В Западном Казахстане наладили выпуск шоколадного курта

И хотят его запатентовать

Фото предоставлено ТОО «Кондитерская фабрика «Волна»

Если в 2001 году на единственной в западном регионе кондитерской фабрике выпускали всего 120 тонн продукции, то сейчас уже 700 тонн разных сладостей. В прошлом году здесь начали выпускать и вовсе уникальные изделия: курт и балкаймак в шоколаде. 

Первый свой бизнес Надежда Карась открыла в 1989 году – это была профессиональная кулинарная тренинг-школа. Здесь обучали тем профессиям, которые в то время были в дефиците, – официанты, кондитеры, повара. Этот бизнес практически не требовал вложений, но и дохода особого не приносил. Почти через десять лет после создания тренинг-школы появилось еще одно дело: Надежда Карась занялась розничной торговлей, а еще через несколько лет создала торгово-производственную компанию. 

«В те времена нужно было только знать, как заработать. Мы, например, брали крошку на актауском заводе пластмасс и продавали ее в Москве. А оттуда везли продукты питания, которые были у нас в дефиците. Сначала было «купи-продай» – на этом легче и быстрее всего можно было заработать», – рассказывает «Курсиву» Надежда Карась.

В начале 2000-х ей пришла идея открыть производство, а так как Надежда Карась по первому образованию технолог по приготовлению пищи, а по второму – экономист, то долго думать не пришлось. Решено было открыть кондитерскую фабрику. 

«В 2001 году мы выкупили здание старой хлебопекарни, провели реконструкцию, закупили оборудование, обучили персонал. Начинали всего с 34 наименований кондитерской продукции, сейчас выпускаем уже больше ста наименований», – говорит собеседница «Курсива». 

Несколько лет назад предпринимательница взяла в кредит 235 млн тенге. Средства пошли на расширение производства. Если раньше фабрика была небольшая – всего около 1 тыс. кв. м, то сейчас она увеличилась двое, также закупили дополнительное оборудование. Количество линий выросло в три раза – с четырех до 12. Сейчас на единственной кондитерской фабрике в западном регионе Казахстана выпускают мармелад, зефир, бисквит, шоколадные конфеты и многое другое. Вскоре будет запущена новая карамельная линия, а также автоматическая линия по производству сахарного печенья и вафель. 

«Сырье используем не все казахстанское. Местного содержания у нас где-то 70%. Муку, сахар, сгущенное молоко, сливочное масло, патоку мы закупаем в Казахстане, а из России везем масло какао, шоколадную глазурь, пектин, агар и все остальное», – добавляет Надежда Карась. 

Новый бренд 

18 лет назад на фабрике выпускали всего 120 тонн продукции в год, сейчас – 700 тонн. За эти годы были открыты филиалы в Алматы, Нур-Султане, Астрахани, создано совместное предприятие и фабрика в Таджикистане. А продукция мангистауского производителя побывала на многих мировых выставках. При этом оригинальный дизайн коробки, по которому сразу можно узнать регион, разрабатывает сама Надежда Карась.

«В прошлом году перед саммитом глав прикаспийских государств вызвал меня аким области и дал десять дней на разработку мангистауского бренда. Так были придуманы курт и балкаймак в шоколаде. Сейчас на это лакомство мы оформляем патент», – говорит предпринимательница. 

Один плюс два

Но на мармеладе и шоколаде Надежда Карась решила не останавливаться. В июле прошлого года бизнесвумен открыла завод по производству гофротары, где сейчас изготавливают 20 видов коробок. На его открытие был оформлен кредит по одной из государственных программ. Запуск производства обошелся в 70 млн тенге. Поначалу завод открыли для собственных нужд, потому что заказывать коробки из Павлодара, Семея или Алматы было невыгодно и дорого. 

«Возить гофрокартон с севера или востока страны нерентабельно. Оттуда надо заказывать вагонами – это дорого, а по сути, мы везем воздух – картон же легкий. И в какой-то момент я решила, что нужно создать производство здесь. В Москве на выставке познакомилась с производителями оборудования из Калининграда, оттуда все заказала, построила завод на нашей базе», – отмечает Надежда Карась. 

Сам картон для коробок все же приходится заказывать в России – его возят из Астрахани. Клиентами нового завода стали швейные и обувные фабрики, компании, которые занимаются изготовлением пирогов, тортов, пиццы и пирожных. 

Есть в планах у бизнесвумен и третье производство – уже в конце года на территории свободной экономической зоны «Морпорт Актау» будет запущен завод по производству полимерной упаковки. На заводе будут изготавливать коррексы (пластиковые упаковки с ячейками для конфет), а также различные пластиковые контейнеры.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

qazexpocongresskz.jpg