Перейти к основному содержанию

1658 просмотров

Ключевые тренды для «цифровизации» казахстанских банков

Рассказывают эксперты компании Accenture

Фото: Shutterstock/Sergey Nivens

За последние годы банки во всем мире потратили значительные средства на создание digital-фундамента. Но цифровая трансформация не происходит сама по себе. Банкам еще только предстоит научиться эффективно работать с «темными данными» – например, с архивами общения с клиентами по телефону, в чатах и по электронной почте, аудиозаписями взаимодействия операционистов с посетителями отделений, полнотекстовыми документами, комментариями пользователей в соцсетях и даже с изображениями с камер наблюдения, способными фиксировать эмоции клиентов.

Кроме того, надо оцифровать все аналоговые процессы и устранить жесткую привязку данных к стеку средств обработки. Это позволит комбинировать сильные стороны самых разных программных платформ, использующих доступ к интегрированному массиву информации и знаний. 

Необходимо также учитывать высокую скорость технологических изменений и угрозы, исходящие от новых конкурентов. Так, начиная с 2010 года только североамериканские финтех-проекты, ориентированные на сегмент МСБ, привлекли $27 млрд инвестиций! Но есть и хорошие новости. По нашим оценкам, на следующем этапе трансформации гораздо меньшие вложения позволят банкам получить несопоставимо более высокую отдачу, повысить эффективность и задействовать новые инструменты увеличения продаж. 

Формирование нового поколения консультантов и менеджеров по работе с клиентами

Превратит ли цифровая трансформация банки в «безлюдный» бизнес? Наши исследования свидетельствуют: подавляющее большинство малых и средних предприятий в мире пока не готово отказаться от взаимодействия со «своим» менеджером. Даже если полностью цифровое дистанционное обслуживание будет дешевле. 

Но и живых сотрудников ждут перемены. В кратчайшие сроки банкам необходимо сформировать поколение «менеджеров завтрашнего дня», способных лучше продавать банковские продукты благодаря использованию цифровых платформ, оперативному доступу к данным и средствам совместной работы в режиме реального времени. Кстати, подобные примеры в мире уже есть. При поддержке Accenture крупный банк из Азиатско-Тихоокеанского региона развернул аналитическую платформу, использующую как собственные данные, так и информацию других участников рынка. 

Количество кредитных заявок увеличилось на 46%, объем выданных займов – на 54%, а эффективность перекрестных продаж – на 40%.

Раскрытие потенциала людей и технологий 

Новаторы давно искали способы использовать машины для снижения или полного устранения нагрузок на человека. Цифровая революция активизировала этот процесс благодаря объединению данных и аналитических инструментов с технологиями машинного обучения и искусственного интеллекта. И это еще один значимый тренд 2020 года: можно добиться существенного улучшения клиентского опыта благодаря новым автоматизированным решениям. Они обеспечат банкам рост скорости принятия решений и их выполнения при более прозрачных транзакциях.
 
Темпы перехода банков к использованию интеллектуальных систем и их масштабированию в значительной степени сдерживаются сложными операционными моделями, спецификой отдельных продуктов и процессов. А значит, в этой сфере банкам требуется профессиональная поддержка. Не случайно наиболее прогрессивные банки все чаще активно привлекают партнеров по аутсорсингу бизнес-процессов. 

Гонка за растущими возможностями искусственного интеллекта

Совокупный объем глобальных данных на сегодня оценивается в пять зеттабайт. Ведущие коммерческие банки в той или иной степени уже используют средства предиктивной аналитики. Но прогресс в сфере искусственного интеллекта значительно опережает темпы внедрения таких решений в банковском секторе, чем с успехом пользуются финтех-проекты в отдельных сегментах рынка. 

Согласно исследованиям Accenture, 83% банковских руководителей высшего звена в мире рассматривают применение систем искусственного интеллекта как настоятельную необходимость. При этом более двух третей респондентов признают: масштабировать такие решения очень непросто. Но если этого не сделать в течение ближайших пяти лет, отстающие банки рискуют выйти из игры.

Одним из важнейших пунктов трансформационной повестки для банков становится выработка стратегий сохранения конкурентоспособности.

Взрывной рост объемов данных о поведении клиентов и рисках взаимодействия с ними, разработка дифференцированных продуктов и услуг, потенциал интеллектуального анализа данных, а также возможности, открывающиеся на стыке облачных технологий и стандартов мобильной связи 5G, – все это фундаментальные тенденции, которые необходимо учитывать.

Освобождение от груза унаследованных решений

Традиционные банковские ИТ-системы при всех их преимуществах (таких как устойчивость и надежность) становятся препятствием для быстрого перехода к использованию передовых инструментов. При этом еще два года назад более 90 банков, входящих в глобальный топ-100, полагались в своей работе на мейнфреймы и ИТ-решения прежнего поколения.

Банкам необходимы стратегии, позволяющие сбросить «балласт» технологического наследия. Прежде всего – модель микросервисов, обеспечивающая переход к гибким и масштабируемым облачным платформам. По такому пути пошел, в частности, ведущий банк из Дании: новая цифровая платформа помогает консультантам предлагать клиентам кастомизированные пакеты продуктов, тогда как прежде потребители были вынуждены сами разбираться в слабо структурированном наборе услуг и сервисов.

Как обеспечить соответствие банковских специалистов новым требованиям? Поиск талантов – непростой процесс. Но еще менее эффективный путь – наращивать штат «айтишников» прежнего поколения или мотивировать миллениалов к изучению технологий 10-летней давности. На наш взгляд, будущее за сотрудничеством небольших мобильных команд банковских специалистов с опытными поставщиками технологических решений, способными принять на себя часть рисков, а не просто «реализовать проект».

Развитие цифровых экосистем

Коммерческие банки, не сумевшие сформировать технологические партнерские экосистемы, оказываются в заранее слабой позиции. Классическим банкам срочно требуется убедительный ответ на вопрос о том, какие элементы технологического стека следует передать на аутсорсинг, попутно формируя гибкую внутреннюю среду, позволяющую конкурировать с финтех-проектами.

Во многих регионах мира полным ходом развивается модель open banking, позволяющая за счет высокой доступности и интеграции информации из разных источников формировать мощные экосистемы с участием провайдеров облачных сервисов, поставщиков данных или других банков, совместными усилиями выводящих взаимодействие с клиентами на новый уровень. Мы уверены, что на фоне роста финтех-проектов и необанков в 2020 году финансово-кредитные учреждения сфокусируют свои усилия на развитии собственных экосистем и поиске путей монетизации накопленных данных. В противном случае банки рискуют стать легкой добычей для более инновационных игроков.

7109 просмотров

За что наказывали казахстанские банки в прошлом году

И кому из них больше всех досталось

По подсчетам «Курсива», в 2019 году регулятор 177 раз наказывал банки за те или иные нарушения. 40% взысканий пришлось на три организации, находящиеся в процессе слияния, – это банки Capital, AsiaCredit и Tengri. Если рассматривать только штрафы, то в их общей сумме доля Capital и AsiaCredit составила 60%.

За двумя зайцами

Как следует из информации, размещенной на сайте Нацбанка в разделе «Примененные меры воздействия и санкции», абсолютным антилидером номинации в 2019 году стал Capital Bank. На его долю пришлось почти 28% от всех вынесенных регулятором взысканий и 40% от общего объема выписанных штрафов. В подавляющем большинстве случаев банк наказывался за нарушение пруденциальных нормативов и других обязательных норм и лимитов. За 11 месяцев прошлого года доля кредитов с просрочкой свыше 90 дней в этом банке выросла с 8,06 (на 1 января) до 51,36% (на 1 декабря), доля всей просрочки – с 13,67 до 82,78% соответственно. Объем депозитов физлиц за рассматриваемый период сократился вдвое, с 6,7 млрд до 3,3 млрд тенге. Меньше вкладов населения хранится только в таких экзотических банках, как ДБ «Банк Китая», Al Hilal, Заман-Банк и ДБ «НБ Пакистана».

Вторым в списке нарушителей идет AsiaCredit Bank, который, как и Capital Bank, принадлежит Орифджану Шадиеву. Этот банк тоже не соблюдал пруденциальные нормативы, однако большинство штрафов он «заработал» за несвоевременное исполнение платежных поручений клиентов. О том, что AsiaCredit Bank ввел ограничения на выдачу наличных и на безналичные операции, «Курсиву» стало известно в октябре прошлого года (см. № 40 от 24 октября 2019 года, статья «Осторожно: идет интеграция»). А 6 декаб­ря сайт НПП «Атамекен» сообщил, что в Палату предпринимателей Алматы поступили жалобы от трех компаний на предмет того, что AsiaCredit Bank заморозил деньги на их счетах. Депозитный портфель физлиц этого банка в 6,5 раза больше, чем у Capital Bank (21,5 млрд тенге на 1 декабря). Кроме того, у AsiaCredit Bank есть обязательства перед ЕНПФ: пенсионный фонд владеет облигациями банка на сумму 10,07 млрд тенге.

В середине прошлого года AsiaCredit Bank и Capital Bank заявили о готовящемся слиянии с Tengri Bank. В Capital Bank «Курсиву» сообщили, что «ранее банком было принято решение о реорганизации путем его присоединения к банку второго уровня», при этом «банк столкнулся с определенными сложностями, сопряженными с процессом реорганизации». «Активное освещение решения о реорганизации в СМИ повлекло за собой массовое обращение наших клиентов в банк, что повлияло на скорость обработки таких обращений. При этом банк обрабатывает поступившие обращения в порядке очередности», – рассказали в Capital Bank. Ответ, полученный «Курсивом» от AsiaCredit Bank, практически слово в слово совпал с комментарием Capital Bank. Принципиальная разница состояла лишь в том, что от лица первого документ подписал председатель правления Абдуррахман Зеки Арифиоглу, а от лица второго – директор департамента розничной сети и маркетинга
А. Алексеев.

«Бронзовый» призер

Третье место в антирейтинге занял ДБ «КЗИ Банк», принадлежащий турецким инвесторам. Четыре из шести своих штрафов он получил за нарушение законодательства о противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ). Обычно нарушения в таких случаях заключаются в том, что банки не уведомляют уполномоченный орган об операциях, подлежащих финмониторингу. Еще один штраф (а также несколько предупреждений) выписан банку за несоблюдение валютного законодательства. Но самый крупный штраф (в размере 7,575 млн тенге) был наложен на банк за непредоставление сведений в кредитное бюро.

Рабочие моменты

В отношении остальных БВУ регулятор, особенно в части денежных наказаний, был не так суров. 13 банков из 28 (включая First Heartland Bank, который объединился с Jýsan Bank) штрафам не подвергались, 12 организаций были оштрафованы на суммы от 0,5 млн до 3,8 млн тенге. По сравнению с 2018 годом общее количество мер воздействия снизилось с 275 до 177 взысканий. Число административных штрафов тоже уменьшилось (с 108 до 89), зато их сумма выросла с 69,8 млн до приблизительно 90,5 млн тенге (приблизительно, потому что в двух случаях размер штрафа на сайте регулятора не указан). Впрочем, 77% от этой возросшей суммы штрафов пришлось всего на три банка, речь о которых шла выше.

Более 10 взысканий «удостоились» Евразийский банк, АТФ и Сбербанк (по 12), а также Халык (11). Из них деньгами больше всего наказали Евразийский (2,8 млн тенге). Этот банк был трижды оштрафован за нарушение закона о кредитных бюро и по разу – за указание недостоверной ставки вознаграждения и за «несвоевременный отказ в исполнении указания по переводу».

АТФБанк был дважды оштрафован за непредоставление информации в кредитное бюро и по разу – за нарушение ПОД/ФТ, закона о бухучете и финотчетности и за исполнение указания клиента в случае, когда законом о платежах предусмотрен отказ. Народному банку были выписаны два штрафа за неинформирование кредитного бюро и еще два – за несоблюдение валютного законодательства. Из семи штрафов Сбербанка три были наложены за несвоевременный платеж, два – за несоблюдение требований валютного законодательства и по одному – за неинформирование кредитного бюро и за необоснованный отказ в платеже или переводе.

Jýsan Bank был дважды оштрафован за «неоднократное нарушение одних и тех же пруденциальных нормативов». Наличие в формулировке слова «неоднократное» делает очевидным тот факт, что нарушения были допущены еще Цеснабанком, правопреемником которого стал Jýsan. Любопытно, что саму Цесну по этой статье никогда не штрафовали.

Маленький Шинхан Банк, который является «дочкой» крупного одноименного корейского банка, был оштрафован всего один раз, зато сразу на 3,4 млн тенге. Нарушение неоригинальное – непредоставление сведений в кредитное бюро. За это же нарушение все свои четыре штрафа (но по 505 тыс. тенге каждый) получил Банк Хоум Кредит.

Из пяти штрафов Альфа-Банка в трех случаях банк был наказан за неинформирование кредитного бюро и по разу – за несвоевременный платеж и за нарушение требований статьи 36-1 закона о банках (данная статья регулирует порядок передачи задолженности на досудебное взыскание и урегулирование или порядок уступки права).   

Kaspi Bank был оштрафован дважды: за непредставление сведений в кредитное бюро и за превышение размера годовой эффективной ставки вознаграждения (ГЭСВ). Единственный штраф Tengri Bank был наложен за недостоверную рекламу. ForteBank единожды наказали за неинформирование кредитного бюро. Наконец, уже несуществующий First Heartland Bank свой единственный штраф получил за неоднократное нарушение одних и тех же пруденциальных нормативов.

Что с дисциплиной

Отдельного внимания заслуживает такой вопрос, как оплата банками наложенных на них штрафов. В разделе «Примененные меры воздействия и санкции», где регулятор размещает информацию о наказаниях финансовых и иных организаций (например, эмитентов), есть графа «Примечание». В этой графе иногда можно найти сведения о том, что штраф организацией оплачен. Но в подавляющем большинстве случаев либо данная графа не заполнена, либо в ней просто указана дата постановления о наложении административного штрафа.

Например, в случае с единственным штрафом ForteBank на сайте регулятора сообщается, что банк его дисциплинированно погасил (с указанием номера и даты платежного поручения). Информация о произведенной оплате есть по всем штрафам Банка Хоум Кредит и по единственному штрафу First Heartland Bank. По всем остальным банкам подтверждения, что тот или иной БВУ погасил все наложенные на него денежные взыскания, на сайте надзорного органа нет. Например, из семи штрафов Сбербанка информация о погашении есть только по трем. По Альфа-Банку есть три подтверждения оплаты, по Евразийскому – два, по Халыку и АТФ – одно. Ни одного подтверждения нет по банкам Jýsan, Kaspi, Шинхан и Tengri. Но самое главное – отсутствует какая бы то ни было информация об оплате штрафов тремя самыми крупными нарушителями – Capital Bank, AsiaCredit Bank и КЗИ Банком.

Банки не всегда соглашаются с наложенными на них денежными взысканиями. Например, Kaspi Bank, судя по информации на сайте регулятора, оспаривал оба своих штрафа. Дело о взыскании штрафа в размере 126 250 тенге за превышение ГЭСВ передано по ходатайству банка на рассмотрение административного суда города Алматы. По делу о взыскании штрафа в размере 505 000 тенге за непредоставление сведений в кредитное бюро апелляционная жалоба банка была оставлена без удовлетворения.

«Курсив» направил запрос в Агентство по регулированию и развитию финансового рынка, в котором в том числе просил сообщить, какие банки и на какую сумму не оплатили штрафы, наложенные на них в 2019 году. Оперативно ответить в агентстве не смогли, уведомив, что ответ готовится. В Capital Bank «Курсиву» сообщили, что «в настоящее время банком своевременно производятся погашения выписанных Нацбанком штрафов». AsiaCredit Bank ответил то же самое, только без слова «своевременно».

nakaz1.png

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif