Коммунальное предприятие в Атырау оштрафовали на 30 млрд тенге

Частный инвестор отказался брать в доверительное управление КГП «Атырау Су Арнасы» из-за миллиардных исков и штрафов

Коллаж: Вадим Квятковский

Департамент экологии по Атырауской области оштрафовал на 30,4 млрд тенге КГП «Атырау Су Арнасы». Предприятие занимается водоснабжением и обслуживанием канализационных сетей Атырау, пригородных сел, а также Макатского района. C 20 октября 2017 года по 10 августа 2018 года ведомство провело внеплановую проверку коммунального предприятия, в ходе которой обнаружило нарушения экологического законодательства.

Сотрудники департамента провели анализ сточных вод, которые сбрасывает предприятие в пруды-испарители «Тухлая балка» и «Квадрат», находящиеся в Атырау. По результатам исследований выяснилось, что в составе сточных вод имеются превышения нормативов предельно допустимых сбросов (ПДС) по загрязняющим веществам – хлоридам, сульфатам, нитратам. Кроме того, установлен факт сброса сероводорода и фенолов, не предусмотренных проектом ПДС. По итогам проверки 27 декабря 2018 года департамент экологии Атырау­ской области вынес в отношении КГП «Атырау Су Арнасы» предписание о возмещении ущерба в размере 30,4 млрд тенге.

Не согласившись с предписанием, КГП подало жалобу в Комитет экологического регулирования и контроля Министерства энергетики РК. Однако ведомство отказало в удовлетворении, указав на правомерность действий департамента экологии. 

После чего предприятие обратилось в межрайонный экономический суд Атырауской области с требованием признать предписание департамента экологии незаконным. В частности, в «Атырау Су Арнасы» отметили, что предприятие сбрасывает сточные воды в пруд-испаритель «Тухлая балка», который относится к искусственным водным объектам, предназначенным для естественной биологической очистки сточных вод. Но при оценке ущерба от сбросов сероводорода департамент экологии использовал норматив ПДК сероводорода, установленный для питьевой воды. Также ущерб окружающей среде определен департаментом по косвенному методу, без предварительного определения возможности осуществления мероприятий по восстановлению окружающей среды. Приняв во внимание доводы сторон, специализированный межрайонный экономический суд Атырауской области 14 июня 2019 года удовлетворил заявление КГП «Атырау Су Арнасы» и признал незаконным предписание департамента экологии.

Однако судебная коллегия по гражданским делам Атырауского областного суда, куда с апелляционной жалобой обратился департамент экологии, своим постановлением от 24 сентября 2019 года отменила решение областного специализированного межрайонного экономического суда.

В постановлении судебной коллегии, в частности, говорится, что природопользователи, имеющие накопители сточных вод и (или) искусственные водные объекты, предназначенные для естественной биологической очистки сточных вод, обязаны принимать необходимые меры по предотвращению их воздействия на окружающую среду. Природопользователь не может превышать установленные нормативы концентрации загрязняющих веществ в сточных водах или вводить в состав сточных вод новые вещества, не предусмотренные в экологическом разрешении.
Судебная коллегия отметила, что вина «Атырау Су Арнасы» в превышении нормативов эмиссии в окружающую среду установлена. Предприятие не оспаривает факт загрязнения окружающей среды, в том числе превышение нормативов ПДС и сброс загрязняющих веществ. Спор между сторонами возник по вопросу определения метода экономической оценки ущерба.

В постановлении поясняется, что, согласно п. 3 ст. 108 Экологического кодекса РК, экономическая оценка ущерба определяется прямым или косвенным методом согласно правилам, утверждаемым правительством РК. По настоящему делу применен косвенный метод.
КГП «Атырау Су Арнасы» вправе обжаловать постановление суда в течение шести месяцев со дня вступления его в законную силу в кассационном порядке в Верховном суде РК. 

Доверительное управление

Между тем КГП «Атырау Су Арнасы», находящееся в собственности акимата Атырауской области, в августе текущего года было передано в доверительное управление сроком на 20 лет ТОО «Диар и Компания».

В пресс-службе предприятия «Курсиву» сообщили, что тендерная комиссия выставила ряд условий, которые были приняты инвестором. В частности, помимо непосредственных обязанностей по водоснабжению города Атырау и Макатского района предприятие пообещало провести капитальный ремонт водопроводных и канализационных сетей, автоматизировать и установить цифровые дистанционные приборы учета воды, модернизировать водоочистные сооружения. В первую очередь планировалось инвестировать в проекты по строительству насосной станции первого водоподъема и станции осушения донных осадков, которая позволит прекратить сбросы воды в реку Урал. Действующая насосная станция была введена в эксплуатацию в 1942 году. Модернизация водоочистных сооружений должна была помочь отойти от практики применения жидкого хлора. Внедрение цифровых приборов учета на всех уровнях должно было позволить значительно сократить потери воды.

Установку счетчиков планировалось осуществить за счет предприятия.

По данным пресс-службы «Атырау Су Арнасы», на 1 июля 2019 года на предприятии работало более 1 тыс. человек. За 2018 год доход предприятия превысил 3,4 млрд тенге, а расходы – 3,3 млрд тенге. В итоге годовая прибыль компании составила 108 млн тенге. Однако в первой половине 2019 года убытки предприятия достигли 173 млн тенге. При доходе 1,5 млрд тенге расходы превысили 1,7 млрд тенге. 

В «Атырау Су Арнасы» считают, что в росте убытков виноват областной департамент по регулированию естественных монополий, дважды за год вводивший временный понижающий тариф.

На 1 июля текущего года у предприятия насчитывается 107,8 тыс. абонентов, 975 из них выданы предписания о необходимости погашения долгов в объеме 4,6 млн тенге. В итоге 730 абонентов погасили долги на 3,9 млн тенге.

Однако, по данным пресс-службы «Атырау Су Арансы», основной причиной решения ТОО «Диар и Компания» отказаться от доверительного управления КГП стали многомиллиардные штрафы и претензии других хозяйствующих субъектов. В частности, речь идет о вышеназванном штрафе от департамента экологии в размере свыше 30 млрд тенге. Кроме того, с коммунального предприятия требуют возмещения ущерба лица, пострадавшие в результате массового отравления рыбы, произошедшего в декабре прошлого года.

Напомним, в декабре 2018 года на реке Урал в районе города Атырау произошла массовая гибель рыбы. По итогам досудебного расследования и в ходе судебного разбирательства было объявлено, что к гибели рыбы привел сброс в реку Урал условно чистой воды с примесью хлора со сбросной трубы КГП «Атырау Су Арнасы».

Сейчас в Атырау проходит судебный процесс против бывшего директора КГП «Атырау Су Арнасы» Руслана Курметова, его заместителя по производству Виктора Сущенко, начальника отдела капитального строительства Михаила Чурсина, ранее занимавшего должность начальника водоочистных сооружений КГП «Атырау Су Арнасы». Все они обвиняются в совершении уголовного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 204 УК РК, то есть в уничтожении чужого имущества, совершенном по неосторожности, причинившем особо крупный ущерб. Также они обвиняются в правонарушении, предусмотренном ч. 3 ст. 328 УК РК, – в загрязнении поверхностных вод, причинившем особо крупный ущерб окружающей среде. Помимо этого Руслан Курметов обвиняется по ч. 2 ст. 371 УК РК в «халатности, выраженной в неисполнении или ненадлежащем исполнении своих обязанностей лицом, приравненным к лицу, уполномоченному на выполнение государственных функций, повлекшей по неосторожности тяжкие последствия».

ТОО «Луговой конный завод», потерявшее 36 тыс. голов рыб осетровых пород в результате массового отравления рыбы, требует от предприятия возместить убыток в размере 1,4 млрд тенге. Сумма претензий РГКП «Урало-Атырауский осетровый рыболовный завод», занимающегося искусственным разведением мальков осетровых, превышает 429 млн тенге. Также на предприятие подала в суд и требует возместить ущерб за погибшую рыбу Атырауская областная территориальная инспекция лесного хозяйства и животного мира. Размер убытков оценивается в 13,9 млн тенге.

По мнению инвестора, эти проблемы не дадут возможности полностью реализовать планы по развитию предприятия.

Согласно данным Комитета госимущества и приватизации МФ РК, уставный капитал КГП «Атырау Су Арансы» по итогам 2018 года составил 20,5 млрд тенге, а активы – 20,8 млрд тенге. Собственником предприятия является аппарат акима Атырауской области, а находится оно в ведении управления энергетики и жилищно-коммунального хозяйства региона.

Между тем, как сообщили «Курсиву» в пресс-службе акима Атырауской области, в данный момент рассматривается вопрос обжалования постановления областного суда в связи со сложившимися обстоятельствами, а с ТОО «Диар и Компания» уже подписано соглашение о расторжении договора о доверительном управлении. Кому будет передано КГП «Атырау Су Арнасы», пока не известно.  

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

Как зарабатывают коллекционеры предметов искусства

В нынешние непростые времена банкиры с удовольствием принимают в залог современные шедевры

Иллюстрация: John W. Tomac

Вряд ли этот год можно назвать выдающимся для мира искусств. Однако для банков, кредитующих коллекционеров предметов творчества, ситуация обстоит совсем иначе. 

С самого начала кризиса коронавируса три крупнейших в мире аукционных домах – Sotheby’s, Christie’s и Phillips – впервые в истории начали проводить торги в дистанционном режиме. По данным Christie’s, только в этом месяце главный аукцион на площадке посмотрели 80 тыс. человек. На аукционе Sotheby’s во время торгов, где лотом выступил триптих Фрэнсиса Бэкона, был установлен рекорд на сумму $73 млн, что стало самым крупным предложением, поступившим онлайн. Впрочем, в итоге картина была продана другому покупателю, который позвонил по телефону и предложил больше.

Цены на арт-предметы не упали, однако в целом продажи на рынке искусства в этом году, вероятно, будут слабыми, поскольку аукционные дома и галереи испытывают трудности в привлечении лотов и крупных сделок. В рамках аукциона современного искусства и Вечерних торгов Sotheby’s в Нью-Йорке аукционный дом выручил $286 млн, что намного меньше прошлогодних $448 млн. Кроме того, такие ярмарки, как Art Basel, были отменены, и ни один искушенный коллекционер не хочет продавать шедевры в условиях неопределенности. По большому счету, благодаря масштабным денежно-кредитным экономическим стимулам и растущим фондовым рынкам не многим это сейчас по-настоящему нужно.

Впрочем, у подразделений таких учреждений, как Bank of America, JPMorgan Chase и Citigroup, которые оказывают услуги состоятельным клиентам, пожелавшим получить кредит под залог предметов искусства, работы должно быть много. По словам информированного источника, по мере того, как кризис стал набирать силу, состоятельные клиенты, у которых уже были открыты кредитные линии, обеспеченные коллекциями картин, начали их активно использовать. Подобные кредиты стали удобным источником наличных для тех магнатов из сферы недвижимости, чьи арендаторы внезапно прекратили платить арендную плату. Владельцы частного бизнеса поступили так же с целью справиться с краткосрочными финансовыми трудностями.

Когда ставки по кредитам снижаются, как это происходит в текущем году, спрос на кредиты под залог предметов искусства обычно возрастает. Как правило, инвесторы используют такие кредиты для того, чтобы высвободить привязанные к коллекциям миллионы долларов и вложить эти деньги в активы, которые могут обеспечить более высокую доходность. Воротилы из хедж-фондов и бизнеса по управлению частным капиталом уже давно используют кредиты под залог предметов искусства как часть своей стратегии по управлению инвестиционными портфелями, однако теперь эта тактика становится все более популярной и среди других коллекционеров. По данным Masterworks, специальной платформы для арт-инвестиций, в среднем у богатых клиентов около 6% состояния вложено в предметы искусства.

Использование кредита для обеспечения более высокой доходности имеет смысл, если учесть, что сами по себе предметы искусства имеют весьма заурядные инвестиционные перспективы. К примеру, в период с 1985 по 2018 год, по подсчетам Citi, среднегодовая доходность предметов искусства составила всего 5,3%. Современные картины, большинство из которых пользуется спросом у таких боссов хедж-фондов, как Стивен Коэн и Дэниел Леб, принесли чуть больше – 7,5%. И хотя эта категория предметов искусства по доходности значительно превзошла наличные деньги, сырьевые товары и золото, коллекционер мог бы заработать больше, если бы взял кредит под залог предметов искусства и вложил эти деньги в инвестиционный бизнес или в развивающиеся рынки, доходность которых за тот же период составила 13,9% и 10,8% соответственно.

Владелец коллекции наиболее известных послевоенных и современных произведений искусства имеет возможность занять сумму, составляющую до 50% от стоимости коллекции. Впрочем, если она несет в себе определенные риски – например, включает работы только одного или двух художников, размер предлагаемой ссуды будет меньше. Как правило, кредит в ведущих частных банках под залог картин на 1,5–3 процентных пункта выше эталонной лондонской межбанковской ставки, поэтому этот вид долга не такой уж и дешевый.

WSJ_12_Картины по номерам-1.jpg

Тем не менее в текущем году предметы искусства в качестве залога могут быть куда привлекательнее, нежели другие активы. Использование акций как залога по кредиту способно обеспечить лучшую процентную ставку, но не защищает от риска того, что рынки снова охватит волатильность и это приведет к дорогостоящему margin-call. Кредитование же под залог картин, которые оцениваются лишь раз в год, а не ежедневно (как акции) такой опасности не представляет. Также банки могут проявлять большую осторожность в тех случаях, когда в качестве обеспечения по кредиту выступает недвижимость, по крайней мере, до тех пор, пока общая картина с влиянием пандемии на стоимость таких активов, как торговые центры или офисные здания, не прояснится.

По оценкам Deloitte, под залог предметов искусства в мире выдано займов на общую сумму в размере от $21 до $24 млрд. Подавляющее большинство таких кредитов выдал в США Bank of America. Это учреждение является лидером рынка, ежегодно арт-портфель банка пополняется на $1 млрд. И хотя это лишь малая часть его кредитного портфеля в целом, банк уже занял эту привлекательную нишу.

Возможно, в конце текущего года банкам стоит проявить большую консервативность в оценке коллекций, что поможет снизить скорость прироста их кредитных портфелей. Ведь в условиях экономических спадов рынок искусства непредсказуем. К примеру, во время финансового кризиса 2008–2009 годов годовой доход от предметов искусства упал на 24,5%, что все равно было лучше, чем у акций, которые снизились на 40%. Однако рынку потребовалось почти десять лет, чтобы восстановиться после рецессии начала 1990-х годов. Вот и на этот раз ожидается, что свою ценность сохранят работы таких послевоенных и современных мастеров, как Энди Уорхол и Жан-Мишель Баския, тогда как работы менее известных художников остаются в зоне риска.

Как правило, картины ценятся по эстетическим соображениям либо как символ статуса. Для Уолл-стрит же хорошая новость в этом году – это то, что картины также являются полезным источником наличных денег.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

Перевод с английского языка осуществлен редакцией Kursiv.kz

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg