Перейти к основному содержанию

3412 просмотров

Алматинский и актюбинский технадзор вытесняет из Уральска местные фирмы

Они не могут конкурировать с ними в госзакупках

Фото: Silentalex88

Причиной тому стали изменения в законодательстве: в конкурсах на оказание услуг в сфере строительства по ЗКО побеждают лишь актюбинские или алматинские фирмы, у которых суммы налоговых отчислений в бюджет много выше, чем у местных технадзорных компаний. 

Всего в ЗКО около 20 фирм, оказывающих услуги технического надзора при строительстве зданий, сооружений и автомобильных дорог. С начала 2019 года в условиях конкурсов на проведение государственных закупок определяющим показателем была внесена сумма уплаченных предприятием налогов за последние четыре года. И уральские фирмы-технадзоры перестали побеждать в тендерах. Победителями конкурсов на оказание услуг технадзора при строительстве государственных объектов в ЗКО стали иногородние фирмы – ТОО «Дирекция строящихся предприятий «Стройинтеграция» (Алматы), ТОО «Актаустройэксперт» (Нур-Султан), ТОО «Инженерное бюро NURTAU» (Актобе), ТОО «Актобестройэксперт» (Актобе), ТОО «DS&V» (Костанай).

Выиграли много, а спецов мало?

В октябре 2019 года пять инжиниринговых компаний Уральска – ТОО «Сана Маркет», ТОО «АНТинжсервис», ТОО «Сектор строительных услуг «Сенiмдi сапа», ТОО «БатысСапа Инжиниринг», ТОО «КИУС» – написали заявление в управление государственного архитектурно-строительного контроля ЗКО. Они попросили ведомство провести проверку соответствия качества услуг по техническому надзору за строительными объектами в области. 

Причиной проверки, с точки зрения местных предпринимателей, может служить тот факт, что неместные фирмы выиграли огромное количество лотов на технадзор при строительстве 14 многоэтажных домов, 4 водопроводов, 67 одноэтажных домов, 3 школ, 6 дорог. Учитывая разбросанность объектов по области, у местных фирм возник вопрос: сумеют ли победители качественно выполнить взятые на себя обязательства? 

Не получив из ГАСКа ответа, в ноябре 2019 года бизнесмены обратились в Палату предпринимателей ЗКО, где помимо вопросов качества услуг затронули и больной для инжиниринговых компаний области вопрос – близкое к банкротству финансовое положение. 

Руководитель ТОО «КИУС» Мурат Бахишев – именно он и стал инициатором написания тревожных писем в ГАСК и ПП – объяснил «Курсиву», что его предприятие работает с 2007 года, и при участии ТОО «КИУС» в ЗКО были построены десятки социальных объектов, много­этажных домов, автодорог.

«Во многих договорах на наши услуги прописано, что представители фирмы-технадзора должны постоянно находиться на строительном объекте. При возведении многоэтажного дома или, к примеру, строительстве автодороги там должны работать до шести специалистов технадзора. У нас вызывает большое сомнение, как фирмы из Алматы или Актобе, выигравшие не один десяток тендеров по стране, смогут обеспечить при строительстве объектов должное количество специалистов», – рассуждает Мурат Бахишев.

По его словам, уже сейчас иногородние компании переманивают к себе на работу сотрудников местных фирм. 

Аналогичного мнения придерживается и руководитель фирмы-технадзора ТОО «АНТинж­сервис» Нурлан Мурзагалиев. Он считает, что сложившаяся ситуация с технадзором в ЗКО породит лишь одно: отсутствие надлежащего контроля со стороны госорганов, поскольку фирмы-технадзоры нанимает именно государство в лице областных управлений строительства. В итоге может пострадать качество строительных работ. 

Узкая направленность – путь к разорению

Относительно нового условия участия в тендере – отнесения в зачет участника конкурса суммы уплаченных налогов за последние четыре года – оба руководителя инжиниринговых компаний считают, что именно оно выбило из участия в госзакупках всех уральских технадзоров. 

«Уральские инжиниринговые фирмы заняты только в сфере технадзора за строительством. В то время как алматинские или актюбинские фирмы – победители большинства конкурсов – выполняют весь комплекс строительных работ – от проектирования до строительно-монтажных работ плюс технический и авторский надзор за строительством», – говорит  Нурлан Мурзагалиев.  

Сейчас, по его словам, «АНТинж­сервис» переживает нелегкие времена: из фирмы уже ушли два специалиста, осталось пятеро. Платить зарплату людям нечем. Из госзаказа у ТОО остался лишь проект по газоснабжению сел Казталовского района ЗКО. В конце декабря «АНТинж­сервис» завершит проект, и фирма сократит свой штат еще на три специалиста.

Аналогичная ситуация у большинства инжиниринговых компаний Уральска. В ТОО «КИУС» из 11 специалистов сейчас работают шесть. Люди уходят, потому что нет тендеров, соответственно, нет и достойной зарплаты. 

«Сейчас мы даже не заглядываем на портал госзакупок – шансов выиграть тендеры на технадзор у нас нет никаких. У меня осталось несколько проектов прошлых лет: спортивная школа-интернат в поселке Деркул и пристройка к зданию ДКНБ. К середине лета 2020 года мы их завершим и пойдем ко дну», – констатирует Мурат Бахишев.

Главы уральских инжиниринговых фирм отмечают, что новые нормы закона о госзакупках, по сути, монополизируют рынок услуг технадзора в сфере строительства. И даже если правила госзакупок будут изменяться в перспективе, не исключено, что к тому времени инжиниринговые фирмы Уральска уже разорятся.

Выше закона не прыгнешь 

Руководитель управления госзакупок по ЗКО Бибигуль Ниеткалиева сообщила «Курсиву», что с начала 2019 года они провели 29 конкурсов на услуги технадзора. Один из них выиграла местная фирма – ТОО «Жана консалтинг Ltd», в других победили иногородние инжиниринговые компании. Средняя сумма одного лота по технадзору, по словам г-жи Ниеткалиевой, – 10 млн тенге. 

«Раньше технадзоры, чтобы выиграть конкурс, могли демпинговать, предлагать цену услуг ниже заявленной в тендере на 40-50%. Теперь, во избежание получения некачественных услуг, внесена норма, предписывающая участникам тендеров не допускать понижения цены ниже 15%», – пояснила Бибигуль Ниеткалиева.

То, что местные фирмы из-за меньших сумм налоговых отчислений оказались аутсайдерами тендеров на услуги технадзоров, изменить в управлении госзакупок не в силах.  

Председатель совета по защите прав предпринимателей ПП ЗКО Хайдар Капанов считает, что в этой ситуации побороться все-таки стоит. На местном уровне, как подчеркивает г-н Капанов, такие вопросы не решаются. Поэтому обращение инжиниринговых компаний Уральска они перенаправили в РПП «Атамекен». 

«Наша резолюция – из законодательства нужно убирать норму о включении суммы уплаты налогов за четыре года в список ключевых при участии бизнеса в тендерах на госзакупки в сфере строительства. О какой поддержке малого и среднего бизнеса со стороны государства может идти речь, если такими поправками в законодательстве мы душим МСБ на корню?» – заключил Хайдар Капанов.
 

banner_wsj.gif

3211 просмотров

Как уменьшить последствия нарушения обязательств из-за ЧП в Казахстане

Рассказывает советник юридической фирмы SIGNUM

Фото: Shutterstock

Указом президента РК от 15 марта 2020 года № 285 в связи с объявлением ВОЗ коронавируса COVID-19 пандемией на всей территории республики с 16 марта по 15 апреля введено чрезвычайное положение (ЧП). Прежде всего, нужно понимать, что чрезвычайное положение – это временная мера, представляющая собой особый правовой режим деятельности госорганов, допускающий установление отдельных ограничений прав и свобод граждан, а также прав юридических лиц и возлагающий на них дополнительные обязанности.

Срок действия ЧП на всей территории РК не может превышать 30 суток. Однако при неустранении обстоятельств, послуживших основанием для введения ЧП, президент вправе продлить его действие еще на 30 суток. Все акты, принятые в целях обеспечения режима ЧП, утрачивают силу с прекращением действия ЧП без специального уведомления. 

Как режим ЧП может повлиять на ведение бизнеса 

При ЧП государством могут быть приняты ограничения, которые прямо или косвенно влияют на отношения между хозсубъектами, такие как: 

  • ограничения передвижения транспорта; 
  • приостановление деятельности сетей и средств связи; 
  • особый порядок продажи продовольствия и предметов первой необходимости; 
  • ограничения отдельных видов финансово-экономической деятельности, включая перемещение товаров, услуг и финансов;
  • особый режим оборота лекарственных, наркотических средств, психотропных веществ, прекурсоров, а также этилового спирта, алкогольной продукции; 
  • введение карантина и другие. 

В результате применения таких мер могут возникнуть случаи ненадлежащего исполнения обязательств (перебои с поставками товаров, задержка оплаты, изменение сроков выполнения работ), а также иные последствия, влекущие определенные убытки. 

Как доказать невозможность исполнения обязательств в условиях ЧП 

Иногда такие случаи оговариваются в контрактах, где устанавливается ответственность сторон при форс-мажоре. Но что делать, если возникновение форс-мажора не оговорено в договоре, и как сократить убытки в этом случае? В соответствии со ст. 349 Гражданского кодекса РК (ГК) при невозможности надлежащего исполнения обязательства должник обязан незамедлительно известить об этом кредитора. Согласно ст. 359 ГК, должник отвечает за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при наличии вины, если иное не предусмотрено законодательством или договором. 

Должник признается невиновным, если докажет, что он принял все зависящие от него меры для надлежащего исполнения обязательства. Лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет имущественную ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (стихийные явления, военные действия и т. п.). К таким обстоятельствам не относится, в частности, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, работ или услуг.

В Казахстане функции по свидетельствованию обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора), обстоятельств Hardship осуществляет ТОО «Внешнеторговая палата Казахстана» (далее – ВПК) в соответствии с условиями внешнеторговых сделок, международных договоров РК, договоров, заключенных на территории РК, а также в соответствии с международной практикой. Свидетельствование обстоятельств непреодолимой силы производится на основании письменного обращения заинтересованной стороны. Отсутствие в контракте ссылки на обстоятельства непреодолимой силы (форс-мажор) не препятствует рассмотрению обращения заявителя. В свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) может быть отказано только по причине отсутствия документов, подтверждающих их наступление. Таким образом, при невозможности исполнения обязательств вследствие непреодолимой силы рекомендуется: 

  1. Обратиться в ВПК с заявлением о свидетельствовании обстоятельств непреодолимой силы. 
  2. Направить уведомление контрагенту о невозможности исполнения обязательства, сославшись на соответствующие положения договора (при их наличии), Указ Президента РК от 15 марта 2020 года «О введении ЧП на территории РК» и приложив свидетельство о наличии обстоятельств непреодолимой силы, выданное ВПК. 

Мы надеемся, что в рамках заключенных договоров и согласно обычаям делового оборота контрагенты примут к сведению введение режима ЧП в стране и постараются взаимно договориться и пойти навстречу друг другу. 

Кроме того, заблаговременное принятие вышеперечисленных мер позволит доказать отсутствие вины стороны, не выполнившей обязательство вследствие непреодолимой силы, и, возможно, в будущем освободить от ответственности или уменьшить ее размер.

banner_wsj.gif

drweb_ESS_kursiv.gif