Как в Казахстане получить средства на открытие импортозамещающих производств

И готов ли к этому бизнес ЗКО?

Фото: Shutterstock.com

В Уральске при годовом объеме реализации продуктов питания на сумму 30 миллиардов тенге доля продаж местного продовольствия составляет лишь четвертую часть. Насколько готов бизнес ЗКО производить товары широкого потребления, а не завозить их извне, с какими проблемами сталкивается, пытаясь оформить льготные кредиты на открытие импортозамещающих производств, выяснял «Курсив».

Сразу следует отметить, что государственную программу импортозамещения «Экономика простых вещей», которая призвана обеспечить бизнес льготными кредитами на производство товаров широкого потребления, в регионах курируют Палаты предпринимателей. Так, в ЗКО в марте 2019 года был открыт проектный офис, куда может обратиться любой предприниматель, у которого есть желание стать участником этой госпрограммы – здесь ему помогут в составлении бесплатного бизнес-плана, проконсультируют по вопросам свободных ниш в местном производстве. 

Планы – есть, залогов – нет

«В целом по республике выделено 600 млрд тенге на субсидирование процентной ставки по кредитам в рамках этой программы. Мы рассчитываем, что 30 млрд тенге из них освоит именно ЗКО. Я считаю, что условия выдачи кредита хорошие – 7% годовой ставки вознаграждения по нему платит государство, остальные – сам бизнесмен», – заявил на одной из встреч с бизнесом первый заместитель акима ЗКО Гали Искалиев.
 
При этом он отметил, что по списку приоритетных в госпрограмме значится производство 250 товарных позиций, в ЗКО производится не более 10% из них. Чтобы стать участником программы «Экономика простых вещей», необходимо производить хотя бы один из заявленных продуктов. 

Замакима высказал уверенность, что в области много ниш, которые еще не заняты. «Взять, к примеру, производство школьной мебели. Ее к нам завозят. Мы со своей стороны могли бы помочь бизнесу с первоначальной реализацией продукции – рассмотреть вопрос об оснащении школ области новой мебелью», – заявил Искалиев.

Однако бизнесмены пояснили чиновнику, что у них не все гладко с получением кредитов на производство.

«Бизнес хотел бы развивать производство в новых направлениях, и я сам – не исключение. Но многие крупные компании сейчас итак закредитованы – все имущество бизнеса – в залоге у банков второго уровня (БВУ). Думаю, освоить 30 млрд в нашей области будет проблематично», – говорит глава ТОО «Жайык-Ет» Темиргали Ескендиров.

«Банки слишком придираются к залоговому имуществу. Сейчас у меня есть кредит на развитие производства – залогом по нему выступил полностью весь производственный комплекс, плюс от меня потребовали личный залог – квартиру, которую мне тоже пришлось заложить в банк, хотя первый залог итак втрое превышал стоимость кредита. Взять еще один кредит я не смогу - залогов больше нет», – признается глава ТОО «Мак-Тамак» Сергей Каверин.

Предприниматели, занимающиеся швейным производством – руководитель дома моды «Мария-ханум» Жулдыз Куспанова и владелица ИП Алла Уразбаева – констатируют, что на их деятельность в сфере производства одежды получить льготное кредитование практически невозможно. По мнению бизнесвумен, банки выставляют нереальные условия по залогам. В итоге предпринимателям приходится или ставить крест на расширении производства, или брать кредиты как частным лицам под 22-26%.

Системные вопросы на местах не решить 

Заместитель руководителя областной Палаты предпринимателей Марат Нургуатов рассказал «Курсиву», что в области все-таки нашлись бизнесмены - 15 производственников, которые подали заявки на льготное кредитование по программе «Экономика простых вещей» в общей сумме 6,4 млрд тенге. Пять проектов заявлены на сумму менее 100 млн тенге и еще 10 проектов – на сумму свыше 100 млн тенге. В основном это проекты в отрасли пищевой, легкой промышленности и образования.

«Мы приглашали руководство БВУ, чтобы обсудить претензии бизнеса по кредитным залогам. Но банкиры заявили нам, что те бизнесмены, которые уже оформляют кредиты по программе импортозамещения, никаких проблем не имеют», – говорит Марат Нургуатов.

Он также подчеркивает, что ряд системных проблем, связанных с залоговым обеспечением кредитов, которые касаются всего Казахстана, есть. И не исключено, что они будут мешать реализации данной программы. «Это, прежде всего, сам подход банков к рассмотрению бизнес-планов, которые подают предприниматели на кредитование», –  уверен г-н Нургуатов.
 
По его мнению, менеджеры БВУ зачастую не рассматривают бизнес-план на предмет выгодности для региона, его окупаемости, их интересует только наличие у предпринимателя высоколиквидного залога. «Для увеличения возможностей кредитования бизнеса займы на новое производство необходимо выдавать на сумму до 80% от предоставляемого залога, на что банки сейчас не идут, – говорит он. – В ситуации, когда менеджеры банков будут давать кредиты под 70-80% его залоговой стоимости, они будут вынуждены изучать бизнес-планы, так как именно их реализация в последующем станет гарантом возврата кредита. Эту тему нам совместно с предпринимателями нужно поднимать по всему Казахстану и пытаться менять систему оценки бизнес-планов по заявкам на получение кредитов в банках». 
 
Есть еще одна системная проблема, которая, по словам собеседника «Курсива», может тормозить реализацию программы импортозамещения – это конфликт финансовых интересов в межхозяйственных связях производителей и переработчиков сельхозпродукции.
 
Дело в том, что производители сельхозпродукции не являются плательщиками налога на добавленную стоимость, в то время как не все переработчики освобождены от уплаты НДС. В итоге переработчик, выпустив конечный продукт, должен заплатить за него в бюджет 12% НДС. Тогда как в ситуации, если он будет покупать сырье для производства у импортного производителя сельхозпродукции, НДС будет идти в зачет. В этом случае на конечный товар тот же самый переработчик будет иметь НДС от 1 до 5%.

«Эту проблему нужно решать вместе с Министерством государственных доходов, –  считает Марат Нургуатов. – Почему мы ее сейчас поднимаем? Потому что из 600 млрд тенге, выделенных из госбюджета на реализацию программы «Экономика простых вещей», 100 млрд тенге предназначены на кредитование проектов по производству сельхозпродукции и 100 млрд – на проекты по переработке сельскохозяйственного сырья. Но сотрудничать местным переработчикам с местными же производителями сельскохозяйственного сырья в сегодняшних реалиях невыгодно».

Местных товаров – раз-два и обчелся

По информации г-на Нургуатова, в I квартале 2019 года Палата провела исследование на предмет наличия в крупных супермаркетах Уральска продукции местного производства. Выяснилось, что при годовом объеме реализации продуктов питания на сумму 30 млрд тенге, лишь четвертая часть (25%) – это местные товары. 

Собеседник «Курсива» считает, сейчас уже можно сказать, что в ЗКО состоялось импортозамещение по мукомольной продукции, макаронным изделиям, по мясу и мясопродуктам. Но области есть, куда стремиться в производстве молокопродуктов, овощей, кондитерских изделий из муки. 
Практически ничего своего ЗКО не производит в отрасли легкой промышленности.

Широкое поле для деятельности есть в отрасли стройиндустрии – в ЗКО нет производства лакокрасочной продукции, в малых количествах производятся сухие строительные смеси.

«Сейчас ряд предпринимателей изъявили желание развивать легкую промышленность. И мы уже начали работать по понятным для нас рынкам: так, в области проживает 100 тыс. учеников, на приобретение школьной формы которым родители ежегодно тратят не менее 1,5 млрд тенге. 80-90% от общего объема – это импортная школьная форма. Эти деньги необходимо вернуть в область, шить и продавать в регионе школьную форму собственного производства», – считает г-н Нургуатов.

Он отмечает, что зачастую в своей работе наши производственники выступают в роли просителей: сначала – кредитов в банках, потом – мест реализации своих товаров. Внедряя программу импортозамещения в стране, нужно менять этот подход: банки и супермаркеты должны быть на подхвате у бизнеса, и тогда ширпотреб местного производства появится в ассортименте всех магазинов.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

В Казахстане станет проще развивать тепличный бизнес

Новые правительственные поправки снизят число необходимых документов для старта

Фото: Depositphotos/PiLens

Очередной пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в Казахстане поможет малому бизнесу расширить свои объекты или построить новые. В частности, отменены требования разработки проектно-сметной документации в отношении технически несложных стройобъектов.

Технически несложные объекты – это мобильные комплексы контейнерного, блочного и модульного исполнения, одно­этажные здания для предприятий торговли, общественного питания и бытового обслуживания, которые возводят из сборно-разборных конструкций, склады и хранилища высотой не более 7 метров и площадью до 2 тыс. кв. м, открытые автостоянки на 50 и менее мест. А кроме того, теплицы и парники, строительство которых на госуровне стимулируется с 2015 года. 

Для теплиц и не только

Теплицы должны были сбить ценовые скачки при сезонном подорожании овощей, но при их строительстве бизнес столкнулся с существенными барьерами. Показательна история грузинского бизнесмена, который строил теплицу в Актюбинске.

«Он признался, что когда он такую же теплицу строил в Грузии, то разрешение на строительство теплицы там ему обошлось в 10 тыс. евро и в две-три недели было выдано. У нас стоимость дошла до 100 тыс. евро и по срокам – пять месяцев, но если бы мы не подключились, то разрешение он бы еще полгода получал», – рассказывал Айдос Мамыт из Агентства по противодействию коррупции.

8-й пакет поправок в законодательство по вопросам улучшения бизнес-климата в том числе отменяет требования разработки проектно-сметной документации (ПСД) в отношении технически несложных стройобъектов.

«Изменения, безусловно, произошли в лучшую сторону, поскольку, независимо от того, технически они сложные или несложные, стройобъекты ранее поголовно проходили экспертизу и процедуру разработки проектно-сметной документации», – поясняет руководитель управления анализа и мониторинга бизнес-среды Министерства национальной экономики Мадина Нуртас.

Она говорит, что на разработку ПСД требуется от месяца до года и даже более в зависимости от сложности объекта. 

От экспертизы и ПСД освобождено и строительство сетей электроснабжения с установленной мощностью до 200 кВт для субъектов предпринимательства. Сеть в 200 кВт способно обслуживать помещение с сетью освещения в 83 лампочки мощностью 100 Вт. Ранее, если предприниматель решал расширить свой магазин и, соответственно, увеличить его освещение, ему повторно приходилось разрабатывать ПСД на строительство или модернизацию сети питания, теряя деньги и время. «Тепличная» поправка на самом деле облегчила жизнь всему малому и микробизнесу страны, особенно в том случае, если этот бизнес решит расширяться, наращивая свои производственные и торговые площади. 

KPI для государства

Упрощение процедур в этой сфере может простимулировать рост числа проектов в сфере коммерческого строительства и количества компаний, реализующих такие проекты под ключ, уверены в Министерстве национальной экономики.

Увеличению числа игроков рынка из частного сектора будет способствовать и установленное законом сокращение перечня оснований для создания организаций с государственным участием. Теперь государственные предприятия могут быть созданы исключительно в целях обеспечения национальной безопасности, введения государственной монополии или в связи с недостаточным развитием конкуренции на товарном рынке, которое будет определяться по итогам его анализа со стороны антимонопольного ведомства.

«Анализ состояния конкурентной среды и сейчас проводится при создании госпредприятий либо расширении или изменении осуществляемых ими видов деятельности: им определяется возможное их влияние на рынки», – напоминает руководитель управления правового обеспечения и методологии Комитета по защите и развитию конкуренции Министерства национальной экономики Бахыт Кожикова.

Она поясняет, что для определения уровня развития конкуренции на товарном рынке берутся следующие критерии: рыночная концентрация, доли действующих субъектов частного предпринимательства на этом рынке, показатели спроса и возможности его удовлетворения субъектами частного предпринимательства, а также иные структурные особенности товарного рынка, к примеру, экономические и административные барьеры для входа на рынок. После анализа этих данных будет приниматься решение о целесообразности присутствия государства в предпринимательской среде на конкретном участке.

Напомним, что в начале лета министр национальной экономики Казахстана Руслан Даленов сообщил о том, что по итогам 2019 года участие государства в экономике снизилось до 16% – этот показатель был вычислен путем деления суммы валовой добавленной стоимости продукции, произведенной компаниями квазигосударственного сектора, на объем ВВП страны. При этом доля МСБ в казахстанском ВВП, по оценке того же министерства, составила 30,8%. Государственный KPI – довести этот показатель до 35% к 2025 году.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

banner_wsj.gif

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg