Перейти к основному содержанию

4987 просмотров

Как накормить всю страну консервами

И попытаться повторить это на зарубежных рынках

Фото с сайта ТОО «Кублей»

К своему лидерству в производстве отечественной тушенки бизнесмен из Уральска шел больше 15 лет.

Сейчас ему самому уже не верится, что один из крупнейших в стране производственных комплексов по изготовлению мясных и рыбных консервов – ТОО «Кублей» – вырос на месте павильона по приему стеклотары. Владелец консервного предприятия Талгат Берекешев считает, что создать бренд «Кублеевская тушенка» ему помогли на 99% – трудолюбие и на 1% – везение.

Бизнесмен рассказывает, что в 90-х годах, когда он только планировал открывать свою компанию, думал, как ее назвать. Его семья берет начало из рода алаша, подрода кублей, поэтому он посчитал, что имя предка может стать названием для бизнеса, а его дух поможет в развитии.

По образованию Талгат Берекешев – экономист. Бизнесом он стал заниматься после окончания вуза. Запасая сено, тогда фермеры буквально меняли отары овец на солярку. И уже в 1991 году овцеводство стало не прибыльной, а убыточной отраслью. Для бизнеса нужно было искать что-то новое.

В кризис спасали консервы 

В Уральске Талгат Берекешев выкупил павильон по приему стеклотары и открыл в нем мини-цех по производству мясных консервов. Почему именно консервы? Бизнесмен вспоминает, что в начале 90-х годов, когда в стране закрывались фабрики и заводы, разваливались колхозы, люди массово уходили в предпринимательство – «челночили»: возили одежду, обувь из Китая, России, Турции.

Заниматься собственным производством чего-либо в Казахстане никто не хотел. При этом в стране начал образовываться дефицит продуктов – и Берекешев решил занять эту нишу. Он объясняет, что в кризисные годы, при нестабильной зарплате, люди запасаются консервами, поэтому свой выбор он остановил именно на них. Бизнесмен рискнул – по линии USAID взял кредит в $65 тыс. и закупил в Украине, на заводе «КрымПродМаш», оборудование по производству консервов.

Поначалу это была тушеная говядина, потом – килька в томате. Удивительно, но всю информацию и о заводе, и о производстве консервированного мяса Талгат Берекешев искал и нашел в уральских библиотеках – других источников информации тогда не было. Он и сейчас засиживается до ночи в интернете – теперь там бизнесмен черпает для себя все новую информацию о развитии бизнеса.

Именно килька в томате стала для г-на Берекешева тем вы­игрышным продуктом, который сумел поставить его бизнес на ноги.

«Это был «народный продукт» – люди скупали мою кильку упаковками, основной доход шел от ее продажи. С тушенкой было сложнее – продукция не шла, к ней относились с опаской, называли ее «самопалом». Пока наша тушенка утвердилась на рынке, нашла своего покупателя, прошло несколько лет», – отмечает он.

В бизнесе Талгат Берекешев уже 31 год. За это время его павильон по изготовлению консервов площадью 60 квадратов расширился до двух современных заводов с новейшим немецким и итальянским оборудованием общей площадью 25 тыс. квадратных метров. 

Г-н Берекешев вспоминает, что изначально коллектив «Кублея» насчитывал восемь человек. Сейчас здесь трудится 550 человек. Он сам в течение двух лет варил тушенку в автоклаве, стоял за станком, раскладывая мясо по банкам. В день из одной туши коровы здесь выпускали 400–500 банок тушенки.

Сейчас в «Кублее» производят до 200 тыс. банок консервов в рабочую смену. Бизнесмен отмечает, что первые восемь лет работы он не видел перспектив развития своего бизнеса – доходы у населения были низкие, сбыт продукции хромал, и лишь в начале 2000-х годов решился на строительство большого консервного завода. За пять лет, к 2007 году, только за счет собственных средств Берекешев выстроил свой первый завод.

«Я думал, что если мы будем «банановой» страной, то расширение производства бессмысленно. Но когда стали повышать зарплаты бюджетникам, пенсии, покупательская способность населения выросла, стало подниматься производство, понял – нужно расширяться, вкладывать деньги в развитие», – говорит владелец консервной империи.

Главное – чувствовать потребности рынка

Несколько лет назад ассортимент продукции здесь дошел до 100 наименований, сейчас он снижен до 70. Талгат Берекешев поясняет, что на наш рынок не зашли грибы, маринованные овощи – их казахстанцы покупают раз от разу, чаще всего – к Новому году или прочим праздникам. В производстве сейчас – только высокомаржинальные консервы, которые востребованы ежедневно – та самая тушеная говядина, килька в томате, мясо по-казахски, куырдак, консервированная морская рыба разных сортов, сгущенное молоко.

Чтобы заниматься бизнесом, нужна особая предпринимательская жилка, так считает Талгат Берекешев. Он отмечает, что бизнес строится на возможностях – нужно уметь улавливать то, что необходимо людям, и принимать решение производить этот продукт.

Еще один секрет успеха бизнесмена – он постоянно вкладывает деньги в свое производство. Признает, что первые 15 лет львиную долю прибыли отдавал на развитие компании – строительство, покупку оборудования, обучение кадров.

«Вообще, как любой производственник, я считаю, что кадры решают все. На работу стараюсь брать молодых, целеустремленных людей, которые хотят быть профессионалами своего дела, обучаю их. Мне уже 57 лет, мое поколение – это все-таки «совок», у нас дефицит креативного мышления. А двигать экономику, предлагать инновации может только молодежь», – рассуждает владелец консервного производства. 

15 лет назад продукция «Кублей» перешагнула границы Казахстана – насытив внутренние потребности страны, здесь перешли к освоению внешних рынков. Но здесь возникли свои проблемы.

Кого отправили в Китай

В 2016 году ТОО «Кублей» выстроило второй мясоперерабатывающий комплекс. Здесь есть своя убойная площадка, где от фермерских хозяйств ЗКО принимают до 250 голов КРС и 500–700 голов овец в день, тем самым стимулируя развитие сельского хозяйства. Комплекс производит охлажденную и замороженную говядину и баранину для HORECA (сети кафе и ресторанов) в Нур-Султане, Алматы, Атырау, Актау, для кейтеринговых сетей по РК, на экспорт в Россию и Иран.

Бизнесмен отмечает, что у предприятия есть договоры на экспортные поставки баранины в Иран и Китай. 

«Мы хотели бы экспортировать свою говядину в Китай, в прошлом году подали заявку на включение нашего предприятия в Реестр экспортеров РК, но по непонятной нам причине получили отказ. Вместо нас по ЗКО включили бездействующее ТОО «Кроун Батыс» (KazBia LTD). Китайская инспекция в ноябре прошлого года приезжала на это предприятие, посмотрела на заросшие бурьяном производственные площади и осталась в полном возмущении тем, что им предложили к сотрудничеству недействующую компанию. Меня как руководителя производственного предприятия до глубины души возмутило не то, что вместо нашего рабочего предприятия проинспектировали неработающую откормплощадку, а то, что наши чиновники от Минсельхоза нанесли урон имиджу нашей страны на государственном уровне в глазах китайских инспекторов и чиновников», – поделился Талгат Берекешев.

1940 просмотров

В каком направлении будет развиваться молочное производство Казахстана

Прогноз на ближайшие пять лет

Фото: Shutterstock

В 2020 году Казахстан должен был перейти на новый регламент оценки качества молока. Однако под самый занавес прошлого года решением совета ЕАЭС переход отложили на пять лет. 

Это не значит, что казахстанское молоко некачественное – оно соответствует всем стандартам Евразийского экономического союза, кроме микробиологических. Но чтобы решить эти микробиологические проблемы, молочной промышленности надо серьезно перестроиться на мак­роэкономическом уровне.

Планки качества достичь не удалось

Конец 2019 года для молочного рынка страны выдался нервным. 31 декабря истекал срок, после которого молокозаводы должны были начать принимать для переработки сырое молоко единого высокого качества. Такие правила диктует Технический регламент Таможенного союза 033-2013, регулирующий безопасность молочных продуктов в ЕАЭС. 

Согласно этому регламенту молоко не может делиться на сорта по качеству. Любое молоко, попадающее на переработку, должно быть полностью безопасным для человека. Казахстану для достижения этой качественной планки осталось отрегулировать содержание в молоке микробов, бактерий и соматических клеток – следов болезни животного. Для этого надо обеспечить высокий уровень санитарно-гигиенического контроля за всеми молочными фермами, а это оказалось непросто из-за особенностей устройства производственной молочной базы страны.

Главный на рынке – мелкий производитель

Рынок молока, по оценке Молочного союза Казахстана, составляет 5 млн т. Из них только 1 млн т является товарным молоком, то есть годным к переработке. Около 78% такого молока дают мелкие крестьянские хозяйства, остальное приходится на долю специализированных ферм. 

По данным Министерства сельского хозяйства РК, сейчас в республике переработкой молока занимаются 164 предприятия. 35 молокозаводов имеют собственные молочно-товарные фермы и не зависят от поставщиков. Остальные 129 заводов (а это 80%) покупают сырье на открытом рынке. 

Совокупная мощность переработки заводов составляет около 2 млн т сырья в год, фактически заводы загружены наполовину. Зимой же из-за дефицита сырья загрузка падает до 20%, из-за чего некоторые заводы даже закрываются. 

Гульмира Исаева, вице-министр министерства сельского хозяйства, приводит такие данные: в 2018 году из переработанных на заводах объемов лишь 337 тыс. т сырого молока поступило от организованных сельхозпредприятий. Еще 606 тыс. т молока заводы купили у 84 тыс. домашних хозяйств. 

Мелкое производство неконкурентоспособно

Доминирующее положение мелких производителей на молочном рынке Казахстана и стало причиной, по которой внедрение более серьезного качественного регламента перенесено на пять лет. Это уже не первая отсрочка: стандарт товарного молока ЕАЭС внедрен в 2013 году, когда соответствовать ему могла только Белоруссия – в этой республике доля мелких хозяйств в молочной отрасли всего 5%. 

В России ситуация была схожей с нашей – там организованные хозяйства не обеспечивали и пятой части рынка, что отражалось на качестве продукта. И только в прошлом году Минсельхоз России констатировал небольшое преобладание продукции крупных хозяйств в общем объеме производства. Далее, по прогнозам, мелкие российские производители будут уступать по 2,5% рынка ежегодно.

Мелкое производство молока неконкурентоспособно по простой причине: материальная база таких хозяйств устарела, а доходы не позволяют модернизироваться. По данным Исаевой, средний месячный заработок мелкой семейной фермы составляет 60 тыс. тенге. Очевидно, что доход такого уровня не позволяет вести полноценную ветеринарную или племенную работу или даже просто вкладывать средства в улучшение рациона питания коров. Но это те самые задачи, от решения которых зависит качество молока. 

Каким путем пойдет молочный рынок 

Динмухамед Айсаутов, эксперт Молочного союза Казахстана, отмечает, что эволюция молочного рынка не бывает быстрой. Он приводит пример Хорватии, которая потратила 15 лет, прежде чем выполнила требования Европейского союза. За этот срок в этой стране 65 тыс. мелких ферм преобразовались в 6 тыс. организованных молочных предприятий. 

Именно опыт Хорватии лег в основу «Дорожной карты развития молочной отрасли РК». Документ разработал Молочный союз Казахстана при участии ФАО ООН и Евразийского банка реконструкции и развития. В середине 2019 года план принят Министерством сельского хозяйства, но внедрить его за полгода было немыслимо, зато в пятилетний цикл отсрочки техрегламента страна входит с ясным планом развития.  

Одна из основных обозначенных в документе задач – обеспечение качественного ветеринарного контроля. Планируется создание электронной ветеринарной карты, где в режиме онлайн будет отражаться проведение плановых мероприятий. Осталось решить кадровый вопрос – сейчас, по данным минсельхоза, ветеринарные службы страны испытывают дефицит специалистов: свободно 820 вакансий. 

Запланированы широкие образовательные курсы для работников молочного рынка – компетенции и профессиональные навыки мелких производителей оставляют желать лучшего. Школы фермеров – обычное дело в Европе и в России. В Казахстане их проводили крупные переработчики молока, заинтересованные в качестве сырья, теперь эта практика переводится в обязательную часть государственной политики. 

Результатом должен стать планомерный рост доли молока, соответствующий Техрегламенту 033-2013. «Дорожная карта» прогнозирует, что в 2020 году производство молока «по нормам ЕАЭС» составит 36 тыс. т, в 2021-м – 105 тыс. т, в 2022-м – 210 тыс. т, в 2023-м – 350 тыс. т и в 2024 году – 500 тыс. т.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Биржевой навигатор от Freedom Finance