Перейти к основному содержанию

1838 просмотров

Как устроен майонезный рынок Казахстана

В глобальном масштабе в этом сегменте растет спрос на диетические и вегетарианские продукты

Фото: Елена Северина

Продажи майонеза в декабре на казахстанском рынке вырастают более чем на 50%. Этот взрывной рост потребления перед новогодними праздниками случается ежегодно. Львиная доля покупок приходится на классические высокожирные виды этого соуса отечественного производства. 

Можно утверждать, что в своих предпочтениях казахстанцы весьма консервативны и пока оте­чественному рынку в «соусном» сегменте не грозят маркетинговые войны производителей «полезных» и «вредных» продуктов. На глобальном рынке эти войны уже идут. 

Вегетарианцы меняют мировой рынок соусов

В США завершилась многолетняя тяжба между глобальной корпорацией потребительских товаров Uniliver и маленьким стартапом Hampton Creek Foods. Последний в 2014 году начал выпуск вегетарианского майонеза Jast Mayo, рецепт которого исключал использование яичного порошка. Uniliver объявила конкурента недобросовестным производителем, грозила судебными разбирательствами. Дело закончилось примирением и выходом Uniliver на рынок вегетарианских соусов. 

Что же так напугало глобальную корпорацию? Ответ прост: это стремительный рост доли нетрадиционных продуктов в традиционных продовольственных сегментах. По данным исследовательской компании Research and Markets, мировой рынок майонеза в 2018 году стоил около $10,3 млрд. Ожидается, что рынок будет расти ежегодно на 4,1% и к 2024 году достигнет показателя $13,2 млрд. Главная особенность этого рынка: большинство стран самостоятельно обеспечивают потребности в этом продукте. Доля мирового импорта майонеза составляет 8% и имеет тенденцию к снижению. 

И вот на этом поле неожиданно появляется и растет спрос на традиционные продукты с нетрадиционной рецептурой. 

Например, в Германии вегетарианцем считает себя каждый десятый, в Австрии эти идеи разделяют 11% населения, в Швейцарии – 14%, в США – 13%. Темпы роста этой аудитории впечатляют – например, в Великобритании за последние 10 лет она выросла на 350%, а в Швеции ежегодно прирастает на 4%. В Дании более трети населения регулярно проводят «разгрузочные диеты», во время которых заменяют мясо-молочные продукты их растительными аналогами. И это без учета примерно полутора миллиардов традиционных вегетарианцев, населяющих Юго-Восточную Азию. Поэтому решение Uniliver выйти на рынок вегетарианских соусов выглядит вполне закономерным. 

Казахстан придерживается пищевых традиций

Наша страна пока предпочи­тает традиционные вкусы. В этом мы убедились, побеседовав с Мариной Пак, главным технологом АО «Eurasian Food Corporation». Эта компания – главный поставщик майонеза на казахстанский рынок: 70% соуса, продаваемого в стране, а это около 40 тыс. тонн, произведено именно здесь. 13% продукции отправляется на экспорт.

По словам Марины Пак, все виды выпускаемого предприятием майонеза, а их 10, были созданы под четкий и понятый запрос аудитории. Жирность, состав, вкусовые характеристики, консистенция – все это прорабатывается с участием больших фокус-групп потребителей, в которые входят 70–100 человек. На разработку каждого рецепта уходит примерно год. Если бы появился серьезный запрос на вегетарианские формы соусов, производитель не смог бы не заметить эту тенденцию.

На заводе убеждены в том, что настоящий майонез должен содержать молоко. «Мы одни из немногих производителей, кто сохраняет классическую рецептуру с добавлением молока», – говорит Марина Пак. Именно молоко, считает технолог, придает соусу биологическую ценность, служит источником белка, кальция и витаминов и делает вкус продукта полным, а консистенцию – мягкой и эластичной. Хотя отказ от молока в рецептуре майонеза мог бы значительно облегчить производство, поскольку в этом случае из процесса исключается пастеризация и производственный цикл становится заметно короче. 

Руслан Чильдебаев, начальник инновационной технологической лаборатории Eurasian Foods Corporation, считает, что в казахстанском обществе сформировался запрос на продукты, в которых бы новые вкусы перекликались с историческими традициями. Поэтому продуктовой инновацией здесь стал не веганский продукт, а майонез с кобыльим молоком. 

Производитель работал и с козьим, и с верблюжьим молоком, однако наиболее «вкусный» результат получился именно с молоком кобыл. Сухое кобылье молоко – дорогое сырье, поэтому закономерно возникает вопрос о его содержании в новом продукте. Руслан Чильдебаев рецептуру не раскрыл, сославшись на коммерческую тайну. Майонез с кобыльим молоком  будет дороже традиционного «Провансаля».

banner_wsj.gif

2083 просмотра

Как казахстанской конине найти путь на экспортные рынки

По темпам прироста поголовья коневодство – одна из самых быстроразвивающихся отраслей животноводства в республике

Фото: Shutterstock.com

Сейчас количество лошадей в Казахстане в полтора раза превышает показатели 1991 года. Внутренние потребности страны в конине почти закрыты, и теперь нужен выход на внешние рынки, иначе отрасль ждет стагнация.   

3,6 млн лошадей – это казахстанский рекорд почти столетней давности, 1928 года.  Коллективизация в 30-х годах прошлого века это поголовье изрядно сократила – до 0,9 млн голов. К 1991 году в республике  насчитывалось 1,7 млн лошадей, но оно резко упало – до 1 млн – к 1998-му. Вернуться к предыдущему показателю удалось лишь через 20 лет: к 2018 году количество лошадей в стране выросло до 1,79 млн голов, что позволило Казахстану занять 8-е место в мире по количеству лошадей.

По итогам 2019 года Министерство сельского хозяйства сообщило о рекордном для Казахстана нового времени показателе – 2,7 млн лошадей, а в середине марта 2020 года министр сельского хозяйства Казахстана Сапархан Омаров, выступая на правительственном часе в мажилисе, озвучил новое достижение казахстанского коневодства – 2,8 млн голов. По оценке Омарова, рост поголовья в коневодстве за последние пять лет составил 45,8%, что делает отрасль абсолютным лидером в мясном и племенном животноводстве. Для сравнения: аналогичный показатель по крупному рогатому скоту за тот же пятилетний период составил только 23,3%, по МРС – 6,6%. 

Чем обусловлен «демографический взрыв»

Коневодство – мечта любого инвестора, уверен генеральный директор Мясного союза Казахстана Максут Бактыбаев. Он аргументирует: вложения по сравнению с другими направлениями животноводства ниже, а продукция имеет устойчивый спрос и высокую маржинальную прибыль, поскольку сбывается по цене выше говядины и баранины. В ноябре 2019 года, ссылается Бактыбаев на данные Комстата, цена килограмма говядины составляла от 1491 до 2143 тенге в разных регионах страны, а баранины – от 1353 до 2136 тенге. Конина же сбывалась в ценовом диапазоне от 1705 до 2405 тенге за килограмм, и это при себестоимости в 300–400 тенге, подчеркивает представитель Мясного союза. «Низкая себестоимость обусловлена тем, что лошадей можно пасти круглый год, – поясняет Бактыбаев и убежденно добавляет: – Но при этом из-за более высоких вкусовых качеств и традиций в Казахстане конина будет дороже и говядины, и баранины».

Потребление в Казахстане говядины (по данным Комстата, 5,6 кг на одного жителя страны во втором квартале 2019 года) и баранины (1,7 кг за тот же период) пока превышает потребление конины – 1 кг на жителя за тот же период. Но при этом конина в прошлом году дорожала медленнее, чем два ее основных конкурента по внутреннему рынку (13% роста в цене за 10 месяцев прошлого года против 15% роста стоимости говядины за тот же период и 15,6% роста цены баранины). Не исключено, что ценовое сближение способствовало тому, что конина показала на внутреннем рынке вдвое большие темпы роста спроса, чем баранина: 15% и 7% соответственно. И если эти темпы роста спроса сохранятся, то уже в ближайшее время конина будет делить второе место с бараниной по востребованности на внутреннем рынке.

лошади копия-1.jpg

Почему табунам в Казахстане уже тесно

Сейчас Казахстан на 98% закрывает внутренние потребности по конине. 2% экспорта, по мнению экс-вице-министра сельского хозяйства страны Тоулетая Рахимбекова, – это в основном разовые поставки из стран, которые ставку на коневодство не делают. Например, пару лет назад конину в Казахстан завозили из Уругвая, Исландии и Болгарии только благодаря ценовой разнице. «В этих странах конину вообще не потребляют, поэтому она там стоит очень дешево – раза в три-четыре ниже, чем у нас», – заметил Рахимбеков.

Эксперты считают вызовом для казахстанских коневодов отнюдь не конкуренцию с завозным мясом, а потолок внутреннего рынка: экспортные 2% при текущих темпах роста поголовья могут быть покрыты в любой момент. И сразу после не исключено перенасыщение маленького рынка республики и, как следствие, стагнация отрасли, у которой не будет стимулов для дальнейшего роста.

Выход – в экспорте казахстанской конины. Старший научный сотрудник отдела коневодства Казахского научно-исследовательского института животноводства и кормопроизводства Даурен Сыдыков рассказывает, что конину используют в Европе при изготовлении колбас. Например, в Италии спрос еще в 2017 году доходил до 50 тыс. туш лошадей для переработки соответствующими производствами. Заместитель директора Всероссийского научно-исследовательского института коневодства, кандидат сельскохозяйственных наук Александр Зайцев убежден: несмотря на специфичность рынка конины в мире (потребление этого мяса в чистом виде распространено в ограниченном количестве стран), у его казахстанских экспортеров большой потенциал. Но только при условии налаженной переработки мяса и поставок на экспорт именно полуфабрикатов. «Сырьевой путь на экспорт – это неправильно, тут можно взять только переработкой», – говорит российский эксперт.

Выход за границу требует кооперации

В личных подворьях, по данным Минсельхоза за 2019 год, содержится 48,9% поголовья (1,28 млн голов), еще 44,9% (1,18 млн голов) находится в распоряжении индивидуальных предпринимателей, крестьянских и фермерских хозяйств и лишь 6,2% (163 тыс. голов) – в крупных сельхозпредприятиях. При этом динамика прироста поголовья в сельхозпредприятиях и крестьянских хозяйствах оказалась выше, чем в хозяйствах населения, – 11–12% против 6%. Государство решило закрепить тенденцию наращивания поголовья в семейных фермах по опыту Америки и Австралии, внеся изменения в госпрограмму развития АПК на 2017–2021 годы и в отраслевые подпрограммы. «Основу программы развития мясного животноводства составят небольшие хозяйства в виде семейных ферм: предусматривается создание более 80 тыс. семейных ферм, занятых скотоводством, овцеводством и коневодством, расширение площади используемых пастбищ с 58 млн га до 100 млн га», – говорится в скорректированной программе.

Предполагается, что фермеры станут частью якорной кооперации, состоящей из фермерских хозяйств по выращиванию лошадей, промышленных откормочных площадок и современных мясоперерабатывающих комплексов. Также в стране будут созданы сельскохозяйственные кооперативы по оказанию сервисных услуг, заготовке и переработке продукции коневодства и продолжена программа обводнения пастбищ за счет субсидирования затрат на обустройство колодцев и проведение мероприятий по улучшению пастбищ.

Исторически опыт в изготовлении продуктов переработки конины у Казахстана есть: Сыдыков утверждает, что на территории села Коянды (Акмолинская область) базировался консервный завод, который снабжал тушенкой из конины еще царскую армию. Есть опыт нового времени: за последние четыре года Казахстан нарастил производство кобыльего молока на 5,2%, до 27 тыс. т в год. Карагандинская компании «Евразия Инвест ЛТД» экспортирует сухое кобылье молоко под маркой Saumal как в Россию и Китай, так и в США – на этот рынок продукция казахстанского предприятия вышла через Amazon, крупнейший в мире интернет-магазин. По итогам 2018 года суммарный объем экспорта составил 30 т при общей мощности производства 40 т в год.

Желающим попробовать себя в выстраивании такой кооперационной цепочки государство готово предоставить поддержку в виде приоритетного выделения земельных участков, льготного кредитования закупа поголовья, приобретения техники и оборудования, а также создания инфраструктуры пастбищ.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif