nedvijimost-v-krizis.png

31710 просмотров

Абай Саркулов: «Для себя мы поставили цель - охватить каждого второго предпринимателя»

Предправления ФРП «Даму» Абай Саркулов подвел итоги уходящего 2017 года и поделился с «Къ» планами на будущее

Абай Саркулов: «Для себя мы поставили цель - охватить каждого второго предпринимателя»

Абай Саркулов: «Для себя мы поставили цель - охватить каждого второго предпринимателя»

Текущий год подходит к концу. Многие организации и топ-менеджеры частных и госкомпаний подбивают баланс своей деятельности. Свой годовой итог подводит и председатель правления АО «Фонд развития предпринимательства «Даму» Абай Саркулов, пришедший на пост главы фонда в феврале 2017 года.

– Абай Серикович, ранее Вы долгое время работали в АО «Банк развития Казахстана» и АО «БРК», расскажите, используете ли на новом месте работы свой прежний опыт, или для Вас работа в ФРП «Даму» что-то новое?

– Конечно, наработанный ранее опыт по организации работы на новом месте пригождается. Что же касается деятельности непосредственно в фонде, то здесь все на 180% отличается от того с чем я сталкивался на предыдущих местах работы. К примеру, в Банке развития Казахстана я работал с крупными игроками, а тут МСБ. Это, конечно, совсем другая специфика.

– Что интересно было там, а что интересно здесь?

– В турецком банке мы занимались девелоперскими проектами, в БРК я набрал большой опыт. Но различие – в структурировании сделок. Тут сделки на потоке идут и есть несколько основных продуктов – разместить деньги в БВУ по определенным направлениям (это субсидии, безрисковая для фонда «Даму» деятельность); выделяются средства со стороны государства и их надо своевременно донести до отраслей, которые идут по «Дорожной карте бизнеса». Еще одно направление – предоставление гарантий в качестве обеспечения. Когда у предпринимателей не хватает залогов, мы выступаем гарантом перед банками, в случае, если проект не реализуется, мы покроем убытки банков, закроем их риски, чтобы они дальше поддерживали дух предпринимательства.

В БРК же каждая сделка уникальная, нет каких-то заранее подготовленных лекал или образцов. Все сделки были разные: начиная от отраслей несырьевого сектора (металлургия, энергетика, инфраструктура, легкая промышленность), и акционеры разные, и инвестиционный период разный, и валюта разная. Тут нужен был индивидуальный подход к каждому заемщику. Ну а в фонде все это поставлено на поток: шаблонные заявки, шаблонные сделки. Вот в этом и заключаются основные отличия.

– На что фонд «Даму» будет делать упор в следующем году?

–В этом году мы утвердили новую стратегию фонда. Основные различия между тем, что было ранее утверждено, и тем, что будет – раньше у нас было направление по повышению компетенции предпринимателей, обучающие программы. Сейчас мы уже от этого отошли ввиду того, что постановлением правительства было решено передать этот функционал палате предпринимателей «Атамекен». Нам нет смысла дублировать эти функции. И в старой стратегии мы занимались активным продвижением оператора государственных программ. МВ данном направлении мы также остаемся оператором программ, но при этом хотим больше оказывать поддержку предпринимателям за счет собственных средств, учитывая, что в скором времени срок таких программ как «Дорожная карта бизнеса-2020» истекает. Без сомнения, правительство будет оказывать поддержку, но мы хотим уже на сегодняшний день, учитывая нашу базу и опыт, привлекать деньги, не используя государственный бюджет и активно участвовать в реализации собственных программ. Это основное отличие от предыдущей стратегии.

– Что за собственные программы?

– Сейчас активно работаем с международными финансовыми институтами, такими как Азиатский банк развития (АБР), Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР). Мы у них занимаем средства и выделяем отечественным БВУ на льготных условиях, чтобы они дальше доводили эти деньги до бизнеса. При этом мы сами определяем направления, это: франчайзинг, факторинг, программы до лизинговых компаний, женщины в бизнесе и пр. Есть у нас и так называемые точечные программы. Например, в этом году в Мангистауской области хорошо показала себя программа по развитию туризма, разработанная нами совместно с местным акиматом.

Одно из основных направлений в новой стратегии – это финансирование микро- и малого бизнеса. На сегодняшний день наш информационно-аналитический департамент провел большую работу для определения целевой аудитории и направления для дальнейшего движения. Были проанализированы 1,5 млн наших предпринимателей. 1 млн 187 тыс. предпринимателей на сегодняшний день платят налоги. Из этих них 927 тыс. регулярно платят налоги. Из этого числа предпринимателей 233 тыс. имеют свои кредитные истории и пользуются финансовыми инструментами: кредитование, лизинговое финансирование и микрокредитование. Остальные либо не нуждаются, либо в поисках, либо вообще не работают. При этом из 233 тыс. предпринимателей мы охватили нашими услугами 32 тыс. Это те предприниматели, кто есть у нас в базе. Они пользуются гарантиями, субсидиями, обусловленным финансированием.

– Прямо скажем не густо.

– Для себя мы поставили цель охватить каждого второго предпринимателя, т.е. хотим дорасти до 100 тыс. предпринимателей, которые могли бы быть в нашем портфеле.

- За какой период? И за счет чего это произойдет?

– В течение пяти лет. Мы внимательно изучили всех из 233 тыс. предпринимателей, посмотрели, в какой правовой форме они зарегистрированы – это ТОО, ИП и крестьянские фермерские хозяйства (КФХ). 30% этих компаний – ТОО. В принципе, здесь каждый второй предприниматель уже охвачен поддержкой. Это значит, что нам нужно спускаться ниже и охватывать ИП и КФХ. И поскольку в основном с ними работают МФО, мы приняли стратегическое решение развивать отношения именно с микрофинансовыми организациями, чтобы доводить наши кредиты, льготы и гарантии до микро- и малого бизнеса.

Когда среднее предпринимательство привлекает средства, они в основном рассчитывают на крупные суммы, хотят реализовывать большие проекты. Для этого среднему бизнесу обязательно нужно заказать оборудование, обучить людей и начать выпуск продукции. К примеру, взяли они кредит на $1 млн, и только через 12 месяцев поставили оборудование, приняли на работу 100 тысяч человек, обучили людей, запустили бизнес. Мы же, спускаясь ниже и выдавая средства малому бизнесу, уже буквально на следующий день видим, как предприниматель получает через МФО кредит, и уже через месяц запускает дело – открывает мастерские, кофейни, небольшие пошивочные цеха, бутики. В банках вся процедура, начиная от проверки, оформления, одобрения, до выдачи кредита занимает от трех до шести месяцев. В МФО все происходит гораздо быстрее.

– А какие средства, которые будут направлены в МФО, выделяются из бюджета?

– В этом году у нас была запущена программа продуктивной занятости массового предпринимательства. Было выделено порядка 10 млрд тенге. В рамках этой программы мы можем распределять эти деньги как для БВУ, так и для МФО. Конечно, пока в нашем портфеле львиную долю занимают БВУ, но при этом у нас уже есть две МФО (в ЮКО компания «Ырыс» и в Казалодинской области Региональный инвестиционный центр), которые приняли решения привлечь средства для финансирования в рамках упомянутой госпрограммы. Более того, мы реализуем собственные программы. В рамках привлечения суммы четвертого транша от АБР в размере 72 млн тенге мы часть средств будем размещать в KMF.

– Если не ошибаюсь, на рынке работает около 40 МФО?

– У нас есть Ассоциация МФО Казахстана, которая объединяет 45 компаний. А вообще на рынке около 150 микрофинансовых компаний. Кстати, согласно планам по поддержке предпринимательства со стороны правительства в этом году была озвучена инициатива по созданию апексного фонда.

– Имеется в виду привлечение средств международных финансовых организаций?

– В целом, да. Это механизмы использования эффекта масштаба и предоставления более льготных условий для микрокредитных организаций на местах. Мы будем помогать МФО с техническими вопросами, оказывать консультационные услуги, привлекать финансы, может быть международных игроков. За счет этих механизмов мы будем растить наши МФО, чтобы они могли как можно больше охватить рынок Казахстана, чтобы были способны работать с населением, с предпринимателями, чтобы наши деньги качественно доходили до МСБ. Так что в следующем году мы ожидаем создания апексного фонда на базе фонда «Даму».

– Как же будет решаться вопрос по управлению рисками в МФО?

– Вот поэтому в рамках апексного фонда мы можем помочь им диагностировать и настроить систему риск-менеджмента в МФО.

– Какой же на сегодняшний день процент невозвратных кредитов у МФО?

– По данным ассоциации, у них не более 4% NPL.

– Что-то сомнительно?

– Мы встречались с главой KMF Шалкаром Жусуповым и задавали тот же вопрос. Он говорит, что некоторые клиенты берут займы не первый, а второй или даже третий раз. Например, у этой компании около 3 тыс. своих отделений по Казахстану. И у них также есть три уровня принятия решений – это кредитный офицер, мониторщик и рисковик. Кроме того, они в целом очень хорошо знают предпринимателей, которые к ним обращаются. Т.е. они знают бизнес, видят, что он генерирует кэш, поэтому выдают займы только таким предпринимателям.

– Значит, в этом случае стартапам ловить нечего?

– По статапам МФО не работают. Да и не все банки тоже готовы поддерживать начинающие проекты. Хотя в некоторых регионах БЦК себя чувствует довольно уверенно. Сейчас и Народный банк начал поддерживать стартап-проекты. Где-то Сбербанк себя тоже проявляет.

Что касается оказания помощи стартапам, то здесь мы полагаем, что для них можно создавать краудфандинговые, краудвестинговые платформы, чтобы молодые предприниматели могли там презентоваться. Если их идеями заинтересуются какие-то инвесторы, то за счет этого стартап-проекты смогут развиваться.

– В следующем году РК необходимо будет погашать довольно крупные суммы внешнего долга. Но вы говорили о намерении взять кредиты у АБР и ЕБРР под гарантии фонда «Даму». Это ведь увеличивает наш внешний долг. Не откажут ли международные финансовые институты в выдаче займов?

– Мы привлекаем уже четвертый транш у АБР в размере 72 млрд тенге. Это говорит о том, что данная международная финансовая структура нам доверяет. Более того, первый транш мы уже погасили. Второй транш погасим до конца текущего года. В этом плане ни у нас, ни, полагаю, у АБР, нет никаких сомнений, что мы достаточно хороший заемщик.

Кроме того, сейчас мы для того, чтобы оптимизировать ресурсы, чуть-чуть изменили подход к выдаче денег финансовым институтам. Мы хотим, чтобы банки и МФО сами финансировали проекты, а потом все свои заявки формировали и выдавали к нам для возмещения. Такая практика действует во всем мире, когда международные финансовые структуры, к примеру, такие как АБР, возмещают затраченные средства, видя целевое назначение.

– Если говорить об альтернативных инструментах финансирования бизнеса. Часто бывает так, что инвестиционные компании и действующие предприниматели один и тот же вопрос рассматривают с разных позиций. Образно, каждый тянет одеяло на себя. Вы полагаете, что в данном случае возможен какой-то компромисс?

– Однозначно. Не так давно прозвучала идея о создании диалоговой площадки, где инвесторы могли бы заявить о своих предпочтениях, требованиях к прозрачности и открытости бизнеса, а бизнес, соответственно, обо всех элементах «dd» (финансовой части, технических моментах – «Къ»), которые необходимы для инвестора. Мы полагаем, что на этой площадке все интересы игроков должны совпасть, что в итоге даст большой импульс для развития фондового рынка Казахстана. Это, кстати, один из вопросов нашей стратегии – развивать альтернативные финансовые инструменты вне банковского сектора. У бизнесмена должен быть выбор: либо он идет в банк, либо он обращается в лизинговую компанию, либо направляется на фондовый рынок, чтобы привлечь средства для реализации своих идей.

– В следующем году планируется запустить на полную мощность МФЦА. Как это отразится на работе фонда?

– К сожалению, как таковой плотной работы у нас ни с KASE, ни с РФЦА не было. Для фонда, действующего от лица предпринимателей, в принципе нет большой разницы какие будут площадки. Лишь бы эти фондовые институты работали и предлагали различные инструменты для развития бизнеса.

– Разработаны ли в новой стратегии фонда «Даму» еще какие-то инструменты, которые бы помогали развивать бизнес?

– Да, сейчас мы определили, что в фонде будет оказываться поддержка не только нашими инструментариями, но также и теми инструментами, которые имеются у холдинга «Байтерек». Это будет своего рода «финансовый супермаркет», пакет комплексных услуг. Допустим, если предприниматель пришел и услуги фонда «Даму» – ни гарантии, ни субсидии – ему не подходят, нужно, чтобы он все-таки получил ту помощь, на которую рассчитывает. В этом случае, быть может, ему подойдут услуги холдинга «Байтерек» – либо вхождение капитала через «Казына Капитал Менеджмент», либо лизинговое финансирование через «БРК-лизинг». Если это крупный бизнес, то можно его направить на консультации по БРК, если он экспортирует свои товары, то можно предложить ему услуги «КазахЭкспорта», если это какой-то инновационный стартап, и подходит по всем требованиям, то мы можем предложить услуги НАТР. Мы хотим не ограничиваться услугами только фонда «Даму», а дать более расширенную линейку всех услуг, которые оказывает холдинг «Байтерек».

– Замкнутый цикл это, конечно, хорошо. Но как оно будет работать на практике?

– У нас сейчас запускается платформа Digital Baiterek – это один из каналов коммуникации, куда можно зайти, посмотреть и подать необходимую заявку онлайн. Если же нет выхода в интернет, у фонда «Даму» по всей стране имеются филиалы и мобильные центры поддержки предпринимательства. За каждым филиалом закреплен автобус, по согласованию с акиматами и сельскими акимами к ним выезжают наши специалисты и прямо там, на местах, консультируют, собирают заявки, а потом передают их тем подразделениям, контрагентам, которые этими вопросами занимаются.

– Как же вам удается избежать коррупционной составляющей?

– Мы мониторим социальные сети и видим жалобы со стороны населения. Есть случаи, когда некто представляется сотрудником фонда «Даму» и просит у предпринимателей какие-то деньги за предоставление услуг по вопросам кредитования. Но тут бизнесмены должны сами понимать, что на самом деле ни один из сотрудников «Даму» не принимает такие решения. Деньги размещены в банках. Мы просто собираем необходимые документы, сопровождаем их, а решения все-таки принимаются коллегиальными органами банков. Никакого влияния на банк мы оказать не можем. Это даже не в нашей компетенции. И если какие-то мошенники есть, то это только потому, что наши предприниматели не знают, как выстраивается работа фонда «Даму».

В этом плане мы хотим создать еще более прозрачную схему. В следующем году переводим полностью в электронный формат предоставление всех услуг, чтобы клиент мог онлайн отслеживать все свои процедуры прохождения документов. Мы хотим, чтобы, подавая заявку, он понимал, где она, дошла ли до «Даму», передана ли в банк и на каком этапе рассмотрения сейчас находятся его документы, одобрил ли банк его заявку или нет, необходимо ли ему дальше двигаться и как. При этом все происходит без какого-либо контакта с сотрудниками фонда или даже банка. Мы считаем, что за счет этого элементы коррупции и мошенничества будут максимально исключены.

Более того, в июле этого года у нас произошли изменения, мы ввели новую должность – комплаенс-контролер, чтобы не было так, что какие-то решения могли приниматься каким-либо одним сотрудником. Это структура, которая подчиняется совету директоров. Основные ее функции – анализ внутренних документов фонда на предмет коррупционного поля.

– Текущий год подходит к концу, поэтому не могу не спросить об итогах.

– Конечно же, это утверждение стратегии фонда советом директоров. В этом году мы достаточно хорошо поработали с ЕБРР. Если говорить о наших фронтовых подразделениях, то здесь чувствовалась турбулентность в банковском секторе. Однако несмотря на это мы все свои обязательства выполняем сверх плана. Даже с учетом того, что произошло с Дельтабанком, РБК, Казинвестбанком, мы по финансовым показателям года все-таки выйдем в плюс.

По нашему корпоративному КПД – по обслуживанию и консультированию клиентов – у нас также были поставлены достаточно амбициозные планы. Мы их выполняем. По количеству проектов тоже все вовремя исполняется.

- Что ж, успехов Вам в следующем году.

Фото: Олег СПИВАК

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif

kursiv_opros.gif