bavaria_x6_1200x120.gif

2062 просмотра

7 вещей, которые изменил COVID-19 на банковском рынке РК

Фото: «Банк Хоум Кредит»

Пандемия нового коронавируса COVID-19 разделила жизнь казахстанцев на до и после. Граждане пересмотрели отношение к гигиене, работе, общению. Бизнес трансформировался под новые требования работы. Изменились и банки, в частности их онлайн-деятельность.

Директор департамента онлайн-бизнеса «Банка Хоум Кредит» Станислав Тян в интервью Kursiv.kz рассказал, почему банковский рынок Казахстана не будет прежним и как изменились онлайн-привычки казахстанцев из-за пандемии. 

- Станислав, давайте начнем с того, как ваш банк преодолел ЧП с точки зрения онлайна? Насколько вы были готовы к такому развитию событий?

- На момент введения режима чрезвычайного положения (ЧП) у нас было большое преимущество на рынке. До прихода пандемии в Казахстан группа Home Credit имела опыт работы в условиях COVID-19. Среди стран нашего присутствия есть Китай.

С точки зрения онлайна мы были готовы. Ситуация с коронавирусом показала, насколько быстро и эффективно большая международная группа может справляться с глобальными проблемами, используя опыт своих коллег по всему миру.

- Появились ли в банке новые онлайн-продукты в период ЧП?

- Фундамент оказания всех банковских услуг в цифровом формате мы начали закладывать годами ранее. На момент введения ЧП клиентам Банка уже были доступны все ключевые банковские услуги в онлайн. Это получение и оплата кредита, бесплатные переводы на карты любых банков РК, открытие и пополнение депозитов и счетов. Также оформление и доставка карт на дом, конвертация валют и прочее без посещения отделения. Конечно, нам предстоит еще сделать многое, например, совершенствовать существующие услуги и запускать новые. И для этого у нас есть очень хорошая основа.

Можно отметить, что в период ЧП мы в кратчайшие сроки сумели реализовать механизм подачи заявлений на получение отсрочек по кредиту. Клиентам не нужно было идти в офис и с кем-то контактировать. Весь процесс мы перенесли в мобильное приложение Home Credit Bank Kazakhstan, онлайн-чат и в WhatsApp.

- Давайте обратимся к статистике и разберем влияние пандемии на банковский онлайн-рынок. Как он изменился на примере вашего банка?

- Чтобы выявить изменения и сделать предварительные выводы, возьмем три временных отрезка: 

  • первый – период до введения режима ЧП в Казахстане – до 16 марта; 
  • второй – в период действия ЧП – с 16 марта по 10 мая; 
  • третий – после снятия ЧП – с 11 мая.

 

site_info-25-2.png

В итоге число активных ежедневных пользователей мобильного приложения Home Credit Bank Kazakhstan в период ЧП увеличилось на 26%. После ослабления ЧП показатель немного снизился, но находится на 8% выше уровня до ЧП.

Количество онлайн-переводов и платежей в мобильном и интернет-банкинге в период ЧП выросло на 18%. Что примечательно, после ослабления ЧП показатель уменьшился незначительно – до 16%. Люди продолжают исправно пользоваться онлайном.

Значительные прорывы мы зафиксировали в онлайн-заявках на оформление дебетовых карт Home Card, открытие депозитов и использовании сервисов самообслуживания в онлайн (справки, активация карт и т.д). Спрос на «дебетку» вырос в 4 раза, на вклады в 3, а на самообслуживание в 2.

Отдельно стоит выделить онлайн-кредитование. Впервые доля онлайн-кредитов в ссудном портфеле по итогам 1 квартала достигла 23%.

Всего в период ЧП количество установок Home Credit Bank Kazakhstan в AppStore и Playmarket увеличивалось до 3 раз в сравнении с докарантинным периодом. 

- Станислав, на основе данных банка и вашего взгляда, что изменил COVID-19 в банковской индустрии, в частности в ее онлайн- составляющей? Перечислите ключевые выводы.

- Я выделю 7 вещей.

site_info-27-2.png

Первое, карантин создал условия вынужденного и быстрого перехода клиентов в онлайн. Так получилось, что люди остались дома в компании смартфонов. Они были вынуждены пользоваться онлайном для получения необходимых банковских услуг. Для многих клиентов это был первый опыт удаленного взаимодействия с банками. И он им понравился. Тем не менее, мы учитываем, что определенный сегмент клиентов будет возвращаться в отделения.

Второе, карантин повысил доверие людей к онлайну. В период самоизоляции у казахстанцев было достаточно времени, чтобы изучить мобильный банкинг и воспользоваться им. Те, кто с недоверием относился к онлайну, смогли ощутить его преимущества и повысить к нему доверие.

Третье, карантин поднял требования к банковским услугам. Клиентам стало еще более важно сэкономить 3 основных ресурса: время, усилия и деньги при получении банковских услуг. Игроки рынка будут улучшать качество и расширять функционал мобильных банкингов в борьбе за клиента. Как итог, выигрывать от конкуренции будет в первую очередь клиент.

Четвертое, карантин повысил важность развития онлайн-экосистем для банков. Клиенту стало важно иметь в смартфоне сервис, который смог бы удовлетворять его ежедневные финансовые потребности.

Пятое, карантин дал дополнительный импульс развитию безналичных платежей и переводов. Пандемия показала негигиеничность использования наличных денег и удобство онлайн-транзакций. В независимости от местоположения и времени суток, у клиентов есть возможность переводить деньги и оплачивать нужные платежи без передачи наличных денег из рук в руки.

Шестое, карантин заставил ритейлеров погрузиться в диджитал среду. Те продавцы, которые оттягивали переход в онлайн, будут вынуждены в спешке перестраивать работу. Потребителям сейчас важно получать полноценный customer journey, то есть полные онлайн-решения при взаимодействии с ритейлерами.

Седьмое, карантин поспособствует пересмотру бизнес-моделей казахстанских банков. Банки второго уровня должны будут трансформировать свои сервисы под новые реалии. Будет усиливаться работа с большими данными (big data), которые в банковской сфере играют решающую роль, а также источники этих данных. Многие партнерства и сотрудничества будут также претерпевать изменения, все больше адаптируясь к новой внешней среде и фокусируясь на изменениях в привычках и требованиях клиентов. Допускаю, что на рынке появятся новые бизнесы, которых не существовало ранее, но которые будут пытаться удовлетворить новые финансовые потребности казахстанцев.

Партнерский материал

banner_wsj.gif

В казахстанских банках объем необслуживаемых кредитов вырос на 21 млрд тенге

Совокупная прибыль по итогам пяти месяцев снизилась

Фото: Shutterstock.com

Банковская статистика за май продемонстрировала скромный рост объемов кредитования, которого оказалось недостаточно, чтобы компенсировать вызванные карантином апрельские потери. Совокупная прибыль банков по итогам пяти месяцев по сравнению с прош­логодним периодом снизилась. Дальнейшая эффективность сектора будет зависеть в том числе от того, насколько восстановится платежеспособность заемщиков по окончании кредитных каникул.

«В настоящее время банковская система РК абсорбирует потери, связанные с реструктуризацией кредитов, благодаря накопленному запасу капитала», – охарактеризовала состояние сектора глава финнадзора Мадина Абылкасымова на заседании правительства 23 июня. Для поглощения дополнительных убытков банков, вызванных кризисом, и поддержания кредитования экономики регулятор ввел временные пруденциальные послабления, позволяющие банкам высвободить ликвидность.

Опубликованная Нацбанком статистика работы БВУ за май (см. инфографику) свидетельствует, что за отчетный месяц объем провизий в системе снизился на 34 млрд тенге. В то же время объем необслуживаемых кредитов (NPL 90+) увеличился на 21 млрд тенге. Это означает, что риски в системе по итогам мая возросли.

Рынок кредитов

В целом ссудный портфель банков (включая межбанковские займы и обратное РЕПО) с начала года вырос на 2,2% – до 15,07 трлн тенге по состоянию на 1 июня. При этом он пока не вернулся к своему пиковому значению – 15,26 трлн тенге на 1 апреля. Апрельское снижение на 2,5% (к предыдущему месяцу) было лишь частично компенсировано ростом на 1,3% в мае. Особую озабоченность вызывает состоя­ние сегмента МСБ: по данным финнадзора, в апреле портфель кредитов малому и среднему бизнесу сократился на 3,4%, после чего в мае не изменился.

По информации Абылкасымовой, правом на кредитные каникулы (продолжительностью с 16 марта по 15 июня) воспользовались 12,5 тыс. субъектов МСБ – это 41,5% от всех заемщиков МСБ, имеющих банковские кредиты. Общая сумма реструктурированных платежей составила 165 млрд тенге (в среднем по 13,25 млн тенге на одного заемщика в сегменте).

Что касается физлиц, то отсрочку получили 1,9 млн человек, или 34% от всех розничных заемщиков. Здесь сумма отсроченных платежей составила 268 млрд тенге, или 142 тыс. тенге в среднем на одного заемщика. Всего, как следует из статистики регулятора, за три месяца кредитных каникул банки недополучили от заемщиков 433 млрд тенге, что эквивалентно 3% от совокупного ссудного портфеля.

В пятерку банков с самым большим объемом кредитования вошли Халык (4,54 трлн тенге), Сбербанк (1,50 трлн), Kaspi (1,38 трлн), БЦК (1,13 трлн) и Жилстройсбербанк (1,05 трлн). Лидерами роста в абсолютном выражении стали Халык, Jýsan и Сбербанк. Самые быстрые темпы роста показали Ситибанк, дочерний Bank of China и Bank RBK.
 
У 14 из 27 работающих в Казахстане банков ссудный портфель с начала года снизился. Худшую динамику кредитования в денежном измерении продемонстрировали универсальный АТФБанк и два розничных игрока – Kaspi и Хоум Кредит. Портфель Kaspi за апрель (это был целиком карантинный месяц) упал сразу на 84 млрд тенге, после чего в мае вырос на 8 млрд. Ссудник Хоум Кредита снижался оба последних (на отчетную дату) месяца: на 23 млрд тенге в апреле и на 13 млрд в мае. Портфель АТФ сократился на 32 млрд и 19 млрд тенге в апреле и мае соответственно.

В относительном выражении кредитование больше всего упало в Kassa Nova, а также в проб­лемных Capital и Tengri. Из значимых игроков сектора в отрицательной зоне находятся Хоум Кредит (снижение ссудного портфеля на 10,2% с начала года), ВТБ (–4,4%), АТФ (–4,1%), Kaspi (–2,5%), Forte (–2%), Евразийский (–1,6%) и Алтын (–1,4%).

Просрочка и риски

Совокупный объем NPL 90+ с начала года вырос на 18,3%, доля таких займов увеличилась с 8,14 до 9,43%. Банками с худшим качеством кредитов являются принадлежащие Орифджану Шадиеву Capital и AsiaCredit, а также спасенный государством Jýsan. У последнего сформирован более чем достаточный объем провизий – 630 млрд тенге при объеме NPL 90+, равном 471 млрд тенге. У банков Шадиева суммарный объем займов с просрочкой свыше 90 дней составляет 65 млрд тенге, а объем провизий – всего 21 млрд. В середине июня регулятор наказал персонально Шадиева письменным предписанием за невыполнение ранее примененных мер надзорного реагирования, а именно плана мероприятий по улучшению финансового состояния Capital Bank и AsiaCredit Bank.

Улучшить статистику безнадежной просрочки в текущем году удалось только АТФБанку, у которого объем NPL 90+ на отчетную дату снизился на 7 млрд тенге. Тройку банков с наибольшим ростом плохих кредитов составили Jýsan, Сбербанк и AsiaCredit. Резко растет доля NPL 90+ в испытывающем финансовые трудности Tengri – с 6,5% на начало года до 17,7% на 1 июня. У этого банка сумма просроченной задолженности по выданным зай­мам составляет 41 млрд тенге, в то время как объем провизий недотягивает до 19 млрд. В целом провизии в банковской системе с начала года выросли на 78 млрд тенге, а безнадежная просрочка – на 221 млрд. 

Рынок депозитов

Вклады физлиц с начала года увеличились на 5,2%, но в апреле и мае демонстрировали снижение на фоне укрепления тенге после резкой мартовской девальвации. Больше всего средств населения хранится в Халыке, Kaspi и Жилстройсбербанке. Эти же игроки и в том же порядке являются лидерами по динамике привлечения денег граждан. 

Причем за май Kaspi (с нетто-притоком в размере 53 млрд тенге) существенно сократил отставание от Халыка (с нетто-оттоком в размере 67 млрд тенге) именно с точки зрения динамики, потому что в абсолютных цифрах показатели Халыка и его конкурентов продолжают оставаться несопоставимыми.

У девяти банков объем вкладов физлиц с начала года снизился. Сильнее всего – у Forte, Tengri и АТФ. Для таких крупных игроков, как Forte и АТФ, эти нетто-оттоки не являются сколько-нибудь чувствительными, чего нельзя сказать про маленький и проблемный Tengri. Ведь помимо 8 млрд тенге депозитов населения он лишился 16 млрд тенге корпоративных вкладов. В результате депозитная база Tengri за пять месяцев сократилась с 71 млрд до 47 млрд тенге, или на 34%.
 
Вклады юрлиц с начала года выросли на 6,4%, в том числе пусть немного, но прибавили в мае. Больше всего средств бизнеса аккумулировано в Халыке, Сбербанке и Forte. Лидерами по привлечению новых вкладов за отчетный период стали Forte, Jýsan и Халык.
 
Десять банков столкнулись с оттоком корпоративных депозитов. Худшую динамику продемонстрировали АТФ, китайский ICBC и Хоум Кредит. Что касается вышеупомянутого Tengri, то его бизнес-клиенты забрали из банка 16 млрд тенге буквально за два месяца: 12 млрд в апреле (когда банк ввел лимиты по платежам) и 4 млрд в мае. 

Прибыль 

В мае банки заработали в три раза больше, чем в апреле (45,8 млрд против 14 млрд тенге), но вдвое меньше, чем в марте (98,2 млрд). Впервые с начала года совокупная прибыль сектора за отчетный период оказалась меньше прошлогодней. Если исключить из общей статистики финансовые результаты Jýsan (который на 1 июня 2019 года отразил в своей отчетности убыток в размере 186 млрд тенге), то получится, что прибыль банков по итогам пяти месяцев снизилась на 3,8% год к году (с 311 млрд до 299 млрд тенге). Выпавшие из-за кредитных каникул доходы банки теоретически должны начать восстанавливать уже в июне. На практике все будет зависеть от того, восстановится ли платежеспособность самих заемщиков.

Пятерку самых прибыльных банков составили Халык (прибыль год к году упала на 9 млрд тенге), Kaspi (+34 млрд), Forte (+14 млрд), Сбербанк (–6 млрд) и Ситибанк (+7 млрд). По сравнению с аналогичным периодом прошлого года в топ-5 произошло одно изменение: Forte вытеснил Хоум Кредит (прибыль которого снизилась на 3,5 млрд тенге).
 
Для семи банков май оказался убыточным. Худший результат демонстрирует Нурбанк, чьи убытки в апреле и мае составили 25 млрд и 15 млрд тенге соответственно. Воскресший Цеснабанк, ныне известный как Jýsan, по итогам I квартала зафиксировал прибыль в размере 22 млрд тенге, после чего в апреле и мае допустил убыток на сумму 10 млрд и 2,6 млрд соответственно. Зато в марте этот банк успел выплатить своему единственному акционеру дивиденды в объеме 19,3 млрд тенге по простым акциям, а также сообщил о намерении выплатить дивиденды по префам (сумма и сроки выплат в размещенном банком сообщении на бирже не указаны).

Евразийский банк в мае допустил убыток в размере 1,2 млрд тенге, а по итогам пяти месяцев заработал 374 млн тенге символической прибыли. Остальные четыре убыточных банка по результатам мая – это Tengri (–821 млн), AsiaCredit (–516 млн), Capital (–239 млн), а также карликовый НБ Пакистана (–11 млн). 

По итогам пяти месяцев четыре банка с точки зрения прибыли отработали в минус. Антилидером номинации стал Нурбанк, чей убыток составил 40 млрд тенге. Этот институт прошел процедуру AQR, был включен в программу повышения финансовой устойчивости, получил докапитализацию от акционера и, по крайней мере, не сталкивается с оттоком депозитов. Перспективы трех остальных убыточных игроков – Tengri, AsiaCredit и Capital – находятся в подвешенном состоянии.

банки копия копия-1.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер