Перейти к основному содержанию
3775 просмотров

Детский финансовый рынок Казахстана

Нишу пластиковых кошельков для юной аудитории пытаются занять два банка – Jýsan и Сбербанк

Фото: Shutterstock/Tomsickova Tatyana

Новую систему базовых требований к финансовым продуктам для детей и подростков Всемирный банк предложил еще в 2014 году. Концепция повышает доступность финансовых услуг для несовершеннолетних, улучшает финансовую грамотность и ответственность молодой аудитории. В Казахстане данный рынок пока далек от насыщения.

Карманный безнал

Должное внимание финансовому образованию детей и специальным продуктам для них уделял почивший в бозе Банк Астаны. Легкое оформление карты (через интернет), удаленный контроль родителей за тратами (доступ к счетам), выгодная система бонусов сделали электронные кошельки этой организации популярными среди детей и подростков меньше чем за год. Но банк был объявлен банкротом, и молодая аудитория осталась за бортом финансового мира.

«Мы живем с сыном вдвоем. Мне никогда не нравилось давать ребенку наличные, поэтому уход с рынка Банка Астаны восприняла болезненно. Но чуть позже в стране было внедрено приложение Apple Pay. Я прикрепила одну из своих карт к телефону ребенка и получила возможность отслеживать его траты и передвижения по городу», – делится опытом алматинка Мария Зарецкая.

В настоящее время нишу детских пластиковых кошельков в Казахстане пытаются занять два игрока – Jýsan и Сбербанк. Если последний предлагает продукт для «обычных» и «ВИП»-детей, то первый создал мобильное приложение, которое обучает детей финансовой грамотности. По данным Jýsan Bank, в 2019 году средний чек по безналичным платежам среди школьников составил около 1,5 тыс. тенге. «Несмотря на то, что платежные карты позволяют совершать достаточно большое количество операций, в 90% случаев это стандартные покупки в ТРЦ и супермаркетах, оплата питания, кинотеатры, магазины одежды и игрушек, а также транспорт», – рассказывает управляющий директор Jýsan Bank Лариса Белова.

В Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) знают, почему детский банкинг в нашей стране не полноценный сегмент бизнеса, а платформа для экспериментов. «Законодательная база РК не позволяет рассматривать население младше 18 лет как отдельную аудиторию и предоставлять им финансовые продукты», – сообщают в пресс-службе АФК.

Карта к карте

Финансисты нашли возможность преодолеть указанные ограничения с помощью оформления детской карты как дополнительной к карте родителя ребенка. «Как правило, в 60% случаев дополнительную карту оформляют именно отцы. По сути, это такая же дебетовая банковская карта взрослого человека, с аналогичными условиями открытия, но только на имя ребенка», – говорит Белова.

Детские карты дают возможность совершать переводы, другие онлайн-платежи и оплачивать покупки в магазинах в рамках определенного лимита. Лимиты устанавливаются взрослыми членами семьи через детское мобильное приложение банка, через него же осуществляется контроль за операциями. «Помимо этого у нас есть отделение риск-мониторинга, которое работает в режиме 24/7. Если мы видим подозрительные транзакции, то они будут остановлены, а карта заблокирована. К детям политика безопасности применяется в том числе», – рассказывает Белова.

Мобильное приложение учит детей «зарабатывать» деньги путем выполнения тех или иных заданий – например, получить пятерку или сделать работу по дому. За задание назначается определенная сумма, и когда родитель подтверждает его выполнение, с «взрослой» карточки автоматически производится перевод на карту ребенка. Также здесь есть функция накопления, которая приучает детей откладывать деньги, а за прохождение финансовых тестов на карту начисляются бонусы.

По основным опциям дебетовые карты Jýsan и Сбербанка похожи: доступ к операциям в иностранной валюте, кешбэки, бонусы за онлайн-операции, нулевые комиссии при снятии наличных, возможность добавления карты в Apple Pay или Samsung Pay. В обоих банках первый год детская карта обслуживается бесплатно, второй и последующие годы взимается ежемесячная плата – 50 тенге у Jýsan и 210 тенге у Сбербанка. Еще у Сбербанка есть карта Platinum для детей состоятельных родителей, которая дает дополнительные бонусы при стоимости обслуживания 120 тыс. тенге в год. «У меня нет счетов ни в первом, ни во втором банке, поэтому новую карту мой 13-летний ребенок не получит. Apple Pay – достаточно безопасная технология, которая, кроме всего прочего, еще и ограничивает сына в покупках. Подростки склонны нарушать правила и запреты, а в большой сети (эта технология доступна не везде) им никто не продаст сигареты или энергетики», – делится опытом Мария Зарецкая.

Страховые продукты

Сегодня о финансовой грамотности детей помимо их родителей печется Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (ранее этим занимался Нацбанк). Регулятор выпускает брошюры и газеты, создает ТВ-проекты, которые на пальцах объясняют малышам и подросткам правила финансового мира. Но этого мало, так как любые знания должны закреп­ляться на практике.

«В РК детские финансовые продукты представлены в основном в виде дебетовых карт и депозитов на обучение, которые поддерживаются государственными программами, – говорят в пресс-службе АФК. – Идет активная работа над созданием детских продуктов в области страхования. В частности, разрабатывается продукт накопительного страхования в рамках Государственной образовательной накопительной системы (ГОНС), что позволит защитить ребенка и получить необходимую сумму на обучение даже в случае потери трудоспособности или смерти родителя».

Суть ГОНС заключается в субсидировании государством образовательных депозитов на 5–7%. «Присоединение страховщиков к ГОНС в значительной степени повысит эффективность накоп­лений на образование ребенка, поскольку позволит застраховать жизнь родителей в пользу ребенка на период накопления, а также создать дополнительный источник накоплений», – объясняет председатель правления КСЖ «Сентрас Коммеск Life» Гульжан Джаксымбетова. Учитывая, что сам продукт, по сути, является классическим продуктом КСЖ, страховщики предлагают включить их в госпрограмму. «Это позволит решить одну из социальных задач государства по обеспечению детей в случае потери кормильца. Накопленные средства не только не будут утрачены, но и позволят за счет осуществления страховой выплаты покрыть расходы на оплату обучения ребенка вне зависимости от осуществления его родителем всех обязательств по уплате взносов, предусмотренных договором», – уточняет Джаксымбетова.

Законопроект по участию страховщиков в этой госпрограмме был разработан в прошлом году и согласован Нацбанком и АО «Финансовый центр» (оператор ГОНС). После одобрения документа Министерством образования он отправится в мажилис. В личных беседах страховщики говорят, что поправки обсуждаются третий год. Если они будут приняты, то в стране появится еще один детский продукт.

banner_wsj.gif

2590 просмотров

Как банкам пережить сильнейший кризис за 100 лет

Мнение управляющего директора ДБ «Альфа-Банк» Максата Нуриденулы

Фото: Shutterstock/Tallmaple

Пандемия COVID-19 может стать самой серьезной проблемой для финансовых учреждений почти за столетие. К такому выводу пришли эксперты PwC USA в исследовании, посвященном розничным банкам. Коронавирус внес свои коррективы в стратегии развития финансовых институтов по всему миру.

«Они [банки] работают над тем, чтобы каналы сбыта оставались открытыми, несмотря на советы по дистанцированию; при этом функции банковского надзора не предназначены для удаленной работы. Они [банки] пытаются управлять доходами и ожиданиями клиентов, несмотря на почти нулевые процентные ставки и растущее давление на потребителей. И им необходимо следить за стратегией и проблемами бренда, которые будут определять их будущее, так как рыночные силы и поведение потребителей могут измениться в результате этого кризиса», – говорится в исследовании PwC. 

Что нужно сделать банкам прямо сейчас? Эксперты PwC предложили несколько шагов, которые, по их мнению, помогут банкам справиться с кризисом. Большинство этих рекомендаций так или иначе связано с «цифрой» и с оптимизацией классических процессов. Приведу некоторые примеры.

Первое. Банкам рекомендуется сосредоточиться на непрерывности бизнеса. Речь идет о том, как изменить работу филиалов банка, банкоматов, колл-центра, бэк-офиса. Например, для усиления колл-центра PwC предлагает воспользоваться «возможностями чат-ботов, которые постоянно совершенствуются и становятся проще в развертывании». Бэк-­офис можно усилить, автоматизировав рутинные процессы.

«Интеллектуальные средства могут позволить вам автоматизировать простые и умеренные задачи в течение двух-трех недель», – считают эксперты.

Второе. Проявляйте сочувствие к своим клиентам. Предлагая индивидуальные решения для отдельных клиентов, нужно быть уверенным, что операционная команда сможет доставить эти предложения.

«Вы можете обнаружить, что вам нужно разработать обходные пути для операционных «узких» мест, поскольку многие банковские системы не могут обрабатывать отсрочки платежа или отмены комиссий, особенно в больших масштабах», – считают в PwC.

Третье. Найдите способы сократить ваши расходы быстро. В числе прочего рекомендуется «использовать интеллектуальные средства автоматизации, если вы еще этого не сделали».

«Они быстро совершенствуются в простоте использования, а отдача часто может быть достигнута за считаные месяцы», – отмечают эксперты.

Четвертое. Перепишите стратегию после COVID-19.

«До сих пор большинство банков продавали продукты, используя широкую демографическую сегментацию. Но клиенты все чаще ожидают индивидуализированных предложений, и лидеры должны будут использовать данные (data) для точной настройки своих продуктов и ценовой стратегии, чтобы соответствовать этим ожиданиям», – считают PwC.

Стратегии банков серьезно изменятся, потому что их клиенты нуждаются в поддержке – и физлица, и юрлица. Думаю, банки трансформируются в советников, которые обучают и рекомендуют своим клиентам, куда и когда инвестировать. При этом, зная специфику многих бизнесов, банк должен выступить лидером, помощником в развитии и перестройке бизнеса своих клиентов, изменении их операционной модели.

Отсюда, на мой взгляд, глобальный вывод – кредитные учреждения становятся банками данных и информации; платформой для облегчения ведения бизнеса онлайн в новой парадигме удаленной работы и обслуживания; и, конечно же, банк остается драйвером экономики в части финансирования и кредитования населения и МСБ.

Как долго продлится кризис, пока неизвестно, однако уже есть некоторые прогнозы. Например, компания Forrester – эксперт в потребительском поведении – предположила, что, возможно, банкам удастся выйти на докризисные уровни к осени 2021 года.

«В каждом кризисе кроется возможность. Кризис COVID-19 может в итоге принести пользу банкам-конкурентам за счет ускорения цифровизации населения в целом, а также цифровой трансформации финансовых услуг. Но банкам-претендентам нужно будет бороться, чтобы выжить. Горстка цифровых банков – те, которые недавно получили финансирование или уже имели большое количество клиентов, смогут выдержать пандемический кризис до III квартала [2020] года, а затем пережить период восстановления 12–18 месяцев», – говорит старший аналитик Forrester Аурели Л’Хостис.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_kaz.png