9215 просмотров

Казахстанцы стали больше есть кроликов

А фермеры больше зарабатывать

Фото: Sunwand24

Вложения в разведение кроликов считаются одними из самых выгодных в мире. Этот бизнес дает до 80% чистого дохода. Однако в Казахстане он развит слабо, кролиководство даже не выделено отдельной отраслью сельского хозяйства.

Сельхозотрасль, которой нет

В мире производится 802 млн тонн крольчатины в год. В СССР потребление этого мяса составляло 2,5 кг на человека в год. В Казахстане, согласно данным МНЭ РК, динамика объема рынка мяса кроликов снижалась с 2014 года вплоть до 2017 года. Причем, если за первые три года снижение составляло 2%, то в 2017-м – 13%. И лишь в 2018 году наметился положительный сдвиг: объемы производства и потребления выросли на 5%. 

Председатель общественного объединения «Золотой крол» Екатерина Макарова рассказала, что точных цифр нет, так как кролиководство в Казахстане не является отдельной отраслью сельского хозяйства.

«По нашим данным, в Алматинской области ежегодно производится около 3 тонн мяса кролика. В Шымкенте – около 1 тонны. Кролиководческое направление в Казахстане в сельском хозяйстве не отмечено. Эта отрасль находится в графе «прочие». А ведь до распада СССР у нас было более 150 промышленных кролиководческих фабрик», – отметила Екатерина Макарова.

Оказалось, что занимающиеся племенным разведением животных кролиководы не имеют права участвовать в международных выставках как заводчики. Для этого нужно иметь клуб и проводить выставки. А кролиководство должно быть учтено в отдельной графе. Отсутствие этих параметров не позволяет казахстанским фермерам представлять свою продукцию на международном уровне, тем самым они упускают дополнительные выгоды. Поэтому в Шымкенте в 2019 году было создано общественное объединение кролиководов и открыт клуб. 

Наглядно о выгоде

Между тем бизнес на кроликах считается одним из самых быстроокупаемых. Представители российской стороны провели в Шымкенте семинар, на котором рассказали казахстанцам о преимуществах кролиководства. По их словам, однократное вложение средств в автоматизированные системы кролиководческих ферм позволяет очень быстро оправдать расходы и начать получать доходы. 

«Оборудование комплекса в расчете на 144 кролематки стоит 5 млн рублей (30 млн тенге), монтаж – еще 500 тыс. рублей (3 млн тенге). Маточное поголовье – чуть более 2 тыс. рублей (12 тыс. тенге) за голову. Всего – 331 тыс. рублей, что эквивалентно 1,986 млн тенге. 144 кролематки дадут 7,5 окрола в год. А дальше все зависит от кормов и ухода. От одного окрола самка в среднем дает 10 крольчат. Но существует допустимый процент, сколько из этой десятки добирается до финиша. У нас этот процент достигает 85–92%. Таким образом, от одной кролематки мы получаем 65 живых крольчат», – уточнил представитель российской компании Hycole Александр Золотарев.

Цена крольчатины на шымкентских рынках колеблется от 2 до 2,5 тыс. тенге за кг. В 2018 году она была на уровне 1800–2000 тыс. тенге за кг. Екатерина Макарова рассказала, что на корм для одного кролика «от гнезда» до убоя расходуется около 5 кг дорогого качественного корма.

«Корм стоит 260 тенге за кг. На выращивание одного кролика я трачу в денежном эквиваленте 1200 тенге. Кроме того, кролики очень быстро растут, их не держат дольше 100 дней. В среднем в каждом кролике чистого мяса от 2 до 2,5 кг. Печень кролика – деликатесный продукт, который стоит 5 тыс. тенге за кг. Племенная самка крупной породы при правильном уходе приносит потомство два года – по четыре-пять раз в год и по шесть-восемь крольчат за раз. Мясной породы – до восьми раз в год по 10 крольчат. При правильной организации фермы один человек может ухаживать за 144 кролематками», – подчеркнула Екатерина Макарова.

К слову, предложение мяса кролика на шымкентском рынке составляет всего 10% от спроса. Горожане записываются в очередь к кролиководам, в которой, по словам г-жи Макаровой, нужно стоять не менее четырех недель. 

Цены и количество

На днях в Шымкенте прошла выставка кроликов, участие в которой приняли фермеры не только из Казахстана, но и из Беларуси, Узбекистана и России. Предпринимательница из Алматы Ольга Ивко привезла на выставку кролов породы голубой немецкий ризен.

«Это крупная порода. С одного крола получаем до 6 кг чистого мяса. А крольчат продаем по 15 тыс. тенге, так как это маточное поголовье. Их разбирают кролиководы для того, чтобы улучшить породу своего поголовья. Цена взрослого животного – в среднем $200. В год от племенных животных можно получить два-три помета, в каждом со стопроцентной вероятностью выживают восемь крольчат. Таким образом, в год получается 360 тыс. тенге от каждой кролематки», – рассказала Ольга Ивко. 

Кролиководы отмечают, что довольно низкие показатели рождаемости свойственны всем кроликам крупных пород. Гульсая Усманова из Шымкента демонстрировала и продавала мелких декоративных кроликов породы французские бараны по 5–10 тыс. тенге за штуку. «Эти кролики плодовиты, в год дают до семи окролов, в каждом не менее восьми крольчат», – поделилась Гульсая Усманова.

Ирина Рудковская из Беларуси тоже привезла на выставку французских баранов. Месячных крольчат продавали по $20, их раскупили сразу. Из Узбекистана приехали кролики породы рекс, стоимость взрослых особей которой колеблется от $400 до $500. От них также получают в год три-четыре окрола от трех до 14 крольчат в каждом. Молодых кроликов продают за сумму от $50 до $150.

«Это шкурковые породы, – рассказал представитель узбекской делегации. – Шкурки на переработку сдаем по $10. У вас в Шымкенте их принимают по $4–5».

Не только мясо

Заместитель директора по производству и переработке кожи-сырья ТОО «TuranSkin» Ильнара Азимова рассказала «Курсиву», что их предприятие начало заниматься переработкой шкур кроликов.

«До этого времени мы перерабатывали собачий мех, коровьи шкуры, овчину, шиншиллу. Когда нам поступило предложение от кролиководов, мы поставили им условие: в сутки нужно перерабатывать примерно 300 шкурок, и если получится такая загруженность, а это 7200–7500 шкурок в месяц, то нам выгодно будет сотрудничать. На пробу мы переработали 29 шкурок, получилось очень хорошо. По технологии шкурки самок и самцов перерабатываем отдельно. Все зависит от того, как кролиководы снимут этот мех, как его законсервируют: будет ли это соление или заморозка», – отметила Ильнара Азимова. 

Стоимость переработки одной шкурки составляет от $4 до $5. Сбывать переработанные шкурки кролиководы должны сами, предприятие этим заниматься не будет.

Между тем Александр Золотарев подчеркнул, что кролик дает не только мясо и шкуру. «Практически все, что в нем есть, может приносить доход. Кровь и жир идут на индустрию красоты и медицину. Внутренности – на изготовление корма для кошек и собак. Кости – на мясокостную муку. И важнейшая тема – компост. Кролик производит твердую фракцию, насыщенную азотом. Это самое лучшее удобрение для тех культур, которые дают сладкие плоды: клубника, свекла, фрукты, помидоры, кукуруза», – пояснил собеседник. 

Он добавил, что 70% расходов в кролиководстве занимает стоимость кормов. А производство компоста позволит снизить финансовые нагрузки на предпринимателя в части приобретения кормов. Таким образом, если производить и продавать компост, то корма получаются практически бесплатными, заключил г-н Золотарев.

По его данным, сегодня 90% импорта крольчатины принадлежит Китаю, а 10% делят между собой Чехия и Венгрия. В Германии уделяют основное внимание селекционному направлению, во Франции – мясному, Италия является лидером по продажам оборудования. Всего в мире зарегистрировано более 200 пород кроликов, в Казахстане представлено не более 30.

banner_wsj.gif

188 просмотров

Летние площадки спасают сегмент Food & Beverage от разорения

Они стали хорошим подспорьем для рестораторов в период карантинных ограничений

Фото: Офелия Жакаева

В Алматы работают 3,3 тыс. ресторанов и кафе, в Нур-Султане – 1,9 тыс., судя по данным restoran.kz. Все эти заведения даже после частичного снятия эпидограничений не могут работать в полную силу. Под запретом караоке, кальянные, банкетные залы, ночные клубы и фудкорты. Во время усиления карантинных мер в прошедшие выходные межведомственная комиссия по недопущению распространения коронавирусной инфекции закрыла даже небольшие кафе и рестораны, разрешив работу лишь заведениям на открытом воздухе.

Спасительные летники 

Летние площадки пользовались популярностью и до карантина – они позволяют увеличить вместимость заведения почти вдвое, не требуют серьезных капиталовложений и сложных согласований. А в теплое время притягивают множество желающих посидеть на свежем воздухе.

DSC08017.JPG

 «В Нур-Султане, с учетом длинной зимы, если в ресторане есть «летка», то он в приоритете. В Алматы «летка» – это вообще неотъемлемая часть ресторана, некая классика», – говорит председатель гильдии шеф-поваров города Нур-Султана Рустам Имамниязов.

Но из-за сезонности акцент на летних площадках делали немногие заведения с очень удачным расположением, позволяющим заработать за теплое время года приличную прибыль. Даже в солнечном Алматы летние площадки, по данным restoran.kz, были лишь у каждого седьмого заведения. А в Нур-Султане и того меньше – короткое лето и сильные ветры мешают работе летников. 

Но сейчас, с учетом карантинных ограничений, именно летние площадки выручают рестораторов. Чтобы выжить и выполнить обязательства перед работниками и поставщиками, нужно привлечь посетителей, поэтому  операторы Food&Beverage (F&B) стали использовать каждый метр на свежем воздухе.

«В текущих условиях рестораторы пытаются максимально расширять площадь посадки на летнике, добавляя столы и стулья из основного зала», – продолжает Имамниязов.

DSC08200.JPG

Но лето спасло не всех – многие кафе и рестораны закрылись.

«Процентов пятьдесят не смогли выполнить стандарт и открыть летники. У многих не было площадок в принципе, а выставлять столы, которые мешают проезду, нельзя», – делится член Клуба рестораторов РК Зульфия Юсупова. 

«У нас ситуация в ресторанном бизнесе очень неоднозначная. Общепит работает, как в лотерее. Кейтеринг, фастфуд на фудкортах и банкеты не работают уже очень долго. Финансирования никакого нет. Все резервы закончились. В этом месяце окончательно уволили всех сотрудников с фудкортов «Меги» и кейтеринга. Работает только маленькая «Алина», и то на 30%», – отмечает ресторатор Юрий Пааль.

И это несмотря на то, что владельцы ТРЦ берут на себя расходы по содержанию фудкортов и не взимают с них аренду.

DSC08085.JPG

Как открыть летнюю площадку

Для получения разрешения на открытие летнего кафе, по данным Клуба рестораторов РК, достаточно написать заявление в управление городского планирования и урбанистки (УГПиУ) и приложить к нему эскизный проект летника. УГПиУ со своей стороны сообщает, что такое разрешение можно было оформить онлайн даже во время карантина. УГПиУ проверяет эскиз по основным критериям: расположению и используемым при обустройстве кафе материалам. Сезонное кафе должно непосредственно примыкать к стационарному заведению общественного питания или отстоять от него на расстоянии не более пяти метров.

При этом расположение летника не должно мешать движению пешеходов, велосипедистов и автотранспорта. Кафе нельзя размещать на крышах жилых домов или пристроек к ним. Также не допускается, чтобы внутри летних кафе оказались кроны и стволы деревьев. При обустройстве летней площадки нельзя использовать тяжелые строительные материалы – кирпичи, бетонные блоки и плиты, стальные профлисты. Запрещена облицовка летников черепицей, металлом, рубероидом, асбестоцементом, а также полимерной пленкой и баннерами. Пространство внутри нельзя перегораживать блоками с остеклением или сайдинг-панелями. Временная крыша должна быть в виде зонтов над каждым столиком или террасных маркиз открытого типа.

DSC08069.JPG

Санитарный надзор

На летних площадках, как и везде, ужесточены санитарные нормы:

«Если раньше просто подмели и помыли (летник. – «Курсив»), то теперь ежедневно проводится дезинфекция», – объясняет Юсупова.

Минимальное расстояние между столами – два метра, за одним столиком может сидеть не более четырех человек, за исключением членов одной семьи. На входе в летнее кафе для посетителей размещены антисептики и влажные коврики, кроме того, у клиентов измеряют температуру. У самих сотрудников общепита также проверяют температуру в начале и в конце смены. Во время работы они обязаны пользоваться одноразовыми масками и перчатками. Соблюдение санитарных норм проверяют сотрудники районных отделов департамента качества и безопасности товаров и услуг. Среди нарушений, которые сейчас выявляют чаще всего, – несоблюдение режима работы (общепит должен работать до 23.00), несоблюдение расстояния между столиками, отсутствие журнала прихода/ухода, термометрии сотрудников или ответственного за соблюдение сантребований, отсутствие или неправильное использование персоналом масок, перчаток, санитайзеров и тары для их утилизации, неправильное хранение продуктов питания и т. д. Заведения-нарушители штрафуют и приостанавливают их деятельность до тех пор, пока все правила не будут выполнены. 

2222_1.png

Улыбка под маской

Сегмент F&B во время пандемии оказался в сложной ситуации во всем мире. Сервис бронирования OpenTable, в котором представлено более 60 тыс. ресторанов по всему миру, подсчитал: четверть заведений, закрывшихся из-за пандемии, больше не откроется. Возобновившие работу рестораны и кафе ищут оригинальные решения, чтобы продемонстрировать гостеприимство и заботу о здоровье своих посетителей. В США, по данным Wall Street Journal (WSJ), официанты для ограничения контакта с обедающими откупоривают бутылку вина и ставят ее на стол, вместо того чтобы наполнить бокалы гостей. Со столов пропали специи, а графины с напитками заменены герметичными пакетами. Сотрудники ресторана Emilio’s, Harrison, N. Y. носят фиолетовые перчатки, чтобы не создавать ассоциации с больницей, и раскрывают одноразовые меню на глазах у посетителей, демонстрируя, что меню не используется повторно.

«Мы – артисты, это гостеприимство», – комментирует WSJ свои решения ресторатор Серджио Брасеско.

А McDonald’s Corp. предложил своей команде в масках приветствовать клиентов поднятием вверх больших пальцев.

Люди по-прежнему хотят посещать кафе и рестораны, чтобы пообщаться с другими людьми или семьей в другой обстановке. И по-прежнему ожидают увидеть на лице официанта приветственную улыбку, даже если она будет скрыта под маской. Как говорил Юрий Никулин, «даже после небольшой улыбки в организме обязательно дохнет один маленький микроб».

DSC08046.JPG

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg