Перейти к основному содержанию

6155 просмотров

За что наказывали казахстанские банки в прошлом году

И кому из них больше всех досталось

По подсчетам «Курсива», в 2019 году регулятор 177 раз наказывал банки за те или иные нарушения. 40% взысканий пришлось на три организации, находящиеся в процессе слияния, – это банки Capital, AsiaCredit и Tengri. Если рассматривать только штрафы, то в их общей сумме доля Capital и AsiaCredit составила 60%.

За двумя зайцами

Как следует из информации, размещенной на сайте Нацбанка в разделе «Примененные меры воздействия и санкции», абсолютным антилидером номинации в 2019 году стал Capital Bank. На его долю пришлось почти 28% от всех вынесенных регулятором взысканий и 40% от общего объема выписанных штрафов. В подавляющем большинстве случаев банк наказывался за нарушение пруденциальных нормативов и других обязательных норм и лимитов. За 11 месяцев прошлого года доля кредитов с просрочкой свыше 90 дней в этом банке выросла с 8,06 (на 1 января) до 51,36% (на 1 декабря), доля всей просрочки – с 13,67 до 82,78% соответственно. Объем депозитов физлиц за рассматриваемый период сократился вдвое, с 6,7 млрд до 3,3 млрд тенге. Меньше вкладов населения хранится только в таких экзотических банках, как ДБ «Банк Китая», Al Hilal, Заман-Банк и ДБ «НБ Пакистана».

Вторым в списке нарушителей идет AsiaCredit Bank, который, как и Capital Bank, принадлежит Орифджану Шадиеву. Этот банк тоже не соблюдал пруденциальные нормативы, однако большинство штрафов он «заработал» за несвоевременное исполнение платежных поручений клиентов. О том, что AsiaCredit Bank ввел ограничения на выдачу наличных и на безналичные операции, «Курсиву» стало известно в октябре прошлого года (см. № 40 от 24 октября 2019 года, статья «Осторожно: идет интеграция»). А 6 декаб­ря сайт НПП «Атамекен» сообщил, что в Палату предпринимателей Алматы поступили жалобы от трех компаний на предмет того, что AsiaCredit Bank заморозил деньги на их счетах. Депозитный портфель физлиц этого банка в 6,5 раза больше, чем у Capital Bank (21,5 млрд тенге на 1 декабря). Кроме того, у AsiaCredit Bank есть обязательства перед ЕНПФ: пенсионный фонд владеет облигациями банка на сумму 10,07 млрд тенге.

В середине прошлого года AsiaCredit Bank и Capital Bank заявили о готовящемся слиянии с Tengri Bank. В Capital Bank «Курсиву» сообщили, что «ранее банком было принято решение о реорганизации путем его присоединения к банку второго уровня», при этом «банк столкнулся с определенными сложностями, сопряженными с процессом реорганизации». «Активное освещение решения о реорганизации в СМИ повлекло за собой массовое обращение наших клиентов в банк, что повлияло на скорость обработки таких обращений. При этом банк обрабатывает поступившие обращения в порядке очередности», – рассказали в Capital Bank. Ответ, полученный «Курсивом» от AsiaCredit Bank, практически слово в слово совпал с комментарием Capital Bank. Принципиальная разница состояла лишь в том, что от лица первого документ подписал председатель правления Абдуррахман Зеки Арифиоглу, а от лица второго – директор департамента розничной сети и маркетинга
А. Алексеев.

«Бронзовый» призер

Третье место в антирейтинге занял ДБ «КЗИ Банк», принадлежащий турецким инвесторам. Четыре из шести своих штрафов он получил за нарушение законодательства о противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ). Обычно нарушения в таких случаях заключаются в том, что банки не уведомляют уполномоченный орган об операциях, подлежащих финмониторингу. Еще один штраф (а также несколько предупреждений) выписан банку за несоблюдение валютного законодательства. Но самый крупный штраф (в размере 7,575 млн тенге) был наложен на банк за непредоставление сведений в кредитное бюро.

Рабочие моменты

В отношении остальных БВУ регулятор, особенно в части денежных наказаний, был не так суров. 13 банков из 28 (включая First Heartland Bank, который объединился с Jýsan Bank) штрафам не подвергались, 12 организаций были оштрафованы на суммы от 0,5 млн до 3,8 млн тенге. По сравнению с 2018 годом общее количество мер воздействия снизилось с 275 до 177 взысканий. Число административных штрафов тоже уменьшилось (с 108 до 89), зато их сумма выросла с 69,8 млн до приблизительно 90,5 млн тенге (приблизительно, потому что в двух случаях размер штрафа на сайте регулятора не указан). Впрочем, 77% от этой возросшей суммы штрафов пришлось всего на три банка, речь о которых шла выше.

Более 10 взысканий «удостоились» Евразийский банк, АТФ и Сбербанк (по 12), а также Халык (11). Из них деньгами больше всего наказали Евразийский (2,8 млн тенге). Этот банк был трижды оштрафован за нарушение закона о кредитных бюро и по разу – за указание недостоверной ставки вознаграждения и за «несвоевременный отказ в исполнении указания по переводу».

АТФБанк был дважды оштрафован за непредоставление информации в кредитное бюро и по разу – за нарушение ПОД/ФТ, закона о бухучете и финотчетности и за исполнение указания клиента в случае, когда законом о платежах предусмотрен отказ. Народному банку были выписаны два штрафа за неинформирование кредитного бюро и еще два – за несоблюдение валютного законодательства. Из семи штрафов Сбербанка три были наложены за несвоевременный платеж, два – за несоблюдение требований валютного законодательства и по одному – за неинформирование кредитного бюро и за необоснованный отказ в платеже или переводе.

Jýsan Bank был дважды оштрафован за «неоднократное нарушение одних и тех же пруденциальных нормативов». Наличие в формулировке слова «неоднократное» делает очевидным тот факт, что нарушения были допущены еще Цеснабанком, правопреемником которого стал Jýsan. Любопытно, что саму Цесну по этой статье никогда не штрафовали.

Маленький Шинхан Банк, который является «дочкой» крупного одноименного корейского банка, был оштрафован всего один раз, зато сразу на 3,4 млн тенге. Нарушение неоригинальное – непредоставление сведений в кредитное бюро. За это же нарушение все свои четыре штрафа (но по 505 тыс. тенге каждый) получил Банк Хоум Кредит.

Из пяти штрафов Альфа-Банка в трех случаях банк был наказан за неинформирование кредитного бюро и по разу – за несвоевременный платеж и за нарушение требований статьи 36-1 закона о банках (данная статья регулирует порядок передачи задолженности на досудебное взыскание и урегулирование или порядок уступки права).   

Kaspi Bank был оштрафован дважды: за непредставление сведений в кредитное бюро и за превышение размера годовой эффективной ставки вознаграждения (ГЭСВ). Единственный штраф Tengri Bank был наложен за недостоверную рекламу. ForteBank единожды наказали за неинформирование кредитного бюро. Наконец, уже несуществующий First Heartland Bank свой единственный штраф получил за неоднократное нарушение одних и тех же пруденциальных нормативов.

Что с дисциплиной

Отдельного внимания заслуживает такой вопрос, как оплата банками наложенных на них штрафов. В разделе «Примененные меры воздействия и санкции», где регулятор размещает информацию о наказаниях финансовых и иных организаций (например, эмитентов), есть графа «Примечание». В этой графе иногда можно найти сведения о том, что штраф организацией оплачен. Но в подавляющем большинстве случаев либо данная графа не заполнена, либо в ней просто указана дата постановления о наложении административного штрафа.

Например, в случае с единственным штрафом ForteBank на сайте регулятора сообщается, что банк его дисциплинированно погасил (с указанием номера и даты платежного поручения). Информация о произведенной оплате есть по всем штрафам Банка Хоум Кредит и по единственному штрафу First Heartland Bank. По всем остальным банкам подтверждения, что тот или иной БВУ погасил все наложенные на него денежные взыскания, на сайте надзорного органа нет. Например, из семи штрафов Сбербанка информация о погашении есть только по трем. По Альфа-Банку есть три подтверждения оплаты, по Евразийскому – два, по Халыку и АТФ – одно. Ни одного подтверждения нет по банкам Jýsan, Kaspi, Шинхан и Tengri. Но самое главное – отсутствует какая бы то ни было информация об оплате штрафов тремя самыми крупными нарушителями – Capital Bank, AsiaCredit Bank и КЗИ Банком.

Банки не всегда соглашаются с наложенными на них денежными взысканиями. Например, Kaspi Bank, судя по информации на сайте регулятора, оспаривал оба своих штрафа. Дело о взыскании штрафа в размере 126 250 тенге за превышение ГЭСВ передано по ходатайству банка на рассмотрение административного суда города Алматы. По делу о взыскании штрафа в размере 505 000 тенге за непредоставление сведений в кредитное бюро апелляционная жалоба банка была оставлена без удовлетворения.

«Курсив» направил запрос в Агентство по регулированию и развитию финансового рынка, в котором в том числе просил сообщить, какие банки и на какую сумму не оплатили штрафы, наложенные на них в 2019 году. Оперативно ответить в агентстве не смогли, уведомив, что ответ готовится. В Capital Bank «Курсиву» сообщили, что «в настоящее время банком своевременно производятся погашения выписанных Нацбанком штрафов». AsiaCredit Bank ответил то же самое, только без слова «своевременно».

nakaz1.png

3058 просмотров

Детский финансовый рынок Казахстана

Нишу пластиковых кошельков для юной аудитории пытаются занять два банка – Jýsan и Сбербанк

Фото: Shutterstock/Tomsickova Tatyana

Новую систему базовых требований к финансовым продуктам для детей и подростков Всемирный банк предложил еще в 2014 году. Концепция повышает доступность финансовых услуг для несовершеннолетних, улучшает финансовую грамотность и ответственность молодой аудитории. В Казахстане данный рынок пока далек от насыщения.

Карманный безнал

Должное внимание финансовому образованию детей и специальным продуктам для них уделял почивший в бозе Банк Астаны. Легкое оформление карты (через интернет), удаленный контроль родителей за тратами (доступ к счетам), выгодная система бонусов сделали электронные кошельки этой организации популярными среди детей и подростков меньше чем за год. Но банк был объявлен банкротом, и молодая аудитория осталась за бортом финансового мира.

«Мы живем с сыном вдвоем. Мне никогда не нравилось давать ребенку наличные, поэтому уход с рынка Банка Астаны восприняла болезненно. Но чуть позже в стране было внедрено приложение Apple Pay. Я прикрепила одну из своих карт к телефону ребенка и получила возможность отслеживать его траты и передвижения по городу», – делится опытом алматинка Мария Зарецкая.

В настоящее время нишу детских пластиковых кошельков в Казахстане пытаются занять два игрока – Jýsan и Сбербанк. Если последний предлагает продукт для «обычных» и «ВИП»-детей, то первый создал мобильное приложение, которое обучает детей финансовой грамотности. По данным Jýsan Bank, в 2019 году средний чек по безналичным платежам среди школьников составил около 1,5 тыс. тенге. «Несмотря на то, что платежные карты позволяют совершать достаточно большое количество операций, в 90% случаев это стандартные покупки в ТРЦ и супермаркетах, оплата питания, кинотеатры, магазины одежды и игрушек, а также транспорт», – рассказывает управляющий директор Jýsan Bank Лариса Белова.

В Ассоциации финансистов Казахстана (АФК) знают, почему детский банкинг в нашей стране не полноценный сегмент бизнеса, а платформа для экспериментов. «Законодательная база РК не позволяет рассматривать население младше 18 лет как отдельную аудиторию и предоставлять им финансовые продукты», – сообщают в пресс-службе АФК.

Карта к карте

Финансисты нашли возможность преодолеть указанные ограничения с помощью оформления детской карты как дополнительной к карте родителя ребенка. «Как правило, в 60% случаев дополнительную карту оформляют именно отцы. По сути, это такая же дебетовая банковская карта взрослого человека, с аналогичными условиями открытия, но только на имя ребенка», – говорит Белова.

Детские карты дают возможность совершать переводы, другие онлайн-платежи и оплачивать покупки в магазинах в рамках определенного лимита. Лимиты устанавливаются взрослыми членами семьи через детское мобильное приложение банка, через него же осуществляется контроль за операциями. «Помимо этого у нас есть отделение риск-мониторинга, которое работает в режиме 24/7. Если мы видим подозрительные транзакции, то они будут остановлены, а карта заблокирована. К детям политика безопасности применяется в том числе», – рассказывает Белова.

Мобильное приложение учит детей «зарабатывать» деньги путем выполнения тех или иных заданий – например, получить пятерку или сделать работу по дому. За задание назначается определенная сумма, и когда родитель подтверждает его выполнение, с «взрослой» карточки автоматически производится перевод на карту ребенка. Также здесь есть функция накопления, которая приучает детей откладывать деньги, а за прохождение финансовых тестов на карту начисляются бонусы.

По основным опциям дебетовые карты Jýsan и Сбербанка похожи: доступ к операциям в иностранной валюте, кешбэки, бонусы за онлайн-операции, нулевые комиссии при снятии наличных, возможность добавления карты в Apple Pay или Samsung Pay. В обоих банках первый год детская карта обслуживается бесплатно, второй и последующие годы взимается ежемесячная плата – 50 тенге у Jýsan и 210 тенге у Сбербанка. Еще у Сбербанка есть карта Platinum для детей состоятельных родителей, которая дает дополнительные бонусы при стоимости обслуживания 120 тыс. тенге в год. «У меня нет счетов ни в первом, ни во втором банке, поэтому новую карту мой 13-летний ребенок не получит. Apple Pay – достаточно безопасная технология, которая, кроме всего прочего, еще и ограничивает сына в покупках. Подростки склонны нарушать правила и запреты, а в большой сети (эта технология доступна не везде) им никто не продаст сигареты или энергетики», – делится опытом Мария Зарецкая.

Страховые продукты

Сегодня о финансовой грамотности детей помимо их родителей печется Агентство по регулированию и развитию финансового рынка (ранее этим занимался Нацбанк). Регулятор выпускает брошюры и газеты, создает ТВ-проекты, которые на пальцах объясняют малышам и подросткам правила финансового мира. Но этого мало, так как любые знания должны закреп­ляться на практике.

«В РК детские финансовые продукты представлены в основном в виде дебетовых карт и депозитов на обучение, которые поддерживаются государственными программами, – говорят в пресс-службе АФК. – Идет активная работа над созданием детских продуктов в области страхования. В частности, разрабатывается продукт накопительного страхования в рамках Государственной образовательной накопительной системы (ГОНС), что позволит защитить ребенка и получить необходимую сумму на обучение даже в случае потери трудоспособности или смерти родителя».

Суть ГОНС заключается в субсидировании государством образовательных депозитов на 5–7%. «Присоединение страховщиков к ГОНС в значительной степени повысит эффективность накоп­лений на образование ребенка, поскольку позволит застраховать жизнь родителей в пользу ребенка на период накопления, а также создать дополнительный источник накоплений», – объясняет председатель правления КСЖ «Сентрас Коммеск Life» Гульжан Джаксымбетова. Учитывая, что сам продукт, по сути, является классическим продуктом КСЖ, страховщики предлагают включить их в госпрограмму. «Это позволит решить одну из социальных задач государства по обеспечению детей в случае потери кормильца. Накопленные средства не только не будут утрачены, но и позволят за счет осуществления страховой выплаты покрыть расходы на оплату обучения ребенка вне зависимости от осуществления его родителем всех обязательств по уплате взносов, предусмотренных договором», – уточняет Джаксымбетова.

Законопроект по участию страховщиков в этой госпрограмме был разработан в прошлом году и согласован Нацбанком и АО «Финансовый центр» (оператор ГОНС). После одобрения документа Министерством образования он отправится в мажилис. В личных беседах страховщики говорят, что поправки обсуждаются третий год. Если они будут приняты, то в стране появится еще один детский продукт.

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

drweb_ESS_kursiv.gif