентов пятьдесят не смогли выполнить стандарт и открыть летники. У многих не было площадок в принципе, а выставлять столы, которые мешают проезду, нельзя», – делится член Клуба рестораторов РК Зульфия Юсупова. 

«У нас ситуация в ресторанном бизнесе очень неоднозначная. Общепит работает, как в лотерее. Кейтеринг, фастфуд на фудкортах и банкеты не работают уже очень долго. Финансирования никакого нет. Все резервы закончились. В этом месяце окончательно уволили всех сотрудников с фудкортов «Меги» и кейтеринга. Работает только маленькая «Алина», и то на 30%», – отмечает ресторатор Юрий Пааль.

И это несмотря на то, что владельцы ТРЦ берут на себя расходы по содержанию фудкортов и не взимают с них аренду.

DSC08085.JPG

Как открыть летнюю площадку

Для получения разрешения на открытие летнего кафе, по данным Клуба рестораторов РК, достаточно написать заявление в управление городского планирования и урбанистки (УГПиУ) и приложить к нему эскизный проект летника. УГПиУ со своей стороны сообщает, что такое разрешение можно было оформить онлайн даже во время карантина. УГПиУ проверяет эскиз по основным критериям: расположению и используемым при обустройстве кафе материалам. Сезонное кафе должно непосредственно примыкать к стационарному заведению общественного питания или отстоять от него на расстоянии не более пяти метров.

При этом расположение летника не должно мешать движению пешеходов, велосипедистов и автотранспорта. Кафе нельзя размещать на крышах жилых домов или пристроек к ним. Также не допускается, чтобы внутри летних кафе оказались кроны и стволы деревьев. При обустройстве летней площадки нельзя использовать тяжелые строительные материалы – кирпичи, бетонные блоки и плиты, стальные профлисты. Запрещена облицовка летников черепицей, металлом, рубероидом, асбестоцементом, а также полимерной пленкой и баннерами. Пространство внутри нельзя перегораживать блоками с остеклением или сайдинг-панелями. Временная крыша должна быть в виде зонтов над каждым столиком или террасных маркиз открытого типа.

DSC08069.JPG

Санитарный надзор

На летних площадках, как и везде, ужесточены санитарные нормы:

«Если раньше просто подмели и помыли (летник. – «Курсив»), то теперь ежедневно проводится дезинфекция», – объясняет Юсупова.

Минимальное расстояние между столами – два метра, за одним столиком может сидеть не более четырех человек, за исключением членов одной семьи. На входе в летнее кафе для посетителей размещены антисептики и влажные коврики, кроме того, у клиентов измеряют температуру. У самих сотрудников общепита также проверяют температуру в начале и в конце смены. Во время работы они обязаны пользоваться одноразовыми масками и перчатками. Соблюдение санитарных норм проверяют сотрудники районных отделов департамента качества и безопасности товаров и услуг. Среди нарушений, которые сейчас выявляют чаще всего, – несоблюдение режима работы (общепит должен работать до 23.00), несоблюдение расстояния между столиками, отсутствие журнала прихода/ухода, термометрии сотрудников или ответственного за соблюдение сантребований, отсутствие или неправильное использование персоналом масок, перчаток, санитайзеров и тары для их утилизации, неправильное хранение продуктов питания и т. д. Заведения-нарушители штрафуют и приостанавливают их деятельность до тех пор, пока все правила не будут выполнены. 

2222_1.png

Улыбка под маской

Сегмент F&B во время пандемии оказался в сложной ситуации во всем мире. Сервис бронирования OpenTable, в котором представлено более 60 тыс. ресторанов по всему миру, подсчитал: четверть заведений, закрывшихся из-за пандемии, больше не откроется. Возобновившие работу рестораны и кафе ищут оригинальные решения, чтобы продемонстрировать гостеприимство и заботу о здоровье своих посетителей. В США, по данным Wall Street Journal (WSJ), официанты для ограничения контакта с обедающими откупоривают бутылку вина и ставят ее на стол, вместо того чтобы наполнить бокалы гостей. Со столов пропали специи, а графины с напитками заменены герметичными пакетами. Сотрудники ресторана Emilio’s, Harrison, N. Y. носят фиолетовые перчатки, чтобы не создавать ассоциации с больницей, и раскрывают одноразовые меню на глазах у посетителей, демонстрируя, что меню не используется повторно.

«Мы – артисты, это гостеприимство», – комментирует WSJ свои решения ресторатор Серджио Брасеско.

А McDonald’s Corp. предложил своей команде в масках приветствовать клиентов поднятием вверх больших пальцев.

Люди по-прежнему хотят посещать кафе и рестораны, чтобы пообщаться с другими людьми или семьей в другой обстановке. И по-прежнему ожидают увидеть на лице официанта приветственную улыбку, даже если она будет скрыта под маской. Как говорил Юрий Никулин, «даже после небольшой улыбки в организме обязательно дохнет один маленький микроб».

DSC08046.JPG

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg