Перейти к основному содержанию
4739 просмотров

В Узбекистане закрывают пункты обмена валют

Которые работают вне банков

Фото: Shutterstock

В Узбекистане временно приостановят работу всех обменных пунктов валюты и касс, расположенных вне зданий банков. С таким указанием к коммерческим банкам выступил ЦБ республики. 

«Исключением станут банковские отделения на территории пограничных пунктов, а также мобильные кассы для выдачи пенсий и пособий. Данная мера принята в целях профилактики распространения коронавируса и будет действовать до получения «особых указаний ЦБ», – отметили в пресс-службе регулятора.

В понедельник официальный курс доллара США в Узбекистане вырос на 21,48 сумов (около 0,02 центов) и сейчас равен 9554,22 сума.

banner_wsj.gif

1962 просмотра

Казахстанские банки пережили карантин с незначительными потерями

Но что ждет их в ближайшем будущем?

Фото: Pixabay

После резкого роста в марте, во многом связанного с валютной переоценкой из-за девальвации, в апреле ключевые совокупные показатели банковского сектора РК отыграли назад по сравнению с предыдущим месяцем. Выросли только плохие кредиты, а вместе с ними и провизии, но гораздо меньшими темпами.

Один в поле

Из казахстанских банков пожаловаться на пагубное влияние коронавируса успел пока только Tengri. Его председатель правления Паван Сингх назвал отсрочку по кредитам, предоставленную заемщикам всех банков из-за введения режима ЧП, одной из причин того, что в Tengri Bank «снизилась ликвидность».

Если восстановить хронологию событий, то лимиты на расходные операции клиентов Tengri ввел 14 апреля. Однако еще 30 марта банк получил письмо от финнадзора с требованием о докапитализации на 23 млрд тенге (дата письма и сумма требования стали известны из размещенного на сайте KASE протокола внеочередного общего собрания акционеров Tengri Bank от 15 мая). Собственный капитал банка на 1 апреля составлял 19,3 млрд тенге.

Даже если предположить, что финнадзор ошибся в расчетах и завысил сумму, необходимую банку для обретения устойчивости (120% от собственного капитала), очевидно следующее: проблемы в Tengri были, регулятору о них стало известно до 30 марта и введенный 16 марта режим ЧП вряд ли мог эти проблемы критически усугубить. 

Проведя аудит финансовой отчетности Tengri Bank за 2018 год, компания «Делойт» выразила мнение с оговоркой. 

Оговорка касалась того, что банк выдал кредиты на сумму 6,5 млрд тенге (это треть собственного капитала) под залог акций «одной из сторон, участвующих в потенциальном слиянии». Аудитор подчеркнул, что ему не удалось получить надлежащих доказательств в отношении ожидаемых денежных потоков от этих кредитов.

Это могли быть акции либо Capital Bank, либо AsiaCredit Bank, а принадлежат они в любом случае Орифджану Шадиеву, единственному акционеру этих банков. Оба института числятся в разряде проблемных с осени прошлого года, когда они фактически заморозили клиентские средства. В феврале этого года Tengri от слияния отказался. Capital и AsiaCredit заявили, что будут объединяться вдвоем, и пообещали нормализовать деятельность «к концу года».

С учетом текущей ситуации в этих банках их акции трудно назвать ликвидными. Статус кредитов, которые выдал Tengri под залог этих бумаг, «Курсиву» выяснить не удалось. 

Активы

Совокупные активы банков по итогам апреля снизились на 1,9% (месяц к месяцу), а с начала года рост составил 4,9% (см. инфографику). Пятерка самых крупных игроков за апрель (возможно, он останется единственным полным месяцем, который жители Нур-Султана и Алматы провели на карантине) не изменилась – это Халык, Сбербанк, Kaspi, Forte и БЦК. 

Три банка из этой пятерки – Халык, Сбербанк и БЦК – стали лидерами по росту активов с начала года в абсолютном выражении. Максимальный относительный рост показали иностранные дочки – ВТБ, а также совсем небольшие Al Hilal и Казахстан-Зираат Интернешнл Банк. Из крупных банков двузначными темпами роста отметились Сбербанк (+10,7%) и БЦК (+10,6%).

10 из 27 работающих в Казахстане банков допустили снижение активов. Тройку антилидеров падения в абсолютных цифрах составили Forte и китайские дочерние ICBC и Bank of China.

В процентном соотношении худшую динамику продемонстрировали ICBC, а также проблемные Tengri и Capital. 

Кредиты

Совокупный ссудный портфель в апреле снизился на 2,5% к марту, а с начала года вырос всего на 1%. В разрезе банков 14 организаций по итогам четырех месяцев увеличили кредитование, 13 – ушли в минус.

Тройку лидеров по росту ссудного портфеля в денежном выражении составили Халык, Сбербанк и Bank RBK. Лучшими с точки зрения темпов роста стали Bank of China, Казахстан-Зираат и Ситибанк, но их двузначные показатели опять же объясняются низкой стартовой базой. Из значимых игроков можно выделить относительный рост Bank RBK (+6,1% с начала года), Халыка (+4,7%) и Jýsan (+2,7%).

Наибольшее снижение ссудного портфеля в абсолютных объемах наблюдается у Forte, Kaspi и Хоум Кредит. Два последних, как специализирующиеся на рознице, очевидно, ощущали на себе влияние карантина. Кредитный портфель Хоум Кредит на 1 января составлял 354 млрд тенге, продержался на этом уровне три месяца, а потом за один лишь апрель сократился на 22,5 млрд тенге. Kaspi за первый квартал нарастил кредитование на 41 млрд тенге (с 1,417 трлн до 1,458 трлн), после чего в апреле показатель рухнул сразу на 84 млрд. В относительном выражении худшую динамику кредитования показали Kassa Nova, Capital и Tengri.

Совокупный объем NPL 90+ с начала года вырос на 16,7%, причем основной рост необслуживаемых кредитов пришелся на март (+12,3% к февралю). Доля просрочки свыше 90 дней увеличилась с 8,14% (на 1 января) до 9,41% (на 1 мая), доля всей просрочки – с 12,25 до 15,29% соответственно. В тройку банков с самым высоким уровнем NPL вошли Capital, Jýsan и AsiaCredit. Наибольший рост объема плохих кредитов с начала года допустили Jýsan, Сбербанк и Bank RBK.

Экспертиза 

По мнению вице-президента – старшего аналитика Moody’s Семена Исакова, больше всего от пандемии пострадают банки, работающие в секторе потребительского кредитования и малого бизнеса. «В этих секторах мы ожидаем наибольшего роста проблемных займов, что приведет к резкому росту кредитных потерь. Валютные займы также могут сильно пострадать, однако их доля планомерно снижалась в последнее время», – сказал он «Курсиву».

По прогнозам Исакова, рост ссудного портфеля в секторе резко замедлится и, скорее всего, в самой краткосрочной перспективе покажет отрицательную динамику. Причиной этому служит резкое падение платежеспособного спроса со стороны малого бизнеса и населения, на которые приходится более половины всех кредитов банков. «Немаловажную роль здесь также будет играть политика государства по стимулированию экономики, в том числе через предоставление ликвидности и субсидирование банковских кредитов реальному сектору», – добавил он. 

Без частичного гарантирования кредитных рисков со стороны государства, а также в условиях высокой неопределенности в отношении процентных ставок в долгосрочном периоде банки будут вынуждены занять оборонительную позицию, полагает аналитик. Скорее всего, приоритет будет отдан операциям денежного рынка и кредитованию надежных и понятных заемщиков, резюмировал Исаков.

Прибыль

Совокупная прибыль сектора в апреле ожидаемо упала. Если в I квартале текущего года банки сообща заработали на 43% больше, чем год назад, то после четырех месяцев рост прибыли хоть и сохранился, но составил лишь 11% (период к периоду). Поясним, что для сравнения совокупной прибыли нам пришлось пренебречь результатами Jýsan, который на 1 мая 2019 года зафиксировал убыток в размере 190 млрд тенге. В противном случае рост доходов сектора составил бы почти 600%, что не отражает реальной картины.
 
В разрезе банков и с точки зрения помесячной динамики прибыль распределена крайне неравномерно. Лучший результат в апреле показал Kaspi, заработавший 16,7 млрд тенге (минус 3 млрд к марту). Прибыль Халыка составила 16,2 млрд тенге, но по сравнению с предыдущим месяцем он просел в этом показателе сразу на 10 млрд. Третье место у Ситибанка – 6 млрд тенге, столько же было в марте.

Остальные игроки в апреле либо заработали намного меньше тройки лидеров, либо ушли в убыток. Например, прибыль Банка Хоум Кредит в отчетном месяце по сравнению с мартом сократилась в 12,4 раза (с 4 млрд до 320 млн тенге). Сбербанк начал недополучать доход еще в первый месяц карантина: в январе он заработал 6,3 млрд, в феврале – 10,3 млрд, после чего в марте и апреле прибыль упала до 1,5 млрд и 1,3 млрд соответственно. Своеобразное распределение дохода наблюдается у Forte. Заработав в январе и феврале в среднем по 3 млрд, в марте (когда был введен режим ЧП) ему удалось увеличить месячную прибыль до 12,4 млрд, после чего в апреле показатель упал до 1,4 млрд тенге. На запрос «Курсива» ForteBank не ответил. 

Аутсайдеры AQR

Также обращает на себя внимание динамика доходов четырех банков, которым понадобилась господдержка по итогам AQR. Евразийский банк, после прибыли в 1,4 млрд и 1,5 млрд в январе и феврале, в марте ушел в убыток на 1,2 млрд, а в апреле тоже остался убыточным, но в значительно меньшей степени (–79 млн тенге). По информации банка, такое распределение дохода объясняется допровизированием. «В марте банк на фоне макроэкономического ухудшения провел стресс-тестирование, по результатам которого превентивно создавал резервы в целях минимизации потерь от обесценивания кредитного портфеля», – сообщили «Курсиву» в Евразийском. 

АТФ заработал 440 млн и 670 млн тенге в январе и феврале, ушел в убыток на 870 млн в марте и вернулся в зону прибыли в апреле (+700 млн). В марте, когда произошла девальвация, банк «осуществил переоценку своих валютных займов и направил часть прибыли на создание дополнительных провизий, – объяснили в пресс-службе АТФ. – Затем в апреле корректировка тенге в сторону укрепления, а также полученный торговый и комиссионный доход в сумме положительно повлияли на рентабельность банка».

У БЦК, в отличие от АТФ и Евразийского, убыток пришелся на февраль (–620 млн), тогда как январь, март и апрель банк отработал с прибылью в размере 820 млн, 2,2 млрд и 1 млрд тенге соответственно. На запрос «Курсива» банк сообщил, что по итогам AQR сформировал значительный объем резервов, поэтому «правильнее анализировать прибыль до провизий». «Если сравнивать чистую прибыль за 4 месяца, то в 2020-м банк заработал столько же, сколько и в 2019-м – 3,4 млрд тенге. Если же сравнивать прибыль до провизий, то в 2020-м банк заработал намного больше: 17 млрд против 13 млрд тенге», – заявили в БЦК.

Особняком в этой четверке стоит Нурбанк, чей убыток в апреле составил 25,2 млрд тенге. Кроме того, его собственный капитал за отчетный месяц уменьшился сразу на 21 млрд тенге (с 67 млрд до 46 млрд). Формирование провизий по итогам AQR повлияло на финансовый результат и, как следствие, на балансовый собственный капитал банка, сообщили «Курсиву» в Нурбанке. Вместе с тем крупным акционером проведена докапитализация банка на сумму 20 млрд тенге, напомнили в пресс-службе. «Размер пруденциального собственного капитала уменьшился с 72 млрд до 67,8 млрд тенге, но при этом все нормативы достаточности капитала банком выполняются с запасом», – утверждают в Нурбанке.

Вице-президент Moody’s Семен Исаков считает, что в результате резкого ухудшения качества активов рентабельность банковского сектора РК существенно пострадает. Однако, добавляет он, поскольку в целом система хорошо капитализирована и имеет достаточный запас ликвидности, она должна справиться с последствиями пандемии в течение одного-двух лет. При этом отдельным игрокам с низкой достаточностью капитала и высокой зависимостью от самочувствия малого бизнеса и доходов населения будет сложнее справляться с ухудшением операционной среды, заключил аналитик.

 

банки-02.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png