Перейти к основному содержанию

1414 просмотров

Ключевые тренды для «цифровизации» казахстанских банков

Рассказывают эксперты компании Accenture

Фото: Shutterstock/Sergey Nivens

За последние годы банки во всем мире потратили значительные средства на создание digital-фундамента. Но цифровая трансформация не происходит сама по себе. Банкам еще только предстоит научиться эффективно работать с «темными данными» – например, с архивами общения с клиентами по телефону, в чатах и по электронной почте, аудиозаписями взаимодействия операционистов с посетителями отделений, полнотекстовыми документами, комментариями пользователей в соцсетях и даже с изображениями с камер наблюдения, способными фиксировать эмоции клиентов.

Кроме того, надо оцифровать все аналоговые процессы и устранить жесткую привязку данных к стеку средств обработки. Это позволит комбинировать сильные стороны самых разных программных платформ, использующих доступ к интегрированному массиву информации и знаний. 

Необходимо также учитывать высокую скорость технологических изменений и угрозы, исходящие от новых конкурентов. Так, начиная с 2010 года только североамериканские финтех-проекты, ориентированные на сегмент МСБ, привлекли $27 млрд инвестиций! Но есть и хорошие новости. По нашим оценкам, на следующем этапе трансформации гораздо меньшие вложения позволят банкам получить несопоставимо более высокую отдачу, повысить эффективность и задействовать новые инструменты увеличения продаж. 

Формирование нового поколения консультантов и менеджеров по работе с клиентами

Превратит ли цифровая трансформация банки в «безлюдный» бизнес? Наши исследования свидетельствуют: подавляющее большинство малых и средних предприятий в мире пока не готово отказаться от взаимодействия со «своим» менеджером. Даже если полностью цифровое дистанционное обслуживание будет дешевле. 

Но и живых сотрудников ждут перемены. В кратчайшие сроки банкам необходимо сформировать поколение «менеджеров завтрашнего дня», способных лучше продавать банковские продукты благодаря использованию цифровых платформ, оперативному доступу к данным и средствам совместной работы в режиме реального времени. Кстати, подобные примеры в мире уже есть. При поддержке Accenture крупный банк из Азиатско-Тихоокеанского региона развернул аналитическую платформу, использующую как собственные данные, так и информацию других участников рынка. 

Количество кредитных заявок увеличилось на 46%, объем выданных займов – на 54%, а эффективность перекрестных продаж – на 40%.

Раскрытие потенциала людей и технологий 

Новаторы давно искали способы использовать машины для снижения или полного устранения нагрузок на человека. Цифровая революция активизировала этот процесс благодаря объединению данных и аналитических инструментов с технологиями машинного обучения и искусственного интеллекта. И это еще один значимый тренд 2020 года: можно добиться существенного улучшения клиентского опыта благодаря новым автоматизированным решениям. Они обеспечат банкам рост скорости принятия решений и их выполнения при более прозрачных транзакциях.
 
Темпы перехода банков к использованию интеллектуальных систем и их масштабированию в значительной степени сдерживаются сложными операционными моделями, спецификой отдельных продуктов и процессов. А значит, в этой сфере банкам требуется профессиональная поддержка. Не случайно наиболее прогрессивные банки все чаще активно привлекают партнеров по аутсорсингу бизнес-процессов. 

Гонка за растущими возможностями искусственного интеллекта

Совокупный объем глобальных данных на сегодня оценивается в пять зеттабайт. Ведущие коммерческие банки в той или иной степени уже используют средства предиктивной аналитики. Но прогресс в сфере искусственного интеллекта значительно опережает темпы внедрения таких решений в банковском секторе, чем с успехом пользуются финтех-проекты в отдельных сегментах рынка. 

Согласно исследованиям Accenture, 83% банковских руководителей высшего звена в мире рассматривают применение систем искусственного интеллекта как настоятельную необходимость. При этом более двух третей респондентов признают: масштабировать такие решения очень непросто. Но если этого не сделать в течение ближайших пяти лет, отстающие банки рискуют выйти из игры.

Одним из важнейших пунктов трансформационной повестки для банков становится выработка стратегий сохранения конкурентоспособности.

Взрывной рост объемов данных о поведении клиентов и рисках взаимодействия с ними, разработка дифференцированных продуктов и услуг, потенциал интеллектуального анализа данных, а также возможности, открывающиеся на стыке облачных технологий и стандартов мобильной связи 5G, – все это фундаментальные тенденции, которые необходимо учитывать.

Освобождение от груза унаследованных решений

Традиционные банковские ИТ-системы при всех их преимуществах (таких как устойчивость и надежность) становятся препятствием для быстрого перехода к использованию передовых инструментов. При этом еще два года назад более 90 банков, входящих в глобальный топ-100, полагались в своей работе на мейнфреймы и ИТ-решения прежнего поколения.

Банкам необходимы стратегии, позволяющие сбросить «балласт» технологического наследия. Прежде всего – модель микросервисов, обеспечивающая переход к гибким и масштабируемым облачным платформам. По такому пути пошел, в частности, ведущий банк из Дании: новая цифровая платформа помогает консультантам предлагать клиентам кастомизированные пакеты продуктов, тогда как прежде потребители были вынуждены сами разбираться в слабо структурированном наборе услуг и сервисов.

Как обеспечить соответствие банковских специалистов новым требованиям? Поиск талантов – непростой процесс. Но еще менее эффективный путь – наращивать штат «айтишников» прежнего поколения или мотивировать миллениалов к изучению технологий 10-летней давности. На наш взгляд, будущее за сотрудничеством небольших мобильных команд банковских специалистов с опытными поставщиками технологических решений, способными принять на себя часть рисков, а не просто «реализовать проект».

Развитие цифровых экосистем

Коммерческие банки, не сумевшие сформировать технологические партнерские экосистемы, оказываются в заранее слабой позиции. Классическим банкам срочно требуется убедительный ответ на вопрос о том, какие элементы технологического стека следует передать на аутсорсинг, попутно формируя гибкую внутреннюю среду, позволяющую конкурировать с финтех-проектами.

Во многих регионах мира полным ходом развивается модель open banking, позволяющая за счет высокой доступности и интеграции информации из разных источников формировать мощные экосистемы с участием провайдеров облачных сервисов, поставщиков данных или других банков, совместными усилиями выводящих взаимодействие с клиентами на новый уровень. Мы уверены, что на фоне роста финтех-проектов и необанков в 2020 году финансово-кредитные учреждения сфокусируют свои усилия на развитии собственных экосистем и поиске путей монетизации накопленных данных. В противном случае банки рискуют стать легкой добычей для более инновационных игроков.

2974 просмотра

Детский финансовый рынок Казахстана

Нишу пластиковых кошельков для юной аудитории пытаются занять два банка – Jýsan и Сбербанк

Фото: Shutterstock/Tomsickova Tatyana

Новую систему базовых требований к финансовым продуктам для детей и подростков Всемирный банк предложил еще в 2014 году. Концепция повышает доступность финансовых услуг для несовершеннолетних, улучшает финансовую грамотность и ответственность молодой аудитории. В Казахстане данный рынок пока далек от насыщения.

Карманный безнал

Должное внимание финансовому образованию детей и специальным продуктам для них уделял почивший в бозе Банк Астаны. Легкое оформление карты (через интернет), удаленный контроль родителей за тратами (доступ к счетам), выгодная система бонусов сделали электронные кошельки этой организации популярными среди детей и подростков меньше чем за год. Но банк был объявлен банкротом, и молодая аудитория осталась за бортом финансового мира.

«Мы живем с сыном вдвоем. Мне никогда не нравилось давать ребенку наличные, поэтому уход с рынка Банка Астаны восприняла болезненно. Но чуть позже в стране было внедрено приложение Apple Pay. Я прикрепила одну из своих карт к телефону ребенка и получила возможность отслеживать его траты и передвижения по городу», – делится опытом алматинка Мария Зарецкая.

В настоящее время нишу детских пластиковых кошельков в Казахстане пытаются занять два игрока – Jýsan и Сбербанк. Если последний предлагает продукт для «обычных» и «ВИП»-детей, то первый создал мобильное приложение, которое обучает детей финансовой грамотности. По данным Jýsan Bank, в 2019 году средний чек по безналичным платежам среди школьников составил около 1,5 тыс. тенге. «Несмотря на то, что платежные карты позволяют совершать достаточно большое количество операций, в 90% случаев это стандартные покупки в ТРЦ и супермаркетах, оплата питания, кинотеатры, магазины одежды и игрушек, а также транспорт», – рассказывает управляющий директор Jýsan Bank Лариса Белова.

В Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) знают, почему детский банкинг в нашей стране не полноценный сегмент бизнеса, а платформа для экспериментов. «Законодательная база РК не позволяет рассматривать население младше 18 лет как отдельную аудиторию и предоставлять им финансовые продукты», – сообщают в пресс-службе АФК.

Карта к карте

Финансисты нашли возможность преодолеть указанные ограничения с помощью оформления детской карты как дополнительной к карте родителя ребенка. «Как правило, в 60% случаев дополнительную карту оформляют именно отцы. По сути, это такая же дебетовая банковская карта взрослого человека, с аналогичными условиями открытия, но только на имя ребенка», – говорит Белова.

Детские карты дают возможность совершать переводы, другие онлайн-платежи и оплачивать покупки в магазинах в рамках определенного лимита. Лимиты устанавливаются взрослыми членами семьи через детское мобильное приложение банка, через него же осуществляется контроль за операциями. «Помимо этого у нас есть отделение риск-мониторинга, которое работает в режиме 24/7. Если мы видим подозрительные транзакции, то они будут остановлены, а карта заблокирована. К детям политика безопасности применяется в том числе», – рассказывает Белова.

Мобильное приложение учит детей «зарабатывать» деньги путем выполнения тех или иных заданий – например, получить пятерку или сделать работу по дому. За задание назначается определенная сумма, и когда родитель подтверждает его выполнение, с «взрослой» карточки автоматически производится перевод на карту ребенка. Также здесь есть функция накопления, которая приучает детей откладывать деньги, а за прохождение финансовых тестов на карту начисляются бонусы.

По основным опциям дебетовые карты Jýsan и Сбербанка похожи: доступ к операциям в иностранной валюте, кешбэки, бонусы за онлайн-операции, нулевые комиссии при снятии наличных, возможность добавления карты в Apple Pay или Samsung Pay. В обоих банках первый год детская карта обслуживается бесплатно, второй и последующие годы взимается ежемесячная плата – 50 тенге у Jýsan и 210 тенге у Сбербанка. Еще у Сбербанка есть карта Platinum для детей состоятельных родителей, которая дает дополнительные бонусы при стоимости обслуживания 120 тыс. тенге в год. «У меня нет счетов ни в первом, ни во втором банке, поэтому новую карту мой 13-летний ребенок не получит. Apple Pay – достаточно безопасная технология, которая, кроме всего прочего, еще и ограничивает сына в покупках. Подростки склонны нарушать правила и запреты, а в большой сети (эта технология доступна не везде) им никто не продаст сигареты или энергетики», – делится опытом Мария Зарецкая.

Страховые продукты

Сегодня о финансовой грамотности детей помимо их родителей печется Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (ранее этим занимался Нацбанк). Регулятор выпускает брошюры и газеты, создает ТВ-проекты, которые на пальцах объясняют малышам и подросткам правила финансового мира. Но этого мало, так как любые знания должны закреп­ляться на практике.

«В РК детские финансовые продукты представлены в основном в виде дебетовых карт и депозитов на обучение, которые поддерживаются государственными программами, – говорят в пресс-службе АФК. – Идет активная работа над созданием детских продуктов в области страхования. В частности, разрабатывается продукт накопительного страхования в рамках Государственной образовательной накопительной системы (ГОНС), что позволит защитить ребенка и получить необходимую сумму на обучение даже в случае потери трудоспособности или смерти родителя».

Суть ГОНС заключается в субсидировании государством образовательных депозитов на 5–7%. «Присоединение страховщиков к ГОНС в значительной степени повысит эффективность накоп­лений на образование ребенка, поскольку позволит застраховать жизнь родителей в пользу ребенка на период накопления, а также создать дополнительный источник накоплений», – объясняет председатель правления КСЖ «Сентрас Коммеск Life» Гульжан Джаксымбетова. Учитывая, что сам продукт, по сути, является классическим продуктом КСЖ, страховщики предлагают включить их в госпрограмму. «Это позволит решить одну из социальных задач государства по обеспечению детей в случае потери кормильца. Накопленные средства не только не будут утрачены, но и позволят за счет осуществления страховой выплаты покрыть расходы на оплату обучения ребенка вне зависимости от осуществления его родителем всех обязательств по уплате взносов, предусмотренных договором», – уточняет Джаксымбетова.

Законопроект по участию страховщиков в этой госпрограмме был разработан в прошлом году и согласован Нацбанком и АО «Финансовый центр» (оператор ГОНС). После одобрения документа Министерством образования он отправится в мажилис. В личных беседах страховщики говорят, что поправки обсуждаются третий год. Если они будут приняты, то в стране появится еще один детский продукт.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif