Перейти к основному содержанию

5610 просмотров

В Казахстане предлагают пересмотреть принципы внедрения маркировки в ЕАЭС

Россия намерена к 2024 году внедрить е-маркировку всех товаров

Фото: Атамекен

Казахстанские предприниматели и производители различной продукции предлагают пересмотреть принципы внедрения обязательной маркировки товаров в Евразийском экономическом союзе, сообщил 20 февраля заместитель председателя правления Национальной палаты предпринимателей Казахстана Евгений Больгерт.

В феврале 2018 года было подписано Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации в ЕАЭС, в марте прошлого года оно вступило в силу, недавно в России заявили о планах ввести к 2024 году маркировку по всей промышленной продукции. При этом вся заходящая на российский рынок продукция из других стран также должна быть маркирована и вписываться в эту систему учета.

«С марта 2019 года соглашение (о маркировке) вступило в силу, вариантов нет – оно ратифицировано парламентами пяти стран союза, подписано главами государств. Мы говорим о том, что та модель, которая в нем заложена, она на практике не соответствует интересам бизнеса, она позволяет каждой из пяти стран инициировать введение маркировки. Мы говорим, что сейчас нужно уйти от этого момента, нужно консенсусом или на уровне ЕЭК принимать решение общее о введении маркировки на каждую группу товаров», – сказал Больгерт на круглом столе.

При этом, подчеркнул спикер, Евразийская экономическая комиссия должна принимать во внимание, как маркировка отразится не только на локальном рынке – российском или казахстанском по отдельности, а на взаимной торговле всех пяти стран союза. Больгерт заметил, что сейчас такой оценки по всему рынку ЕАЭС никто не делает. При этом механизм принятия решений, по его мнению, должен выглядеть следующим образом: страна-инициатор введения маркировки по конкретному виду товара предоставляет ЕЭК пакет обоснований и расчетов по своему рынку.

Далее ЕЭК должна рассчитать эффект для общего рынка ЕАЭС и вынести вопрос на рассмотрение коллегии министров. Вопрос должен решаться, по его словам, путем консенсуса.

«Если все поддержали, тогда маркировка на конкретный товар вводится во всех пяти странах, если нет – то тогда рекомендуется стране-инициатору пересмотреть свои позиции и не вводится маркировка. Такое рассмотрение должно идти по каждой товарной группе, иначе никак, потому что (…) уже сейчас есть угроза того, что маркировка может стать барьером для захода в Россию товаров без маркировки как с пространства ЕАЭС, так и из третьих стран», – отметил представитель НПП.

Он напомнил, что в настоящее время не решен вопрос о том, как и кем будет производиться маркировка товаров, которые произведены вне ЕАЭС, в то время, как Казахстан импортозависим по некоторым позициям, и в случае введения нормы об обязательном внедрении маркировки есть риск возникновения на казахстанском рынке дефицита по определенному кругу товарных позиций.  

В свою очередь, представитель Молочного союза Казахстана по южному региону Динмухамед Айсаутов напомнил, что в России с 1 июля 2020 года в перечень обязательных к электронной маркировке групп товаров попадают молочные продукты.

«Соответственно, вводится требование к нанесению на каждую единицу товара цифрового кода, который позволит наблюдать оборот товара, защищает от контрафакта и обеспечить налогообложение. По нашему мнению, заявленные меры достигнуты не будут, в России стоимость одного цифрового кода будет 50 копеек без НДС, стоимость кода в Казахстане пока неизвестна, но она будет небесплатной, и если цифровая маркировка будет у нас внедрена, то товары, естественно, подорожают», – сказал Айсаутов.

По расчетам казахстанских молочников, стоимость оборудования для нанесения штрих-кодов только для одной линии производительностью 6 тыс. пачек молока в час при работе в две смены в течение года составят 780 млн тенге. В связи с чем Молочный союз предлагает вводить электронную маркировку только для предприятий, экспортирующих продукцию в Россию.  

Исполнительный же директор ОЮЛ «Ассоциация прямых продаж Казахстана» Анастасия Калашникова озвучила расходы торговой сферы на дооснащение сканерами для считывания информации с промаркированной продукции: по ее оценке, стоимость сканеров для супермаркетов, магазинов у дома и точек торговли на базарах составит 12 млрд тенге. При этом, по расчетам этой Ассоциации, ежегодно казахстанским потребителям придется доплачивать еще 22 млрд тенге в год за идентификационные знаки по семи позициям товаров: табаку, алкоголю, лекарствам, молоку, сокам и водам, парфюмерии и косметики, а также обуви.

«И маркировка в любом случае не достигает поставленных перед ней целей, они не обелят рынок, потому что у нас под боком рынки Узбекистана и Китая, откуда обходными путями можно завезти товар. Зато увеличат стоимость регионального товара, а бизнес переложит свои расходы в этой части на нас – и это мы каждый год будем оплачивать», – считает эксперт. 

banner_wsj.gif

2713 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif