3795 просмотров

Детский финансовый рынок Казахстана

Нишу пластиковых кошельков для юной аудитории пытаются занять два банка – Jýsan и Сбербанк

Фото: Shutterstock/Tomsickova Tatyana

Новую систему базовых требований к финансовым продуктам для детей и подростков Всемирный банк предложил еще в 2014 году. Концепция повышает доступность финансовых услуг для несовершеннолетних, улучшает финансовую грамотность и ответственность молодой аудитории. В Казахстане данный рынок пока далек от насыщения.

Карманный безнал

Должное внимание финансовому образованию детей и специальным продуктам для них уделял почивший в бозе Банк Астаны. Легкое оформление карты (через интернет), удаленный контроль родителей за тратами (доступ к счетам), выгодная система бонусов сделали электронные кошельки этой организации популярными среди детей и подростков меньше чем за год. Но банк был объявлен банкротом, и молодая аудитория осталась за бортом финансового мира.

«Мы живем с сыном вдвоем. Мне никогда не нравилось давать ребенку наличные, поэтому уход с рынка Банка Астаны восприняла болезненно. Но чуть позже в стране было внедрено приложение Apple Pay. Я прикрепила одну из своих карт к телефону ребенка и получила возможность отслеживать его траты и передвижения по городу», – делится опытом алматинка Мария Зарецкая.

В настоящее время нишу детских пластиковых кошельков в Казахстане пытаются занять два игрока – Jýsan и Сбербанк. Если последний предлагает продукт для «обычных» и «ВИП»-детей, то первый создал мобильное приложение, которое обучает детей финансовой грамотности. По данным Jýsan Bank, в 2019 году средний чек по безналичным платежам среди школьников составил около 1,5 тыс. тенге. «Несмотря на то, что платежные карты позволяют совершать достаточно большое количество операций, в 90% случаев это стандартные покупки в ТРЦ и супермаркетах, оплата питания, кинотеатры, магазины одежды и игрушек, а также транспорт», – рассказывает управляющий директор Jýsan Bank Лариса Белова.

В Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) знают, почему детский банкинг в нашей стране не полноценный сегмент бизнеса, а платформа для экспериментов. «Законодательная база РК не позволяет рассматривать население младше 18 лет как отдельную аудиторию и предоставлять им финансовые продукты», – сообщают в пресс-службе АФК.

Карта к карте

Финансисты нашли возможность преодолеть указанные ограничения с помощью оформления детской карты как дополнительной к карте родителя ребенка. «Как правило, в 60% случаев дополнительную карту оформляют именно отцы. По сути, это такая же дебетовая банковская карта взрослого человека, с аналогичными условиями открытия, но только на имя ребенка», – говорит Белова.

Детские карты дают возможность совершать переводы, другие онлайн-платежи и оплачивать покупки в магазинах в рамках определенного лимита. Лимиты устанавливаются взрослыми членами семьи через детское мобильное приложение банка, через него же осуществляется контроль за операциями. «Помимо этого у нас есть отделение риск-мониторинга, которое работает в режиме 24/7. Если мы видим подозрительные транзакции, то они будут остановлены, а карта заблокирована. К детям политика безопасности применяется в том числе», – рассказывает Белова.

Мобильное приложение учит детей «зарабатывать» деньги путем выполнения тех или иных заданий – например, получить пятерку или сделать работу по дому. За задание назначается определенная сумма, и когда родитель подтверждает его выполнение, с «взрослой» карточки автоматически производится перевод на карту ребенка. Также здесь есть функция накопления, которая приучает детей откладывать деньги, а за прохождение финансовых тестов на карту начисляются бонусы.

По основным опциям дебетовые карты Jýsan и Сбербанка похожи: доступ к операциям в иностранной валюте, кешбэки, бонусы за онлайн-операции, нулевые комиссии при снятии наличных, возможность добавления карты в Apple Pay или Samsung Pay. В обоих банках первый год детская карта обслуживается бесплатно, второй и последующие годы взимается ежемесячная плата – 50 тенге у Jýsan и 210 тенге у Сбербанка. Еще у Сбербанка есть карта Platinum для детей состоятельных родителей, которая дает дополнительные бонусы при стоимости обслуживания 120 тыс. тенге в год. «У меня нет счетов ни в первом, ни во втором банке, поэтому новую карту мой 13-летний ребенок не получит. Apple Pay – достаточно безопасная технология, которая, кроме всего прочего, еще и ограничивает сына в покупках. Подростки склонны нарушать правила и запреты, а в большой сети (эта технология доступна не везде) им никто не продаст сигареты или энергетики», – делится опытом Мария Зарецкая.

Страховые продукты

Сегодня о финансовой грамотности детей помимо их родителей печется Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (ранее этим занимался Нацбанк). Регулятор выпускает брошюры и газеты, создает ТВ-проекты, которые на пальцах объясняют малышам и подросткам правила финансового мира. Но этого мало, так как любые знания должны закреп­ляться на практике.

«В РК детские финансовые продукты представлены в основном в виде дебетовых карт и депозитов на обучение, которые поддерживаются государственными программами, – говорят в пресс-службе АФК. – Идет активная работа над созданием детских продуктов в области страхования. В частности, разрабатывается продукт накопительного страхования в рамках Государственной образовательной накопительной системы (ГОНС), что позволит защитить ребенка и получить необходимую сумму на обучение даже в случае потери трудоспособности или смерти родителя».

Суть ГОНС заключается в субсидировании государством образовательных депозитов на 5–7%. «Присоединение страховщиков к ГОНС в значительной степени повысит эффективность накоп­лений на образование ребенка, поскольку позволит застраховать жизнь родителей в пользу ребенка на период накопления, а также создать дополнительный источник накоплений», – объясняет председатель правления КСЖ «Сентрас Коммеск Life» Гульжан Джаксымбетова. Учитывая, что сам продукт, по сути, является классическим продуктом КСЖ, страховщики предлагают включить их в госпрограмму. «Это позволит решить одну из социальных задач государства по обеспечению детей в случае потери кормильца. Накопленные средства не только не будут утрачены, но и позволят за счет осуществления страховой выплаты покрыть расходы на оплату обучения ребенка вне зависимости от осуществления его родителем всех обязательств по уплате взносов, предусмотренных договором», – уточняет Джаксымбетова.

Законопроект по участию страховщиков в этой госпрограмме был разработан в прошлом году и согласован Нацбанком и АО «Финансовый центр» (оператор ГОНС). После одобрения документа Министерством образования он отправится в мажилис. В личных беседах страховщики говорят, что поправки обсуждаются третий год. Если они будут приняты, то в стране появится еще один детский продукт.

banner_wsj.gif

350 просмотров

В казахстанских банках объем необслуживаемых кредитов вырос на 21 млрд тенге

Совокупная прибыль по итогам пяти месяцев снизилась

Фото: Shutterstock.com

Банковская статистика за май продемонстрировала скромный рост объемов кредитования, которого оказалось недостаточно, чтобы компенсировать вызванные карантином апрельские потери. Совокупная прибыль банков по итогам пяти месяцев по сравнению с прош­логодним периодом снизилась. Дальнейшая эффективность сектора будет зависеть в том числе от того, насколько восстановится платежеспособность заемщиков по окончании кредитных каникул.

«В настоящее время банковская система РК абсорбирует потери, связанные с реструктуризацией кредитов, благодаря накопленному запасу капитала», – охарактеризовала состояние сектора глава финнадзора Мадина Абылкасымова на заседании правительства 23 июня. Для поглощения дополнительных убытков банков, вызванных кризисом, и поддержания кредитования экономики регулятор ввел временные пруденциальные послабления, позволяющие банкам высвободить ликвидность.

Опубликованная Нацбанком статистика работы БВУ за май (см. инфографику) свидетельствует, что за отчетный месяц объем провизий в системе снизился на 34 млрд тенге. В то же время объем необслуживаемых кредитов (NPL 90+) увеличился на 21 млрд тенге. Это означает, что риски в системе по итогам мая возросли.

Рынок кредитов

В целом ссудный портфель банков (включая межбанковские займы и обратное РЕПО) с начала года вырос на 2,2% – до 15,07 трлн тенге по состоянию на 1 июня. При этом он пока не вернулся к своему пиковому значению – 15,26 трлн тенге на 1 апреля. Апрельское снижение на 2,5% (к предыдущему месяцу) было лишь частично компенсировано ростом на 1,3% в мае. Особую озабоченность вызывает состоя­ние сегмента МСБ: по данным финнадзора, в апреле портфель кредитов малому и среднему бизнесу сократился на 3,4%, после чего в мае не изменился.

По информации Абылкасымовой, правом на кредитные каникулы (продолжительностью с 16 марта по 15 июня) воспользовались 12,5 тыс. субъектов МСБ – это 41,5% от всех заемщиков МСБ, имеющих банковские кредиты. Общая сумма реструктурированных платежей составила 165 млрд тенге (в среднем по 13,25 млн тенге на одного заемщика в сегменте).

Что касается физлиц, то отсрочку получили 1,9 млн человек, или 34% от всех розничных заемщиков. Здесь сумма отсроченных платежей составила 268 млрд тенге, или 142 тыс. тенге в среднем на одного заемщика. Всего, как следует из статистики регулятора, за три месяца кредитных каникул банки недополучили от заемщиков 433 млрд тенге, что эквивалентно 3% от совокупного ссудного портфеля.

В пятерку банков с самым большим объемом кредитования вошли Халык (4,54 трлн тенге), Сбербанк (1,50 трлн), Kaspi (1,38 трлн), БЦК (1,13 трлн) и Жилстройсбербанк (1,05 трлн). Лидерами роста в абсолютном выражении стали Халык, Jýsan и Сбербанк. Самые быстрые темпы роста показали Ситибанк, дочерний Bank of China и Bank RBK.
 
У 14 из 27 работающих в Казахстане банков ссудный портфель с начала года снизился. Худшую динамику кредитования в денежном измерении продемонстрировали универсальный АТФБанк и два розничных игрока – Kaspi и Хоум Кредит. Портфель Kaspi за апрель (это был целиком карантинный месяц) упал сразу на 84 млрд тенге, после чего в мае вырос на 8 млрд. Ссудник Хоум Кредита снижался оба последних (на отчетную дату) месяца: на 23 млрд тенге в апреле и на 13 млрд в мае. Портфель АТФ сократился на 32 млрд и 19 млрд тенге в апреле и мае соответственно.

В относительном выражении кредитование больше всего упало в Kassa Nova, а также в проб­лемных Capital и Tengri. Из значимых игроков сектора в отрицательной зоне находятся Хоум Кредит (снижение ссудного портфеля на 10,2% с начала года), ВТБ (–4,4%), АТФ (–4,1%), Kaspi (–2,5%), Forte (–2%), Евразийский (–1,6%) и Алтын (–1,4%).

Просрочка и риски

Совокупный объем NPL 90+ с начала года вырос на 18,3%, доля таких займов увеличилась с 8,14 до 9,43%. Банками с худшим качеством кредитов являются принадлежащие Орифджану Шадиеву Capital и AsiaCredit, а также спасенный государством Jýsan. У последнего сформирован более чем достаточный объем провизий – 630 млрд тенге при объеме NPL 90+, равном 471 млрд тенге. У банков Шадиева суммарный объем займов с просрочкой свыше 90 дней составляет 65 млрд тенге, а объем провизий – всего 21 млрд. В середине июня регулятор наказал персонально Шадиева письменным предписанием за невыполнение ранее примененных мер надзорного реагирования, а именно плана мероприятий по улучшению финансового состояния Capital Bank и AsiaCredit Bank.

Улучшить статистику безнадежной просрочки в текущем году удалось только АТФБанку, у которого объем NPL 90+ на отчетную дату снизился на 7 млрд тенге. Тройку банков с наибольшим ростом плохих кредитов составили Jýsan, Сбербанк и AsiaCredit. Резко растет доля NPL 90+ в испытывающем финансовые трудности Tengri – с 6,5% на начало года до 17,7% на 1 июня. У этого банка сумма просроченной задолженности по выданным зай­мам составляет 41 млрд тенге, в то время как объем провизий недотягивает до 19 млрд. В целом провизии в банковской системе с начала года выросли на 78 млрд тенге, а безнадежная просрочка – на 221 млрд. 

Рынок депозитов

Вклады физлиц с начала года увеличились на 5,2%, но в апреле и мае демонстрировали снижение на фоне укрепления тенге после резкой мартовской девальвации. Больше всего средств населения хранится в Халыке, Kaspi и Жилстройсбербанке. Эти же игроки и в том же порядке являются лидерами по динамике привлечения денег граждан. 

Причем за май Kaspi (с нетто-притоком в размере 53 млрд тенге) существенно сократил отставание от Халыка (с нетто-оттоком в размере 67 млрд тенге) именно с точки зрения динамики, потому что в абсолютных цифрах показатели Халыка и его конкурентов продолжают оставаться несопоставимыми.

У девяти банков объем вкладов физлиц с начала года снизился. Сильнее всего – у Forte, Tengri и АТФ. Для таких крупных игроков, как Forte и АТФ, эти нетто-оттоки не являются сколько-нибудь чувствительными, чего нельзя сказать про маленький и проблемный Tengri. Ведь помимо 8 млрд тенге депозитов населения он лишился 16 млрд тенге корпоративных вкладов. В результате депозитная база Tengri за пять месяцев сократилась с 71 млрд до 47 млрд тенге, или на 34%.
 
Вклады юрлиц с начала года выросли на 6,4%, в том числе пусть немного, но прибавили в мае. Больше всего средств бизнеса аккумулировано в Халыке, Сбербанке и Forte. Лидерами по привлечению новых вкладов за отчетный период стали Forte, Jýsan и Халык.
 
Десять банков столкнулись с оттоком корпоративных депозитов. Худшую динамику продемонстрировали АТФ, китайский ICBC и Хоум Кредит. Что касается вышеупомянутого Tengri, то его бизнес-клиенты забрали из банка 16 млрд тенге буквально за два месяца: 12 млрд в апреле (когда банк ввел лимиты по платежам) и 4 млрд в мае. 

Прибыль 

В мае банки заработали в три раза больше, чем в апреле (45,8 млрд против 14 млрд тенге), но вдвое меньше, чем в марте (98,2 млрд). Впервые с начала года совокупная прибыль сектора за отчетный период оказалась меньше прошлогодней. Если исключить из общей статистики финансовые результаты Jýsan (который на 1 июня 2019 года отразил в своей отчетности убыток в размере 186 млрд тенге), то получится, что прибыль банков по итогам пяти месяцев снизилась на 3,8% год к году (с 311 млрд до 299 млрд тенге). Выпавшие из-за кредитных каникул доходы банки теоретически должны начать восстанавливать уже в июне. На практике все будет зависеть от того, восстановится ли платежеспособность самих заемщиков.

Пятерку самых прибыльных банков составили Халык (прибыль год к году упала на 9 млрд тенге), Kaspi (+34 млрд), Forte (+14 млрд), Сбербанк (–6 млрд) и Ситибанк (+7 млрд). По сравнению с аналогичным периодом прошлого года в топ-5 произошло одно изменение: Forte вытеснил Хоум Кредит (прибыль которого снизилась на 3,5 млрд тенге).
 
Для семи банков май оказался убыточным. Худший результат демонстрирует Нурбанк, чьи убытки в апреле и мае составили 25 млрд и 15 млрд тенге соответственно. Воскресший Цеснабанк, ныне известный как Jýsan, по итогам I квартала зафиксировал прибыль в размере 22 млрд тенге, после чего в апреле и мае допустил убыток на сумму 10 млрд и 2,6 млрд соответственно. Зато в марте этот банк успел выплатить своему единственному акционеру дивиденды в объеме 19,3 млрд тенге по простым акциям, а также сообщил о намерении выплатить дивиденды по префам (сумма и сроки выплат в размещенном банком сообщении на бирже не указаны).

Евразийский банк в мае допустил убыток в размере 1,2 млрд тенге, а по итогам пяти месяцев заработал 374 млн тенге символической прибыли. Остальные четыре убыточных банка по результатам мая – это Tengri (–821 млн), AsiaCredit (–516 млн), Capital (–239 млн), а также карликовый НБ Пакистана (–11 млн). 

По итогам пяти месяцев четыре банка с точки зрения прибыли отработали в минус. Антилидером номинации стал Нурбанк, чей убыток составил 40 млрд тенге. Этот институт прошел процедуру AQR, был включен в программу повышения финансовой устойчивости, получил докапитализацию от акционера и, по крайней мере, не сталкивается с оттоком депозитов. Перспективы трех остальных убыточных игроков – Tengri, AsiaCredit и Capital – находятся в подвешенном состоянии.

банки копия копия-1.jpg

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg