Финнадзор отказал Бауржану Бармамбекову войти в совет директоров Capital Bank

Но разрешил занять аналогичный пост в AsiaCredit Bank

Иллюстрация: Виктория Ким

Агентство по финнадзору не согласовало кандидатуру Бауржана Бармамбекова на пост члена совета директоров Capital Bank, при этом разрешило ему войти в совет директоров AsiaCredit Bank. Пикантность ситуации заключается в том, что во второй половине прошлого года Бармамбеков стал миноритарным акционером Tengri Bank. На тот момент все три банка находились в процессе слияния, но позднее Tengri отказался от сделки. Точнее, отказался не весь банк, а его крупнейший участник – индийский Punjab National Bank. Отдельные миноритарии Tengri, похоже, имеют свою точку зрения на этот счет.

Информацию о том, что Бауржану Бармамбекову отказано от вхождения в совет директоров Capital Bank, но дозволяется занять аналогичный пост в AsiaCredit Bank, финнадзор разместил на своем сайте 2 июня. Первое решение (об отказе) было принято регулятором 14 мая, второе (о согласии) – спустя шесть дней.

В Агентстве по регулированию и развитию финансового рынка «Курсиву» сообщили, что в первом случае Бармамбекову было отказано в связи с отрицательным результатом тестирования. Во втором случае кандидат тестирование прошел.

«Следует отметить, что тест на назначение (избрание) в должность члена совета директоров AsiaCredit Bank Бармамбеков Б. А. сдавал позже», – уточнили в финнадзоре.

Персоналия Бармамбекова всплыла в публичном поле осенью прошлого года, когда он появился в опубликованном на KASE списке акционеров Tengri Bank, владеющих более 5% акций организации. Доля Бармамбекова на 1 октября 2019 года составила 9,19% (и продолжала оставаться таковой по состоянию как минимум на 15 мая 2020-го, когда его представитель принял участие в общем собрании акционеров Tengri Bank).

Сравнивая реестры акционеров на разные даты, можно установить, что владельцем доли в Tengri Бармамбеков стал в период с 1 июля по 1 октября прошлого года. 

В этот же период Tengri Bank прирос еще одним совладельцем – Викторией Ким, причем с точно такой же долей участия (9,19%). По размеру своих долей новые миноритарии превзошли «старых», таких как Мырзатай Ыдырыс (7,71%) и Ринар Рахимов (6,20%), которые являются акционерами Tengri с середины 2015 года, а также Альфию Куанышеву (7,65%), чье вхождение в состав акционеров состоялось не позднее 1 октября 2012 года (информация предшествующих периодов на сайте KASE отсутствует).

«Курсив» направлял в банк запрос с просьбой раскрыть более подробные сведения о новых миноритариях (на тот момент были известны только их фамилии и инициалы), но получил отказ.

Интерес к новым совладельцам Tengri возник у «Курсива» в контексте того, что банк находился в процессе тройного слияния с Capital Bank и AsiaCredit Bank (оба на 100% принадлежат Орифджану Шадиеву), но при этом распределение долей в объединенной структуре стороны не раскрывали. Хуже того, в октябре у банков Шадиева обнаружились проблемы с ликвидностью, в результате чего средства на счетах клиентов оказались фактически заморожены. В этой связи перспективы того, что анонсированное слияние состоится, стали не такими уж очевидными.

Приобретение акций Tengri Bank в условиях столь высокой неопределенности (и в столь крупных объемах) выглядело весьма рискованным шагом.

Вышеупомянутая Виктория Ким, засветившись в качестве миноритария Tengri, больше в публичном поле никак не проявлялась. Иная история с Бауржаном Бармамбековым. 11 февраля текущего года решением единственного акционера он был назначен членом совета директоров AsiaCredit Bank. 17 февраля информация об этом публикуется на сайте KASE. И так совпало, что 20 февраля индийский Punjab National Bank (PNB, крупнейший акционер Tengri Bank с долей 41,64%) заявляет о своем отказе от слияния. Без его согласия «завершение процесса объединения является невозможным», сообщила пресс-служба Tengri, как бы намекая «инакомыслящим» миноритариям, что решение принято и обсуждению не подлежит.

В ответ банки Шадиева заявили, что будут объединяться вдвоем, и пообещали нормализовать деятельность «к концу года». А уже 6 марта Бармамбеков получает параллельное назначение в совет директоров Capital Bank. Как было сказано выше, финнадзор это назначение не согласовал. Поэтому 22 мая Бармамбеков из состава СД был исключен.

Из списка аффилированных лиц AsiaCredit Bank следует, что Шадиев и Бармамбеков являются совладельцами некоего ТОО «One&Top» с долями 51 и 49% соответственно. По данным сервиса «Учёт.kz», это малое предприятие розничной торговли. В 2019 году компания заплатила 980 тыс. тенге налогов. 

Поиск в открытых интернет-источниках позволил установить, что 15 ноября прошлого года Бауржан Амангельдиевич Бармамбеков (полный тезка миноритария Tengri Bank) вошел в совет директоров АО «Транстелеком». Однако уже 6 февраля 2020 года его освободили от этой должности. 75% акций «Транстелекома» принадлежат Марлену Муханову, оставшиеся 25% – нацкомпании КТЖ. Совет директоров «Транстелекома» возглавляет Нурали Алиев.

В опубликованном на сайте KASE протоколе внеочередного общего собрания акционеров Tengri Bank от 15 мая 2020 года раскрыта вся структура собственников организации. Всего у банка на указанную дату было 24 миноритария, из них совокупная доля двенадцати ничтожна (0,001%) и на собрание они не явились. Таким образом, в собрании участвовали 12 миноритариев (в основном через своих доверенных представителей) с казахстанским резидентством, их суммарная доля составляла 58,36%. Также этот протокол подтвердил наличие в банке корпоративного конфликта между акционерами.

В частности, акционеры отвергли предложение Бабуджи Гатредди (председатель собрания, представитель PNB) включить в повестку дня вопрос об обсуждении письма от регулятора «касательно приведения пруденциальных нормативов в соответствие с требованиями», но лишь согласились «послушать данную информацию ближе к концу заседания». Докладчиком этой информации выступил председатель правления Tengri Bank Паван Сингх, присутствовавший на собрании в статусе приглашенного лица. Он сообщил, что в связи с нарушением банком ряда пруденциальных нормативов финнадзор 30 марта направил в PNB письмо с требованием представить план мероприятий по докапитализации на сумму 23 млрд тенге. Сингх отметил, что индийский банк «в качестве краткосрочной меры оказал Tengri Bank поддержку в виде кредитной линии», а решение о докапитализации будет принято после получения от Deloitte отчета об оценке и плана оздоровления банка. В конце своего доклада он обратился к миноритариям с просьбой «сообщить о своих планах по дополнительной капитализации банка».

Кроме того, участники собрания отказались рассматривать включенный в официальную повестку дня вопрос о заключении соглашения между акционерами Tengri Bank. Перед его вынесением на голосование Павану Сингху пришлось выступить с разъяснениями «в ответ на вопросы некоторых акционеров». По его информации, срок действия акционерного соглашения, заключенного в 2010-м, истек после 2015 года, когда доля PNB в Tengri упала ниже 50% (с 84% на 1 июля до 49% на 1 октября 2015 года, по данным KASE. – «Курсив»).

«В связи с этим возникла необходимость заключить новое соглашение, но стало понятно, что группа местных акционеров всегда представлена только двумя лицами при ведении любых переговоров от имени акционеров банка. PNB попросил местных акционеров либо получить статус крупного участника Tengri Bank, либо решить, хотят ли они остаться в качестве независимых миноритариев. Однако консенсуса по данному вопросу так и не удалось достичь», – сказал Сингх.

После этого разъяснения состоялось голосование, по итогам которого было «единогласно принято решение «против» рассмотрения и обсуждения проекта акционерного соглашения». Примечательно, что «против» проголосовал и сам индийский акционер.

17 июня Tengri Bank разместил на своем сайте сообщение, в котором «убедительно просит клиентов сохранять спокойствие». По информации банка, консультанты из «Большой четверки» (в вышеупомянутом протоколе собрания уточняется, что это Deloitte. – «Курсив») уже представили предварительное заключение, согласно которому «имеются перспективы стабилизации ситуации при наличии достаточной поддержки со стороны PNB». Подготовленный консультантами отчет будет направлен на согласование в PNB, после чего подлежит утверждению в Центробанке и правительстве Индии.

banner_wsj.gif

137 просмотров

Сколько цифровые банки тратят на новых клиентов

Рассказывает управляющий директор ДБ «Альфа-Банк»

Фото: Shutterstock.com

Средняя стоимость привлечения одного клиента для цифровых банков составляет от $1 до 38, для традиционных банков – $200.

При этом показатель эффективности затрат у традиционных банков – 50–60%, у банков нового поколения – 46%. К таким выводам пришли аналитики французской консалтинговой компании в сфере менеджмента и информационных технологий Capgemini в отчете World Retail Banking Report 2020. В этом документе аналитики рассматривают влияние коронавируса на глобальный банковский розничный рынок.

В отчет Capgemini включены данные опроса 11,2 тыс. потребителей в 11 странах – Китае, Франции, Германии, Индии, Италии, Нидерландах, Норвегии, Испании, Швеции, Великобритании и США. Исследование также включает информацию об опросах более чем 80 руководителей ведущих банков в разных регионах мира.

«Финансовый сектор переживает историческую трансформацию, поскольку проворные нетрадиционные в цифровой форме игроки проверяют старую гвардию. Новые участники расставляют приоритеты в отношении качества обслуживания клиентов и пересматривают давние банковские принципы, чтобы завоевать популярность на рынке. И ставки особенно высоки в сегодняшней беспрецедентной новой нормальности COVID-19», – говорят исследователи Capgemini.

Они отмечают, что, имея почти 39 млн пользователей по всему миру, «претенденты в банки» и необанки представляют недорогие, сверхперсонализированные, удобные для клиентов продукты. Эти предложения формируются благодаря бизнес-моделям необанков и финтехов без филиалов, открытым платформам Plug-and-Play, API-интерфейсам и гибкости цифровых стеков, которые обеспечивают эффективность операциям и низкие внутренние и внешние затраты.

На этом фоне традиционные банки выглядят бледно: Capgemini говорит, что 39% банков имеют возможность для надежного управления данными и только 26% получают самое важное из общего объема данных (Big Data).

Предпочтения потребителей банковских услуг во время пандемии COVID-19 изменились: 57% пользователей выберут интернет-банк вместо похода в отделение банка (до появления вируса – 49%). Опросы показывают, что треть респондентов недовольны существующим банковским обслуживанием и готовы перей­ти в финтех. При этом клиенты банков все чаще предпочитают мобильные приложения и чат-боты традиционным походам в отделение или звонку по телефону.

Банкам приходится конкурировать с гибкими предложениями финтехов; попутно им нужно постоянно снижать свои издержки, чтобы соответствовать по цене новым решениям из области финансовых технологий. «Лучше плохой мир, чем хорошая война», – подумали банкиры и начали сотрудничать с финтехом. Таких примеров уже много, из последних крупнейших – покупка Deutsche Bank индийской FinTech Quantiguous Solutions. Такие коллаборации позволяют банкам ускорить процесс цифровизации, а 58% процентов опрошенных банкиров сказали, что на запуск проектов с финтех-партнерами ушло менее года. Основными рисками в этом направлении являются проблемы кибербезопасности, вопросы регулирования, плохая IT-совместимость существующих банковских систем.

Глобальные тенденции понятны. А как они отражаются на Казахстане? Мы не отстаем от этого тренда, так как пандемия захватила весь мир. В Казахстане есть точечные очаги digital, многие говорят о цифровизации, но на практике у всех разная готовность банковской инфраструктуры к трансляции цифрового мира своим клиентам. А клиенты казахстанских банков не избалованы качественным предложением, поэтому у отечественных банкиров есть все шансы перекроить банковский рынок Казахстана на новой, цифровой карте страны.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg