Бизнесмены рассказали о трудностях утилизации автошин в Казахстане

По их словам, это затратный бизнес

Фото: Shutterstock

Несмотря на экономические трудности в процессе утилизации шин, за последние годы при поддержке «Оператора РОП» количество заводов по переработке резины в Казахстане увеличилось вдвое. О тонкостях ведения бизнеса по утилизации автошины рассказали казахстанские предприниматели.

По словам генерального директора компании по переработке автмобильных шин в Актобе «TALAN Technology» Василия Лагизова, это тяжелый бизнес.

«В 2015 году мы задумали производить спортивные покрытия в виде плиток. Однако в основном были заводы только по переработке крупногабаритных шин, но они имеют высокое содержание каучука и уступают качеством. А для нашей технологии плит предполагались расширенные гарантии на продукт - 10 лет. И для этого необходимо было качественно сырье. Тогда мы решили открыть свой завод по утилизации автошин», - отметил Лагизов.

Механическая утилизация - это затратный бизнес. Основное количество автомобильных колес идут с металлическим кордом, поэтому большое количество денежных средств выделяется на расходные материалы.

«То, что мы сотрудничаем с "Оператором РОП" значительно нам помогает, но в плюс выйти очень сложно. Это одна сторона медали. Другая проблема заключается в том, что когда власти выделяют госбюджет на строительство детских площадок и спортивных объектов, у нас отдается приоритет дешевизне материалов. Но из одной шкурки 10 шапок не сошьешь, как говорится. Есть законы рынка и себестоимость продукции, и качественный производитель ниже упасть просто не может. Ниже только перекупщики, некачественное сырье, ввозимое из Китая. И за небольшую сумму они на скорую руку строят эти площадки, но акимату даже не важно: качественно они сделали это или нет. Таким образом, у нас детские площадки через год просто разрушаются, и это системная проблема, на которую мы никак не влияем, потому что государству качество не нужно», - заявил Василий Лагизов.

Спрос на переработанную резину идет в основном от частных предпринимателей, а от государства за два года компания ни разу так и не получила заказы. 

«Три года назад мы сделали для государства один заказ, но заказчики, в лице госструктур, остались недовольны, потому что это не разрушается, а значит не нужно ремонтировать и выделять дополнительные средства», - отметил бизнесмен. 

В первый год своей деятельности компания собрала вокруг Актобе и в самом городе один миллион килограмм резины с несанкционированных свалок. Сейчас ежегодно собирается 2,3 миллиона килограмм колес. 

«Из этого мусора мы не делаем полуфабрикат, как другие компании, мы делает качественный готовый продукт. К тому же, когда мы производим монтаж плитки, обговариваем с клиентом условия о том, что если в течение 10 лет происходит разрушение материала, мы приезжаем, все убираем, отвозим на завод, там вновь перерабатываем и с доплатой клиент может получить обновленную площадку. И плитка является полностью экологически безопасным продуктом», - заключил Василий Лагизов.

Коммерческий директор ТОО «ЭКО-ШИНА» Наталья Масалова из Шымкента также отметила трудности с большим износом оборудования.

«У нас постоянно затупляются ножи, и их приходится регулярно менять. От государства поддержку оказывает только "Оператор РОП". Благодаря ему мы стали развиваться, мощности увеличили, докупаем оборудование. Потому что изначально финансово было очень тяжело», - подчеркнула представитель компании. 

Начиная с 2011 года «ЭКО-ШИНА» была единственным заводом в Южно-Казахстанской (ныне Туркестанской) области, и спрос на резиновую крошку был большой, иногда ее даже не хватало.

«Когда "Оператор РОП" стал оказывать финансовую поддержку, количество компаний сразу увеличилось более чем в два раза. Если раньше было около 10 компаний по всему Казахстану, то сейчас примерно 22. Расчет доплаты от "Оператора РОП" исходит из мощностей каждой компании», - рассказала Масалова.

В основном крошку покупают строительные компании, которые занимаются благоустройством дворов и спортивных площадок с тартановыми покрытиями. 

«Раньше шины валялись везде на улицах Шымкента, а теперь дороги чистые. Люди узнали, что за резину можно получить деньги и сами сдают, мы им платим по средней цене за 5-7 тенге за килограмм, плюс мы и сами по городу собираем. Но мы покупаем в основном грузовые шины, у них процент содержания резиновой крошки выше, чем у шин легковых автомобилей», - заключила коммерческий директор.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg