3267 просмотров

Регулятор и банкиры прокомментировали итоги AQR

Результат оценки качества активов показывает успешность программы повышения финансовой устойчивости

Фото: Shutterstock.com

В Казахстане международные консультанты и аудиторские организации завершили проведение независимой оценки качества активов (AQR) банков второго уровня. Эксперты, регулятор и банкиры рассказали Kursiv.kz об итогах AQR.

Олег Смоляков, первый зампредседателя Агентства по регулированию и развитию финансового рынка: 

– AQR – это стресс-тест. Почему? Первоначально программа повышения финансовой устойчивости базировалась на стандарте МСФО 39. Позже был введен 9-й стандарт, который учитывает возможные потери банков, выдвигает дополнительные требования к финансовым учреждениям. Один из главных итогов AQR – те обязательства, которые банки брали в 2017 году (за 5 лет сформировать дополнительные резервы), они уже за три года реализовали более чем на 70%. Притом что наши банки работают в жестких условиях ограничений и конкуренции. 

Перед началом AQR у регулятора было очень много вопросов: сколько у банков свободного капитала (ведь капитал и определяет их аппетит к риску, каково качество портфелей БВУ по новым стандартам МСФО). Оценка качества активов показала, что у нас по системе запас прочности около 70%. Это прекрасный результат, который показывает успешность программы повышения финансовой устойчивости.

Теперь главное при кредитовании – правильно формировать стоимость ресурсов с учетом рисков. Когда мы говорим о займах, то имеем в виду их доступность и низкую стоимость. Но цена кредита должна быть адекватна рискам, и риск всегда отражается на стоимости финансовой услуги. Если банки будут игнорировать это правило, мы вновь через несколько лет получим скрытые проблемы всего сектора. 

Агентство, в свою очередь, готово рассматривать вопрос снижения регуляторных требований по стандартизированным займам, выданным субъектам МСБ, кредитоспособность которых подтверждена данными из достоверных источников. Кроме того, подчеркну, что нам необходимо повышение эффективности инструментов государственной поддержки развития экономики. Так, взамен прямого субсидирования через выдачу льготных кредитов и компенсацию процентных ставок важно расширять использование инструментов покрытия кредитного риска, например гарантии институтов развития.

Елена Бахмутова, глава Ассоциации финансистов Казахстана:

– Итоги AQR надо рассматривать с нескольких сторон. Первое и основное – туман снят и дорога расчищена. Международные эксперты из глобальных компаний признали правильность подходов банков страны. В секторе нет системных рисков, нет больших проблем. То есть работа последних лет Нацбанка и финансистов была успешной. Второе – программа повышения финансовой устойчивости банковского сектора была рассчитана на 5 лет. 

Напомню, ее приняли в 2017 году. AQR стала новым инструментом (если хотите, стресс-тестом), который дополнил изначальную программу. Упражнение AQR – разовое, и основная суть его заключается в том, что это системная трансформация банковской деятельности и регулирования. Сейчас важно всем сосредоточиться на будущих шагах, на ежедневной и кропотливой работе. Полагаю, что и банки, и финагентство к этому готовы. В отчете Нацбанка четко сказано, что требуется системная трансформация деятельности банков и деятельности регулятора. Более того, оценочная деятельность тоже нуждается в трансформации, так как она не отвечает международным стандартам. Выводы говорят, что основные проблемы банков лежат не в плоскости финансов. Финансовая отчетность предприятий-заемщиков часто не соответствует международным стандартам, есть вопросы с залоговым обеспечением и денежными потоками.

Владлен Кузнецов, вице-президент – старший аналитик Moody's:

– В наших прошлых отчетах мы писали, что программа повышения финансовой устойчивости по итогам AQR будет способствовать повышению прозрачности банковской системы и улучшению покрытия проблемных кредитов резервами. Результаты AQR совпали с нашими оценками недосозданных резервов, и мы полагаем, что после ее завершения банки создадут достаточно провизий под проблемные кредиты, что поможет банковской системе продолжить свое развитие. В случае если банки и акционеры не смогут создать всех требуемых резервов, существует гарантия от Фонда проблемных кредитов, которая покроет данную разницу.

Гурам Андроникашвили, председатель правления ForteBank:

– AQR послужила дополнительным стресс-тестированием для моделей резервирования и оценки обеспечения, используемых в нашем банке, и подтвердила их достаточный уровень консерватизма. Незначительные расхождения по начислению провизий согласно МСФО, выявленные при оценке по состоянию на 1 апреля 2019 года, составили менее 1,2% от собственного капитала банка и были учтены в ходе проверки. В итоге дополнительные провизии составили приблизительно 2 млрд тенге, это меньше 1% от нашего капитала, поэтому мы довольны проверкой AQR. Она свидетельствует о прозрачности нашей отчетности. 

Болат Жамишев, экс-глава Минфина:

– Казахстанские банки перешли на новый стандарт отчетности МСФО 9 «Финансовые инструменты» только в 2019 году. Требования к оценке кредитов МСФО существенно отличаются от того, что было принято в нашей стране, поэтому и была нужна AQR. Оценка качества активов должна была показать реальное состояние банковского сектора. Это и произошло. У большинства банков хорошие показатели, запас капитала достаточно высокий и ни у кого не вызывает беспокойства. Наверное, журналисты и финансисты ожидали нечто большее. Но я считаю, что ожидания от упражнения AQR были изначально завышены и мы получили справедливый результат. Самое главное – это дальнейшая работа. 

Стандарты МСФО 9 достаточно жесткие, и они предполагают, что стоимость активов банков будет отражаться на их балансе. В итоге, имея жесткое регулирование и прозрачную отчетность, банки ужесточат залоговые требования к заемщикам. Сможет ли весь корпоративный сектор Казахстана соответствовать стандартам МСФО 9? Навряд ли. Если регулирование не будет смягчено, то банки будут более осторожно выдавать займы (это хорошо для вкладчиков), но это может отразиться на портфеле БВУ, на росте экономики, на налоговых сборах и, конечно, на бюджете. 

Анвар Сайденов, экс-глава Нацбанка:

– AQR – сложный инструмент, поэтому постараюсь объяснить, что произошло в нашем финансовом секторе, на примере. Раньше в школах был обязательным медицинский осмотр, врачи проверяли подростков, в том числе на ожирение. Избыточный вес – это не всегда болезнь, но всегда показатель, что риски сердечных, сосудистых и многих других заболеваний у конкретного пациента существенно возрастают. Условно говоря, Нацбанк провел такой check up. Банки с активами (самые тучные по нашей аллегории) должны будут больше заниматься фитнесом, они откажутся от спорных продуктов и перейдут на здоровый рацион. Через какое-то время эти структуры представят отчеты о выполненной работе. Это первый аспект AQR.

Второе – взаимодействие финагентства и рынка, которое теперь выходит на новый уровень, поскольку подходы при оценке качества активов принимались консолидированно. В итоге иностранные консультанты, надзорный орган и участники рынка пришли к общему решению. Частный сектор смог изучить логику регулятора, и таким образом были заложены новые подходы в регулировании. Это очень важно для будущей работы всей системы: рынок понимает, что происходит и что их ждет. 
Поэтому я положительно оцениваю AQR, хотя, конечно, проведение такой оценки было стрессом и множество ресурсов рынка было затрачено. 

Галим Хусаинов, председатель правления Банка ЦентрКредит:

– Мы с самого начала были позитивно настроены. Качественная и прозрачная оценка, на наш взгляд, будет содействовать повышению доверия к банковской системе, что сократит волатильность и позволит ускорить восстановление кредитования экономики, сократит риски ликвидности. Для нас ключевым моментом являются итоги AQR с точки зрения дальнейших корректирующих мер, которые позволят нивелировать и устранить методологические аспекты оценки качества кредитного портфеля. Что касается Банка ЦентрКредит, оценка рекомендуемых провизий на 1 января 2020 года составила 26,4 млрд тенге, из которых 5,8 млрд будут докапитализированы акционерами банка в течение трех месяцев. На оставшиеся 20,6 млрд будет предоставлена гарантия Фонда проблемных кредитов сроком на 5 лет на рыночных условиях. 

Более того, за январь и февраль 2020 года из 26,4 млрд тенге банк уже создал провизии на сумму более 5 млрд. Эти меры позволят улучшить качество активов. Учитывая операционный доход на уровне 82 млрд тенге, банк способен абсорбировать сумму в течение одного года, что мы и планируем сделать. По текущему моменту: положение банка стабильное, обязательства перед клиентами выполнялись и выполняются в полном объеме. Также полностью выполняются пруденциальные нормативы регулятора. Мы с уверенностью смотрим в будущее.

Сергей Коваленко, председатель правления АТФБанка:

– По результатам AQR банк выполняет норматив достаточности капитала выше 7,5% с учетом действий, предпринятых банком и акционерами после отчетной даты AQR (большая часть эффекта, или 80 млрд тенге), а также мер поддержания капитализации банка со стороны акционера на сумму 44,2 млрд тенге, в том числе для покрытия рисков в рамках гарантии на сумму не более 33,8 млрд тенге. Мы удовлетворены полученным результатом AQR, особенно принимая во внимание то, что методология, которая применялась для оценки качества активов, носит консервативный характер и отличается от того подхода, который используется регулятором в трактовке пруденциальных нормативов, в более строгую сторону. Это сильно повлияло на результаты, которые мы получили по итогам первого этапа AQR. Однако с того момента мы провели масштабную работу по улучшению качества активов через погашения и увеличение залогового обеспечения. 

Результатом этой работы стало то, что необходимый объем дополнительных провизий снизился более чем на 65%, и это положительно повлияло на итоговый показатель коэффициента достаточности капитала. Также важно отметить, что акционером будут внесены деньги в уставный капитал банка. Кроме того, получена гарантия Фонда проблемных кредитов под 3% годовых. В результате банк располагает достаточным объемом капитала по итогам проверки.

Валентин Морозов, председатель правления Евразийского банка:

– Мы рассматриваем крайне консервативные выводы AQR, как положительный фактор для себя и для всех банковской системы, поскольку это позволяют закрыть все вопросы относительно качества активов и устойчивости банков. 
В рамках мер по ограничению рисков и капитализации по результатам проверки мы согласовываем с регулятором пятилетний план мероприятий с графиком формирования резервов на сумму 45 миллиарда тенге. Из них 3,5 миллиарда тенге внесут акционеры в ближайшие 90 дней за счет дополнительной эмиссии акций. Оставшиеся 41,5 миллиарде тенге будут резервироваться под государственную платную гарантию фонда проблемных кредитов.

Мы рассчитываем, что с учетом стабильного дохода, который генерирует банк, сформируем резервы гораздо быстрее, за 2-3 года.  В 2019 году, к примеру, операционный доход банка составил 95 млрд. тенге, маржинальность тоже выросла с 6,13% до 7,58%.  В результате этих мер достаточность собственного капитала Евразийского банка составит 8-10%, что соответствует всем необходимым регуляторным требованиям. В настоящее время банк обеспечивает сильные операционные результаты: коэффициент ликвидности в 6 раз превышает минимальные значения, также, как и коэффициент достаточности общего капитала, который составляет 26,2%.

Что касается бизнес-стратегии, то мы продолжим сбалансированное развитие прибыльной модели универсального банка, выполняя все обязательства перед нашими клиентами и партнерами.

Банк и его акционеры намерены как можно быстрее выполнить намеченный план и вступить в новый этап истории банковского сектора Казахстана, когда будет снята неопределенность, повысится прозрачность и доверие к нему. Что касается бизнес-стратегии, то мы продолжим сбалансированное развитие прибыльной модели универсального банка, выполняя все обязательства перед нашими клиентами и партнерами.

Эльдар Сарсенов, председатель правления Нурбанка:

– Изучив кредитный портфель нашего банка в 2017 году, Нацбанк решил не включать Нурбанк в программу повышения финансовой устойчивости (резервы и провизии соответствовали требованиям регулятора) – если помните, она тогда начала работать. После этого в Казахстане был введен стандарт МСФО 9, который значительно усложняет подход к оценке кредитов. Кроме того, вы знаете, что в нашей стране начинает работать регуляторное суждение. Из-за этих факторов Нурбанк принял решение подать заявку в финагентство на участие в программе повышения финансовой устойчивости. Она была принята: в марте банк выпустит субординированные облигации на сумму 48,6 млрд тенге под 4% годовых. 

Банк взял обязательство погасить данные бумаги в течение 15 лет, так как основными принципами программы являются платность, срочность и возвратность госсредств, добровольное участие банков и солидарная ответственность их акционеров. Второй пункт: наш акционер пополнит уставный капитал на 20,9 млрд тенге до июля этого года. Кроме того, предоставляется гарантия Фонда проблемных кредитов на сумму 20,9 млрд тенге для поддержания капитализации банка на том же уровне. Гарантия фонда признается по МСФО как инструмент, обеспечивающий покрытие потенциальных рисков, и предоставляется сроком на 5 лет. Подчеркну, что банк выполняет нормативы достаточности капитала, мы остаемся верными принятой консервативной политике ведения бизнеса и продолжим делать упор на финансирование приоритетных секторов экономики. 

banner_wsj.gif

164 просмотра

Сколько цифровые банки тратят на новых клиентов

Рассказывает управляющий директор ДБ «Альфа-Банк»

Фото: Shutterstock.com

Средняя стоимость привлечения одного клиента для цифровых банков составляет от $1 до 38, для традиционных банков – $200.

При этом показатель эффективности затрат у традиционных банков – 50–60%, у банков нового поколения – 46%. К таким выводам пришли аналитики французской консалтинговой компании в сфере менеджмента и информационных технологий Capgemini в отчете World Retail Banking Report 2020. В этом документе аналитики рассматривают влияние коронавируса на глобальный банковский розничный рынок.

В отчет Capgemini включены данные опроса 11,2 тыс. потребителей в 11 странах – Китае, Франции, Германии, Индии, Италии, Нидерландах, Норвегии, Испании, Швеции, Великобритании и США. Исследование также включает информацию об опросах более чем 80 руководителей ведущих банков в разных регионах мира.

«Финансовый сектор переживает историческую трансформацию, поскольку проворные нетрадиционные в цифровой форме игроки проверяют старую гвардию. Новые участники расставляют приоритеты в отношении качества обслуживания клиентов и пересматривают давние банковские принципы, чтобы завоевать популярность на рынке. И ставки особенно высоки в сегодняшней беспрецедентной новой нормальности COVID-19», – говорят исследователи Capgemini.

Они отмечают, что, имея почти 39 млн пользователей по всему миру, «претенденты в банки» и необанки представляют недорогие, сверхперсонализированные, удобные для клиентов продукты. Эти предложения формируются благодаря бизнес-моделям необанков и финтехов без филиалов, открытым платформам Plug-and-Play, API-интерфейсам и гибкости цифровых стеков, которые обеспечивают эффективность операциям и низкие внутренние и внешние затраты.

На этом фоне традиционные банки выглядят бледно: Capgemini говорит, что 39% банков имеют возможность для надежного управления данными и только 26% получают самое важное из общего объема данных (Big Data).

Предпочтения потребителей банковских услуг во время пандемии COVID-19 изменились: 57% пользователей выберут интернет-банк вместо похода в отделение банка (до появления вируса – 49%). Опросы показывают, что треть респондентов недовольны существующим банковским обслуживанием и готовы перей­ти в финтех. При этом клиенты банков все чаще предпочитают мобильные приложения и чат-боты традиционным походам в отделение или звонку по телефону.

Банкам приходится конкурировать с гибкими предложениями финтехов; попутно им нужно постоянно снижать свои издержки, чтобы соответствовать по цене новым решениям из области финансовых технологий. «Лучше плохой мир, чем хорошая война», – подумали банкиры и начали сотрудничать с финтехом. Таких примеров уже много, из последних крупнейших – покупка Deutsche Bank индийской FinTech Quantiguous Solutions. Такие коллаборации позволяют банкам ускорить процесс цифровизации, а 58% процентов опрошенных банкиров сказали, что на запуск проектов с финтех-партнерами ушло менее года. Основными рисками в этом направлении являются проблемы кибербезопасности, вопросы регулирования, плохая IT-совместимость существующих банковских систем.

Глобальные тенденции понятны. А как они отражаются на Казахстане? Мы не отстаем от этого тренда, так как пандемия захватила весь мир. В Казахстане есть точечные очаги digital, многие говорят о цифровизации, но на практике у всех разная готовность банковской инфраструктуры к трансляции цифрового мира своим клиентам. А клиенты казахстанских банков не избалованы качественным предложением, поэтому у отечественных банкиров есть все шансы перекроить банковский рынок Казахстана на новой, цифровой карте страны.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg