469 просмотров

COVID: уроки для казахстанских банкиров

«Курсив» узнал у финансистов, как они намерены справляться с экономическими последствиями пандемии

Иллюстрация: Depositphotos

Карантинные меры и подешевевшая нефть приведут к снижению темпов экономического роста в Казахстане и будут оказывать давление на финансовое состояние заемщиков банков как в корпоративном, так и в розничном сегментах. По данным Нацбанка, в апреле объем кредитования экономики снизился на 1,8% по сравнению с мартом.

«Все банки в Казахстане будут в той или иной степени подвержены рискам, связанным с ухудшением условий операционной деятельности, – считает замдиректора группы «Финансовые институты» S&P Global Ratings Екатерина Марушкевич. – Особенно сильно это может сказаться на банках, финансовое состояние которых и до введения режима ЧП было затруднительным, у которых были проблемы с резервированием проблемных кредитов и уровнем достаточности капитала».

О масштабах снижения деловой активности в стране можно судить по традиционно проводимому Нацбанком опросу предприятий. В нем говорится, что в I квартале доля предприятий, не осуществлявших финансирование основных и оборотных средств, увеличилась до 36 и 19,1% соответственно, а доля компаний, финансировавших основные средства за счет банковских кредитов, уменьшилась до 4,7%. Заемщикам, чье финансовое положение в связи с карантином ухудшилось, банки предоставили отсрочку до трех месяцев.

«Это может иметь отложенный негативный эффект к августу-сентябрю, когда часть должников все еще будет испытывать проблемы с погашением задолженности», – признались в пресс-службе Евразийского банка.

В условиях ожидаемого повышенного кредитного риска на первый план выходит взвешенный риск-менеджмент и повышенные требования к качеству заемщиков, отмечают в Евразийском. Здесь считают, что уровень риск-аппетита банков будет в большей степени определяться их запасом прочности по капиталу и качеством портфелей.

«Банки, избравшие консервативный подход с точки зрения риск-менеджмента, могут показывать меньший прирост уровня NPL в среднесрочной перспективе, нежели банки, склонные к повышенному риск-аппетиту в текущих рыночных условиях», – уверены в Евразийском.

В пресс-службе Банка ЦентрКредит сообщили, что на фоне пандемии подход к оценке рис­ков изменился незначительно: «Мы просто более внимательно оцениваем кредитные риски по текущему портфелю заемщиков».

Без эксцессов

В S&P полагают, что объем кредитного портфеля банковского сектора РК по итогам года не изменится. «С одной стороны, мы ожидаем снижение спроса на кредитование как у корпоративных, так и у розничных заемщиков. С другой – объем кредитного портфеля в тенге будет поддерживаться за счет переоценки валютных займов», – говорит Марушкевич.

В Банке Хоум Кредит ссудный портфель с 1 марта по 1 мая снизился на 7%. Для сравнения: в прошлом и позапрошлом годах этот показатель демонстрировал рост на 47 и 23% соответственно.

«Несмотря на уменьшение объема кредитования, банк зафиксировал рост доли онлайн-займов. За I квартал он составил 23%. Мы ожидаем планомерное восстановление объемов кредитования по мере ослабления карантинных мер в стране, что постепенно и происходит», – объяснили в пресс-службе банка.

Доля кредитов с просрочкой более 90 дней в Хоум Кредите на 1 мая составила 3,42% (+0,41% к предыдущему месяцу).

«Это почти в три раза лучше среднерыночного показателя, равного 9,41%. Низкий уровень токсичных займов связан с тем, что банк выдает небольшие суммы кредитов, до 2 млн тенге», – сообщили в организации.

Будучи частью международной структуры, Хоум Кредит имеет возможность получать ценные знания от коллег из девяти стран мира для улучшения андеррайтинговых моделей искоринга, подчеркнули в пресс-службе.

«Рост просроченных кредитов в банке за последний месяц связан со снижением объемов кредитования и временным закрытием отделений. Также это связано с потерей заработка у жителей пригородов, которые работали в городах и организациях, закрывшихся на время пандемии», – уточнили в банке. Чистая прибыль Хоум Кредита на 1 мая составила 9,7 млрд тенге, что на 2,2 млрд меньше показателя прошлого года.

Евразийский банк за четыре месяца заработал 1,6 млрд тенге – в 1,5 раза больше по сравнению с аналогичным периодом 2019-го.

«Объемы кредитования сократились в апреле, что объективно связано с закрытием партнерских сетей – торговых центров и автосалонов. Но уже в мае мы видим оживление», – говорят в пресс-службе банка.

Для Евразийского банка режим ЧП и карантин четко обозначили, что фининституты должны становиться цифровыми: «Если ранее IT был помощником, то сейчас – ключевым участником бизнеса. Большинство услуг, предоставляемых финансовыми организациями, будет производиться с помощью удаленных каналов связи, цифровой идентификации».

В Банке ЦентрКредит кредитование МСБ изменилось незначительно.

«Портфель в целом остался на том же уровне. Ввиду смягчения условий карантина наблюдается постепенное возобновление деятельности многих предприятий МСБ, в связи с чем повышается их спрос на кредиты. Мы прогнозируем рост предпринимательской активности и увеличение кредитного портфеля», – рассказали в банке. Розничное кредитование в БЦК снизилось на 30%, но банк уже вернулся к прежнему режиму, и клиентам доступны все кредитные продукты.

Двигаться дальше

В дочернем ВТБ за первые четыре месяца объем кредитного портфеля остался почти без изменений, но изменилась его структура. В частности, почти вдвое снизились продажи основных продуктов банка, зато клиенты начали активно использовать продукты государственных программ поддержки.

«В розничном бизнесе это автокредиты, в сегменте МСБ – финансирование предпринимателей, пострадавших от введения режима ЧП, по ставке до 8%», – говорит председатель правления Банка ВТБ (Казахстан) Дмитрий Забелло.

По его мнению, корпоративное кредитование может вернуться к докризисному уровню примерно к середине следующего года, розничное – в IV квартале текущего года.

«Но все будет зависеть от того, насколько затянется пандемия и в каких объемах будут действовать карантинные меры. Естественно, вторая волна коронавируса может значительно ухудшить ситуацию», – резюмировал Забелло.

Прибыль Jýsan Bank, за I квартал составившая 22 млрд тенге, по итогам четырех месяцев снизилась до 12 млрд.

«С другой стороны, данный показатель значительно лучше по сравнению с аналогичным периодом 2019-го. В этом году мы приняли пятилетнюю стратегию развития, в основе которой лежит создание собственной экосистемы. Стратегия направлена на полную цифровизацию услуг и процессов», – сообщили в банке.

В S&P полагают, что хорошее качество кредитного портфеля будет поддерживаться за счет шторма на международных рынках.

«Ссудный портфель может пополниться займами крупным корпоративным клиентам, которые до кризиса предпочитали привлекать финансирование на иностранных рынках, а сейчас могут обратиться в местные банки», – рассуждает Марушкевич.

… а дома лучше

После выхода из карантина финансисты анализируют процессы работы с точки зрения необходимости присутствия персонала в офисе. Например, микрофинансовая компания KMF уже в июне перевела часть сотрудников главного офиса на частично удаленный режим.

«Часть людей будет дома, приходя в офис для необходимых встреч с коллегами. Если такой режим не скажется на качестве работы, будем анализировать возможность более радикальных изменений: создавать для части приходящих сотрудников рабочие станции в конференц-залах вместо закрепленных рабочих мест», – рассказали в KMF.

В Банке ЦентрКредит опрос сотрудников показал, что 32% служащих считают, что их эффективность на удаленке выросла, при этом 89% респондентов заявили об экономии средств. В итоге 82% опрошенных готовы и хотели бы работать удаленно.

«Оценив все преимущества в виде экономии расходов на аренду офисных площадей и организацию рабочих мест, мы запустили проект по внедрению удаленной работы в банке на постоянной основе», – сообщили в БЦК. Банк планирует перевести на такой формат до 30% сотрудников, которые не контактируют с клиентами.

В Евразийском банке пока не говорят о переходе на удаленку, но признают удобство нового формата: «Те изменения, которые принес коронавирус, приведут к тому, что большинство сотрудников станут более мобильными и смогут работать вне офиса. Стационарные компьютеры будут использоваться ограниченно – они останутся для аналитиков, бухгалтеров, разработчиков».

В ВТБ во время карантина сотрудники на удаленке показали высокую эффективность и скорость работы.

«Мы перевели примерно 50% штата бэк-офиса на дистанционную работу. Это позволило не только соблюсти санитарные нормы, но и сократить расходы на аренду помещений. Уже сейчас мы понимаем, что в дальнейшем переведем половину штата на постоянный режим удаленной работы», – сообщил Забелло.

В Jýsan Bank считают, что режим полной удаленной работы трудно применить. «Полный переход на дистанционный формат невозможен, так как бесперебойная работа системы требует присутствия на рабочем месте отдельных категорий работников. Положительный опыт удаленной работы, полученный во время карантина, дал импульс ускорению цифровой трансформации», – отметили в Jýsan.

banner_wsj.gif

137 просмотров

Сколько цифровые банки тратят на новых клиентов

Рассказывает управляющий директор ДБ «Альфа-Банк»

Фото: Shutterstock.com

Средняя стоимость привлечения одного клиента для цифровых банков составляет от $1 до 38, для традиционных банков – $200.

При этом показатель эффективности затрат у традиционных банков – 50–60%, у банков нового поколения – 46%. К таким выводам пришли аналитики французской консалтинговой компании в сфере менеджмента и информационных технологий Capgemini в отчете World Retail Banking Report 2020. В этом документе аналитики рассматривают влияние коронавируса на глобальный банковский розничный рынок.

В отчет Capgemini включены данные опроса 11,2 тыс. потребителей в 11 странах – Китае, Франции, Германии, Индии, Италии, Нидерландах, Норвегии, Испании, Швеции, Великобритании и США. Исследование также включает информацию об опросах более чем 80 руководителей ведущих банков в разных регионах мира.

«Финансовый сектор переживает историческую трансформацию, поскольку проворные нетрадиционные в цифровой форме игроки проверяют старую гвардию. Новые участники расставляют приоритеты в отношении качества обслуживания клиентов и пересматривают давние банковские принципы, чтобы завоевать популярность на рынке. И ставки особенно высоки в сегодняшней беспрецедентной новой нормальности COVID-19», – говорят исследователи Capgemini.

Они отмечают, что, имея почти 39 млн пользователей по всему миру, «претенденты в банки» и необанки представляют недорогие, сверхперсонализированные, удобные для клиентов продукты. Эти предложения формируются благодаря бизнес-моделям необанков и финтехов без филиалов, открытым платформам Plug-and-Play, API-интерфейсам и гибкости цифровых стеков, которые обеспечивают эффективность операциям и низкие внутренние и внешние затраты.

На этом фоне традиционные банки выглядят бледно: Capgemini говорит, что 39% банков имеют возможность для надежного управления данными и только 26% получают самое важное из общего объема данных (Big Data).

Предпочтения потребителей банковских услуг во время пандемии COVID-19 изменились: 57% пользователей выберут интернет-банк вместо похода в отделение банка (до появления вируса – 49%). Опросы показывают, что треть респондентов недовольны существующим банковским обслуживанием и готовы перей­ти в финтех. При этом клиенты банков все чаще предпочитают мобильные приложения и чат-боты традиционным походам в отделение или звонку по телефону.

Банкам приходится конкурировать с гибкими предложениями финтехов; попутно им нужно постоянно снижать свои издержки, чтобы соответствовать по цене новым решениям из области финансовых технологий. «Лучше плохой мир, чем хорошая война», – подумали банкиры и начали сотрудничать с финтехом. Таких примеров уже много, из последних крупнейших – покупка Deutsche Bank индийской FinTech Quantiguous Solutions. Такие коллаборации позволяют банкам ускорить процесс цифровизации, а 58% процентов опрошенных банкиров сказали, что на запуск проектов с финтех-партнерами ушло менее года. Основными рисками в этом направлении являются проблемы кибербезопасности, вопросы регулирования, плохая IT-совместимость существующих банковских систем.

Глобальные тенденции понятны. А как они отражаются на Казахстане? Мы не отстаем от этого тренда, так как пандемия захватила весь мир. В Казахстане есть точечные очаги digital, многие говорят о цифровизации, но на практике у всех разная готовность банковской инфраструктуры к трансляции цифрового мира своим клиентам. А клиенты казахстанских банков не избалованы качественным предложением, поэтому у отечественных банкиров есть все шансы перекроить банковский рынок Казахстана на новой, цифровой карте страны.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg