Перейти к основному содержанию

8900 просмотров

Казахстанцы стали больше есть кроликов

А фермеры больше зарабатывать

Фото: Sunwand24

Вложения в разведение кроликов считаются одними из самых выгодных в мире. Этот бизнес дает до 80% чистого дохода. Однако в Казахстане он развит слабо, кролиководство даже не выделено отдельной отраслью сельского хозяйства.

Сельхозотрасль, которой нет

В мире производится 802 млн тонн крольчатины в год. В СССР потребление этого мяса составляло 2,5 кг на человека в год. В Казахстане, согласно данным МНЭ РК, динамика объема рынка мяса кроликов снижалась с 2014 года вплоть до 2017 года. Причем, если за первые три года снижение составляло 2%, то в 2017-м – 13%. И лишь в 2018 году наметился положительный сдвиг: объемы производства и потребления выросли на 5%. 

Председатель общественного объединения «Золотой крол» Екатерина Макарова рассказала, что точных цифр нет, так как кролиководство в Казахстане не является отдельной отраслью сельского хозяйства.

«По нашим данным, в Алматинской области ежегодно производится около 3 тонн мяса кролика. В Шымкенте – около 1 тонны. Кролиководческое направление в Казахстане в сельском хозяйстве не отмечено. Эта отрасль находится в графе «прочие». А ведь до распада СССР у нас было более 150 промышленных кролиководческих фабрик», – отметила Екатерина Макарова.

Оказалось, что занимающиеся племенным разведением животных кролиководы не имеют права участвовать в международных выставках как заводчики. Для этого нужно иметь клуб и проводить выставки. А кролиководство должно быть учтено в отдельной графе. Отсутствие этих параметров не позволяет казахстанским фермерам представлять свою продукцию на международном уровне, тем самым они упускают дополнительные выгоды. Поэтому в Шымкенте в 2019 году было создано общественное объединение кролиководов и открыт клуб. 

Наглядно о выгоде

Между тем бизнес на кроликах считается одним из самых быстроокупаемых. Представители российской стороны провели в Шымкенте семинар, на котором рассказали казахстанцам о преимуществах кролиководства. По их словам, однократное вложение средств в автоматизированные системы кролиководческих ферм позволяет очень быстро оправдать расходы и начать получать доходы. 

«Оборудование комплекса в расчете на 144 кролематки стоит 5 млн рублей (30 млн тенге), монтаж – еще 500 тыс. рублей (3 млн тенге). Маточное поголовье – чуть более 2 тыс. рублей (12 тыс. тенге) за голову. Всего – 331 тыс. рублей, что эквивалентно 1,986 млн тенге. 144 кролематки дадут 7,5 окрола в год. А дальше все зависит от кормов и ухода. От одного окрола самка в среднем дает 10 крольчат. Но существует допустимый процент, сколько из этой десятки добирается до финиша. У нас этот процент достигает 85–92%. Таким образом, от одной кролематки мы получаем 65 живых крольчат», – уточнил представитель российской компании Hycole Александр Золотарев.

Цена крольчатины на шымкентских рынках колеблется от 2 до 2,5 тыс. тенге за кг. В 2018 году она была на уровне 1800–2000 тыс. тенге за кг. Екатерина Макарова рассказала, что на корм для одного кролика «от гнезда» до убоя расходуется около 5 кг дорогого качественного корма.

«Корм стоит 260 тенге за кг. На выращивание одного кролика я трачу в денежном эквиваленте 1200 тенге. Кроме того, кролики очень быстро растут, их не держат дольше 100 дней. В среднем в каждом кролике чистого мяса от 2 до 2,5 кг. Печень кролика – деликатесный продукт, который стоит 5 тыс. тенге за кг. Племенная самка крупной породы при правильном уходе приносит потомство два года – по четыре-пять раз в год и по шесть-восемь крольчат за раз. Мясной породы – до восьми раз в год по 10 крольчат. При правильной организации фермы один человек может ухаживать за 144 кролематками», – подчеркнула Екатерина Макарова.

К слову, предложение мяса кролика на шымкентском рынке составляет всего 10% от спроса. Горожане записываются в очередь к кролиководам, в которой, по словам г-жи Макаровой, нужно стоять не менее четырех недель. 

Цены и количество

На днях в Шымкенте прошла выставка кроликов, участие в которой приняли фермеры не только из Казахстана, но и из Беларуси, Узбекистана и России. Предпринимательница из Алматы Ольга Ивко привезла на выставку кролов породы голубой немецкий ризен.

«Это крупная порода. С одного крола получаем до 6 кг чистого мяса. А крольчат продаем по 15 тыс. тенге, так как это маточное поголовье. Их разбирают кролиководы для того, чтобы улучшить породу своего поголовья. Цена взрослого животного – в среднем $200. В год от племенных животных можно получить два-три помета, в каждом со стопроцентной вероятностью выживают восемь крольчат. Таким образом, в год получается 360 тыс. тенге от каждой кролематки», – рассказала Ольга Ивко. 

Кролиководы отмечают, что довольно низкие показатели рождаемости свойственны всем кроликам крупных пород. Гульсая Усманова из Шымкента демонстрировала и продавала мелких декоративных кроликов породы французские бараны по 5–10 тыс. тенге за штуку. «Эти кролики плодовиты, в год дают до семи окролов, в каждом не менее восьми крольчат», – поделилась Гульсая Усманова.

Ирина Рудковская из Беларуси тоже привезла на выставку французских баранов. Месячных крольчат продавали по $20, их раскупили сразу. Из Узбекистана приехали кролики породы рекс, стоимость взрослых особей которой колеблется от $400 до $500. От них также получают в год три-четыре окрола от трех до 14 крольчат в каждом. Молодых кроликов продают за сумму от $50 до $150.

«Это шкурковые породы, – рассказал представитель узбекской делегации. – Шкурки на переработку сдаем по $10. У вас в Шымкенте их принимают по $4–5».

Не только мясо

Заместитель директора по производству и переработке кожи-сырья ТОО «TuranSkin» Ильнара Азимова рассказала «Курсиву», что их предприятие начало заниматься переработкой шкур кроликов.

«До этого времени мы перерабатывали собачий мех, коровьи шкуры, овчину, шиншиллу. Когда нам поступило предложение от кролиководов, мы поставили им условие: в сутки нужно перерабатывать примерно 300 шкурок, и если получится такая загруженность, а это 7200–7500 шкурок в месяц, то нам выгодно будет сотрудничать. На пробу мы переработали 29 шкурок, получилось очень хорошо. По технологии шкурки самок и самцов перерабатываем отдельно. Все зависит от того, как кролиководы снимут этот мех, как его законсервируют: будет ли это соление или заморозка», – отметила Ильнара Азимова. 

Стоимость переработки одной шкурки составляет от $4 до $5. Сбывать переработанные шкурки кролиководы должны сами, предприятие этим заниматься не будет.

Между тем Александр Золотарев подчеркнул, что кролик дает не только мясо и шкуру. «Практически все, что в нем есть, может приносить доход. Кровь и жир идут на индустрию красоты и медицину. Внутренности – на изготовление корма для кошек и собак. Кости – на мясокостную муку. И важнейшая тема – компост. Кролик производит твердую фракцию, насыщенную азотом. Это самое лучшее удобрение для тех культур, которые дают сладкие плоды: клубника, свекла, фрукты, помидоры, кукуруза», – пояснил собеседник. 

Он добавил, что 70% расходов в кролиководстве занимает стоимость кормов. А производство компоста позволит снизить финансовые нагрузки на предпринимателя в части приобретения кормов. Таким образом, если производить и продавать компост, то корма получаются практически бесплатными, заключил г-н Золотарев.

По его данным, сегодня 90% импорта крольчатины принадлежит Китаю, а 10% делят между собой Чехия и Венгрия. В Германии уделяют основное внимание селекционному направлению, во Франции – мясному, Италия является лидером по продажам оборудования. Всего в мире зарегистрировано более 200 пород кроликов, в Казахстане представлено не более 30.

banner_wsj.gif

2809 просмотров

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif