За что наказывали казахстанские банки в прошлом году

И кому из них больше всех досталось

По подсчетам «Курсива», в 2019 году регулятор 177 раз наказывал банки за те или иные нарушения. 40% взысканий пришлось на три организации, находящиеся в процессе слияния, – это банки Capital, AsiaCredit и Tengri. Если рассматривать только штрафы, то в их общей сумме доля Capital и AsiaCredit составила 60%.

За двумя зайцами

Как следует из информации, размещенной на сайте Нацбанка в разделе «Примененные меры воздействия и санкции», абсолютным антилидером номинации в 2019 году стал Capital Bank. На его долю пришлось почти 28% от всех вынесенных регулятором взысканий и 40% от общего объема выписанных штрафов. В подавляющем большинстве случаев банк наказывался за нарушение пруденциальных нормативов и других обязательных норм и лимитов. За 11 месяцев прошлого года доля кредитов с просрочкой свыше 90 дней в этом банке выросла с 8,06 (на 1 января) до 51,36% (на 1 декабря), доля всей просрочки – с 13,67 до 82,78% соответственно. Объем депозитов физлиц за рассматриваемый период сократился вдвое, с 6,7 млрд до 3,3 млрд тенге. Меньше вкладов населения хранится только в таких экзотических банках, как ДБ «Банк Китая», Al Hilal, Заман-Банк и ДБ «НБ Пакистана».

Вторым в списке нарушителей идет AsiaCredit Bank, который, как и Capital Bank, принадлежит Орифджану Шадиеву. Этот банк тоже не соблюдал пруденциальные нормативы, однако большинство штрафов он «заработал» за несвоевременное исполнение платежных поручений клиентов. О том, что AsiaCredit Bank ввел ограничения на выдачу наличных и на безналичные операции, «Курсиву» стало известно в октябре прошлого года (см. № 40 от 24 октября 2019 года, статья «Осторожно: идет интеграция»). А 6 декаб­ря сайт НПП «Атамекен» сообщил, что в Палату предпринимателей Алматы поступили жалобы от трех компаний на предмет того, что AsiaCredit Bank заморозил деньги на их счетах. Депозитный портфель физлиц этого банка в 6,5 раза больше, чем у Capital Bank (21,5 млрд тенге на 1 декабря). Кроме того, у AsiaCredit Bank есть обязательства перед ЕНПФ: пенсионный фонд владеет облигациями банка на сумму 10,07 млрд тенге.

В середине прошлого года AsiaCredit Bank и Capital Bank заявили о готовящемся слиянии с Tengri Bank. В Capital Bank «Курсиву» сообщили, что «ранее банком было принято решение о реорганизации путем его присоединения к банку второго уровня», при этом «банк столкнулся с определенными сложностями, сопряженными с процессом реорганизации». «Активное освещение решения о реорганизации в СМИ повлекло за собой массовое обращение наших клиентов в банк, что повлияло на скорость обработки таких обращений. При этом банк обрабатывает поступившие обращения в порядке очередности», – рассказали в Capital Bank. Ответ, полученный «Курсивом» от AsiaCredit Bank, практически слово в слово совпал с комментарием Capital Bank. Принципиальная разница состояла лишь в том, что от лица первого документ подписал председатель правления Абдуррахман Зеки Арифиоглу, а от лица второго – директор департамента розничной сети и маркетинга
А. Алексеев.

«Бронзовый» призер

Третье место в антирейтинге занял ДБ «КЗИ Банк», принадлежащий турецким инвесторам. Четыре из шести своих штрафов он получил за нарушение законодательства о противодействии отмыванию доходов и финансированию терроризма (ПОД/ФТ). Обычно нарушения в таких случаях заключаются в том, что банки не уведомляют уполномоченный орган об операциях, подлежащих финмониторингу. Еще один штраф (а также несколько предупреждений) выписан банку за несоблюдение валютного законодательства. Но самый крупный штраф (в размере 7,575 млн тенге) был наложен на банк за непредоставление сведений в кредитное бюро.

Рабочие моменты

В отношении остальных БВУ регулятор, особенно в части денежных наказаний, был не так суров. 13 банков из 28 (включая First Heartland Bank, который объединился с Jýsan Bank) штрафам не подвергались, 12 организаций были оштрафованы на суммы от 0,5 млн до 3,8 млн тенге. По сравнению с 2018 годом общее количество мер воздействия снизилось с 275 до 177 взысканий. Число административных штрафов тоже уменьшилось (с 108 до 89), зато их сумма выросла с 69,8 млн до приблизительно 90,5 млн тенге (приблизительно, потому что в двух случаях размер штрафа на сайте регулятора не указан). Впрочем, 77% от этой возросшей суммы штрафов пришлось всего на три банка, речь о которых шла выше.

Более 10 взысканий «удостоились» Евразийский банк, АТФ и Сбербанк (по 12), а также Халык (11). Из них деньгами больше всего наказали Евразийский (2,8 млн тенге). Этот банк был трижды оштрафован за нарушение закона о кредитных бюро и по разу – за указание недостоверной ставки вознаграждения и за «несвоевременный отказ в исполнении указания по переводу».

АТФБанк был дважды оштрафован за непредоставление информации в кредитное бюро и по разу – за нарушение ПОД/ФТ, закона о бухучете и финотчетности и за исполнение указания клиента в случае, когда законом о платежах предусмотрен отказ. Народному банку были выписаны два штрафа за неинформирование кредитного бюро и еще два – за несоблюдение валютного законодательства. Из семи штрафов Сбербанка три были наложены за несвоевременный платеж, два – за несоблюдение требований валютного законодательства и по одному – за неинформирование кредитного бюро и за необоснованный отказ в платеже или переводе.

Jýsan Bank был дважды оштрафован за «неоднократное нарушение одних и тех же пруденциальных нормативов». Наличие в формулировке слова «неоднократное» делает очевидным тот факт, что нарушения были допущены еще Цеснабанком, правопреемником которого стал Jýsan. Любопытно, что саму Цесну по этой статье никогда не штрафовали.

Маленький Шинхан Банк, который является «дочкой» крупного одноименного корейского банка, был оштрафован всего один раз, зато сразу на 3,4 млн тенге. Нарушение неоригинальное – непредоставление сведений в кредитное бюро. За это же нарушение все свои четыре штрафа (но по 505 тыс. тенге каждый) получил Банк Хоум Кредит.

Из пяти штрафов Альфа-Банка в трех случаях банк был наказан за неинформирование кредитного бюро и по разу – за несвоевременный платеж и за нарушение требований статьи 36-1 закона о банках (данная статья регулирует порядок передачи задолженности на досудебное взыскание и урегулирование или порядок уступки права).   

Kaspi Bank был оштрафован дважды: за непредставление сведений в кредитное бюро и за превышение размера годовой эффективной ставки вознаграждения (ГЭСВ). Единственный штраф Tengri Bank был наложен за недостоверную рекламу. ForteBank единожды наказали за неинформирование кредитного бюро. Наконец, уже несуществующий First Heartland Bank свой единственный штраф получил за неоднократное нарушение одних и тех же пруденциальных нормативов.

Что с дисциплиной

Отдельного внимания заслуживает такой вопрос, как оплата банками наложенных на них штрафов. В разделе «Примененные меры воздействия и санкции», где регулятор размещает информацию о наказаниях финансовых и иных организаций (например, эмитентов), есть графа «Примечание». В этой графе иногда можно найти сведения о том, что штраф организацией оплачен. Но в подавляющем большинстве случаев либо данная графа не заполнена, либо в ней просто указана дата постановления о наложении административного штрафа.

Например, в случае с единственным штрафом ForteBank на сайте регулятора сообщается, что банк его дисциплинированно погасил (с указанием номера и даты платежного поручения). Информация о произведенной оплате есть по всем штрафам Банка Хоум Кредит и по единственному штрафу First Heartland Bank. По всем остальным банкам подтверждения, что тот или иной БВУ погасил все наложенные на него денежные взыскания, на сайте надзорного органа нет. Например, из семи штрафов Сбербанка информация о погашении есть только по трем. По Альфа-Банку есть три подтверждения оплаты, по Евразийскому – два, по Халыку и АТФ – одно. Ни одного подтверждения нет по банкам Jýsan, Kaspi, Шинхан и Tengri. Но самое главное – отсутствует какая бы то ни было информация об оплате штрафов тремя самыми крупными нарушителями – Capital Bank, AsiaCredit Bank и КЗИ Банком.

Банки не всегда соглашаются с наложенными на них денежными взысканиями. Например, Kaspi Bank, судя по информации на сайте регулятора, оспаривал оба своих штрафа. Дело о взыскании штрафа в размере 126 250 тенге за превышение ГЭСВ передано по ходатайству банка на рассмотрение административного суда города Алматы. По делу о взыскании штрафа в размере 505 000 тенге за непредоставление сведений в кредитное бюро апелляционная жалоба банка была оставлена без удовлетворения.

«Курсив» направил запрос в Агентство по регулированию и развитию финансового рынка, в котором в том числе просил сообщить, какие банки и на какую сумму не оплатили штрафы, наложенные на них в 2019 году. Оперативно ответить в агентстве не смогли, уведомив, что ответ готовится. В Capital Bank «Курсиву» сообщили, что «в настоящее время банком своевременно производятся погашения выписанных Нацбанком штрафов». AsiaCredit Bank ответил то же самое, только без слова «своевременно».

nakaz1.png

banner_wsj.gif

Сколько цифровые банки тратят на новых клиентов

Рассказывает управляющий директор ДБ «Альфа-Банк»

Фото: Shutterstock.com

Средняя стоимость привлечения одного клиента для цифровых банков составляет от $1 до 38, для традиционных банков – $200.

При этом показатель эффективности затрат у традиционных банков – 50–60%, у банков нового поколения – 46%. К таким выводам пришли аналитики французской консалтинговой компании в сфере менеджмента и информационных технологий Capgemini в отчете World Retail Banking Report 2020. В этом документе аналитики рассматривают влияние коронавируса на глобальный банковский розничный рынок.

В отчет Capgemini включены данные опроса 11,2 тыс. потребителей в 11 странах – Китае, Франции, Германии, Индии, Италии, Нидерландах, Норвегии, Испании, Швеции, Великобритании и США. Исследование также включает информацию об опросах более чем 80 руководителей ведущих банков в разных регионах мира.

«Финансовый сектор переживает историческую трансформацию, поскольку проворные нетрадиционные в цифровой форме игроки проверяют старую гвардию. Новые участники расставляют приоритеты в отношении качества обслуживания клиентов и пересматривают давние банковские принципы, чтобы завоевать популярность на рынке. И ставки особенно высоки в сегодняшней беспрецедентной новой нормальности COVID-19», – говорят исследователи Capgemini.

Они отмечают, что, имея почти 39 млн пользователей по всему миру, «претенденты в банки» и необанки представляют недорогие, сверхперсонализированные, удобные для клиентов продукты. Эти предложения формируются благодаря бизнес-моделям необанков и финтехов без филиалов, открытым платформам Plug-and-Play, API-интерфейсам и гибкости цифровых стеков, которые обеспечивают эффективность операциям и низкие внутренние и внешние затраты.

На этом фоне традиционные банки выглядят бледно: Capgemini говорит, что 39% банков имеют возможность для надежного управления данными и только 26% получают самое важное из общего объема данных (Big Data).

Предпочтения потребителей банковских услуг во время пандемии COVID-19 изменились: 57% пользователей выберут интернет-банк вместо похода в отделение банка (до появления вируса – 49%). Опросы показывают, что треть респондентов недовольны существующим банковским обслуживанием и готовы перей­ти в финтех. При этом клиенты банков все чаще предпочитают мобильные приложения и чат-боты традиционным походам в отделение или звонку по телефону.

Банкам приходится конкурировать с гибкими предложениями финтехов; попутно им нужно постоянно снижать свои издержки, чтобы соответствовать по цене новым решениям из области финансовых технологий. «Лучше плохой мир, чем хорошая война», – подумали банкиры и начали сотрудничать с финтехом. Таких примеров уже много, из последних крупнейших – покупка Deutsche Bank индийской FinTech Quantiguous Solutions. Такие коллаборации позволяют банкам ускорить процесс цифровизации, а 58% процентов опрошенных банкиров сказали, что на запуск проектов с финтех-партнерами ушло менее года. Основными рисками в этом направлении являются проблемы кибербезопасности, вопросы регулирования, плохая IT-совместимость существующих банковских систем.

Глобальные тенденции понятны. А как они отражаются на Казахстане? Мы не отстаем от этого тренда, так как пандемия захватила весь мир. В Казахстане есть точечные очаги digital, многие говорят о цифровизации, но на практике у всех разная готовность банковской инфраструктуры к трансляции цифрового мира своим клиентам. А клиенты казахстанских банков не избалованы качественным предложением, поэтому у отечественных банкиров есть все шансы перекроить банковский рынок Казахстана на новой, цифровой карте страны.

banner_wsj.gif

#Коронавирус в Казахстане

Читайте нас в TELEGRAM | https://t.me/kursivkz

Читайте свежий номер

kursiv_uz_banner_240x400.jpg