Перейти к основному содержанию

3659 просмотров

Меркенский сахарный завод может поменять собственника

Казахстанские производители утверждают, что страдают от импорта дешевого российского сахара

Фото: Photo one

Несмотря на прошлогодние задержки по выплате денег свекловодам, этот вид растениеводства в Жамбылской области продолжает развиваться. Между тем перерабатывающим предприятием в селе Мерке заинтересовались инвесторы. 

Новые хозяева

Глава облсельхозуправления Берик Ныгмашев рассказал «Курсиву», что Меркенский сахарный завод в ближайшем будущем может поменять собственника. Покупателями, по его словам, являются инвесторы, которые уже заявляли о своих намерениях построить сахарный завод в Шуском районе. 

«Это люди, которые сейчас занимаются свекловодством в регионе. Пока будет идти стро­ительство нового завода, они планируют перерабатывать сырье на Меркенском. Им в перспективе нужен современный свекольный завод. В целом они намерены развивать у нас сахарную отрасль и придать ей стабильность», – пояснил руководитель управления.

Он также отметил, что потребность региона в сахаре местные заводы полностью перекрывают. Однако каких-либо квот для обеспечения внутреннего рынка государство установить не может: собственник сам решает, где и кому его продавать. Правда, в этом году, по словам Берика Ныгмашева, жамбылские производители сладкий продукт на экспорт не отправляли.

Идут согласования

В областном управлении предпринимательства и индустриально-инновационного развития  сообщили название компании-­инвестора, которая собирается построить в Шу сахарный завод, – ТОО «QazsugarCo». Инвестор намерен возвести новые предприятия на территории СЭЗ «Химический парк «Тараз». 

«В СЭЗ они планируют построить два завода: один по переработке свеклы, второй по производству сахара, – рассказал о планах замглавы управления Максат Жакыпбаев. – ТОО «QazsugarCo», которое намерено производить сахар, уже заключило договор с СЭЗ «Химический парк «Тараз» и уже скоро должно начать строительство. По второму предприятию до сих пор идут согласования. Ведь направленность СЭЗ – химические производства, а для того чтобы построить там предприятия по производству пищевых продуктов, необходимы согласования и разрешения министерств национальной экономики, финансов и индустрии и инфраструктурного развития».

посев.jpg

Убытки из-за Большого брата?

Директор Таразского сахзавода Александр Шлегель менее оптимистично смотрит в будущее. По его словам, главная проблема, мешающая развиваться предпри­ятию, – дешевый российский сахар.

«Мы вынуждены останавливать производство, потому что не можем в цене конкурировать с ними. Наша минимальная цена, которая не позволит уйти в убыток, – не ниже 190 тенге за килограмм, а Россия загоняет сюда примерно по 130-135 тенге за килограмм. Низкие цены на российский сахар связаны с низкой себестоимостью выращивания свеклы», – говорит Александр Шлегель.

В Казахстане, по его словам, этот процесс более трудоемкий. «К примеру, есть вопросы с поливом полей. Раньше мы всегда работали на свекле, а как ее стало меньше, перешли на тростниковый сахар-сырец. Местного сырья мало. В этом году мы приняли 56 тыс. т свеклы, которые переработали за полмесяца», – уточнил директор завода.
 
С точки зрения производителя, из существовавших ранее в Казахстане восьми сахарных заводов сейчас осталось четыре: два в Жамбылской области и два в Алматинской. Потребность Казахстана в сахаре составляет около 500-550 тыс. т. До 2011 года, по данным собеседника, страну обеспечивали сахаром три завода. Сегодня в сутки предприятие может выработать 850 т сахара, в год выходит 240-250 тыс. т – примерно 50% от годовой потребности Казахстана.

На рынке все спокойно

Вместе с тем, по словам жамбылских свекловодов, многим из них не выплатили деньги за сданное осенью 2018 года сырье. Приемщик и переработчик корнеплодов в Жамбылской области – Меркенский сахзавод – затянул с выплатами до начала лета 2019 года, хотя должен был рассчитаться с фермерами спустя два-три месяца после его отгрузки. Тогда руководство завода объяснило это «Курсиву» тем, что покупатели их сахара не смогли вовремя расплатиться с предприятием. В 2019 году многие фермеры, наученные горьким опытом, уменьшили площади посевов.

Как отмечает руководитель отдела растениеводства и водного хозяйства управления сельского хозяйства Жамбылской области Шакир Момынкулов, в прошлом году в регионе свеклой было засеяно 8 млн 416 тыс. га, а в 2019 на треть меньше – 5 млн 599 тыс. га. Но улучшилось качество сырья: из собранных в 2018 году 208,9 тыс. т завод принял 126,3 тыс. т, а на начало декабря 2019 года из 173 тыс. т на переработку сдали 136 тыс. т.

Завод, по словам Шакира Момынкулова, не принимает некондиционное сырье, поэтому фермеры используют его на корм животным. 

Господдержка свекловодства

Глава облсельхозуправления Берик Ныгмашев считает, что свекловодство и производство сахара в регионе развиваются вполне успешно. В качестве примера он приводит поддержку свекловодов субсидиями от государства за каждый сданный на сахзавод килограмм корня и выплаты на семена.

«Если завод выплачивает за килограмм 8 тенге, то государство дает 12 тенге, – сообщил главный аграрий региона. – В прошлом году мы выплатили все до тиына. В этом году на эти субсидии мы выделили 1 млрд 513 млн тенге».

Отчасти мнение главного агрария подтверждает руководитель КХ «Алга-Ж» из Меркенского района Биржан Пралиев. Он рассказал, что помимо субсидирования сданной на сахзавод свеклы государством компенсируются также и затраты на гербициды, семена и удобрения. 

«Удобрение аммофос мы покупаем у «Казфосфата» за свой счет по цене 140 тыс. тенге за тонну, а потом государство возвращает нам по 62,5 тыс. тенге за этот же вес. Селитру приобретаем за полцены,  остальные 50% заводу перечисляет государство. Расходов на семена в этом году нам на 44% просубсидировали. Гербициды мы закупали по 15 тыс. тенге за литр, из которых чуть больше 7 тыс. нам также компенсировало государство», – говорит фермер. 

Однако он также отмечает, что из-за проблем с выплатами Меркенского сахзавода его хозяйство в этом году уменьшило площади посева свеклы до 100 га – в 2018 году этот показатель составлял 124 га.

banner_wsj.gif

1543 просмотра

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif