3774 просмотра
3774 просмотра

Почему покупка АТФБанка не стала новостью для рынка

В октябре произошли события, которые были очевидно связаны с предстоящей сделкой

Фото: Офелия Жакаева

АТФБанк будет продан и присоединен к Jýsan. Цена сделки – доля в объединенном банке, размер которой будет определен после due diligence.

О достижении договоренности о покупке 99,76% акций АТФ у Галимжана Есенова банк-покупатель сообщил 2 ноября. Юридически оформить сделку стороны намерены до конца месяца. Из распространенного Jýsan пресс-релиза следует, что бренд АТФ прекратит существование и денег за актив продавец не получит. После подписания договора купли-продажи и его одобрения регулятором «действующий акционер АТФ приобретет часть акций Jýsan в рамках допэмиссии», сообщил Jýsan. Таким образом, после сделки в банковском секторе РК останется 13 крупных и средних универсальных игроков (поскольку в AQR принимали участие 14).

Для рынка заявление Jýsan не стало новостью. Инсайдерская информация о готовящемся слиянии появилась еще в конце августа. Разумеется, участники сделки «слухи» опровергали. Однако в октябре произошло несколько событий, которые были очевидно связаны с предстоящей сделкой. Во-первых, 8 октября финнадзор выдал Есенову согласие на приобретение статуса крупного участника АТФБанка. До этого в течение более семи лет Есенов владел банком косвенно – через принадлежащее ему ТОО «KNG Finance», которое выкупило 99,75% акций АТФ у группы UniCredit в мае 2013 года.

Кроме того, акционер АТФ не торопился выполнять вмененное ему обязательство по докапитализации. В феврале текущего года АТФ вошел в четверку банков, у которых была выявлена потребность в существенном дорезервировании по итогам AQR. В обмен на господдержку Есенов обязался в срок до 25 мая пополнить капитал банка на 10,3 млрд тенге. Судя по отсутствию официальной информации, это условие не выполнено до сих пор. Причем в примечаниях к аудированной отчетности АТФ (заключение аудитора было подписано 21 июля) договоренность звучала уже иначе. Там сказано, что «конечный собственник банка принял на себя обязательство по докапитализации на сумму более 14 миллиардов тенге до конца года».

Во-вторых, 20 октября S&P поместило рейтинги Jýsan в список CreditWatch («рейтинги на пересмотре») с негативными ожиданиями. Данное действие аналитики агентства объяснили тем, что неопределенность относительно стратегии дальнейшего развития банка в последнее время повысилась.

«Мы отмечаем вероятность пересмотра стратегии банка и увеличения его склонности к принятию рисков», – говорится в отчете S&P.

В S&P заявили, что намерены внимательно следить за дальнейшими стратегическими инициативами банка, чтобы сделать выводы относительно его будущего развития и влияния стратегии на общий кредитный профиль. Агентство сообщило, что намерено вывести рейтинги Jýsan из списка CreditWatch в ближайшие 90 дней – после получения большей ясности относительно стратегических целей банка и их возможного влияния на характеристики кредитоспособности.

Рейтинги банка будут подтверждены, если S&P будет уверено в том, что коэффициент капитала, скорректированного с учетом риска, останется на уровне устойчиво выше 10%, а способность банка генерировать прибыль будет постепенно восстанавливаться. Для подтверждения рейтингов также необходимо, чтобы банк поддерживал высокие запасы ликвидности и придерживался стратегии, направленной на минимизацию принимаемых рисков.

«Мы можем понизить рейтинги, если придем к выводу, что склонность Jýsan к принятию рисков повысилась и это оказывает давление на показатели капитализации и запасы ликвидности банка», – резюмировали аналитики агентства.

22 октября «Курсив» обратился в Jýsan с вопросом, какие стратегические решения, повысившие, по мнению агентства, риски банка, повлияли на рейтинговое действие S&P и связано ли это с готовящейся сделкой по слиянию с АТФ. Оставив вторую часть вопроса без комментариев, в пресс-службе Jýsan отметили важность того факта, что S&P сохранило рейтинг банка на уровне «B», учитывая высокий запас капитала и объем ликвидности. По информации Jýsan, коэффициент достаточности собственного капитала банка (k1) составляет 0,366, что превышает минимальные регуляторные требования в 3,6 раза; коэффициент текущей ликвидности (k4) равен 3,242, что почти в 11 раз выше норматива; созданный запас провизий покрывает проблемную задолженность на 105% и является одним из самых высоких среди казахстанских БВУ.

«Агентство в настоящее время поместило под наблюдение только прогноз для дополнительного изучения и сбора данных, что является стандартной и распространенной практикой. В этой связи банк в ближайшие недели планирует предоставить агентству необходимую информацию, после чего мы ожидаем, что S&P примет решение о подтверждении прогноза и рейтинга», – рассказали в Jýsan Bank.

3 ноября, на следующий день после объявления о слиянии, S&P выпустило бюллетень, в котором заявило, что неопределенность в отношении будущей стратегии Jýsan сохраняется.

«Мы полагаем, что предварительная договоренность о заключении сделки не оказывает немедленного воздействия на рейтинги обоих банков. Мы отмечаем, что условия сделки, включая все детали, сроки проведения и возможную поддержку со стороны регулятора, если она будет иметь место, еще не определены», – сказано в бюллетене.

Регулятор заявил, что «поддерживает достигнутое соглашение между банками».

«Решение об объединении является следствием проводимой агентством работы по результатам AQR и будет способствовать повышению устойчивости банковского сектора», – говорится в комментарии, размещенном на сайте финнадзора.

По информации регулятора, инвестор проведет due diligence для определения конечных параметров слияния, а риски будут покрываться за счет собственного капитала АТФ.

«Модель объединения предусматривает урегулирование текущих обязательств АТФ по созданию необходимых дополнительных провизий, последующее его приобретение Jýsan Банком и формирование достаточного уровня капитала для покрытия рисков», – подчеркнули в финнадзоре.

Jýsan и АТФ по-разному справились с AQR. У Jýsan коэффициент достаточности капитала (k1, должен составлять не менее 7,5%) хоть и снизился в результате корректировок с 22,9 до 17,8%, но это был третий показатель на рынке (лучше только у Халыка и Алтына). В отношении АТФ ревизия показала, что ему необходимо создать дополнительные провизии на сумму 44,1 млрд тенге. Достаточность основного капитала АТФ (с учетом мер, принятых банком и его акционерами в период с 1 апреля по 31 декабря 2019 года) составила лишь 5,2% против декларируемых до ревизии 8,9%. Поэтому чиновники и предложили АТФБанку и еще трем игрокам воспользоваться дополнительным инструментом защиты активов (платной гарантией Фонда проблемных кредитов) в обмен на обязательства по докапитализации и ограничению рисков.

У Jýsan была обнаружена самая высокая доля кредитов Стадии 3 (повышенный риск дефолта) – 55,1% от портфеля. Но, во-первых, этот показатель не претерпел никаких изменений в ходе AQR, что может говорить о достоверной отчетности банка. Во-вторых, плохие займы надлежаще зарезервированы. На 1 октября текущего года Jýsan сформировал 434 млрд тенге провизий на 387 млрд тенге безнадежной просрочки, составляющей 44,3% от объема ссудника.

У АТФ доля кредитов Стадии 3 после корректировок AQR выросла с 29,1 до 32,6%. В то же время отражаемая этим банком в отчетности доля NPL 90+ составляет безобидные 6,5%. У банка 57 млрд тенге безнадежной просрочки и, казалось бы, почти втрое больше резервов (153 млрд). Риски банка заключаются в том, что удельный вес всех его проблемных кредитов в 5 раз превышает уровень NPL.

Еще одним риском для АТФ является возможная зависимость его фондирования от квазигосударственных структур. В частности, три портфельные компании ФНБ «Самрук-Казына» держали в АТФ значительные суммы на конец 2019 года: «КазМунайГаз» – 23,6 млрд тенге, «Казахтелеком» – 11,8 млрд, KEGOC – 11,5 млрд, что в совокупности составляло 47 млрд тенге. Здесь может идти речь еще и об определенном конфликте интересов, поскольку бывший председатель правления и действующий член совета директоров АТФБанка Энтони Эспина в мае 2019 года параллельно вошел в СД «КазМунайГаза», причем не как независимый директор, а как представитель акционера – фонда «Самрук-Казына». И если, например, иностранные банки, которым доверяют свои деньги «дочки» фонда, имеют международные рейтинги не хуже «ВВВ+», то АТФБанку в настоящее время присвоен рейтинг «B-».

Последнее рейтинговое действие S&P в отношении АТФБанка (подтверждение рейтинга на уровне «B-» и стабильного прогноза) было предпринято 12 марта – после объявления о мерах поддержки по итогам AQR. Базовый сценарий агентства предполагал, что поддержка будет предоставлена в течение ближайших трех месяцев. «Прогноз «Стабильный» отражает наши ожидания того, что банк сможет поддерживать устойчивый профиль фондирования и выполнять свои обязательства, в то время как меры поддержки будут способствовать постепенному формированию дополнительных резервов на возможные потери по кредитам в ближайшие 12–18 месяцев», – отмечали аналитики.

За девять месяцев текущего года АТФ допустил самое большое в банковском секторе снижение активов (–55 млрд тенге на 1 октября) и самый большой отток средств юрлиц (–56 млрд). По динамике ссудного портфеля (–64 млрд тенге) АТФ стал вторым в списке антилидеров. Прибыль банка за три квартала составила 1,7 млрд тенге, из участников AQR хуже результат только у Нурбанка.

Читайте "Курсив" там, где вам удобно. Самые актуальные новости из делового мира в Facebook, Telegram и Яндекс.Дзен

kursiv_in_telegram.JPG

banner_wsj.gif


Материалы по теме


Читайте в этой рубрике

 

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

kursiv_instagram.gif

Читайте свежий номер

kursiv_opros.gif