630 просмотров
630 просмотров

Сколько иностранных «дочек» есть у казахстанских банков

И сколько они зарабатывают

Фото: Depositphotos

Из тех казахстанских банков, которые полностью или частично принадлежат резидентам РК, только у четырех есть дочерние банки за рубежом и только у одного таких «дочек» несколько. Если заявленное слияние Jýsan и АТФ состоится, число банков, располагающих иностранными «дочками», сократится до трех.

География присутствия банковских «дочек» включает в себя пять постсоветских стран: Грузию, Кыргызстан, Россию, Таджикистан и Узбекистан. Есть еще два банка в Беларуси и Украине, которыми владеет казахстанский предприниматель Кенес Ракишев через принадлежащую ему компанию «БТА Банк» (некогда крупнейший банк страны, который в 2015 году добровольно сдал банковскую лицензию, а сохранившая название организация стала заниматься управлением оставшимися на балансе активами). Но в скором времени эти банки утратят казахстанские корни. На днях Ракишев сообщил, что до конца текущего года намерен продать украинскую «дочку», а в следующем году планирует расстаться с белорусской структурой.

Что касается действующих казахстанских банков, то сообща они имеют восемь иностранных «дочек» – пять у Халыка и по одной у АТФ, Jýsan и Евразийского. В нескольких случаях банки обзаводились «дочками» в результате слияний. В частности, Халык два своих зарубежных банка (в России и Таджикистане) получил в наследство от Казкома, а Jýsan стал собственником российского банка после покупки и ребрендинга Цеснабанка.

Кыргызстан: приходы

Самой крупной из иностранных «дочек» является кыргызский Оптима Банк, принадлежащий АТФБанку (доля владения – 97,1% на конец 2019 года). В свои лучшие годы, которые закончились с приходом кризиса в конце 2007-го, АТФ успел прирасти «дочками» еще в двух странах. Но группа UniCredit, купившая АТФ у Булата Утемуратова буквально накануне кризиса, решила от них избавиться. Российский ОКБ «Сибирь» был продан в 2011-м (спустя шесть лет после покупки), а приобретенный в 2006-м таджикский Сохибкорбанк выпал из обоймы уже в 2008-м. 

Купленный в 2004-м Оптима Банк остается в группе АТФ до сих пор – возможно, в силу значимости этого игрока для локального рынка и его относительно высокой эффективности. Этот институт является лидером банковского сектора Кыргызстана. По итогам прошлого года Оптима Банк, по его собственным данным, был лучшим в стране по основным показателям деятельности, таким как объем активов (доля рынка – 14,7%), кредитов (16,5%) и депозитов (14,4%). В 2019 году банк заработал 5,9 млрд тенге чистой прибыли (здесь и далее суммы, изначально выраженные в валютах стран присутствия, пересчитаны по официальному курсу тенге), что составило 27% от совокупного финансового результата сектора. Для сравнения: консолидированная прибыль материнского АТФБанка в прошлом году составила всего 1,9 млрд тенге.

Кыргызская «дочка» Халыка в 4 раза меньше Оптимы по величине активов (53 млрд против 200 млрд тенге на конец 2019 года) и в 3,5 раза меньше по объему ссудного портфеля (35 млрд против 125 млрд). Зато в 2019 году она демонстрировала резвую динамику. По данным материнского банка, активы кыргызского Халыка за прошлый год выросли на 36% (втрое быстрее среднерыночных темпов), ссудник – на 33% (вдвое быстрее рынка). В 2019 году «дочка» Народного заработала 619,4 млн тенге чистой прибыли.

Халык зашел в Кыргызстан практически синхронно с АТФ. В 2004 году правительство Кыргызской Республики приняло решение о приватизации государственного Кайрат Банка и объявило тендер. Халык его выиграл, заплатил 170 млн сомов ($1,34 млн) за 100% акций и провел ребрендинг. Быстрый рост, демонстрируемый «дочкой» в последние два года, потребовал от акционеров вливания дополнительных средств в структуру. В декабре 2019-го уставный капитал кыргызского Халыка был увеличен с 600 млн до 1,2 млрд сомов.

Кыргызстан: уходы

Была «дочка» в Кыргызстане и у БТА Банка, но с ней было связано много скандалов (собственно, как и с самим материнским институтом). Например, в 2011 году БТА попытался через Международный арбитражный суд в Гааге взыскать с Кыргызстана $75 млн за незаконную, по мнению истца, экспроприацию 71% акций в дочернем банке. По сообщению правительства Кыргызстана, в 2018 году стороны договорились урегулировать данный спор мирным путем, и арбитражное производство было прекращено «без признания какой-либо ответственности со стороны Кыргызстана и без выплаты с его стороны какой-либо компенсации». В 2019-м местный Бакай Банк выкупил долю казахстанских акционеров в кыргызском БТА Банке и осуществил его поглощение. Бренда БТА в Кыргызстане не стало. 

А четырьмя годами ранее из этой страны ушел Казком, проработав здесь почти 13 лет. В 2002-м Казком купил 72% акций Кыргызавтобанка, переименовал «дочку» в ОАО «Казкоммерцбанк-Кыргызстан» и к 2012 году довел долю владения до 96%. В 2015-м весь этот пакет был продан Канату Мамакееву (являлся бессменным председателем правления банка с момента его покупки Казкомом). По данным СМИ, сумма сделки составила $2,4 млн. В Казкоме продажу объясняли оптимизацией дочерних структур из-за слияния с БТА. Банк был переименован в Кыргызкоммерцбанк и носит это название и поныне, но структура его собственников поменялась. В 2017 году контрольную долю в банке (53%) выкупила японская Sawada Holdings. По информации финансового портала «Акчабар», пакет обошелся японцам в $7,8 млн. 

Россия: приходы

В России у казахстанских БВУ есть три дочерних банка. Самым крупным из них является Плюс Банк, полностью принадлежащий банку Jýsan как правопреемнику Цеснабанка. Последний получил контроль над Плюсом 31 декабря 2015 года, увеличив долю в голосующих акциях с 20 до 67,4%. За этот докупленный пакет, по данным аудита, Цесна заплатила 3,4 млрд тенге. 12 января 2016 года Цесна нарастила долю в Плюсе до 83,3%, потратив на это еще 1,2 млрд тенге. А на конец 2016-го Плюс уже на 100% принадлежал Цесне. Цену заключительной сделки «Курсив» в открытых источниках не обнаружил, но в апреле 2015-го Цеснабанк уведомлял KASE, что за увеличение доли в Плюсе с 20 до 100% он заплатит «не более $17,37 млн». На момент публикации данного объявления эта сумма была эквивалентна 3,2 млрд тенге, на конец 2016-го она выросла до 5,8 млрд тенге.

Плюс Банк был основан в Омске и в настоящее время имеет 12 офисов в шести регионах России. По данным портала banki.ru, по итогам 2019 года Плюс занимал 117-е место среди 440 банков РФ по величине чистых активов (160 млрд тенге), 48-е место по размеру кредитного портфеля физлиц и 68-е место по объему депозитов населения. Ключевые продукты банка – автокредитование, ипотека, карточный бизнес. Основу фондирования составляют розничные вклады.

Информация о финансовых результатах Плюса противоречива. Согласно годовому отчету банка, его чистая прибыль за 2019 год составила 408 млн руб­лей (сумма эквивалентна 2,4 млрд тенге. – «Курсив»), что на 855 млн больше чистого убытка за 2018 год. В этом же документе сказано, что одной из стратегических целей банка является выход на стабильно безубыточный уровень деятельности. В то же время аудированная отчетность гласит, что в 2019 году банк допустил убыток в размере 2,3 млрд рублей (около 13,6 млрд тенге).

В 2018 и 2019 годах Плюс нарушал минимальные значения надбавок к нормативам достаточности капитала. По информации банка, причина нарушений – существенное снижение собственных средств в результате доформирования провизий по корпоративному портфелю и переоценки имущества на балансе. С 6 октября 2018 года по 5 апреля 2019 года регулятор наложил на Плюс ограничение в части привлечения клиентских средств на счета и депозиты. По состоянию на 30 апреля 2019 года в Плюсе проводилась комплексная проверка со стороны ЦБ РФ. В этой связи на тот момент существовала высокая неопределенность в отношении непрерывности деятельности банка, что было отмечено в аудиторском заключении (проще говоря, это намек на возможный дефолт). Так сов­пало, что проблемы в Плюсе начались синхронно с проблемами в материнской Цесне. И, судя по всему, так же синхронно закончились – во всяком случае, пруденциальные нормативы Плюс больше не нарушал. В аудите за 2019 год пугающая информация о сомнениях в способности банка работать непрерывно уже отсутствовала.

Халык обзавелся «дочкой» в России в 2004 году, купив 77% челябинского банка «Хлебный» за 165 млн тенге (около $1,23 млн). Затем доля была доведена до 100%, и в 2007-м банк был переименован в НБК (аббревиатура названия материнской структуры). После поглощения Казкома у Халыка появился еще один банк в России – Москоммерцбанк. Халык решил ограничиться только им и в 2018 году присоединил НБК к Москоммерцу. 

На конец прошлого года активы российской «дочки» Халыка составили 122 млрд тенге, ссудный портфель – 67 млрд, собственный капитал – 23 млрд. В 2019 году банк заработал 580 млн тенге чистой прибыли. По данным годового отчета Халыка, основными задачами Москоммерца в 2019 году являлись улучшение качества ссудного портфеля и реализация непрофильных активов. В целях поддержки операционной деятельности уставный капитал «дочки» в декабре прошлого года был увеличен на 3 млрд рублей. 

Самой маленькой из иностранных «дочек» казахстанских БВУ является ПАО «Евразийский банк» (Россия). На момент покупки (апрель 2010-го) он назывался Банк Тройка Диалог. Сумма сделки составила $22,075 млн и 150 тыс. рублей за 100% акций. Бумаги были приобретены у ЗАО «Финансовый консультант «Тройка Диалог».

Изначально банк базировался в Москве. Новые владельцы двинулись в сторону Урала и Сибири, открыв офисы в Новосибирске, Челябинске и Омске. На конец 2019 года активы ПАО «Евразийский банк» составляли 14 млрд тенге, кредитный портфель – 0,7 млрд. Прошлый год банк завершил с убытком в размере 1,8 млрд тенге. Евразийский несколько раз докапитализировал «дочку» через допэмиссию, в том числе в 2015 году капитал ПАО был увеличен на 500 млн рублей. А в 2018 году материнский банк выдал «дочке» субординированный заем в размере $3 млн сроком на семь лет.

Россия: уходы

В 2016 году Россию покинул Банк ЦентрКредит. ООО «Банк БЦК-Москва» получило лицензию ЦБ РФ в марте 2008-го. В декабре 2015-го акционеры приняли решение продать «дочку». Причина – значительное ухудшение экономической конъюнктуры и нестабильность операционной среды в Казахстане и России, вызванные падением цен на нефть, сохранением антироссийских санкций и девальвацией нацвалют. «Мы убеждены, что сейчас необходимо сконцентрироваться на вопросах укрепления бизнеса внутри Казахстана», – комментировал сделку председатель правления БЦК Владислав Ли. 

В январе 2016-го «дочка» была продана за 411 млн рублей (около $5,23 млн). «Актив продан частным российским инвесторам по рыночной стоимости капитала банка», – сообщал БЦК в своем пресс-релизе. Летом 2018-го БЦК-Москва был переименован в РАМ Банк «в связи с изменением долгосрочной стратегии и активным развитием корпоративного, международного и розничного бизнеса». Через год ЦБ РФ отозвал лицензию у этого банка, после чего Арбитражный суд Москвы удовлетворил заявление регулятора о признании РАМ Банка банкротом. Как сообщила временная администрация банка, проводившая внутреннее расследование, руководство РАМ Банка вывело из структуры 2,2 млрд рублей через выдачу заведомо невозвратных займов.

Плачевно закончилась история банка БТА-Казань. В 2005 году Волжско-Камский акционерный банк радостно сообщил о смене названия: «У нас появился стратегический партнер в лице Банка ТуранАлем, активы которого составляют более $5,7 млрд, а собственный капитал превышает $600 млн». В конце 2006-го БТА, выкупив допэмиссию, стал одним из основных акционеров БТА-Казани с долей 47,32%. Затем банк активно рос, а в 2014 году перестал выполнять обязательства перед клиентами. Регулятор подверг банк санации, уменьшил его уставный капитал до 1 рубля, в результате прежние акционеры (помимо БТА ими были пять физических лиц) оказались в буквальном смысле обездоленными без каких-либо компенсаций. Центробанк по предложению руководства Татарстана выбрал нового инвестора для оздоровления БТА-Казани – им стала компания «Новая неф­техимия», один из крупнейших акционеров Татфондбанка. В 2015-м организация была переименована в Тимер Банк. 

Эксклюзивы Халыка

Грузинскую «дочку» Халык не покупал, а основал с нуля. АО «Халык Банк Грузия» было учреждено в январе 2008 года с уставным капиталом 2,5 млрд тенге (около $21 млн). На конец прошлого года активы банка составили 71 млрд тенге (1,1% от совокупного показателя сектора), ссудный портфель – 58 млрд, собственный капитал – 16,6 млрд. По итогам года «дочка» заработала 1,5 млрд тенге чистой прибыли. В июне 2019-го акционер в целях поддержания роста кредитования докапитализировал структуру на 14 млн лари (около 1,9 млрд тенге).

«Дочка» в Таджикистане также была создана с нуля, но не Халыком, а Казкомом. Банковскую лицензию ЗАО «Казкоммерцбанк Таджикистан» получило в январе 2008-го. В июле 2019-го Халык дал банку свое название, а в этом году «дочка» сменила головной офис. На конец прошлого года активы банка составили 21,5 млрд тенге (3,3% от совокупного показателя сектора), ссудный портфель – 2,2 млрд, собственный капитал – 4,4 млрд. В 2019 году банком получена чистая прибыль в размере 483 млн тенге. По информации Халыка, таджикской «дочке» особо удается карточный бизнес: по итогам 2019 года доля банка на местном рынке карточных платежей составила 47%. 

Самая молодая «дочка» казахстанских БВУ базируется в Узбекистане. Она начала работу в июле прошлого года, называется Tenge Bank и тоже принадлежит Халыку. Очевидно, что решение о выходе на узбекский рынок связано со сменой власти в соседней стране и с ожиданиями экономической либерализации. Скорее всего, Халык не смог открыться здесь под собственным брендом, поскольку в Узбекистане есть свой Народный банк, занимающий 6-е место по активам. Активы Tenge Bank на конец года составили 14,8 млрд тенге (0,1% от совокупного показателя сектора), ссудник – 5,5 млрд, собственный капитал – 4,6 млрд. По итогам 2019 года банком получен убыток в размере 123 млн тенге. 

Из последнего годового отчета Халыка можно узнать, какие задачи были поставлены акционером перед дочерними банками на текущий год. В России и Таджикистане «дочкам» поручено выйти на стабильные показатели прибыли, в Грузии и Кыргызстане – развивать современные банковские продукты и технологии, в Узбекистане – обеспечить агрессивный рост и усиление рыночных позиций.

А из старых банковских документов можно выяснить, какие планы по экспансии не сбылись. Например, в 2007 году Халык зарегистрировал два дочерних предприятия в Монголии с уставным капиталом по 1,2 млн тенге. Планировалось, что ТОО «Халык Дорнод» получит лицензию на предоставление банковских услуг, а ТОО «Халык Астана Дорнод» – на брокерско-дилерскую деятельность. Позднее вторая из них была переименована в ТОО «Халык НБФО» (небанковская финансовая организация) с увеличением уставного капитала до 95,3 млн тенге. Однако Центробанк Монголии отказал Халыку в предоставлении банковской лицензии. В Халыке посчитали, что без банковской лицензии небанковская финансовая деятельность нецелесообразна, и в 2009 году обе «дочки» были закрыты.

1skolko-inostrannyx-«dochek»-est-u-kazaxstanskix-bankov.jpg

 

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

rgo